Пограничная зона

 
               
     Баста! Ставлю последнюю подпись на чертежах, и я свободен, как беззаботная птица! – проговорил Анатолий Петрович Крутолобов, отодвигая от себя внушительную стопку чертежей. - Даже не верится, что с завтрашнего дня у меня начинается отпуск, и я буду удить рыбу на базе отдыха «Островок» в Выборгском заливе.

     Присутствующие сотрудники, услышав такую речь начальника, понимающе закивали головами.
    - Везет же людям! – с лёгкой долей зависти в голосе отозвался заядлый рыбак и грибник Виталий Шаповалов. – В хорошем месте будете отдыхать, Анатолий Петрович. По рассказам счастливчиков, кто в тех местах побывал, рыба там косяками ходит, и сама норовит добровольно запрыгнуть из воды в лодку. Эх, порыбачить бы мне в таком заповеднике хотя бы один денёк, но нельзя, - пограничная зона. Нам, простым смертным, без специального пропуска туда не попасть, - со вздохом закончил он.

    Анатолий Петрович, как обласканный кот перед плошкой со сметаной, сладко потянулся в кресле, предвкушая будущие радости активного отдыха. Хотя он был страстным любителем посидеть на берегу в тихом месте с удочкой в руках, но такое время провождение не часто ему удавалось.

     Возглавляемый им конструкторский сектор нестандартного оборудования постоянно лихорадило от бесконечных авралов при исполнении сверхважных работ. В его подчинении работали в большинстве молодые женщины, а у них болели дети или сами нередко хворали. И ему приходилось часто задерживаться вечерами на работе, дабы сектор не срывал выполнение плановых заданий. Из-за такой загруженности он последние два года не был в отпуске. Да и сердце напоминало иногда о себе тупой болью в конфликтных ситуациях, хотя ему совсем недавно исполнилось всего сорок лет.

    Но этим летом всё сложилось как нельзя лучше – никаких авралов не намечалось, а жена оформила три путевки для их семьи на базу отдыха ее предприятия, и им целых восемнадцать дней выпала возможность наслаждаться прелестями рыбалки и грибной охоты. И время самое подходящее подошло для подобных увлечений – почти середина августа месяца.

    На следующий день они уже плыли на катере по Выборгскому заливу мимо заросших лесом скалистых островов и вздыбившихся из-под воды огромных валунов, где по-хозяйски расположились на отдых чайки. Почти все пассажиры катера сосредоточились на верхней палубе, желая вдоволь полюбоваться зеркальной гладью залива. Остались в памяти как воспоминания поездка в переполненной электричке из Ленинграда в Выборг и каменные лица пограничников с бдительными, пронизывающими насквозь взглядами, выражающими железобетонную уверенность, что никакая вражина, даже случайно, не проникнет на охраняемую ими территорию.

     Наконец катер пришвартовался у причала базы отдыха, и пассажиры устремились поскорее зарегистрировать собственное появление в заповедном уголке природы. Вместе со всеми сошла на берег и семья Анатолия Петровича, а после того, как он скинул с себя на работе начальственный халат и превратился в обыкновенного отдыхающего, то и мы станем именовать его просто: Анатолий.

     После регистрации все жаждущие вкусить прелести жизни на природе собрались в зале кинотеатра, где директор базы провел с ними беседу на тему: «Что можно и чего нельзя делать во время отдыха».
     - Особо предупреждаю любителей рыбной ловли - ни в коем случае нельзя рыбачить на лодках на фарватере, где проходят иностранные суда, - внушал он запрет потенциальным рыболовам. - Фарватер – особая пограничная зона, охраняется не хуже границы, и все те из вас, кто попытается плавать по нему, будут немедленно задержаны пограничниками и отчислены из числа отдыхающих нашей базы. Подумайте, стоит ли нарушать пограничный режим на фарватере, если этим летом рыба там слабо клюет?
     - Говори, говори! Уж мы-то знаем, что самая крупная рыба водится только там, - услышал Анатолий позади себя разговор двух заядлых рыбаков, если судить по их высказываниям. Те уже успели слегка выпить по случаю начала отдыха на базе.
 
   В день заезда лодочная станция не работала, и отдыхающие занимались обустройством в жилых помещениях и получением кухонной утвари в пункте проката.     Зато на следующее утро целая флотилия лодок вышла в акваторию между островами в поисках рыбацкой удачи. На одной из них разместилась вся семья Анатолия. Рыбных мест они не знали и плыли наугад, время от времени закидывая блесну спиннингом, в надежде выловить приличную добычу в виде щуки или даже судака. Но такие рыбы категорически отказывались проявлять какой-либо интерес к сверкающей блесне.

      Проплывая вдоль острова «Песчанный», обратили внимание на небольшой островок, сплошь заросший камышами. Подплыли к нему и стали измерять глубину. Очень удивились, когда поняли, что дно возле островка резко уходило вглубь.  Причалив, попытались хоть что-нибудь поймать на закидные удочки, но, ни одной поклевки не последовало. Тогда решили использовать зимнюю снасть, и как только наживка достигла дна, так сразу же кто-то под толщей воды накинулся на нее. Вытащенный из воды смельчак оказался крупным подлещиком.

    Нежданно-негаданно рыбацкая удача сама свалилась им в руки. Все вооружились зимними удочками, и даже жена Анатолия, далеко не любительница рыбной ловли, с азартом вытаскивала одну рыбину за другой.

   Прошло чуть больше часа, и на дне лодки уже выросла целая горка рыб. Рыбалка была настолько захватывающей, что незаметно подошло время обеда, и они решили плыть к зданию столовой базы. Причалив к берегу и захватив улов, подошли к ее входу, где встретились с семьей Татьяны, подруги жены Анатолия Марии. Те сразу же обратили внимание на садок с рыбой в руке их сына Алёши. Женщины обнялись и познакомили домочадцев между собой.

     - Мужики, где вы умудрились рыбу наловить? – спросил с удивлением Владимир, муж Татьяны.   – Мы плавали в разных местах, но клёва у нас не было.
     - Места рыбные нужно знать, - с солидностью в голосе ответил Алёша. – Если желаете, то можете к нам присоединиться, но мы рыбачили на зимние удочки.
     - Первый раз слышу, чтобы летом их использовали, - удивился Владимир. –  Мы захватили с собой только закидные снасти.
     - Такое дело поправимое – у нас они имеются в избытке, и мы можем с вами поделиться. Ими обычно ловят рыбу с лодки на большой глубине, - доброжелательно ответил Анатолий.

     После обеда Мария сказала мужу:
     - Мужчины, вы плывите рыбачить без нас, женщин, а мы хотим немного пообщаться между собой. Да и пойманную рыбу нужно срочно обработать.
     И подруги, захватив садок с рыбой, направились к жилым домикам, а Анатолий и Владимир с сыновьями на двух лодках поплыли к вновь разведанному уловистому месту.
 
       Приплыв к нему, рыбаки принялись вылавливать рыбу, облюбовавшую для отдыха крохотный островок. Что и говорить, та словно взбесилась, моментально заглатывая наживки. О таком клеве мечтают даже самые заядлые рыбаки. Нашим рыболовам пришлось в бешеном темпе вытаскивать из глубины одну рыбину за другой, и казалось, что этому увлекательному занятию не будет конца. Хотя через некоторое время клев начал стихать, но они успели поймать достаточное количество рыбы.

     Возвращались домой с нескрываемой гордостью от удачной рыбалки. Впереди шагали мальчишки с добычей в садках, а им вслед с завистью оборачивались встречные отдыхающие.
     - А не устроить ли нам пикник с ухой по поводу начала отдыха? – предложил Владимир.
    - Нет возражений, - ответил Анатолий. – Мы еще успеем закоптить немного рыбы.

     Мария отобрала самых крупных подлещиков, почистила их, натерла солью и уложила в большую кастрюлю, а затем они отнесли ее к коптильне, устроенной на территории базы для отдыхающих. Анатолий разложил на дне камеры тонкие ольховые поленья, а сверху установил две решетки с рыбой. Воспользовавшись небольшой поленницей дров, без особого труда разжег костер под коптильней. Спустя некоторое время сложили закоптившихся подлещиков в кастрюлю и отнесли домой.

      И две семьи направились лесом к берегу залива. Мужчины развели костёр, подвесили над ним котелок с очищенной картошкой, а затем добавили в него свежую рыбу. После недолгого ожидания ароматная уха была разлита по тарелкам. Владимир подмигнул Анатолию и достал из сумки бутылку водки и две бутылки лимонада. Те, естественно, достались мальчишкам, а водка была разлита по рюмкам, и все взрослые дружно выпили за удачную рыбалку и предстоящий отдых, сулящий много прекрасных моментов.

    Дошла очередь и до копченой рыбы. Когда Мария выложила ее на тарелках, Владимир не удержался и произнес:
    - Всю оставшуюся жизнь буду себя ругать, если не предложу выпить еще по одной рюмке при появлении такого изысканного угощения, какой даже в приличных ресторанах заказать невозможно.

    Само собою, взрослые дружно поддержали поступившее предложение и, приняв очередную порцию горячительного напитка, принялись вместе с детьми смаковать копченые деликатесы.

   Тем временем солнце вознамерилось спрятаться за горизонт, и участники пикника завороженно наблюдали, как вода залива жадно заглатывает огромный огненный диск. Когда светило полностью исчезло, решили покинуть гостеприимный уголок природы, предварительно залив костер водой.
 
    На базе уже включили уличное освещение и, подходя к жилым домикам, они увидели пожилого мужчину, подметавшего пешеходную дорожку.
     - Наверное, ему тяжело смотреть каждый день на отдыхающую публику, выполняя обязанности дворника, - сочувственно проговорил Анатолий.
    - Дворниками здесь работают пенсионеры, бывшие работники нашего предприятия, - высказалась Татьяна. – Каждому из них здесь предоставлено жилье в виде отдельной комнаты, и они имеют право поселять в ней своих внуков. Очень многие желали бы устроиться на такую работу.
    - А почему он допоздна работает?
     - За дворниками закреплены определенные участки территория базы, и они следят за их чистотой. А этот мужчина днем, скорее всего, проводит время с внуками, а вечером приводит свой участок в порядок.

   Подойдя к жилым домикам, распрощались, оставшись довольными проведенным пикником на берегу залива. Решили в дальнейшем постоянно устраивать подобные мероприятия образовавшейся компанией.

   На следующее утро Анатолий вместе с сыном Алешей поспешили к лодочной станции. Там уже толпились несколько заядлых рыбаков, что-то оживленно обсуждавших.
    - Повторяю еще раз для тех, кто меня не понял: по указанию директора базы с сегодняшнего дня лодки отдыхающим будут выдаваться только по предъявлению паспорта, - объяснял лодочник новый порядок получения плавательных средств.
    - А что случилось за эту ночь, что изменились правила выдачи лодок? – спросил один из рыбаков.

    - Вчера днем двое отдыхающих, изрядно выпив и оказавшись на фарватере, чуть не протаранили своей лодкой финский сухогруз, но были перехвачены нашими доблестными пограничниками. Никаких документов у нарушителей не оказалось. Один из них представился Ивановым, а другой – Петровым. Оба начали качать права, заявляя, что они – важные работники министерства, и если служивые люди будут запрещать находиться им на фарватере, то вскоре все они отправятся служить на Чукотку.   Пограничники до этого случая обычно лояльно относились к нашим рыбакам. Часто молодые офицеры заставы приплывали на нашу базу на катере потанцевать в клубе с отдыхающими девушками. Пока те развлекались на танцах, сердобольные официантки в столовой кормили команду катера ужином. Но наглые угрозы работников министерства задели их за живое и они, взяв на буксир лодку с возмущающимися нарушителями пограничного режима, доставили их к нам на базу. Оказалось, что задержанные высокопоставленные лица, ни в каком министерстве не работают, а трудятся слесарями в механическом цехе завода. Хотя они сразу же были отчислены из числа отдыхающих, но пограничники потребовали, чтобы все, кто плавает на лодках нашей базы, имели при себе паспорта. И наш директор вынужден был дать нам указание выдавать лодки только при наличии документа, удостоверяющего личность.

     Пришлось рыбакам, ругаясь, возвращаться домой за паспортами. И Анатолий был вынужден послать за ним сына.
 
    Взяв лодку, он вложил паспорт в задний карман джинсовых брюк, а затем, надев спасательные жилеты, они стали плавать по водной акватории между островами в надежде поймать щуку или судака спиннингом.  Но все их попытки оказались безрезультатными – ни одна уважающая себя рыба не польстилась на их блесну.

    Тогда поплыли к камышовому острову и принялись выуживать скопившихся возле него подводных обитателей. После часового ужения садок у них оказался почти заполненным, и они решили еще поплавать по заливу и попытаться поймать крупную рыбу. На этот раз им повезло – на блесну удалось выудить судака средних размеров. Наплававшись вдоволь, удовлетворенные удачной рыбалкой, направились в сторону лодочной станции.

    Подплыв к причалу, собрали рыболовные снасти и, захватив с собой спасательные жилеты и весла, направились сдавать их лодочнику.  На дверях станции уже висел самодельный плакат, предупреждавший о том, что без предъявления документа, удостоверяющего личность отдыхающего, лодки выдаваться не будут.

    Анатолий механически хлопнул себя по заднему карману джинсов, где должен был находиться паспорт, и почувствовал, как мурашки забегали стаей по телу – его там не оказалось. Проверил все карманы брюк и куртки – результат был тот же. Затем вернулся к лодке и тщательно осмотрел ее, но поиски оказались безрезультатными.

    Отослав сына домой с пойманной рыбой, вернулся с веслами и жилетами к своей лодке и поплыл, надеясь где-нибудь найти потерю. Но куда плыть? Они бороздили воду в разных местах залива и прошли на веслах не один километр.
И хотя он с невиданным упорством, забыв даже про обед, долго плавал по тем местам, где им удалось побывать сегодня, но паспорт так и не находился.

    Поняв безнадежность попытки найти утерянный документ, поплыл на лодочную станцию и сдал лодку. Затем медленно пошел к своей даче, пошатываясь от овладевшей всем телом усталости после длительной работы веслами. Хотя волны на заливе были небольшими, но поплавав по ним целый световой день, ему стало казаться, что сама земля слегка качается.

     Дома его давно ожидали жена с сыном, и по его виду те поняли, что паспорт так и не нашелся.
     - Ничего страшного! – заявила супруга. – Завтра встанем пораньше и снова обойдем на лодке все места, где вы были сегодня. Если он за ночь не намокнет и не утонет, то мы обязательно его найдем. И выбрось, Толя, из головы неприятные мысли. Сколько людей потеряли паспорта? Не сосчитать!
    - Да, потеряли, но не в пограничной зоне, - уныло ответил муж.

    - Тебе нечего опасаться - с базы не выгонят, а при возвращении в Выборг пограничники документы ни у кого не спрашивают. Когда вернемся домой, заявишь в милиции о потере паспорта, заплатишь штраф и выдадут тебе новый документ. А сейчас выпей настойки валерианы и давайте ляжем спать, а то завтра рано вставать придется.

      Хотя они и легли раньше обычного времени, но сон никак не приходил к Анатолию, и он всё время ворочался с бока на бок. Надеясь освежиться, два раза выходил на улицу покурить и, глядя на звёздное небо, продолжал размышлять о нынешнем невезении. Ведь если компетентные органы узнают о потере паспорта в пограничной зоне – жди крупных неприятностей. На эту базу отдыха ему никогда не попасть в будущем, и выговор по партийной линии с занесением в учетную карточку за утерю бдительности можно запросто получить. Да и по службе его наверняка не утвердят на вакантную должность начальника отдела.
 
    Мария несколько раз просыпалась и, видя взволнованного мужа, всячески пыталась успокоить его, убеждая, что ничего страшного не произошло, но тот не скрывал от нее опасений о возможных неприятностях из-за утери важного документа.

    Как он ни пытался успокоиться и даже несколько раз досчитывал до тысячи, но сон всё не шел и не шел к нему, словно заблудился среди дачных домиков базы. И вдруг его обожгла мысль, что волны запросто могли вынести паспорт на фарватер, а там его наверняка подобрала команда какого-нибудь иностранного судна. От этой догадки у него в груди появился холодок.

      Анатолий вспомнил, как недавно у них в отделе выступал представитель «Большого дома» и поделился информацией о том, что зарубежные разведывательные службы платят большие деньги за подлинные документы советских граждан. Наверняка капитан иностранного судна не откажется от возможности продать подобранный документ своей разведслужбе. Но если даже передаст его в наше консульство в виде жеста доброй воли, то наши компетентные органы обязательно зададут ему, владельцу утерянного документа, ряд нелицеприятных вопросов.

     Невольно вспомнил также начальника первого отдела их предприятия, полковника в отставке, с завидным постоянством приходившего в его сектор для проведения бесед о бдительности.
     - Вы работаете на режимном предприятии и должны помнить, что разведки капиталистических стран будут пытаться завербовать кого-нибудь из вас для получения интересующей их информации, - предупреждал он слушателей. - Ни в коем случае не вступайте в контакт с иностранцами - они могут оказаться шпионами. А тот, кто будет замечен нашими спецслужбами в сомнительных связях с ними или утеряет важные документы, будет лишен «допуска» к работе.

    После таких бесед поневоле станешь подозревать всех встречных прохожих в принадлежности к шпионскому сословию.

    И Анатолий представил себе, как в его паспорт специалисты из иностранной разведки вклеивают фотографию их агента, а тот, проникнув на нашу территорию, станет активно собирать секретную информацию. Когда наши контрразведчики обезвредят вражеского лазутчика, и им в руки попадет документ с его фамилией, то обязательно обратятся к нему с вопросом: «Почему вы, гражданин Крутолобов, не предупредили нас вовремя об утере важного документа в пограничной зоне?».

     От этих навязчивых мыслей уснуть никак не удавалось, и он продолжал лежать с открытыми глазами. Но дышать становилось всё труднее. Казалось, что чья-то рука в варежке сжала его сердце и не отпускала.
     - Маша, Маша, проснись!  – Что-то мне очень нехорошо! – прохрипел он, пытаясь разбудить супругу.

     Та мгновенно вскочила, включила освещение и осмотрелась. Муж лежал, весь изогнувшись, и открытым ртом заглатывал воздух.
    - Алёша, сынок, проснись! Папе плохо! Быстрее одевайся и беги к врачу, она живет на даче рядом с домом администрации. Стучи громко в дверь и приведи ее к нам.

    Сын оделся и выскочил наружу.Мария тем временем дала мужу таблетку нитроглицерина под язык и принялась массировать ему грудь.

    Минут через пять вошла врач, на ходу застегивая халат. Затем достала стетоскоп и, приложив его к груди Анатолия, стала прислушиваться к работе сердца. После этого измеряла у него давление и заявила Марии, с напряжением глядевшей на нее:
    - Придется срочно отправить вашего мужа в больницу в Выборге. Состояние его здоровья вызывает опасение в возникновении инфаркта. Я пойду будить моториста, а вы сложите в сумку необходимые ему вещи и паспорт.
    - Но он потерял его сегодня, плавая на лодке.
    - Попытаемся доставить его на больничную койку без документов.

    Врач ушла, а Мария помогла мужу надеть брюки и куртку.
    Прошло совсем немного времени, и врач вернулась с мотористом и носилками. Уложив на них больного, направились к причалу, где находился катер директора базы. Спереди носилки нес моторист, а сзади - две женщины.

    Разместив больного на катере, врач сказала:
    - Мне удалось дозвониться в «Скорую помощь» в Выборге и на причале нас будет ожидать санитарная машина.
 
    Мария тоже поплыла с мужем, велев сыну вернуться домой.
    На причале санитары перенесли больного в машину с красным крестом, а его жена разместилась рядом с ним. Минут через десять дверь машины открылась, и Анатолия покатили в приемный покой больницы.

     Дежурный врач внимательно выслушал врача базы отдыха и велел санитарам доставить больного в реанимационное отделение.
     - А вы пока посидите в приемном покое, - обратился он к Марии.  – Кстати, документы у больного имеются?
     - Мы с базы отдыха «Островок». Вот его путёвка, а паспорт я в спешке забыла взять с собой.
     - Ладно, привезете его попозже, сейчас важнее всего - спасти больного - проговорил он, направляясь вслед за санитарами.

      В приемном покое было прохладно и полутемно. Мария только сейчас сообразила, что в спешке ничего теплого на себя не надела, а выскочила из дома в одной тонкой кофточке. Когда села на диван, то ее сразу же начал бить озноб от всего пережитого, даже поплакать не смогла. Какая-то тревога и усталость разом навалились на нее и отняли последние силы.

     Дежурная санитарка по приемному покою, пожилая женщина, принесла телогрейку и накинула ей на плечи. Та поблагодарила ее и, закутавшись, стала ожидать самого худшего.

     Томительное ожидание затянулось на два часа. Тот же врач подошел к ней и устало сел рядом.
     - Всё самое страшное позади. Очень хорошо, что больного вовремя к нам доставили, - стал успокаивать ее. – Инфаркт – болезнь серьезная и даже незначительное промедление без оказания врачебной помощи может обернуться непредсказуемыми последствиями. Жить будет ваш супруг, но недели на две или даже на три ему придется у нас задержаться. Кстати, кем он работает?
      - Заведующим конструкторским сектором, - механически ответила Мария. – В последнее время ему приходилось много работать перед сдачей ответственных проектов.

      - Такие люди - наши пациенты. На авральной работе сердце быстро изнашивается. Боюсь, что вашему мужу придется менять профессию. Я не вправе давать вам советы, он еще не поправился, но ему будет только на пользу больше времени проводить на природе без нервотрепки. Кстати, мне известно, что на вашей базе отдыха многие сердечники работают в обслуге. В конце сентября месяца заезды отдыхающих закончатся, но вы имеете возможность поговорить с директором базы, о приеме на работу вашего супруга в следующем сезоне. Много хорошего я слышал о нем, и главное мнение такое: мужчина доброжелательный, всегда старается помочь людям. После выписки из нашей больницы мы посоветуем больному пройти курс лечения в кардиологическом санатории, а также дадим направление на экспертную комиссию для присвоения ему инвалидности.

     Домой на базу Мария возвратилась ранним утром на первом катере. Дома ее встретил встревоженный сын, так и не уснувший за ночь.
     - Всё хорошо, - как могла, успокоила его. – Папе сейчас лучше, но врач сказал, что недели две ему придется еще побыть в их больнице. Но самое страшное уже позади.

     Мария устало опустилась на стул. Тяжесть, давившая в приемном покое, никак не проходила.
     В дверь постучали и вошли ее подруга с мужем.

     - А вот и мы, - широко улыбаясь, проговорил Владимир. – Решили пригласить вас в поход за грибами. Говорят, что в этом году на острове «Крепыш» уродилось много белых грибов. Почему вы такие невеселые? Сейчас вас развеселим. Представляете, вчера мы рыбачили у камышового острова, а потом набрались наглости и поплыли вдоль фарватера, надеясь поймать крупную рыбу спиннингом. И вдруг увидели на воде чей-то паспорт. Подняли из воды, раскрыли и увидели в нем фотографию вашего супруга, Мария. Вот такие дела. Намеревались вчера вечером отдать утерянный документ, но вы уже легли спать, и нам не хотелось вас будить. Решили утром отнести и вручить вам. Держите его и больше не теряйте.

    Мария как во сне взяла паспорт мужа. Тот был еще влажным, но вода не размыла надписи в нем. И вдруг завыла, а слёзы ручьем хлынули из глаз. Удивленные соседи с недоумением смотрели на нее и на ее слёзы, капавшие на обложку книжицы с гербом самой свободной страны в мире. 
 
 
      


Рецензии
Спасибо Михаил! В году 83-86-м пришлось отдыхать в пансионате "ВОСТОК-6". Это на побережье Финского залива. Сразу же за забором начиналась погранзона. Мы-то были не в курсах?.. :-)) Естественно шастали на лыжах по заливу в сторону Приморска. Нас не трогали, а вот рыбаков дрючили. Я сначала не мог понять? Рыбаки уходили далеко по льду чуть-чуть их было видно. И как по команде все уходили обратно где-то часов в 16-17? Оказывается из-за близости погранзоны!

Как там сейчас? Наверное больше не придётся более побывать?
Всего Вам доброго! Успехов! С уважением!

Владимир Сысолятин   12.05.2018 09:13     Заявить о нарушении
День добрый, Владимир! мне удалось побывать несколько раз на базе отдыха "Островок", недалеко от города Высоцк, еще во времена развитого социализма. Остались на всю жизнь только приятные воспоминания. Рыбалка была великолепная, особенно, в конце мая месяца. Акватория для плавания была обширной со многим количеством безлюдных островков. Но находились некоторые горячие головы, искатели приключений, выплывавшие на фарватер, по которому ходили иностранные суда, в надежде на глубине поймать большую рыбу. И попадали в поле зрения пограничников.
Ведь в то время наши власти опасались, что наши граждане могли вступить в контакт с иностранцами и подвергнуться вербовке.
В каком состоянии находится эта база отдыха в настоящее время - мне неизвестно.
Очень хочется хотя бы один раз там побывать.
С уважением - Михаил.

Михаил Дышкант   12.05.2018 10:05   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.