Мечты советских времен

   День длился нестерпимо долго. Аристарх с Сашкой ерзали на лекциях в такт, как по совместно поступающей команде. Они торопили время как могли.
Снег со вчерашнего дня не растаял и слепил оконными проемами глаза заспанных студентов. Последние парты были оккупированы находившимися в плену у алкогольных паров шведами. Самогонное расслабление далось неподготовленным иностранцам с большим трудом. Почти осязаемые сивушные облака радовали немногих. Шведский предводитель сидел на первом ряду. Поддерживал больную головушку обоими руками-подставками. При быстром взгляде, казалось, что он сидит в скандинавском шлеме с широко расставленными рогами.


   - Кстати, это наш шанс подлечить Карла хорошим пивом. Будет рад и покладист. Проблем по уговору компаньона, возникнуть не должно - Аристарх, наклонившись, шепнул Сашке.
   Сашка ехидно улыбнулся, глядя на взъерошенный затылок и перо пуха, застрявшее в волосах Карла, - Ещё и сам за себя заплатит, поверь! Где он пива достать сейчас сможет? Максимум, что "Рижское" да и то кислое.


   Между скрипом ручек по бумаге и шелестом страниц, в аудитории раздавались тяжёлые вздохи. Карл боялся пошевелиться, чтобы не причинить новую боль голове, отлитой из особого сорта неподъёмного металла. После звонка на перерыв Карл оставался недвижим. Когда последний студент высыпался из класса, Аристарх и Сашка подсели к пациенту с обоих сторон.


   - Есть национальное русское средство. Ну как наша идея! Боль, нужно плавно перевести в новое ощущение. Смазать как бы... Когда, разноцветные огоньки снова запляшут перед глазами. Когда трудное похмелье перейдёт в легкую эйфорию. Это божественное слово - пиво. Холодное и заметьте, иностранное - Аристарх шепотом, почти нежно и вкрадчиво ворковал на ухо шведу.
Тот, сначала с недоверием, а затем с нотками надежды, перевёл красные глаза, почти поймав в фокус Аристарха. Аккуратно и медленно поднял голову, распрямил плечи. Даже сделал попытку встать.


   Аристарх с Сашкой довольно ухмыльнулись переглянувшись.

   - Ready, Steady, Go! - парни оба прыснули уже  не сдерживаясь.

   - Сочувствие, удел слабых, мы предлагаем - реальное действие.
Карл, еле заметно, мигнул глазами в знак согласия.

   Монструозный темно-желтый Икарус гармошечного вида подъехал к остановке. Колоритная троица едва успела отскочить от поднятой волны ледяного крошева, пытающегося достать их начищенные по случаю ботинки. На тротуаре не задержавшись, поток схлынул обратно. Тряся своей гармошкой после остановки, автобус распахнул двери в сизом дыму выхлопных газов и немом приветствии. Приглашал совершить намеченную прогулку. Осуществить задуманный план.
Для Карла это была возможность вернуться в тело. Соединить обратно где-то порхающую душу с ватной и больной оболочкой. Для Аристарха с Сашкой это было путешествие в неведомое. Как первый выезд за границу. Волнительный момент неизвестных новых ощущений. Возможность побывать в заколдованном королевстве. Приобщиться к жизни с картинок. Увидеть товары изобилием прохлаждающиеся на полках магазина. Потратить, а не копить и перепродавать  платёжные знаки других государств. 


   Парни, по обычаю, расположились в стыке автобуса и полуавтобуса. В пахнущей резиной гармошке и крутящегося на поворотах пола под ногами. Было забавно ставить ноги на разные части. Одна нога на неподвижном полу, другая на поворотном. Ноги разъезжались. Как катера в гавани стремились в разные стороны.


Аристарх придерживал Карла, придавив его собственной массой тела к вертикальным стойкам поручней. Автобусное вихляние морщило лицо Карла похмельней болью.
 Попадавший через мелкие дырки в гармошке, выхлопной газ от дизельного топлива, мутил шведа, вызывая рвотные позывы. Сашка прилаживал билет к компостеру, купленный для заграничного гостя, под одобрительный взгляд сурового седовласого кондуктора.


   - По-моему его лучше куда-нибудь на сидение пристроить, а то я задолбался его тушу поддерживать, он как тряпичная кукла, контроль вообще потерял. Его похоже на свежем воздухе ещё больше развезло. - Аристарх с надеждой посмотрел на Сашку.


   - Чего-то я не очень уверен. Его может прочистить в любой момент. Если усадим, точно. А седой мужик с погонами заставит нас с тобой это убирать. Тут-то что? Через поручень перегнем его и нехай в гармошку аккуратно свой винегрет кладёт. Ну если атлант не может больше держать скандинавское небо, давай его на свободную "одиночку" усадим.

 
   Подхватив обмякшего Карла парни рывком закинули тело на сидение у окна. Тело издало благодарственный всхлип, прислонив голову к широкому окну автобуса с первой сеткой инея. Мелкие кристаллики быстро начали таять от прикосновения воспалённого лба Карла.

 
   Народ входил и выходил. Пассажиры то прибывали, то убывали. Автобус достаточно часто останавливался, даже когда никого не было на остановках. Икарус упрямой пыхтящей коровой вырулил на Пулковское шоссе. Финальная прямая приближала к волнительному моменту. Первому посещению "рога изобилия". Аристарх накануне рисовал себе множество картин. Одна мечта перекрывала другую. Ему казалось, что их там очень ждут. Как самых дорогих гостей. Может даже с оркестром.


Не ведая определённости Аристарх придумывал все новые украшения для своих видений. Теперь уже наяву. Работать в таких магазинах должны исключительные люди. Самые красивые девушки и молодые люди. Они должны знать ответы на все вопросы. Даже не относящиеся к торговле. Аристарх мечтательно зажмурился, осторожно ощупывая тугую "котлету" валюты перемотанную резинкой. Из эйфории его вывел Сашкин толчок в плечо. Сашка стоя рядом с Карлом, тормошил того за шею.


   - Пииииво брат! Мы на месте, конечная. Практически, мы в Швеции. Постарайся взбодриться, а то цепные псы перед входом отсортируют нас на обочину жизни. И не видать тебе правильного выздоровления - Сашка одергивал одежду на неожиданно резво-вскочившем Карле.


  - Карл, своих планов, как ваши под Полтавой, не строишь. Понял? Слушаешься только меня или Сашку. Говорим исключительно на английском языке. Можешь иногда использовать родной "библиотексгатан". Русский ни-ни.


Карл вяло мотнул головой в знак согласия.
    Автобус остановился у пандуса аэровокзала.
Пулково выглядел как грязный "Титаник". Не хватало только дыма из массивных труб. Тёмный снег небрежно стекал по граниту и стеклу. У главного входа курило несколько мужчин и женщин. Стояли чемоданы и намокшие перевязанные крестом коробки. В стороне кучковались таксисты и бомбилы. Волги с шашечками услужливо подманивали приезжих зелёным огоньком под лобовым стеклом.
Два дворника неуклюже вытряхивали урны у входа. Слева, от постоянно открывающихся дверей, стояла длинная людская змейка.  Змейка ожидала маршрутное такси или попутных такси с божеским счётчиком. Среди очередников попадались иностранцы. Они сразу кидались в глаза качественной одеждой и несуетливой манерой поведения.


Аристарх немного по другому представлял себе врата манящей жизни. Иностранного достатка. Скрипучие двери снизу хранили пинки чужих следов. Верхняя часть местами была заплёвана и исцарапана матными словами.


   - Куда? - Сашка схватил Аристарха, тащащего за собой Карла, за ворот одежды.
   - Сосисок в тесте что-ли захотелось по тройному тарифу? Или жареного минтая? - Сашка громко рассмеялся, глядя на недоумевающих друзей.


   - А нам что не сюда? Ты же говорил что "дьюшка" в Пулково - Аристарх даже осмотрелся по сторонам, ничего не заметив кроме массивного корабля в поле.


   - Центральные врата только для российского ада, внутренних авиалиний. Наша коробочка открывается с торца. Нам нужно подняться на пандус второго этажа и направо за угол. Там принимают блатных и иностранных гостей. Там и шоп находится. Короче, нам туда.

 
   Парни прикусили язык. Проходившие мимо милиционеры недобро посмотрели на троицу. Задержали взгляд на отёкшем лице Карла. Ничего не сказав двинулись дальше. Один из них, из промасленной бумаги, выгрызал жареный пирожок с мясом. Жир тёк по его руке. Карла передернуло от шлейфа луково-мясного запаха.


   Самолёты гудевшие над головами. Вторили завывающему холодному ветру. Ребята достигли застекленного угла тихой обители. Здесь и вправду было спокойно. Стояли две чистые чёрные Волги с номерами ЛЕГ. Три Вольво с дипломатическими номерами и микроавтобус Фольксваген с тёмными стёклами.


С площадки перед входом открывался великолепный вид на лётное поле. По взлетной полосе маленький тягач тащил огромную белую птицу на прицепе. Большой желтый бензозаправщик с надписью "АЭРОФЛОТ" передавал по шлангам живительную влагу для другого самолёта. Щипучий ветер и звук воздушных судов здесь был гораздо ощутимее. Аристарх и Карл зябко поёжились.


   - Всегда любуюсь на взлетающих птичек с этой площадки, когда к брату приезжаю. Ну что зайдём в этот развратный достаток? Только помним все инструкции. - Сашка первый двинул к дверям. Аристарх и Карл последовали за ним.


  При входе в зал ощущалась атмосфера неторопливости и мнимой вседозволенности. Слева и справа от входа стояли скамейки обтянутые тёмной тканью для встречающих-ожидающих. Народу было мало. На одной из скамеек с краю сидели два крупных мужика в неуклюжих костюмах. Один сразу отложил газету, второй перестал разглядывать пыльные носы своих форменных ботинок. Оба направили глаза в сторону вошедших и как бы просветили рентгеном каждую часть одежды. Распознавание объектов закончилось выжидательной позицией. Куда проследуют объекты.
До входа в магазин по прямой оставалось каких-то десять метров. Из магазина призывно пахло сложной, дурманящей парфюмерией и шоколадом. Приглушенно тянуло приятной музыкой и заграничной жизнью.


   - Мы в магазине будем брать пиво и на улице пить? Или я пойду вон в том баре выпью? - Карл трясущейся рукой с нетерпением указывал в дальний угол, как ни в чем не бывало.
Это было сказано громко и по похмельному безразлично, на чистейшем английском.


Церберы выдохнули и сразу потеряли интерес к молодёжи. Один опять взялся за газету, а другой начал что-то выковыривать из-под ногтей.


   - В баре, конечно, оно дороже, но как говорится: в добрый путь, тем более, мы с Алекзондером на опохмел не претендуем. А ты Карл можешь смело заполнять баки. Мы в магазин и потом присоединимся. Хотя..., по чашке кофе пропустим - произнёс так же нарочито громко Аристарх подмигнув Сашке.


   Едва сделав по глотку крепкого эспрессо в баре и оставив Карла с двумя кружками светлого пива в обнимку Сашка и Аристарх направились наконец к намеченной цели. К голубовато-мерцающим витринам магазина.


   У арочного входа в сам магазин дремал милиционер. Его фуражка смешно сползла на одно ухо.


   - Милиционер спит, а валюта идёт - сказал Сашка шёпотом на ухо Аристарху.
   Аристарх улыбнулся незаметно приложив палец к губам.


   Состоялось. Минуя спящего, они вошли в магазин, о котором так долго мечтали. О котором столько говорили и грезили.
   Условный порог магазина ощутился как граница из полуголодного советского настоящего в изобилующее заграничное завтра. Яркий свет витрин с часами и зажигалками известных марок ослепил парней на мгновение. Они оба с непривычки зажмурились.

 
  Большой настольной радужной каруселью в глазах зарябило галстуками и шейными платками. Нежный шёлк струился острыми концами. Кричащий цвет разно-размерных матрёшек топил глаза в красной лакировке.
Центральное место в магазине занимал чистый прозрачный холодильник. Каждый свободный сантиметр был забит "русским золотом". Банки с чёрной икрой символизировали отсутствие каких-либо проблем в советской перестроечной торговле.
Пьянящий аромат огромной витрины с косметикой и духами сбивал с ног сладким дурманом.


Стеллажи с блоками сигарет и строем редких алкогольных напитков безнаказанно взирали на ошеломлённых ребят. Аристарх и Сашка еле взяли себя в руки. Еле сдержались, чтобы не закричать наперебой и не показывать пальцами друг другу поочередно на невиданное чудо. Засилье достатка. Достаток всего о чем может мечтать обычный человек.
Человек желающий утолить обычные потребности. Человек давно не видевший возможности покупать, кроме как по талонам.


Еда, электроника, кассеты, жвачка, пиво и пепси в железных банках. Иностранного производства. Все то, что ребята выменивали у приезжающих иностранных студентов с таким трудом и риском. Здесь покоилось на полках ожидая новый хозяев.
Молодая симпатичная девушка, с табличкой "Zhenya" на груди, достала из коробки огромный двухкассетный магнитофон "Gold Star". Вставив кассету и поиграв клавишами, она включила песню.
Музыка пришлась очень кстати, дополнив недостающее звено качественного музыкального фона и полного погружения в особую атмосферу магазина. Динамики дрожали:


  " I know there's something in the wake of your smile.

I get a notion from the look in your eyes, yea.

You've built a love but that love falls apart.

Your little piece of heaven turns too dark.

Listen to your heart when he's calling for you.
 
Listen to your heart there's nothing else you can do... "


   Аристарх только вчера купил для себя фирменную кассету группы "Roxette". И "затирал" её по кругу до самого рассвета, погружаясь в зажигательный вокал шведских солистов. Он даже больно толкнул локтем Сашку в бок.


   - Нам тоже ничего не остаётся сделать, как послушать своё сердце и купить видеомагнитофон. И валить отсюда, пока не спалились.


   - Чем могу быть полезна? - закончив возню с магнитофоном, любезная девушка Женя по-английски спросила ребят.


   - Мы в подарок, нашему русскому другу, хотели подарить видеомагнитофон и шелковый шарф для его мамы, чтобы нам из заграницы не везти, покажите пожалуйста, что есть в наличии - начав заупокойно Аристарх под конец заговорил даже с акцентом.


   Пока девушка доставала из шкафчика компактную коробку с надписью "SANYO", Аристарх сквозь стеклянную стену магазина заметил маленькую девочку в зеленом плаще.  Девочка с удовольствием доедала яблоко и щурилась от света витрин. Встретившись взглядом с девочкой Аристарх улыбнулся и помахал ей рукой. Когда Аристарх отводил взгляд, он заметил квадратного мужика. Того самого с газетой. Он стоял и пристально наблюдал за покупателями, в том числе за парнями. От взгляда мужика в сером Аристарху стало неуютно.


Рецензии
Спасибо.Возврат во времени тоже не плохо.Читала с удовольствием.Любочка.

Любочка Дробот   06.02.2018 12:05     Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.