Анюта Глава 1

               
   
   
   Это был обычный университетский день, такой же, как и много - много других у Павла Петровича, полностью наполненный делами: вечером - наука, подготовка к лекциям, утром - занятия со студентами, аспирантами. Он уже привык жить в таком режиме, когда работа заполняет восемьдесят - девяносто процентов всего времени.
   Вот и теперь он сидел за своим столом в кабинете, основные дела на сегодня позади и он мог передохнуть. От раздумий его отвлек стук в дверь.
  - Ну вот, опять, - подумал он.
  - Войдите.
   В кабинет вошла Алла Сергеевна, работник отдела кадров, женщина лет пятидесяти - пятидесяти пяти, с которой Павел Петрович давно уже был знаком, наверно с того времени, когда он переступил порог ВУЗа молодым сотрудником.
  - Здравствуйте, Павел Петрович, у меня к Вам разговор.
  - Меня увольняют?
   Павел Петрович был одним из ведущих ученых университета, доктор наук, профессор, имеющий много открытий, автор монографий. Его портрет висел в университете.
  - Да нет, Павел Петрович, я серьезно. Вы знаете, что у Вас есть сестра?
  - Конечно, и даже целых три.
  - Я о другом. У Вас есть сестра от Вашего родного, кровного отца. Дело в том, что она работает в нашем университете. Ее зовут Вера Петровна. Она заместитель заведующей нашей столовой по хозяйственной части.
  - Правда? На лице Павла Петровича появился неподдельный интерес. И все-таки он не удержался от иронии:
  - Ну вот, теперь, наверно, буду обедать бесплатно.
  - Да ну Вас, Павел Петрович. Дело серьезное. Вера Петровна хотела бы увидеться с Вами и это срочно. Она позвонила мне и попросила Вам передать, что просит Вас зайти к ней сегодня. Еще раз хочу Вам сказать, что дело серьезное и срочное.
  - Да что случилось-то?
  - Большего я Вам сказать не могу, - и за Аллой Сергеевной медленно, со скрипом закрылась дверь.
  - Ну вот еще что за новости? - Павел Петрович не любил подобных сюрпризов. Ему больше нравилось, когда его жизнь была предсказуема и ничто не отвлекало от дел.
  - Что за сестра? - думал он.
  - И как это я пойду к ней, никогда не виделись, жизнь перевалила за середину.
  - Да и не люблю я таких сюрпризов.
   У Павла Петровича был отчим, Дмитрий Васильевич, которого он всю жизнь считал за родного отца. Петр Степанович, родной отец, оставил его и его маму, когда Павлу Петровичу исполнилось 3 месяца. Он знал, что у него новая семья, жена, есть дети. Ему очень не хотелось ворошить эту старую историю. В раннем, глубоком детстве в его душе жила обида:
  - Почему так получилось? Но мама всегда отмалчивалась, не хотела об этом рассказывать. И вот теперь поднималась вся эта старая и неприятная история.
   Павел Петрович уже надумал никуда не ходить, обходился он ведь раньше без какой-то сводной, или он точнее не помнил как это называется, сестры. Проживет и теперь. Но, поразмыслив еще, понял, что придется пойти. Что-то насторожило его в словах Аллы Сергеевны, в интонациях ее голоса.
Павел Петрович вздохнул. Придется университетские дела на этом закончить. Через десять минут он уже бодро шагал по ступенькам лестницы. Он не любил пользоваться лифтом, только если приходилось ехать много этажей вверх.
   Открылась входная дверь. Перед Павлом Петровичем лежала широкая университетская площадь, облицованная красивой тротуарной плиткой. В центре ее находился памятник инженеру Шухову, ученому, архитектору, именем которого был назван университет. Вокруг памятника росли молодые ели, создавая красивую композицию. Чуть дальше были разбиты клумбы, в которых росли не только зимующие цветы и растения, но из зимней оранжереи высаживались на лето пышные вечнозеленые тропические растения. Зацветая летом, они придавали площади необыкновенно красивый вид.
   Было тут и любимое место Павла Петровича. Если посмотреть влево от центрального входа, между главным корпусом и корпусом химико - технологического факультета имелся проход, переходящий в небольшой дворик, мягко уходящий за здания корпусов. Здесь росла маленькая березовая роща из молодых деревьев. Павел Петрович вспомнил, как, будучи совсем молодым, едва придя в то время в институт, он раздобыл в день субботника саженцы молоденьких березок - такие они были нежные, - и посадил их в тогда еще заросший бурьяном пустырь. Теперь он любил приходить в эту рощицу, - деревья поднялись, Расправились, похорошели, - постоять, подышать воздухом, подумать о чем-то. Здесь у него всегда поднималось настроение.
   Столовая располагалась за площадью слева. Справа от нее начиналась посадка, уже довольно высокорослая и зрелая, посаженная по государственной Сталинской программе для защиты голых степных зон от суховея и тянущаяся ранее на многие и многие километры. Позже городское строительство, сельскохозяйственные работы привели к ее повсеместному вырубанию - нужны были земли для других целей, и остался ее небольшой кусочек где-то в километр, здесь, в районе отстроенного совсем недавно комплекса технологического университета.


Рецензии
Здравствуйте, Юрий.
Не могу не согласиться с автором предыдущей рецензии: действительно, интонация такая естественная, что читается очень легко, несмотря на большое количество деталей. С удовольствием продолжу чтение.

Мария Купчинова   24.05.2018 09:32     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Маша. Спасибо, что читаете, времени-то у Вас не так уж, судя по Вашему творчеству. Спасибо за добрые слова.

Юрий Иванников   24.05.2018 12:31   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.