Пешки назад не ходят. Часть 9

Пережитая неделя, казалось, решила все проблемы. Было выслушано все: папины упреки, обсуждение на работе и это еще при том, что дальнейшие планы не знал никто.  Единственный человек, который пусть и издалека, но искренне и с надеждой поддержал – была Таня.  Она не скрывала, что надеется на успех Артема, и они смогут найти варианты быть рядом.  Но что именно сделать и как лучше все это решить было не ясно. Единственное, что они знали точно – нет ничего не решаемого и ничего, что может разлучить, как бы ни твердили им, что молодость ветрена и забывает все слишком быстро.
   
В субботу, на день рождения папы неожиданно нагрянули гости.  Сказать, что его брат приехал с детьми, было не просто - детям перевалило за двадцать, и они уверенно шли по стопам папы, связав судьбу с силами внутренних дел. Они давно жили в столице, подчеркивая достаток и принадлежность к миру посвященных в какой-то круг, о котором никто больше знать не должен. Даже в разговоре всегда умели внезапно замолчать с многозначительным видом знающих что-то очень секретное.  О том, что проходной балл при поступлении был, мягко говоря, не высок, упоминать было не принято.  Важно, что все они  попали в струю этой жизни и считались весьма успешным и обеспеченным семейством. Может, потому и не любил Артем общение с ними. Вечное стремление показать превосходство сквозило в каждом их слове. При всем этом папа был убежден, что именно они и олицетворяют символ успеха и процветания, приводя в пример Артему при каждом удобном случае. Он смотрел на них, как на сошедших с небес, и таким образом, приближая к вершине, которая казалась Эверестом. Этот вечер не стал исключением. Начавшись абсолютно спокойно и по-родственному, он постепенно перешел на личности и в первую очередь на Артема. Обсуждение достоинств автомобиля с плохо скрываемым сарказмом он перенес спокойно. Также, стараясь думать о постороннем, он не обращал внимания на советы и объяснение ему, как правильно жить.  То, что Артем был старшим братом, никого не смущало. Его опыт и образование расценивались как среднестатистические.  Папа, почувствовав поддержку, направлял разговор туда, где получил отпор в коротких стычках с сыном.  Но Артем держался спокойно, твердо решив не спорить и повторяя себе это почти непрерывно. И лишь тогда, когда тема подползла к перспективам будущего, терпение изменило ему.  Егор, самый младший из братьев, закончивший первый курс нравоучительно изрек:

- Ну что тут говорить, жизнь она такая штука.  Что может ждать человека примитивно решающего задачи никому не нужного заводика? Такая же жизнь, как тысяч других, не знающих мир, не умеющих видеть за пределами огорода. Только путешествуя, расширяя кругозор и понимая систему можно быть уверенным в своем будущем, - он говорил медленно, словно вслушиваясь в свои слова.

Папы, улыбаясь, слушали смышленого не по годам парня.

- Да уж. Наше понимание жизни зависит от многих факторов. Я уже сейчас вижу, какие горизонты открывает мне будущее. Важно только остаться после распределения в столице, - Максим, старший, уже заканчивал академию в следующем году. Сейчас он выжидательно смотрел на отца, от которого и зависело многое в его жизни.

- Все решим, - Василий Яковлевич откинулся в кресле. Он умел решать все, не скрывал это и подчеркивал всегда.

- Эх, Артем, - Максим вел себя немного развязно, привычно налегая на водку и уже захмелевший, тянулся на философию. –  Не поехал ты поступать. Теперь всё. Как жил здесь, так и плескаться в этом болоте. Оно, знаешь, судьба такая, - он многозначительно выдержал паузу, - помогает не всем.

- Ты что ли избранный? – Артем чувствовал, как в груди разгорается пожар. Молчать дальше не получалось никак.  – Ну, так спроси у моего папы, почему я не поехал. Нет у нас денег  на путешествия. И мир мы смотрим вокруг дачи.   И кругозор мой в библиотеке. Но только вот про судьбу мне рассказывать не надо. И мой мир мерить не надо! Я сам решу, где мой предел и какой мой уровень.  И советоваться я с вами не буду. Я купил ту машину, которую смог, но она моя. Я вынужден рассчитывать лишь на себя и свои силы, в отличие от вас. Вот когда вы купить сами, а не будете просить ее у папы, вот тогда мне и расскажете, какой у кого уровень.  Мои цели, мои задачи не требуют вашего одобрения и понимания. Они мои и я сам решу, что мне делать и на какой ездить машине.

На минуту воцарилась тишина, которую нарушил папа:

- Ты вот не хочешь слушать умных советов.  Вечно все сам, упрямый как баран. С тобой даже разговаривать нельзя.   Вечно одно и тоже, только и делаешь, что дерзишь.

- А ты что хочешь? Чтобы я вечно был маленьким без мнения и целей. Как ты? А я не хочу. Я могу быть другим и буду. Или что?

- Ты еще поговори. Я тебе растил, воспитывал. Я тебя одевал и кормил. Ты мне тут не строй героя.

- Все как всегда. Теперь я должен всю жизнь отдавать тебе долги, - Артем начинал успокаиваться, поглядывая на часы. Начинался первый тур высшей лиги в шахматном клубе.  Раз уж дома все плохо, уж лучше получить удовольствие. – Отдам. Не волнуйся. Но не потому, что должен, а потому что… - Он не договорил. – Я пойду. Вам без меня будет веселее.

Дожидаться, пока услышит все, что о нем думают, Артем не стал. Хорошие новости не набрасывалсиь на него с распростертыми объятьями.  Ничего и не мог он придумать с поиском заказов.   Оставался открытым вопрос о покупке расходных материалов. Правда утешала мысль, что все это он уже нашел.  Неожиданно в голову пришла мысль. На окраине города начинал строиться котеджный  поселок.  Дома поражали своим замыслом. Скорее всего, не все бедствовали в этой стране.  Как бы страшно ни было связываться со всей этой группой, но именно там и находились потенциальные заказчики. А если он просто попробует изучить спрос? Ведь для этого не нужно иметь фирму или быть предпринимателем. Он уже подходил к машине, но, заставил себя вернуться, что бы распечатать несколько объявлений. В комнату и обратно он прошел не оборачиваясь, почувствовав, как сверлят его взглядами родственники. Внешне  придраться  к  написанному было сложно. Он не предлагал свои услуги, а просто спрашивал, нужна ли кому-нибудь такая  система в доме. Коротко он описал ее возможности.  На то, чтобы сделать крюк и расклеить объявления ушло не больше часа, но на начало тура он не успел.
 
Едва войдя, он столкнулся взглядом с Андреем. Было ощущение, что он выискивал кого-то в зале, не обращая на доску никакого внимания. И, едва заметив Артема, встал из-за стола и выволок его на улицу.

- Спасай! Сигарет нет. Курить умираю как хочу. И это…, - он выдохнул таким перегаром, что Артем невольно зажмурился, перестав дышать. – Купи пива бутылочку.
 
Когда Артем вернулся, Андрей как раз сделал ход и тоскливо смотрел вокруг. Было полное ощущение, что игра его почти не интересовала.  Они вышли во двор. Никого не смущаясь и не оглядываясь по сторонам он выпил пиво, не отрываясь, прямо из горлышка. Закурил торопливо, сделав глубокую затяжку.

- Ты как? – Артем не знал, что спрашивать.

- Ты про здоровье или про партию? – по тону было понятно, что и там и там плохо.

- А что тебя больше волнует? – Артем не стал уточнять, понимая бессмысленность вопроса.

- Меня волнует ситуация в Сирии. Но переживаю я за деньги, потому что их нет, а мне очень нужно выпить.

- Ну, выпить я тебе куплю.  Только как ты играть будешь?

- Играть? – судя по голосу, именно это и волновало меньше всего. – Играть уже поздно.

- Все плохо? – Артем не мог поверить, что первый же тур, где еще не самые сильные соперники, преподнесет такой сюрприз.

-  Все ужасно. Жди здесь, - он стремительно направился в зал. Через минуту он вышел. – Пошли. Купи мне водки.

- И игра?

- Я сдался. Купишь? – эта проблема волновала куда больше, чем проигранная партия.
 
Но уже через двадцать минут, когда в бутылке не было половины содержимого, речь изменилась.

- Зря я вчера не остановился вовремя. Да и утром не надо было пить. Жаль. Симонков слабак. Я ему никогда не проигрывал. Сейчас, небось, всем втирает, как благодаря домашней подготовке поймал меня на заготовленный вариант. Да я знал там все, - Андрей заводился. Поражение не входило в его планы, не смотря ни на что. – Ладно. Пусть попиарится.  - Он отхлебнул прямо из горла.

В машине Андрей заснул, и Артему стоило не малых трудов разбудить его и втащить в квартиру.
 
Во вторник раздался звонок. Как всегда в рабочее время это случается не вовремя, в кабинете было полно народу и Артем, извиняясь и ссылаясь на срочную проблему на печи, выскользнул в цех.  Как ни странно, но объявления не сорвали, и это был первый звонок, который оказался хоть и очень ожидаемым, но вместе с тем неожиданным.

- Хотелось бы уточнение, вы просто спрос изучаете или можете предложить что-то конкретное? – звонивший мужчина, по голосу, производил приятное впечатление.
 
- У меня есть готовый проект, уже запущенный в работу, есть расчеты. Но я не знаю, есть ли спрос. Потому и не спешил предлагать услуги по установке, - фраза готовилась долго. Спрогнозировать начало разговора было не сложно.

- Вы готовы озвучить стоимость работ и срок изготовления?

- Я должен видеть объект и знать, что именно вы планируете.

- Подъезжайте. Когда удобно вам?

- Если сегодня в районе шести вечера. Удобно?

- Вполне. Адрес я сброшу смс.

Артем с тревогой и волнением подъехал к указанному в смс адресу. Собственно, адреса и не было. Короткое описание поворотов и ориентиры, одним из которых был автомобиль, бросающийся в глаза внедорожник. Все указывало на то, что финансовых проблем хозяин не испытывал. Впрочем, Артем дал себе твердое указание, руководствоваться только здравым смыслом и не доверять никаким внешним атрибутам.
 
- Я только одно думаю: вот ты все сделаешь, запустишь, а потом кто ремонтировать будет если что? Где гарантия, что оно работать будет? – мужчина не стал знакомиться и сразу перешел на ты, оценив молодость Артема.

- Здесь все не так сложно. Вам будет предоставлена схема с копией программы, которая уникальна и принадлежит только вам.  Переустановить при необходимости вы сможете сами, никому не доверяя. Все комплектующие известных марок и они всегда есть в продаже.  По функциональности - это обычная электрика, просто совсем другого уровня. Те же лампочки, двигатели, задвижки, но  с другим доступом и способом управления.  Важные узлы дублированы. 

- Давай, рассказывай, как оно выглядит? – он не скрывал нетерпение.

Презентация было подготовлена и отрепетирована.  Она заняла не больше пяти минут. Судя по задумчивости и серьезности лица хозяина, речь произвела впечатление.

- И что? Ты правда все это сделаешь?

- Да.

- Сколько?

- Но вы должны выбрать, что хотите установить из перечисленного?

- Все! - ответ был коротким и получился эмоциональным. – Сколько?

- Я готов дать стоимость  программного обеспечения и монтажа всех датчиков. Сюда входит и система открытия ворот. Но подсветку и освещение я не могу сразу посчитать. Объем большой.  На глаз я прикинуть тяжело, а ошибиться не хочу.

- Тогда у меня предложение:  у тебя два дня. Мне уже дали стоимость работ в одной конторе. Что тебе надо?

- А как мне попасть часа на четыре сюда? - Артем осматривал строение, понимая, что ему нужно вымерять все.

- Завтра с утра будут работать строители. Приезжай, я предупрежу.

Все получилось очень быстро и показалось, что слишком много вопросов осталось без ответа. И самый главный из них: «Как он сможет один все это сделать»?

Всю дорогу домой его сверлила лишь одна мысль – нужен помощник. И на эту роль идеально подходил Миша, электрик с работы. Во-первых – у него посменный график и три дня из четырех он свободен.   В ночную смену они высыпались почти всегда, и это не было секретом. Во-вторых – он реально хороший специалист. Ну, и в-третьих, у него был опыт таких работ, о чем он как-то рассказал Артему. А значит, завтра они должны кровь из носу приехать вместе.

Уговорить Мишу оказалось задачей совсем не сложной.  Чуть сложнее казалось отпроситься с работы. Но и это удалось решить быстро. Как-то уж очень вовремя все начальство разбежалось, а Степаныч не отказывал ему никогда.

- Ого, объем не малый, - Миша даже присвистнул. – Ты хоть представляешь, во что мы ввязываемся?

- Я представляю все, кроме цены. То, что приходит на ум мне страшно озвучивать. Это куда дороже, чем то, что у меня дома.

- Я здесь даже кабель считать боюсь, не то, что работу. Нам только расчет делать часа два.

- Тогда давай начинать.

Они нашли старшего и, убедившись, что их присутствие согласовано, приступили к работе.   Через три часа у Артема мелькнула мысль, что цену нужно сделать такой, чтобы ему отказали и не ввязываться во всю эту историю.  Сейчас начала доходить и сложность, и ответственность, и страх.  Из коротких разговоров с бригадиром строителей было понятно: хозяин платит вовремя, но требует качество и принимает работу лично, заставляя переделывать все недочеты. 

- Слушай, если мы получим этот заказ, нам тут месяц жарить. Как время найдем? – Миша излучал оптимизм и был уверен в успехе.

- Сначала получить надо, - Артем был куда пессимистичнее. – Отпуск взять не проблема. Ты мне лучше скажи: «Мы потянем?»

- А то! Мы что, кабель не раскинем?

«Кабель – то мы раскинем. Только вот это не единственная проблема», - Артем смотрел на излучающего уверенность напарника и не мог понять, рад ли он вообще, что первый объект оказался таким большим. Для начала вполне подошло бы и что-нибудь попроще. Но отступать не хотелось.

- В моих расчетах будет и твоя доля.  И мы должны решить, сколько стоит сама работа, – этот вопрос крутился на языке сразу. И оговаривать все лучше на берегу.

-  Ты мою зарплату на заводе знаешь? – Миша смотрел с улыбкой, ожидая утвердительный кивок Артема. – Вот берешь коэффициент полтора, умножаешь и получаешь мою оплату. Я буду работать на время и гарантирую – скорость будет куда выше, чем можно представить.  Себе считай сам.

- Не могу представить, сколько мы провозимся, - задача стала не на много проще.

- А ты по максимуму считай. Бери три недели. Выйдет быстрее – вернем деньги, - Миша рассмеялся. – Если хватит сил.

- Давай так и считать. Но учти, если дольше – будем уже работать безвозмездно. И как говорил герой мультика: «А значит даром».

- Ну, даром мы полжизни работаем. Переживем.

Остаток дня был забит беготней. А вечер оказался безумно длинным. Уже в начале второго ночи Артем закончил расчет и еще полчаса проверял цифры. Сумма выходила такой, что даже произносить ее было страшно. Утешало лишь то, что в интернете  аналогичное предложение почти в два раза дороже. Вот только знает ли об этом сам хозяин? Это оставалось загадкой.

Решать этот вопрос по телефону не хотелось. Узнав, что он на стройке Артем поехал после работы. Назвать исписанные и исчерченные листики тетради сметой можно было с большой натяжкой. Хоть и было ощущение, что учтено все, Артем добавил пять процентов на непредвиденные расходы.  Вид хозяина внушал тревогу, слишком уж озабоченным казался он сегодня.  Появилось чувство неуверенности и даже страха.  Артем замер в  нерешительности, подбирая слова для начала разговора. К счастью, он сам заметил его и призывно махнул рукой.

- Приехал? Ну, показывай, - несмотря на всю серьезность никакой неприязни не чувствовалось.

- Вот расчет. Внизу сумма. Ориентировочное время  - три недели, - здесь Артем почти зажмурился. Страшным казались и сроки, и сумма. Все цены он указал исходя из рыночной стоимости. Надежда была на то, что купив все эти детали и кабель оптом, он сможет заработать на разнице. Но показывать чеки в планы не входило, а значит, могут быть очень неприятные вопросы.

 - И что? Ты реально готов за эти деньги все сделать?

- Это моя окончательная цена, - пришла мысль, что торговаться не стоит. Если уж и откажет, значит, не судьба.   Заказ выглядел таким сложным, что терять было откровенно нечего.

- Когда начнешь? Если хочешь аванс, готовь договор и расписку.

- Вторник следующей недели, - Артем мысленно прикидывал возможность взять отпуск. Совмещать в данном случае было невозможно. Кроме того, в понедельник нужно было ехать на оптовую базу. Пришла пора закупаться. – А аванс давайте к среде. Я предоставлю оборудование и комплектующие, вы все увидите и, помимо договора, будет понятна основная часть затрат.

- Договорились. Предварительно позвони.

- Обязательно.

Разговор получился на удивление быстрым и неожиданным. Уже в машине до Артема дошло, что торга и не было.   Но теперь появилась другая проблема:  ведь он никак не защищен, а значит, можно просто не заплатить, и крыть будет откровенно нечем.
 
Согласовать отпуск оказалось не сложно.  Субботу еще пришлось провести на работе, но это было уже не заметно и не в тяжесть. В душе теплилась надежда, что жизнь сдвинулась с мертвой точки и появилась новая цель. Вечером субботы, когда все дела были позади Артем привычно сидел над книгой, когда его вырвал из задумчивости папин голос:

- Ты с понедельника в отпуске?

- Да. Я же тебе вчера говорил, - Артем почувствовал что-то неладное в тоне.
 
- Ну и отлично. Я тоже день взял. Метнемся мы с тобой на дачу. Как раз надо бы по мелочам посмотреть.

- Пап – это невозможно. Я в понедельник уезжаю. А со вторника у меня начинается работа. Я нашел заказ. Я же говорил тебе, - вчера папа пересматривал вечером футбол и скорее всего ничего не слышал. Хотя, может просто сделал вид, что тоже было в его стиле.

- Я тебя и так не вижу в доме. Живешь как квартирант, на всем готовом. Перенесешь на пару дней, - судя по всему, разговор он считал оконченным, но в этот раз Артем сдаваться не собирался.

- Я поеду, как решил. С дачей решишь сам. И с квартирантом я тоже решу как можно быстрее. То, что я тебе в тягость уже давно понятно. Не переживай. Свалю я из дома, - Артем старался говорить спокойно. Да и разговор этот начинался не в первый раз. Ничего нового в нем не было.

- Тема, не надо. Съезди с папой, - мама привычно пыталась унять конфликт по самому короткому пути.   Единственный способ хоть как-то наладить мир – заставить сына смириться.

- Мама! Ты понимаешь! У меня начинается первый проект в моей жизни. Я весь в переживаниях и мыслях о нем. И дача, на которой все равно ничего не растет, и мы все покупаем каждый год на ярмарках – очередной повод слинять туда, где можно официально попить пива. Но, при чем здесь я - я не понимаю.

- Ты еще поговори. Взрослым стал? Я тебя еще могу на место поставить.

- Да ты всю жизнь только и делаешь, что на место ставишь. Только места найти не можешь. Потому что нет этого места. И сам только футболом и увлекался. Ладно бы сам играл, а то нашел мне увлечение: смотреть, как другие играют. Я еще понимаю, почему они голам радуются – они его забили и деньги получат. Ты чего? Мало того, что на пиво потратился, не делал ничего весь вечер и орешь как на стадионе. Тоже мне, показатель ума.

Дожидаться, пока страсти разгорятся окончательно, Артем не стал. Привычный путь спасения при «пожаре» лежал к дому Андрея. Тот необычно обрадовался звонку и просто требовательно пригласил «на чай», с непременным требованием «чай» взять с собой.

- Тебе же играть завтра, - Артем, предчувствуя, взял маленькую бутылочку. Но, выставляя ее на стол и оценивая состояние товарища, понимал, что и ее должно было хватить для приведения товарища в крайнюю степень. - Первую партию ты уже проиграл.

- Мне по жребию никто серьезный попасть не может. По любому выиграю. Наливай, Андрей был весел. – А ты что?

Артем коротко рассказал ситуацию последней недели и сегодняшнего вечера.  Но пить отказался категорически.

- Знаешь, - Андрей очень быстро терял контроль, и речь становилась слишком медленной, с большими паузами между словами, - этот конфликт почти неизбежен. Так или иначе, его проходили все. У меня нет детей, но я знаю точно, что ребенка любишь больше, чем родителей. Он тебя простит – это факт. А ты… - он затянулся и словно забыл, о чем говорил. Артем уже хотел подтолкнуть, но Андрей продолжил, словно вспомнив что-то. – Что решишь ты неизвестно. Наверное, тоже забудешь. А может, нет. Может, будешь всю жизнь вспоминать эти слова, стараясь доказать, что ты другой, что не похож и смог добиться того, во что никто не верил. Особенно, - Андрей криво улыбнулся, и было понятно, что говорит он о себе, - доказать ему. Только вот беда, к тому времени, когда ты докажешь, добившись успеха, ему скорее всего будет все равно. Но ты не переживай, лучшего стимула рвать жилы у тебя не будет. В этой жизни все слишком перемешано. Все то, что раздражает как раз и становится тем хлыстом, который гонит тебя вперед.
 
- Было бы куда – ушел бы из дома. Маму жалко, но однажды это случится все равно, - Артем уже успокоился. Приходило понимание, что домой все равно надо идти. А значит, разговор еще не окончен. Но отступать он не будет. Это в мозгу засело прочно и сдаваться он не собирался.

- Уйдешь еще. Все уходят однажды. И от тебя кто-то, когда-то уйдет.    Это нужно понять и… - Андрей не договорил.

Артем привычно хлопнул дверью, выключив свет и подложив подушку. Не раз Андрей засыпал на полуслове, не закончив мысль.

В воскресенье пришлось наступить на горло всем своим планам и желаниям. На дачу поехали всей семьей, но таким образом мир хоть как-то смог воцариться в доме. Мама делала все, чтобы гасить любые вспышки агрессии на корню.  Артем понимал ее и жалел, как мог. Только ради нее он не отвечал ни на едкие замечания, ни на откровенно раздражающие папины планы на будущее.    Да и вся эта сага с дачей – история не для слабонервных. Только наш человек может все лето говорить о собственном огурчике и картошечке с огорода, копать, окучивать, полоть, удобрять. Потратить кучу денег, перечитать массу журналов, обсудить со всем дачным кооперативом каждый вид помидор и … не собрать ничего.  И виновато в этом, что угодно: погода, семена, сосед алкаш или просто «такой год».  А  потом начинается вторая часть балета – ярмарки. И мы знаем все: какая картошка вкусная и где она растет, сколько нужно лука, чтобы хватило до предполагаемого своего и как важно купить все и сразу. Не важно, что и из этого что-то не сохранится, и будет просто выброшено. Это часть нашего менталитета: самое главное – закрома.   Вся страна пополняла это мифическое место. Мы так устроены. И в этом нет ничего страшного. Вот только почему страдать должны те, кого не пугает страшная участь нехватки картошки до нового урожая? Артем сходил с ума и еле сдерживал рвущееся желание бросить все. Бессмысленность, обида на то, что это время он мог потратить куда продуктивнее, даже жалость к себе не давали покоя.  «Если я и буду однажды сажать картошку, то это будет с трактором и не один гектар. Работа ради работы – это не мой вариант», - думал он, перекапывая убранные грядки.  Он посмотрел на папу, любующегося новой конструкцией ворот. Их каждую весну смывало разливом речки, и каждый год он придумывал новые способы крепления. Вся сложность задачи заключалась в том, чтобы не потратить ни копейки денег,  используя только подручные материалы. Он собирал все, что могло хоть как-то пригодиться в хозяйстве. Выписывал на работе разбитые поддоны, сломанные шкафчики и еще много чего. Из всего этого планировалось создавать что-то шедевральное, а главное – дешевое.  Впрочем, получалось как обычно.  К четырем часам плантаторский дух папы угас и он решил, что пора собираться домой. 

Артем спешил изо всех сил. В пять начинался второй тур, и очень хотелось успеть пусть и не к началу, но хотя бы не сильно опоздать. Почти мокрым он выскочил из душа, на бегу поел и уже в половине шестого был на стоянке у шахматного клуба. Вот в чем прелесть шахматных клубов - места на парковке было столько, что можно было ставить машину даже поперек. Да и две случайные, оказавшиеся здесь, скорее всего, были не участников турнира. Просто кто-то из местных жителей не нашел места под окном и потому пришлось ставить машину где придется.  Артем тихонько вошел в зал и начал искать, где же разместил жребий его товарища. Раньше его было просто и привычно видеть на первом столе. Но сейчас был не тот случай и Артем не сразу нашел Андрея, сидящего в дальнем углу.   Пришлось найти подходящее место, чтобы не особо приближаясь, рассмотреть позицию. Увиденное заставило задуматься.  Скорее всего, утро выдалось у Андрея сложным и он прибег к самым радикальным способам восстановления здоровья. Вид был прямо сказать неважный. Но мало того, на доске у него не хватало слона.  Артем начал старательно искать комбинацию, которую сейчас проведет его друг и противник будет повержен. Похоже, что и соперник считал примерно тоже самое.  Нужно признать, никто не мог найти, что же задумал бессменный победитель турнира.  Но, не знал и он сам. Загадки не было, Андрей перепутал последовательность ходов и теперь мучительно искал спасение и позиции, где спасения не было.  Он видел, как соперник неуверенно сделал именно тот ход, который был кратчайшим путем к его поражению. Играть уже не хотелось. Голова раскалывалась, во рту пересохло, и он перехватил взгляд Артема, растерянно ожидающего чуда.  Но на сегодня подвиги запланированы не были. Андрей остановил часы и подписал бланк. Он выходил, пошатываясь, сопровождаемый молчанием и тихим шушуканьем. Казалось, на него смотрели все играющие и пришедшие просто поглазеть. Король пал и это было главным событием этого дня.

- Пошли. Теперь уже я буду читать тебе лекцию, - Артем посадил Андрея в машину. – Жди. – Через пять минут он сел за руль и протянул другу бутылку пива. – Но это все на сегодня. И эту неделю ты пить не будешь.

- Неделю?! – Андрей рассмеялся. – Да я день выдержать не могу.

- Давай тебя зашьем, - сдаваться Артем не собирался.

- Еще чего. А жить как? Не, это не выход, Андрей достал сигареты.

- Стоп! В машине не курить, - Артем предупредил задумчиво зажигающего спичку Андрея. Зажигалку он привычно потерял.

- Ладно. Но ты прав. Слушай. А может мне просто с турнира сняться и все. Позора как ни бывало.

- А дальше что? Бухать? Подумай. Сколько у тебя прошлый год очков было?

- Девять с половиной. Но для победы хватило бы и восьми с половиной.

- Вот тебе и ответ. Побеждаешь во всех оставшихся партиях и все как обычно. Правда, тебе пить не надо этот месяц. Тем более ты же помнишь, сейчас будет три тура в неделю.  Не выдержишь.

- Смысл, конечно, есть. Но что дальше?

- Дальше первое сентября. Дети в школу пойдут.  Ученики твои вернутся все. Будет меньше времени и все станет как обычно, Артем надеялся, что Андрей оживает.
 
- Оно-то верно. Я подумаю, - они как раз подъехали к дому.

Расстались не прощаясь. Каждый думал о своем.   Артем мысленно перенесся в завтрашний день.  Это была первая большая поездка на такое далекое расстояние.  Впереди незнакомая трасса, чужой город и он, совсем не опытный водитель. Но думать о чем-то невозможном не хотелось. Все однажды нужно начинать и этот первый шаг был у каждого. Это потом, спустя годы можно говорить о том, что с самого начала все было отлично, что ты прирожденный водитель, что не было ни страха, ни ошибок.  И все вокруг будут делать вид, что во все это верят.  Но сейчас все было иначе.  Засыпал долго, волнуясь перед дорогой, но проснулся на удивление легко и старался собираться как можно тише, в тщетной попытке никого не разбудить. Мама слышала каждый его шаг.  Вот  и сейчас она вышла на кухню, посмотреть на приготовления сына к поездке.

- Давай я тебе кофе сделаю, - она поставила чайник и достала термос. – С собой возьми. Может, где по дороге попьешь. И обед я тебе собрала вчера еще.

- Спасибо, - Артем уже закончил завтрак.

- Ты в сколько планируешь вернуться?

- Не знаю.  К вечеру.

- И надо тебе ехать в такую даль? Да еще одному. Почему ты всегда придумываешь такие сложные задачи? – мама смотрела с нескрываемым волнением. Но перечить она не могла. Сын был уже взрослым, и она старалась это принять изо всех сил.

- Мам, - Артем чмокнул ее в щеку, - легкие пути доступны всем, а значит, в них нет ничего интересного.  Нужно найти то, что повторить смогут не все.

- Вечно ты что-то ищешь. Жил бы как все.

Но Артем уже не слышал последних слов. Точнее, он слышал их много раз, но сейчас он уже бежал вниз по лестнице.  Это было куда быстрее, чем ожидать чуть ползущий лифт.

Эта первая дорога навсегда останется в памяти.  Кофе за столиком в придорожном кафе (он не стал пить из термоса, уж очень хотелось почувствовать себя настоящим путешественником),  любимая музыка, мысли обо всем на свете и мечты.  Эти милые, наивные, но такие искренние мечты. Как хотел бы он сейчас нестись с Таней по этому, почти пустому шоссе. Он сможет, он все изменит в этом вялом течении инертных дней. Жить, как все он не может, не хочет и никогда не будет. Да и что значит «жить как все»? Кто придумал это дурацкое выражение? О чем оно? Быть как все. Думать как все. Не выделяться из толпы.  А самое смешное – завидовать тем, кто все же смог это сделать, найти свой путь и свое место.  И даже если он разобьет лоб обо все углы, которые подстерегают его на этом пути – это не остановит. Легко сказать, что учиться нужно на чужих ошибках. Вот как раз они и не доходят до понимания. Нужно все пережить самому, почувствовать, отложить в памяти и потом еще не раз мысленно вернуться в те минуты, которые оставили свой след, навсегда отпечатавшийся в душе и болью и стыдом, и горечью.

База оказалась на краю города. Найти ее оказалось совсем не сложно, пусть и пришлось понервничать, проезжая по незнакомым улицам, впервые оказавшись в совершенно чужом городе за рулем.  Сам процесс закупки оказался не долгим.  Было даже желание чуть посмотреть город, устроив себе маленькую экскурсию. Но все же, для первого путешествия было достаточно впечатлений, и Артем кратчайшим путем поехал домой.

Договориться с Мишей не составило труда, и завтра начинался первый день его индивидуальной деятельности.   Волнение не покидало, заставляя в очередной раз пересчитывать возможные проблемы. Их было не мало. Лишь мысли о том, что все это поможет приблизить мечту помогли отвлечься и переключиться на приятный позитив.
 
Самое сложное – начинать работу.  Окидывая взглядом весь объем работ, опускаются руки и представить все это страшно. Но нужно зажмуриться и начинать. В этом первом дне Артем был безумно благодарен Мише, спокойно и с улыбкой принявшемуся за работу.   Через час появилось ощущение, что они все это выполняют тысячный раз. Движения становились увереннее, появлялось понимание последовательности и вера в успех. Было безумно приятно чувствовать самостоятельность и зависеть лишь от себя и своих возможностей.   Это было чувство, когда ты стал взрослее и теперь ты можешь быть независим, потому что умеешь сам позаботиться о себе.  Но думать об этом времени не было. Работа поглотила, и Артем даже не заметил, как подъехал хозяин. Было даже сложно сказать, как долго он наблюдал за ним.
 
- Как успехи,  настроен он был вполне благодушно. Артем все стеснялся спросить, как его зовут. Да и он ничего не спрашивал, что было непривычно и даже вызывало дискомфорт. Момент показался удобным и он решился.

- Все нормально. Кстати, меня Артем зовут, - но протянуть руку, как принято, все же не решился.

- Владимир Васильевич, - рукопожатие состоялось и сразу словно исчезло какое-то напряжение, которое сковывало эти дни.

- Все, что необходимо я купил. Вот перечень и цены. Расход кабеля я уточню в процессе, надеюсь смогу объединить что-то в одну шину с последовательной передачей данных, но это технические детали. Я не хочу в них сейчас вдаваться.
 
Внимательно, но быстро пробежав взглядом по прейскуранту, он открыл сумочку.  Назвать ее кошельком было сложно. Так же, как сложно было представить кошелек, который мог бы вместить столько денег. Пачки с купюрами валют трех стран бросались в глаза даже при беглом взгляде.

- Тебе какими лучше? – вопрос был явно о валюте для расчета и Артем замешкался. Доллары выглядели привлекательнее, но как перебиваться этот промежуток времени было не понятно.

- Давайте рублями, - фраза получилось со вздохом и плохо скрываемым разочарованием.  Отпускные он еще не получил и переходить к этапу накопления капитала было слишком рано.

- Держи, - хозяин быстро отсчитал требуемую сумму.

- Я должен написать расписку? – Артем обернулся к машине, планируя взять лист бумаги и ручку.

- Не надо. Я все вижу. Буду заезжать иногда. Ну, а ты звони если что.

Владимир Васильевич уехал, но кто он, по-прежнему оставалось загадкой.  Решив при случае обязательно расспросить о нем бригадира строителей, Артем вернулся в работу. Настроение улучшилось. Он уже вернул затраченные деньги, а значит с ним останется как минимум опыт. Что совсем не плохо для первого раза.

Миша работал не каждый день, учитывая основную работу, которая давала пусть и меньший, но зато гарантированный заработок.  Артем же начинал день с девяти и заканчивал с наступлением темноты. Ни программа, ни электроника оказались самой сложной частью.  Куда больше времени уходило на прокладку кабелей и монтаж датчиков. Он старался все делать максимально аккуратно, используя все возможности, которые смог высмотреть в интернете. Пришлось докупать инструмент и скоро все деньги, полученные авансом, разошлись. Единственным утешением было, что работа ускорялось по мере улучшения оснащенности. В конце концов, получив отпускные, он потратил и их, но теперь выглядел как самый настоящий профессионал (ему очень хотелось в это верить, и он старался изо всех сил).  Приобрел даже гидравлический зажим, чем окончательно сразил Мишу. Теперь монтаж ничем не отличался от заводского исполнения, гарантируя высокую надежность и качество.   Владимир Васильевич, в очередной раз, рассматривая проделанную работу, задумчиво произнес: «Надо же.  В мои времена так не делали. Серьезный подход».  Похвала была приятна.  За неделю было сделано куда больше, чем планировал Артем изначально. Вечером, уставший, но довольный он вошел в дом. Мама была на кухне, а папа привычно разместился у телевизора, пересматривая очередной футбольный обзор европейских стран.

- Где тебя все носит, - весь его голос говорил о том, что хорошее на сегодня кончилось.

- Там же. Я работал.

- Ну, и что заработал? – папа смотрел вызывающе. – Мы вот планировали ремонт начать. Ты же отпускные получил?

- Да получил, - первым желанием было соврать. Но ему уже не семнадцать и он не прогулял ничего.  Причин бояться в нормальной ситуации быть не должно.

- И где они?

- Я купил оборудование для работы.

- Слышишь, - папа обращался уже к маме. – Мы тут ждем помощи, а он потратил все. Ему не надо наши проблемы. Он свои решает.  Ну-ну. Тогда и на свадьбу себе сам собирай. Раз советоваться не считаешь нужным. Машину купил, еще там что-то купил, в долги влез. Героем стать захотел? Доказать, что самый умный?

- Я никому ничего не доказываю. Если гордиться можно лишь тем, что ты решил мелкие проблемы домашнего ремонта и у тебя есть за что сходить в магазин – то мне это не интересно. Это не то, что делает нас незаурядными.  Мне кажется, что это слишком просто и не делает тебя особенным и необыкновенным.

 - Не интересно?! Конечно, тебе интересно, чтобы мама не спала по ночам, переживая за тебя, чтобы ты вместо нормальной работы шабашками занимался. Это тебе интересно? – папа бил по самому больному и он это знал. Как знал и Артем, что сам он боялся серьезных проектов, всю жизнь, убегая от любых возможностей продолжить карьерный рост и получить лишние переживания. И нормальной халтурой он считал украсть на работе и продать. Вырученные деньги они с друзьями славно прогуливали и даже, кажется, снимали квартиру, где и отмечали особо удачные авантюры.

- Папа, ничего не случилось. И за свадьбу не переживай. Я разберусь. Я тебе уже столько зарплат отдал, что там хватало на все.  Только я одно не пойму: куда что делось? Ладно, это тоже сейчас не важно. Сейчас я должен довести все начатое до конца.

- Ты доводи, но на питание деньги маме давай каждый месяц. Мы тебе здесь не кухарки, - он демонстративно уставился в телевизор, показывая, что разговор окончен.

На питание сдавать было нечего. Оставалось не много, но нужно было и заправляться, и мало ли какие ситуации могли возникнуть в любой момент. Просить еще аванс у Владимира Васильевича было свыше сил. Артем молча прошел в комнату, чувствуя бессилия от удара там, где ждал меньше всего. За ним тихонько вошла мама.

- Ты не переживай. Он просто сегодня не в духе. Завтра все утрясется. Как у тебя?
– она присела рядом и провела по волосам сына. – Стричься пора. Зарос.

- Прорвемся, - Артем улыбнулся.
 
- Работаешь днями. Разве же это отпуск? – она не скрывала жалости.

- Эх, мама, отдохну еще. Жизнь большая, - он старался сохранить оптимизм, что получалось с трудом.

- Она-то большая, но уж очень быстрая. И не заметишь, как пролетит, - мама стала грустной и вышла, так же тихонько, как и вошла.

Что делать дальше он и сам не понимал. Есть работа. Может, даже есть бизнес. Но какой он? Потратил все деньги и что ждет дальше неизвестно.  Будет ли продолжение? Как все совмещать и как все это может приблизить его к Тане? Ведь нужно решаться на что-то принципиальное и планировать дальнейшую жизнь. Сейчас он хватается за все, пытаясь объять необъятное. Вряд ли это может продолжаться долго. Но, ведь принимать решение прямо сейчас его никто не заставляет. Хуже всего, что в следующем месяце нужно платить кредит, а денег почти нет. Есть кабель, есть куча датчиков, разъемов и еще бог знает чего. Есть даже инструмент, о котором он не мог и мечтать еще два месяца назад. Вот только пережить следующий месяц все это не поможет, если больше ничего не подвернется.  Впрочем, ведь есть еще та сумма, которую должен будет заплатить Владимир Васильевич. И, даже после расчета с Мишей, все выглядит совсем не беспросветно.  Эта мысль вдруг пришла в голову, и стало легче. Ну, а уж отказывать себе в мелочах, ему не привыкать. Вот только, нужно все закончить и обязательно все сделать очень хорошо.  Очень хотелось быстрее погасить кредит. Этот груз не давал покоя, но деваться пока некуда.

На второй неделе работа пошла значительно быстрее. Незаметная, нудная и кропотливая подготовительная часть была завершена, и сейчас Артем с видимым удовольствием, зачеркивал в своем ежедневнике пункты, по которым определялась последовательность этапов монтажа.  К середине второй недели стало понятно, что он заканчивает значительно раньше предполагаемого срока. Это могло означать только одно – у него еще будет время отдохнуть и, может даже, съездить к Тане. Они болтали каждый вечер, и она внимательно следила за каждым его шагом, поддерживая изо всех своих девичьих сил. Пожалуй, она была единственным человеком, кто по-настоящему верил в него.
 
Даже сны Артема превратились в продолжение дня, неустанно выискивая решения и идеи.  Вот и сейчас, он проснулся от того, что метался в поисках чего-то несуществующего.  Было даже непонятно, то ли он пытается сбежать, то ли наоборот, старательно разыскивает что-то потерянное и очень важное.  Складывалось ощущение, что где-то совсем рядом был ответ на волнующие вопросы, но где он, оставалось загадкой.  Даже открыв глаза, это чувство незавершенного поиска не покинуло, и Артем еще что-то вспоминал, наивно предполагая, что открытие было совсем рядом, и этот сон мог стать той спасительной нитью, которая разрешит его сомнения.
Сегодня он должен был закончить работу. Этот день он ждал с нетерпением и волнением.  Субботнее утро радовало солнцем и хорошей погодой. Первые испытания он провел еще вчера и остался доволен. Последние штрихи, спрятать провода и защитить датчики – все это было уже не сложно. Работалось легко, играла приятная музыка, доносившаяся из приемника. Строители сегодня отдыхали, Миша был уже не нужен и Артем даже не услышал шум подъехавшего автомобиля. Он обернулся лишь тогда, когда сзади рассмеялись, видимо он не слышал обращения, увлекшись процессом тестирования системы.  Смутиться пришлось еще и от того, что рядом с хозяином была красивая женщина, похоже, его жена. А чуть поодаль, рассматривал дом солидный мужчина, внешне напоминающего важного чиновника. Даже в этот выходной день он был в строгом костюме, и на лице читалась характерная придирчивость ко всему, на что обращал внимание его взгляд. Но, судя по постепенно смягчающемуся взгляду, ему все нравилось.
 
- Как успехи? – Владимир Васильевич не представлял спутников, видимо, не считая это необходимым.

- Я как раз заканчиваю, но продемонстрировать работу можно уже сейчас. Есть, конечно, отдельные гирлянды, которые нужно будет монтировать позже. Слишком много еще недоделок у строителей по внутренним работам. Но это та часть, которая по сложности напоминает замену лампочки. Если они не справятся, я подъеду в любой момент и помогу.

Артем начал демонстрацию возможностей его детища. Через пару минут подошел и гость. Его слушали внимательно. Периодически Артем ловил одобрительные улыбки и, как ему казалось, откровенное удивление.  Каждый момент он показывал в работе, раскрывая все возможности и преимущества в сравнении с предлагаемыми аналогами.

- И что? Я смогу все это даже на телефоне видеть? – Владимир Васильевич переспросил с явным недоверием.

- Это смогут все, кому вы захотите доверить возможность контроля. Кроме того, под отдельным паролем будет возможность управления, отключения или даже блокировки пользования. Вы сами определяете, что хотите видеть и знать, и что можете доверить, - Артем чувствовал себя на экзамене.

- И сейчас сможешь поставить? – неверие читалось в глазах хозяина.

Артем протянул руку, призывая дать ему телефон. Через три минуты Владимир Васильевич с удовлетворением нажимал кнопки, удивляясь и не скрывая улыбки.
 
- Стоп! Я и ворота открывать смогу с телефона?  - он пробегал по страницам программы. – Мне нравится. Я хоть и не силен в этой технике, но все понятно.

- У вас будет и чип, и все управление дублировано. Кроме того, стоит автономный источник питания. Отключение света не грозит катастрофой, - Артем замолчал. – Вот, собственно, и все.

- Удивил. Слышь, Толя, - он обратился к солидному товарищу, - а я ведь сомневался. Мне Гена заломил в три раза дороже, а ведь функций меньше было. Ну, думаю, блефует парень. А глянь, правда, круто!

- Мне нравится, - женщина впервые позволила себе высказаться и улыбнулась неожиданно приятно и доброжелательно, смутив вконец растерявшегося парня.

- Ты такое повторить сможешь? – «чиновник», как его окрестил для себя Артем, обратился к нему.

- Да, конечно, - вопрос звучал притягательно и неожиданно.

- Когда начнешь?

Хотелось танцевать. Лучшего продолжения придумать было невозможно.

- С понедельника, здесь уже все сделано.

- Держи, - Владимир Васильевич протянул деньги. – Здесь остаток. Но, знаешь, ты сам все закончи. Техника серьезная. Не хочу доверять ее моим штукатурам.

- Сколько аванс? – чиновник полез за бумажником.

Через пятнадцать минут они уехали. В руках Артема была визитка нового заказчика и пачка денег. Поверить в такую удачу было немыслимо еще вчера. Не было даже горечи от того, что от отпуска не осталось и следа. Уже через час они встретились с Мишей, нужно было рассчитаться с помощником и договориться на продолжение сотрудничества.
 
- Эх, люблю я конец работы. Пойду, жену обрадую, - Миша довольно потирал руки.

- Подожди. Мне еще один заказ предложили. Начало в понедельник. Все, то же самое. Поможешь? - Артем смотрел на меняющееся лицо товарища.
 
- Где ты успел?

- Случайно вышло. Как? Работаем?

- Ну, ты монстр. Уверен, что нам не пора увольняться? Мне твоя работа нравится больше.

- Не. Спешить не будем. Просто сезон, похоже, мы поймали струю. Как раз все лето они строились и вот переходят к внутрянкам.  Повезло, - первая волна эйфории у Артема прошла, и он стал куда спокойнее.

Дома Артем еще раз пересчитал деньги и, подумав, разделил ее на две части. Ту, которая была больше, он спрятал и вышел в кухню, где как раз мама накрывала стол, а папа читал газету в ожидании ужина.

- Вот, - он положил деньги. – На еду и заплатить за квартиру здесь хватит. Но собирать на свадьбу я буду сам и отдельно.   Если она вообще нужна, - последние слова были сказаны с какой-то рассеянностью. Вся эта праздничная мишура была сейчас от него слишком далеко.

- Что такое? Неужели заработал? – папа смотрел с недоверием.

- Да. И у меня есть еще один заказ. Следующие две недели я тоже работаю, - Артем выпалил на одном дыхании, боясь, что у папы опять есть планы и ему придется их нарушить.

 - Но на дачу нас закинешь завтра? – тот смотрел серьезно и даже непривычно. – Можешь не работать. Только если что забери потом. А то в этих автобусах давиться.

- И завезу, и заберу, - от сердца отлегло. Видимо, мама все же провела беседу. Ожидать такое добродушие было удивительно и странно.
 
- Где тебе поправиться, - мама думала о своем. – Работаешь днями, тренировки эти, да еще шахматы. Оно тебе надо столько? Отдохни. Сходи с Денисом погуляй.

- Обязательно, - Артем глянул на часы. Было еще семь, и он схватил форму. – Я в зал, а то пропустил занятие, нужно наверстать.

Тренировки он не пропускал. Это стало своего рода стимулом и особенно приятно, что время не пропадало даром. Очень хотелось, чтобы его увидела Таня. Она будет удивлена, как он смог измениться за это время. Нет, стать настоящим атлетом он не успел, но и от того мальчика, который однажды испуганно вошел в аптеку познакомиться, уже не осталось и следа.  Настроение добавляла новая работа, жизнь налаживалась, и на этой волне занятие прошло просто отлично. Витя отметил его хорошую форму и даже тренер задержал взгляд, пересчитывая вес штанги, когда Артем выполнял жимы.

- Растешь парень. Молодец, - он не смог не отметить желание и целеустремленность Артема.  Слишком много желающих нарастить мышцы пробегает перед ним в течение года и пропадая через месяц. Приятно, когда появляется кто-то новый и постоянный. Артем уже стал здесь своим, а все смущения остались в далеком прошлом.

Воскресенье началось со звонка с работы. Очередная работа не двигалась с места. Пришлось завезти на дачу родителей и ехать спасать завод. Как говорил барон Мюнхаузен: «На сегодня у меня запланирован подвиг».  Подвиг, наверное, не планировался, но и спрашивать никто не собирался. Очередной заказ повис на грани срыва. Мало того, если неприятность должна случиться – она произойдет в самое неподходящее время.  И выходные целиком попадали под это определение. Почти три часа пришлось носиться по всему заводу, разбираясь с упаковкой,  решая проблемы браков и проверяя чертежи нового заказа.  Когда казалось, что все проблемы решены, и можно было с чистой совестью уезжать, ворвался взволнованный стекловар:

- Тема, авария! Что делать?

Причина стала понятна при первом же взгляде. Оборвалось крепление на двигателе подачи сырья.  Через пять-шесть часов бункера опустеют. Получается, если не сделать, то прямо сейчас нужно остановить производство, сократив подачу шихты до минимума.

- Сварщика нет, токаря нет, - мастер смены методично перечислял все трудности сегодняшнего дня. – Ничего мы не сделаем. – Вердикт был вынесен категоричный и однозначный.

- Вот что мне всегда нравилось на нашем заводе – это оптимизм, - Артем смотрел на собравшихся вокруг валяющегося двигателя дежурных по смене. Электрик, киповец, газовик, слесарь и мастер – здесь были все, но толку от них не было никакого.

- Нужно точить прут, а потом его приварить. Но нет же никого, - мастер еще раз повторил свой вывод.

- Ключи у тебя все с собой, - Артем смотрел раздраженно, пытаясь успокоиться и не сорваться. Накрывался и этот выходной.

- С собой, - ответ был таким спокойным и флегматичным, что пришлось считать до десяти, чтобы не начать откровенно орать. Да и за что орать было не понятно. Никто в случившемся виноват не был.

- Пошли, - почти бегом кинулся в сторону слесарки.

- Открывай, - Артем кивнул на дверь, где располагался участок ремонта форм.

- Дедкович убьет, - мастер испуганно замер.

- Ты завтра выходной, я в отпуске – не убьет. Некого, - ждать было нечего.

Артем подошел к стеллажу, где хранился металл. Прут, очень близкий по диаметру он нашел быстро. Отпилить его и закрепить в станке, было  делом пяти минут.

- Ты что, умеешь работать на станке? – мастер зачарованно смотрел на технолога.

- Первый раз. Кстати, ты не знаешь, какой резец пойдет?

- Вот этот, кажется, - уверенности в словах невольного помощника не было, но вариантов не было в любом случае.

- Я разобрался в теории вероятности. Я на пять сдал математический анализ радиоэлектронных систем. Я даже понимал, как распространяются электромагнитные волны и все такое прочее. Ты что, хочешь сказать, что токарь знает больше? Или что его работе невозможно научиться? Бред.

Пришлось позвонить знакомому, уточнить кое-какие детали. Что-то Артем все же знал.  Больше времени пришлось потратить на подготовку.  Испортив первую, он достаточно быстро выточил три шпильки. Нарезать резьбу оказалось куда проще. Решив не рисковать, он сделал это вручную. Уже заканчивая работу, Артем увидел незнакомого мужчину не высокого роста, стоящего в дверях.

- Эдгар, - он протянул руку, говоря с явным акцентом. – Я здесь новый главный инженер.

Артем вспомнил, что ходили слухи о том, что хозяин не доволен реализацией новых проектов.  Кто-то говорил, что планируются кадровые перемены, но вникать в их суть не хотелось. Сейчас стало понятно, что у них появился новый человек. И этот человек сейчас находился перед ним.

- Что вы делаете? – он с интересом наблюдал за действиями Артема.

- Оборвались крепления двигателя. Нужно быстро что-то придумать.

- Вы токарь? – он рассматривал Артема с интересом, но при этом весь его вид вызывал расположение и участие.

- Нет. Я технолог. Но ждать до завтра нет возможности. Вот и приходится, - Артем махнул рукой в направлении станка.

 - А где токарь? – Эдгар не унимался.

- Нет его по выходным, - мастер вынырнул из-за спины Артема.

- А почему я вас не видел на этой неделе? – вопрос адресовался к Артему.

- Я в отпуске. Вот вышел. Позвонили.

- Продолжайте, - Эдгар не ушел. Он стал на расстоянии, чтобы не мешать.

Взяв сварочный аппарат, они двинулись к транспортеру. Новый главный инженер шел рядом.

- Вы умеет пользоваться сварочным аппаратом? – он с интересом смотрел на Артема.

- Нет. Но будем разбираться. Мы же должны до утра как-то доработать, - было бы проще, если бы он не увязался следом.  В привычном кругу можно было отшутиться и не обращать внимания на наблюдателей. Но под взглядом начальства все выглядело иначе.

 - Я помогу.

Он вообще был странным.  Просто имя и обычное общение. Он расспрашивал о заводе и по этим вопросам Артем понимал, что человек разбирается во всех проблемах. В нем угадывался специалист высокого уровня.  Они подошли к транспортеру и Эдгар, отодвинув мастера, стал рядом с Артемом.

- Смотрите, - он сам взял аппарат. Это цепляем здесь, это сюда, - действия были уверенными и Артем понимал, что человек и правда умеет варить. Впоследствии станет понятно, что Эдгар умеет еще много чего. Он прошел путь от наладчика, до ведущего специалиста.  Не было ни одного участка завода, где его можно было поставить в тупик. А если и случались такие моменты он не уходил, пока не понимал принцип работы и не устранял проблему. – Самое важное поймать дугу. Это нужно почувствовать. – Он надел маску и быстро приварил первую шпильку. Шов получился ровный и красивый. – Пробуйте. – Он передал Артему электрод.

В первый момент тот просто приварился к раме крепления.  Пришлось отрывать и начинать сначала. Было неловко под взглядом нового руководителя, но Эдгар не спешил забирать у Артема работу.

- Не спешите. Здесь не сложно, - его акцент становился привычным.

Пришлось помучиться. Получилось не красиво и было очень жаль, что он все испортил. Но Эдгар неожиданно поддержал:

- Будет держаться. Это самое главное. А красота она потом придет. С опытом.

Они были знакомы час, но Артем проникся к нему откровенной симпатией. В этом человеке расположение вызывало все: спокойствие, рассудительность, улыбка и необыкновенная доброжелательность. Он был слишком не похож на всех начальников, которых приходилось видеть раньше.

Дальняя поездка в незнакомый город за комплектующими здорово прибавила уверенности за рулем.  Страх остался позади, и уже не было желания пройти пешком, если можно было проехать на машине.  Пришло чувство какой-то мальчишеской солидности, и было очень приятно крутить в руках ключи от машины, подчеркивая приобщение к кругу тех, кто уже забыл стоимость проезда в автобусе.  Устранив текущие проблемы и, оставшись под впечатлением от знакомства с новым начальником, Артем завез родителей с дачи и, не выходя из машины, рванул в шахматный клуб.  В пятницу был третий тур, а сегодня игрался четвертый. Вопрос, вышел ли Андрей из затяжной депрессии волновал куда больше, чем выступление национальной сборной по футболу. Тем более там шансов было куда меньше.  Тем обиднее было увидеть на доске объявлений, что и в третьем туре была всего лишь ничья. Пол очка из трех – результат, который мог обрадовать только Артема, играй он в этом турнире. С опаской он прошел в зал, откровенно страшась увидеть поникшего и в конец разобранного Андрея. Но, на удивление, он был бодр и свеж.  Мало того, расположившись на последней доске, он восседал с таким видом, что именно она и есть первая. Артему он чуть кивнул, вновь уставившись в доску. Его партия завершилась первой. Эта победа была встречена не скрываемым сарказмом Софии Львовны, получающей нескрываемое удовольствие от такого унизительного положения вечного оппонента во всех ее начинаниях:

- Поздравляю! Наш чемпион громит конкурентов! Правда тебе не кажется, ты перепутал верх и низ? – она смотрела с улыбкой, наслаждаясь своим остроумием и возможностью уколоть.

- Ах, Софа, знать бы где тот верх.  Все еще думаешь, что ты всегда на гребне будешь? Чай тоже не молодеешь.  Молодые подпирают. Они наглые, сильные, притопчут и тебя, - Андрей говорил, словно через силу.

- То, что ты сволочь я всегда знала. Вон, Дашук на первой доске. Друг собирается на республику. Кстати, вместо тебя в этот раз, - она почти шипела, не собираясь оставлять последнее слово кому-то кроме себя.

- Ты так и не поймешь: не я, не Дашук, не Тимоха, ни даже твой поклонник Левин туда уже ездить не должны. Мы старые бараны для этих вершин. Скажи лучше, где твоя молодежь? Где надежда нашей школы и твое будущее? Мы – это уже история, пропитая и забытая давно. А вот с чем ты собираешься в светлое будущее вопрос, - Андрей отвернулся, всем видом показывая, что продолжать разговор не намерен.
 
- О себе думай! Сдохнешь на помойке никому не нужный! Чемпион хренов, - она оглянулась вокруг. Только сейчас стало понятно, что их разговор привлек внимание всех, кто был в зоне слышимости.

- Софа, я тебя умоляю, - Андрей улыбнулся и получилось действительно искренне. – Ты думаешь, когда мы сдохнем придется переживать, где это случилось?  Я боюсь, что будет как в старом анекдоте, где совсем не хочется воды. – Он дернул Артема за рукав и они вышли из клуба, не дожидаясь ответа и «продолжения банкета».

- Ты прямо в ударе, - Артем со смехом, наконец, поздоровался с другом. – Сегодня сразу две победы. Мат Софе вышел особо удачным.

- Это был экспромт, - Андрей был явно доволен собой. – Я прикинул, можно побороться. В тройку войти не проблема. С первым местом сложнее. Вот только не пойму, мне оно зачем? Все равно не поеду на республику. Там парни сильные. С ними мне уже тягаться тяжело.

- Разве нужно думать о том поедешь или нет? Ты играй.  Прикинь, ты им такую фору дал. Если и сейчас сможешь  стать первым  - это просто фурор, - Артем пытался создать стимул. Очень хотелось, чтобы проснулась в Андрее жажда борьбы.

- Кому он нужен этот фурор? Если бы мне было шестнадцать…, - он не договорил.

- А какая разница? Или что, мне готовится к тому, что после сорока победы не нужны?

- Тебя что, серьезно волнует вопрос, что будет после сорока? – Андрей смотрел не то удивленно, не то откровенно издеваясь. – Я еще не готов на него ответить. Я второй день как из запоя. И заметь, - он остановился и Артем, идущий следом, почти уткнулся в него, - я еще не уверен, что вышел из него. Но, - он сделал глубокомысленную паузу, - все же шансы есть. Поехали домой.

- Я думал, что после сорока люди становятся серьезными и уже не делают глупости, - Артем не мог успокоиться.

- Ну, ты даешь! – Андрей расхохотался. – Ты что? Правда думаешь, что в сорок вдруг откуда-то появляется ум? Успокойся. Все, чего не было, не появится. Это же физика, закон сохранения энергии. Как там? - он наморщил лоб. - Из ниоткуда ничего не появляется и в никуда не исчезает. В общем, не ручаюсь за достоверность. Просто смысл такой:  идиотизм с годами мигрирует и приобретает вид опыта, который подсказывает, что пороть херню нужно с серьезным выражением лица.  А если при этом ты можешь еще и набить морду - твои аргументы просто неоспоримы.
 
- Начинаю верить, - Артем не отрывался от дороги, хохоча и соглашаясь во всем. – Примеры подтверждают каждое твое слово.

- Примеры?! Студент, доживи до сорока, и ты поймешь, сколько приключений осталось в твоей заднице. 

Андрей рассказывал так захватывающе и вдохновенно, что начинало казаться, что жизнь действительно начинается после сорока.   


Рецензии