Стихи 2014 г

А У НАС

От тех, кто смотрел на небо сквозь прорези в ложках –
Ни монеты, ни привета, ни пальмовой ветви в вазе.
Тем, кто чокался, словно бокалами, снятыми пожарными касками,
Вечно черпать болотную жижу
Мирового нашего океана.

В зарешёченное окно вентиляционной избушки
Виден новый день, новый день, новый день.
Здесь мужчины натирают пах цементом,
Задрав до лопаток строгие пиджаки.
Здесь мальчики кутаются в подожжённые шторы,
Чтобы быть похожими на пляшущих девочек
В пылающих юбках.

Давно здесь не было того,
Кто установит новый санаторно-исправительный порядок,
Рыбий скелет вернёт речной воде,
А миллиарды лет света – звезде,
Умилительный розовый фантик бережно отнесёт
В обёрточный цех кондитерской фабрики.

Стрекочут кузнечики и в наушниках песни,
Провоцируя непредвиденные сокращения мышц.
Влюблённые, хватаясь губами за кроссовки любимых, ползут по следам,
В канавах, в подвалах, в обсерваториях, в крематориях,
В зданиях столичного Кремля
Идут привычные работы.

29 декабря 2014 г.


Трофим поскользнулся на брошенной кожуре,
А может, на выброшенной рыбе.
Все, кто наблюдал за ним с верхней террасы,
Дружно подавились жвачками
И, вытянув неоперённые шеи,
Зашлись в подлинно журавлином кашле.

Он хотел потуже стянуть весь мир петлёю себя,
Знал, что падёт, как безвольный солдат, как цветочный горшок,
Земля из которого будет подобна могильной.
Знал – в целлофан обернут при жизни,
Так туго, что не сможет закрыть глаза,
Но сможет бесконечно блестеть.

Колесница не раз срывалась с хайвея – он выезжал,
Звезда его не раз проваливалась
Сквозь крышу на чей-то чердак –
Он взламывал дом, подбирал её, тлеющую,
На дощатом мышином полу.
Встанет ли он сегодня?

Может. Должен. С террасы хищно глядят.

23-24 июля 2014 г.



Пока некто, впечатанный в книги и архивы,
Возгорается, затухает и тухнет в чьей-то памяти,
Я живу и появляюсь в дверях,
Неожиданный и неотвратимый,
Словно упавшее с ветки,
Словно хрустнувшее под ногами,
Словно вытекшее из сырого яйца.
Киваю, пожимаю, обращаюсь, плюю,
Пока есть кому увернуться.

Пока некто, приютивший жуков и червей,
Свистит соловьём в гробу,
Я живу и щёлкаю мышью,
Невидимый и нежеланный,
Словно ползущее по лицу,
Словно урчащее в животе,
Словно воняющее в темноте.
Удаляю, добавляю, увеличиваю, вращаю,
Довольный временем и местом.

Пока некто сидит на небесной скамье запасных,
Оставив миру свой блистательный проигрыш,
Я живу и забываю правила,
Стихийный и неуёмный,
Словно полыхающее над лесом,
Словно свистящее в трубе,
Словно попавшее не в то горло.
Разгружаю, гружу, разбегаюсь, скольжу,
По зеркальным полам и озёрам.

Пока некто бредёт босиком по грани,
Пока некто босиком – и по самой грани,
Я живу и чищу ботинки,
Раздражающий и объяснимый,
Словно стреляющее искрами,
Словно давящее в паху,
Словно привидевшееся в пустыне.
Привижусь, прицелюсь, приближусь, прижмусь
И насквозь проползу, не запомнив.

24 апреля – 1 мая 2014 г.


Мне приснилось, как парус, установленный на льдине,
Сосредоточенно грызли полярные бурундуки.
Время во сне шло медленно,
Оставляя медвежьи следы на небе,
И голубые подводные звёзды,
Светили сквозь китовую толщу льда,
Словно огни подлодки.
А я стоял в распахнутой пингвиньей шубе,
Смотрел на белых, как сахарный снег, бурундуков,
Вцепившихся в парус,
И отчаянно пытался промёрзнуть насквозь и проснуться.

24-25 апреля 2014 г.



Как простые люди, были покорны простые лошади,
Когда простые меднолицые казахи
Их погружали в ракету.
Спокойными, как аральские воды, глазами
Она глядели в иллюминатор на каменную степь
И мучились неразрешимым вопросом:
Растёт ли в других галактиках овёс?

25 апреля 2014 г.



Что мне русское поле или лунная степь?
Ни вскопать, ни сфоткать, зубы ящера не посеять,
Даже говном своим удобрить стыдно.
Где, товарищи, родина космополита?
Правильно, где кошелёк.
Следовательно, моя родина – Яндекс.

1 мая 2014 г.


Круглая, как дом,
Жёлтая, как лёд,
Холодная, как солнце,
Ползёт над землёй и трубой луна.

Жалюзи пожёвывают звёзды,
Упавшие наушники сеют на пол песню,
Ночь слышит, ночь знает, ночь опутывает проводами –
Причёсывай руку, обстригай глаза.

А будущим днём
Бетонному озеру испариться, подняться облаком –
Катайся валиком, стучи валенком, ползи катком.
Башне на обед закрыться, киоску обрушиться на город,
Люби себя, люби людей, вали отсюда, маши крылом.

6 мая 2014 г.


ДИССИДЕНТ

Бывший советский диссидент
Варит картофель на кухне со старым линолеумом.
Пока таймер на подаренном дочерью смартфоне
Не вернёт к плите,
Он может смотреть в окно на новых и старых
И таких свободных,
Почти свободных людей.
Кастрюля потрескивает, точно сиплый костёр,
Желтеет кожурой мусорное ведро,
Желтеет потолок, желтеет кожа.
К людям, к машинам, к свежим газетам он редко выходит –
Сердце, суставы и, главное, нет интереса.
Из старых друзей – престарелый катакомбный священник,
Иногда выходящий в скайп.
Из новых – что-то купленное на птичьем рынке,
С младенческим писком ползущее к блюдцу.
Компьютер сонно мигает в единственной комнате –
Он не включит его до вечера.
А включив, с ворчанием огородника распутает наушники,
Включит товарища мятежной молодости,
Ныне частого гостя на радио «Свобода»,
В котором некогда видел наставника.
Наставник выглядит моложе забытого ученика,
И седина, и глаза его ярче.
Утомившись неузнаваемой речью,
Он перейдёт на советские песни,
Которые некогда ненавидел.

23 июля 2014 г.


Хорошо на краю обрыва
Смотреть сквозь мелколесье пижмы
На схваченную проволокой территорию
Бесконечно, безнадёжно неблизких людей.
На асфальтовом пустыре
Среди шин и ящиков
Покачиваются, перекуривая, чёрные чернорабочие
С головами цвета шинной резины.
Покачиваются дистрофичные беспалые берёзки
На крыше заброшенного корпуса.
Я тоже покачиваюсь
На мысках
Наверху,
Дымя сигаретой вприсядку.
В долгой перспективе территории завода
Труба – что мой окурок,
Не больше.
Ветер раскачивает дым, раскачивает стволы,
Раскачиваются люди.
А я качаюсь сам по себе
В обратную от них сторону.

Очкарики и человеколюбы,
Дипломированные носители
Увесистого знания об этике, о бесконечном добре
И зияющего незнания о первобытном зле,
А также серьёзные пацаны
С рубящим взмахом ладоней
И орлиным разлётом предплечий,
Клювастые пожиратели чего-то,
Что является или не являются падалью,

Подивитесь моему жестокому открытию:
Я качаюсь в обратную сторону.

2014 г.


АВАНГАРД

Запустим мы по Млечному Пути шесть комбайнов,
И след от их въедливых шин,
Улёгшись серой клетчатой дугой,
Серой ущербной радугой,
Будет красивей комет и созвездий.
Измерять его будут земные люди,
В земные телескопы и земные озёра глядя.
Прокрадутся по нему цепкими коготками-взглядами
Земные ночные коты,
На земных ночных крышах сидя.

Меня прежде всерьёз волновало,
Что пёстрая, как гриб, как азиатский терем,
Карусель нашей истории
Катает, развлекая движением и ветром,
Лишь бессовестных, как дети, карликов-царей.
А толкают их императорских пластиковых лошадок,
Утвердившись по разные стороны,
Рабочий и рифмоплёт,
Каменщик и менестрель.

А сейчас у меня почти зимний, почти ясный день.
В незашторенном окне комнаты
Далёкие катера и близкие дома
И низкое облако, несомое ветром,
Белое и быстрое, как «скорая помощь».
К сегодняшней режуще-синей московской зиме
Я успел поверить:
Короли не сильнее шутов и крыс,
Не сильнее крысиных хвостов,
Не сильнее любого хвоста. 
Они сами – хвост любого движения: поезда, одиночного прицепа, луча,
А мы – и верх, и перед, и нос, и бивень.

Нам достаточно шести комбайнов –
С каждого континента по машине –
Чтобы урчащий грохочущий караван
Бесплотную окраину изъездил,
Избороздил эфирный грунт,
Чтобы сделать наше небо клетчатым
Сплошным переплетением колейных дорог,
На каждую нанизав по миру.
Где-то так же хмурят бороды ели,
Тот же север, серые пустоши, хмель,
Чья-то Родина с большой буквы,
Так же поучают сынов и рабов орденоносные мясники.
Мы дадим им узнать друг о друге,
Узнать сотню всемирных историй,
Семейства планет обратив в систему зеркал.

6-7 декабря 2014 г.


Рецензии
Какая мощь! Сражена на повал восторгом.

Маша Мишина 2   21.10.2018 14:45     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв.

Лобанов Александр   21.10.2018 16:48   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.