Самый сильный пламень

   Ночная дорога, покрытая пылью и перепрыгивавшими её лягушками, ничем не примечательна и вряд ли бы кого-то заинтересовала. Также никто из водителей не обращал внимание на лежащего у обочины старого нищего, умиравшего от рака и неспособного оплатить лечение. Его потрёпанный костюм и ставшая седой раньше обычного срока щетина давно покрылась пылью от проезжавших мимо машин и двух автобусов, один водитель едва не задавил несчастного и даже не заметил, что прибавил к своим многочисленным непотребствам ещё и равнодушие к нуждавшимся в помощи. Старик уже не слышал ночных дуновений ветерка, боль и жар пожирали его заживо и отнимала силы, он не ощущал ничего, кроме одного чувства, которое единственно поддерживало в нём ту непрочную и слабеющую жизнь. Ему, конечно же, всякие лицемеры скулили в уши, что это плохо, что лучше тихо сдохнуть в уголке и не отсвечивать.
   В такие моменты в груди старика к подобным тварям, бессердечным и не достойным ничего личностям, горела чистая и совсем ничем не смягчаемая ненависть. Самое сильное чувство тех, кто действительно в беде, и кому неоткуда ждать помощи. Ненависть к несправедливости и равнодушию, ко всей непотребной и омерзительной гадости, которую все зовут ”мировой порядок”. Все те, кто её поддерживают, кто называет себя оптимистом и уверенным в себе, это просто везунчики, которых по-настоящему никто не бил болезнью или бедами. Их бы так всех, как меня, яростно думал умиравший на обочине, тогда лишь бы поняли, чего жизнь стоит, и достойны ли они жить. Конечно, проще отвернуться от страдавшего и сделать вид, что ничего не происходит, а чуть что, сразу вой поднимают до небес и требуют вселенского к себе внимания! Девушка бросила или некуда поехать на выходные, или нечего надеть, и так вопить! Да вы хоть раз болели по-настоящему, брошенные всеми? Тогда лишь поймёте, что такое ваш миропорядок и всё такое прочее, чем вы прикрываете свои непотребства!
   Умирающий старик еле поднялся, взбодрённый ненавистью к несправедливости, прошёл прямо пару шагов, и его сразу же сбил нетрезвый мотоциклист, решивший развеяться. Качающегося человека он не увидел. А зачем, всё же ништяк, мы по сторонам не смотрим и не оглядываемся! Налетев прямо на несчастного, он упал на бок, проехав под мотоциклом и переломав себе все кости, и врезался прямо в столб у обочины дороги, убив себя и того старика почти что сразу.
   Одно хотя бы было приятно, пьяная мерзость, не сочувствовавшая никому и жившая за счёт других, издохла под своим мотоциклом рядом со своей жертвой. Несчастным и больным стариком, который, в кои-то веки, громко и с триумфом рассмеялся, хрипло произнёся: ”И ты пойдёшь со мной!”. Горящие утолённой местью  бесцветные от страданий глаза, старческие глаза, были последним, что увидел в своей жалкой жизни прожигатель таковой, впервые искренне сжимаясь от непреодолимого ужаса и понимания, что получил, что заслужил.
   Жалко же правильным людям в такой ситуации, узнавшим обо всём этом, было лишь отмщённого старика, который пал безвинной жертвой людского вранья и равнодушия! Когда же все подобные отбросы получат по заслугам?


Рецензии