Францишка из Дюкленвальде

1.

Случилось это лет сто назад, а может даже и больше, в Дюнкленвальде. Этот симпатичный пряничный городок до сих пор стоит окруженный густыми еловыми лесами в восточной Померании на полпути из Штеттина в Гданьск.
Так вот, жила в Дюнкенвальде маленькая девочка Францишка, рыжеволосая и курносая. Сирота. Все ее богатство - красивая флейта, сделанная из бамбука, лакированная и украшенная золотистым узором.  Когда Францишка перебирала по флейте тоненькими пальчиками, инструмент издавал прекрасные звуки. С кем и где жила девочка, никто не точно знал. Кто-то говорил - что у бедной бездетной старьевщицы, тетки Августины, в лачуге на окраине Дюнкленвальда, но вообще до забот о несчастной девочке никому в городе не было дела.
Каждое воскресенье Францишка в чистеньком сарафанчике приходила к городскому кафедральному собору и играла музыку. Ее незамысловатые мелодии отличались нежностью и вызывали добрые чувства. Прежде такие никто не слышал и откуда юная флейтистка их выдумывала, никто не знал. Девочка говорила, что мелодии ей напевают птицы. За нежные песенки жители города платили Францишке маленькие медные монетки. На этот свой заработок сиротка и жила.
Тот год оказался самый несчастливый за всю историю Померании. Долгожители не могли припомнить столь дождливого лета. В полях на корню сгнил весь урожай. Собрать не удалось ни единого зернышка, ни одной картошинки. К началу зимы люди стали бедствовать. В город пришел голод. Из-за него в Дюнкленвальде даже не открыли рождественскую ярмарку.
Раньше в это время по дороге из Штеттина в Гданьск и обратно шли обозы, груженые лучшими товарами. В маленький померанский городок посреди густого леса, привозили продукты крестьяне: копчености и соления, добротное домашнее пиво и вяленую рыбу, мед и варения. Держали марку местные ремесленники:  льняное сукно и гончарные изделия разбирались покупателями нарасхват. И, конечно, пряники! Таких вкусных, как здесь, не найдешь во всей Померании. Не было нигде от Штеттина до Гданьска такой богатой торговли, как здесь в Дюнкленвальде! Гордый бургомистр, поглаживая себя по животу толстыми розовыми пальцами, любил ходить по рождественской ярмарке среди прилавков, переполненных лучшими товарами со всей Балтии, а горожане пребывали в веселье и благополучии.
Теперь все изменилось. Лавки закрылись. Каждый в этот страшный год спасался как мог: в лесу собирали из-под снега клюкву, обдирали ягоды рябины и шиповника, охотились на зверей. Впрочем, какая тут охота? Всех зайцев и косуль переловили еще в начале осени. Отощавшие от голода волки каждый день приходили к городу просить милостыню. В вдобавок ко всем несчастиям зима выдалась страшно холодной, так что люди старались реже выходить на улицу. Лишь изредка от дома к дому передавались грустные новости о том, что кто-то покинул родной край в поисках лучшей доли, а кто-то умер от холода и голода. Так, однажды прошел слух о смерти старой фрау Августины…
И вот наступило Рождество. Как водится, в этот день открылся собор для праздничной службы, только на нее не пришел ни один прихожанин. Ледяной ветер не выпускал жителей Дюнкленвальде из домов. И тут пастор заметил маленькую худенькую фигурку у входа. Это оказалась Францишка со своей флейтой. Вслед за юной музыканткой в собор стремительно влетела острая струя холодного воздуха и погасила все свечи.  Бледная замерзшая девочка смотрела на священника грустными голодными глазами.
– Ты понимаешь, у меня ничего нет. Ничего-ничего. Совсем. – Пастор лишь развел руками. – Нет даже самых маленьких крошек чтобы покормить мышек в соборе.
– Не беспокойтесь, святой отец. Зато у меня есть флейта. Я буду играть музыку и тогда может кто-нибудь придет. Ведь сегодня праздник!  В этот день никак нельзя без музыки.
Девочка встала у собора и стала играть. Ей было очень холодно.  Замерзали пальчики… Но никто так и не приходил. Францишка играла все громче и громче изо всех сил, что у нее оставались, но Соборная площадь по-прежнему оставалась пустой. Злой ветер завывая, старался заглушить флейту. Он один гулял по площади.
Горожане, сидя в своих домах, слышали музыку, которая становилась все жалобней, но никто из них так и не пришел к собору.
Францишка играла долго. Девочка старалась… Временами музыка становилась тише, а то и почти неслышной – ее заглушал ветер. Несколько раз флейта замолкала, но потом Францишка передохнув, снова продолжала играть. Прошло много времени, может – целый час или даже больше…  и вот музыка прекратилась совсем… Жители еще долго вслушивались в завывания злого ветра, но все тщетно…

2.

Нет, дорогие друзья, беспокоиться не стоит - с Францишкой ничего страшного не случилось. Девочка пережила голодную зиму. Просто в тот самый день – в рождественский праздник, она ушла из Дюнкленвальда. Францишка покинула город вместе с пастором, который закрыл свой собор, так и не дождавшись никого из прихожан. Говорят, что после их видели где-то на побережье Балтики, и что у них там все сложилось хорошо. Будем верить, что это правда…
Много-много лет прошло с тех пор.  И бургомистров в Дюнкленвальде сменилось не счесть сколько. Только все эти годы уютный пряничный город оставался без музыки. По какой-то причине бродячие музыканты и артисты обходили Дюкленвальд стороной. Может из-за этого здесь больше не было и веселых рождественских ярмарок. Жители собирали богатые урожаи, трудились умелые ремесленники, но все равно с праздниками ничего не получалось. Иногда в рождественскую ночь горожанам казалось, что они слышат грустную мелодию флейты… Нет, конечно, это просто зимний ветер гудел в каминах их домов. Жители Дюкленвальде грустили и все чаще вспоминали историю маленькой Францишки…
И вот однажды в город пришли бродячие музыканты. Было их аж пять человек. Эта весть сразу облетела весь Дюнкленвальд. Радостные горожане вышли встречать долгожданных гостей на Соборную площадь, ведь все соскучились по музыке. Только музыканты оказались старые, какие-то мрачные люди, в грязной оборванной одежде. Это был весьма странный совершенно нескладный оркестрик. Играли музыканты скверно какие-то тоскливые непонятные мелодии. Может они и появились здесь потому, что при такой их музыке в другом городе их никто бы не стал слушать и сразу бы прогнал.
– Но, нет! – наконец, решился бургомистр Дюнкленвальда. – Не для того мы столько лет ждали вас, чтобы так просто отпустить из нашего города! Да и не надо вам дальше никуда идти. Мы в состоянии позаботиться о вас! Разве не так? – обратился он к жителям города.
И ни один житель не остался в стороне. Нищих музыкантов отвели в бани, обстирали, приодели, сытно накормили. Каждый горожанин чем мог старался им угодить. Бургомистр и пастор сопроводили музыкантов в уютный домик при Соборе и объявили, что здесь теперь они будут жить, не зная ни в чем нужды.
Жители городка были довольны таким решением.
 – Ничего, – уговаривал себя бургомистр, – все как-то наладится. И правда: нельзя же бесконечно горевать о прежних ошибках и просто ждать.
В ту ночь он долго не мог заснуть… В окно заглянули первые лучики солнца, когда кто-то постучал в дверь его дома. Сонный градоначальник удивился, увидев на пороге все тех же нищих музыкантов.
– Не обижайтесь, господин бургомистр, но мы должны идти дальше, – сказали они виновато, – Мы не можем остаться в вашем чудесном гостеприимной городе. Такая наша судьба. Мы – бродяги и ничего с этим поделать не можем. Но мы будем всю свою жизнь помнить вашу доброту и молиться за процветание самого доброго города в Померании – Дюнкленвальда, жители которого так щедры и любят музыку!
– Очень жаль, – расстроился бургомистр, – Наш город много лет оставался без музыкантов. Вчера вы нам подарили надежду, а теперь вот уходите. Значит снова не быть в нашем городе музыки.
– Ну, что вы! Мы уверены, без музыки ваш город не останется. Это было бы несправедливо, – ответили музыканты. – Вам не стоить жалеть о нашем никчемном оркестрике. Мы не те музыканты, которых заслуживает славный город Дюнкленвальд. По правде говоря, мы и играть-то совсем не умеем.
Бургомистр развел руками, а благодарные бродячие музыканты, поклонившись, ушли…

Эпилог

Приближалось Рождество.
В пряничном городке Дюнкленвальде все шло обычным порядком… И вдруг неожиданно, уже перед самым праздником, в городе стали собираться музыканты со всех концов Померании. Каждый из них приходил со своими удивительными инструментами и прекрасными песнями. Впервые за много-много лет жители лесного городка открыли богатую ярмарку, на которой полилась чудесная музыка. И не было в это Рождество во всей Померании места веселей! И ни один музыкант не остался без угощений!
А потом на Соборной площади горожане поставили красивую маленькую скульптуру девочки с флейтой. В назидательную память о Францишке, маленькой жительнице Дюкленвальда, которая играла на флейте.


Рисунок Татьяны Никольской


Рецензии
Каждый из них приходил со своими удивительными инструментами и прекрасными песнями. Впервые за много-много лет жители лесного городка открыли богатую ярмарку, на которой полилась чудесная музыка.
Вспомнил детство. В поселковом клубе выступали и гармонисты, и баянисты. Была и мандалина...

Вячеслав Александров 2   06.02.2019 13:45     Заявить о нарушении
Спасибо Вячеслав за Ваш отклик! Возможно и в поселок вашего детства когда-нибудь музыканты еще вернутся! И снова зазвучит мандалина!

Юрий Николаевич Егоров   06.02.2019 14:44   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.