Отчаянная просьба

    

     Холодный зимний вечер в Центральном Казахстане  наступает рано. Постоянный злой ветер, мороз и горы снега – неотъемлемая часть природы тех мест. К тому же довольно близко от районного города беспрестанно дымят два цементных завода. Поэтому снег бывает белым только минут двадцать, а потом белое можно увидеть лишь в глубине следов.

      Вы, трое семнадцатилетних девушек, идёте в темноте по утоптанной в серых сугробах  тропинке, крепко сцепившись за руки, в которых ещё и сумки с вещами.  А на ваших спинах висит здоровый пьяный парень, обхватив руками плечи крайних девушек, сильных и высоких, и специально волоча ноги, чтобы затруднить движение и не дать вам продвигаться к железной дороге. Он издевается, мучает вас, обсыпает потоком брани, но вы молча, стиснув зубы, тащите его и только высчитываете, что остаётся сто метров, пятьдесят, двадцать… А потом придёт электричка, вы уедете, и кошмар закончится. Должен закончиться. Хотя бы на два выходных дня.

      Ему нужна только ты, та, которая в центре. Ты – хрупкая, небольшого роста, с тонкими чертами лица, короткой стрижкой «под мальчика», которая тебе чрезвычайно идёт. Сейчас ты в тёмно-синем драповом приталенном пальто до щиколоток с белыми опушками по низу и по рукавам и в белой искусственной шапке – ушанке. Он так тебя и называет «Моя снегурочка». Только вот «моя» - его желание  и цель. Ты не можешь даже  мысленно представить, чтобы сюжет развивался в таком направлении.

      А всё начиналось именно с этой белой шапки. Общежитие для первокурсников –  отличная школа жизни. Там тебе посоветовали чистить шапку мукой: сначала насыпаешь её обильно, мнёшь в руках мех, а потом тщательно вытряхиваешь и получаешь снова совершенно белую и новую шапку.

     Вот с целью вытряхнуть муку ты и выскочила налегке  в тот вечер на крыльцо общежития. А там как раз происходила «разборка». Так называемые местные авторитеты считали и само общежитие, и молоденьких девочек  и мальчиков, приехавших из других городов, своей вотчиной. А посему каждый вечер, когда комендантша уже уходила домой и оставалась только пожилая вахтёрша, они непременно оказывались на крыльце с целью показать свою власть. Конечно, неопытные, вынутые из хороших семей, ребята и девчата их боялись. И ты - не исключение. Главным из них считается тип лет тридцати по имени Федя. Крупный, с выдвинутой вперёд нижней челюстью, злыми глазами, всегда пьяный.

      Ты вытряхиваешь всю муку из шапки и, ёжась от холода, мельком взглядываешь в сторону «разборки» и с сарказмом думаешь: «И хочется людям на холоде  выяснять отношения!». Если бы ты невесть каким чудом могла представить последствия, ты бы опустила голову как можно ниже и мышкой занырнула в здание.

       Но твою издёвку во взгляде, как ему показалось, молниеносно замечает Федя, также быстро оставляет компанию, подходит вплотную к тебе и, наклонившись нос к носу, дыша перегаром, приказным тоном отчеканивает:
    - Ты, - он делает паузу и тыкает в  тебя указательным пальцем, - завтра выйдешь сюда в восемь вечера!
    Ты усмехаешься и уходишь. Про себя думаешь:
    - Да, непременно, жди!

    Ты - лучшая студентка курса, умелая рассказчица, много читаешь и делишься с девчонками прочитанным, помогаешь по учёбе, хорошо готовишь еду, вяжешь красивые шапочки и длинные шарфы, занимаешься йогой. Видишь на себе внимательные и даже влюблённые взгляды парней и со старших курсов. Имеешь от рождения высокие душевные качества, ценишь и уважаешь в людях доброту, порядочность. И уж никак не можешь допустить, что  рядом с тобой окажется отпетый бандит и алкоголик, который совершенно ни к чему не стремится, раз каждый вечер напивается и простаивает около общежития, частенько участвуя в драках и находя удовольствие в унижении тех, кто физически слабее.

     Однако на следующий вечер к тебе в комнату прибегают и с глазами, полными страха, сообщают:
     - Федя пришёл. Зовёт тебя.
Ты собираешь в кулак всё мужество, на которое способна, и выходишь  к нему.
     - Если ты хочешь что-либо мне сказать, - глядя прямо на него, твёрдым голосом произносишь ты,  - то придёшь завтра трезвый!»
     Ты разворачиваешься и уходишь, чувствуя дрожь в коленях. Тебе кажется, что он догонит и разорвёт в клочья. Бандит не успевает проронить ни слова. Он просто  ошарашен от неожиданности. Так с ним никто до этого не говорил. Все тряслись, заискивали, заикались. У него же пальцы веером! Он - некоронованный король! Он - гроза всей округи!

     И он-таки на другой день приходит «как стёклышко».
     - У нас нет ни одной точки соприкосновения, - ты, не таясь и даже забыв про страх, чётко формулируешь позицию, однако с добрым лицом и желанием ему добра, - поэтому сегодня и сейчас надо закончить то, что и не начиналось! Я уверена в этом.
     Он выскакивает на улицу, как облитый кипятком, с распахнутым полушубком. Но по тому, что возвращается назад минут через двадцать и уже пьяный, ясно, что ничего не понял и намерен добиваться тебя и дальше. Как он потом скажет, такую девушку он встречал  впервые.

      Это преследование не прекращалось три месяца. Не помогало ничего, включая заявления в милицию. Ты страдала от его навязчивых и грубых притязаний и не находила выхода. О, этот высокомерный пьяный бред, грубость, угрозы, неспособность понимать высокие чувства, немота души и постоянная праздность от нежелания трудиться.

      Приближался Новый год.
      - Пойми, - горестно говорят тебе подружки, - мы даже не можем пригласить тебя в компанию. Федя же непременно устроит что-нибудь неприятное и даже страшное.
   
      Тот ужасный вечер, когда в пятницу все разъезжаются по домам, ставит последнюю точку в этой истории. Федя заявляет, что не выпустит тебя из общежития. Тогда девчонки договариваются выйти разом в темноте большой толпой, чтобы он не смог различить тебя. И это срабатывает. Но метров за 200 до железной дороги он всё-таки догоняет и устраивает финальный «концерт». Ты понимаешь, что он делает это от бессилия. Ему уже нет смысла прятать в себе зверя.

      А в понедельник, второго января, сразу после первой пары прибегает однокурсница из соседней группы, местная девушка, и, захлёбываясь от радости, выкладывает для тебя новость:
     - Федю забрали в милицию. Арестовали. Он угрожал ножом девчонке. Она теперь в больнице с сильным нервным потрясением. Конечно, его будут судить.

      Сначала ты расслабленно обмякаешь в сиденье, не смея поверить услышанному. Но потом какая-то внутренняя пружина подкидывает тебя, и ты, расцеловав подружку, срываешься с места, выскакиваешь  на мороз и по свежему, а потому белому снежку принимаешься танцевать и кружиться, напевая «Вальс Штрауса». Устоять не месте ты не можешь, радость выпирает, счастливые слёзы катятся по щекам круглыми  горошинами.
    
     Груз упал с души: ты свободна, легка, счастлива! Чудо случилось!

P.S. Прошло ровно сорок лет. Но эта история жива в тебе до последней детали. А главное, все эти годы тёплой ниточкой пульсирует в сознании вера в чудо, каким бы именем его ни называли и в какое бы время года оно ни спасало.
   
 


Рецензии
Проблеснуло что-то в судьбе
и чувствах этого парня светлое,
но вот что было бы действительно
чудом, если бы он это понял и
сумел сохранить.
Спасибо, Оля, за так необычно
рассказанную обычную жизненную
историю.

Екатерина Усович   04.03.2019 23:09     Заявить о нарушении
Благодарю, Катя.

Ольга Гаинут   08.03.2019 01:39   Заявить о нарушении
С праздником, Оля!
Вдохновения тебе и счастья!

Екатерина Усович   08.03.2019 21:50   Заявить о нарушении
Спасибо! Всем нам - вдохновения!

Ольга Гаинут   08.03.2019 22:54   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.