Критикесса В. Беспристрастная снова в бою

Сегодня съемочная группа программы «А чё это у вас тут так грязно?» посетит очередное кафе нашего города. Уровень забегаловки чувствуется уже на входе, где гостей встречает прямолинейная стеклянная дверь, безвкусно испачканная какими-то яркими надписями. По хитроумному замыслу владельцев этого «ресторана», надписи должны сообщать посетителям о времени работы и текущих акциях. Допустим. Собираемся с силами, выдыхаем, вдыхаем и заходим. Стоим, некоторое время ждем, пока на нас соизволит обратить внимание хоть кто-то. Наконец, после долгой десятисекундной паузы,  реагирует некрасивая милая девушка, по всей видимости, администратор.

- Добрый день! Мы рады приветствовать вас в кафе «Незабудка»! Меня зовут Надя, я местный администратор.
- Что это за название такое «Незабудько»? По фамилии вашего владельца? – решила я начать ревизию с легкой шутки. Девушка узнает меня и буквально расцветает от радости, делаясь еще более некрасивой и милой.
- Ой, а я вас узнала! Вы ведь знаменитая Виолетта Беспристрастная – известный ресторанный критик и светская львица!
- Когда я на работе, я – тигрица! – снова шучу я. Девушка подобострастно смеется. – Ну, показывайте, что да как тут у вас.
- Конечно! Вот здесь у нас зона барной стойки и первый зал.
Неприятный усатый мужик в жилетке бармена косится на нашу камеру. Сразу видно, что появление таких гостей его никак не порадовало. Естественно, он привык к ревизиям, о которых предупреждают заранее. Небось, торгуешь разбавленным пойлом, ловкач? Ишь, как глазами моргает! Ладно, парень, к тебе мы еще вернемся. Бегло оглядываем практически пустой зал, за одним из столиков которого смачно жрет картоху какая-то студенческая пара, отмечаем пошлую невыразительность интерьера и следуем за Надей дальше.

- Здесь у нас расположены еще два зала: один для некурящих, второй – для непьющих.
- То есть, как это, для непьющих? – слегка оторопеваю я.
- Ну, здесь отдыхают люди, предпочитающие трезвый образ жизни и желающие провести время, не соприкасаясь с подвыпившей публикой.
- Да ведь, наверное, это финансово невыгодно – держать целый зал для людей, не потребляющих алкоголя?
- Что вы! Стакан свежевыжатого сока стоит здесь как литр водки, а сто грамм овощного шашлыка – как килограмм мясного. И люди все интеллигентные, социально активные, не буянят. Скучноватые, правда. Все о тренировках и брендах одежды рассуждают, да о социальных программах. В первом зале народ более разносторонний собирается. Там и о международной политике можно послушать, и о спорте, и о современных тенденциях в бизнесе, и философские диспуты. Если бы еще не горячились.

- Понятно, – отвечаю я. Если до этого неприятное впечатление от забегаловки можно было назвать субъективным ощущением, то теперь мы получили первое неоспоримое доказательство. Явная дискриминация людей будущего, не желающих иметь ничего общего с алкашней и курягами. Заглядываем в зал, наблюдаем красивых молодых людей, оживленно обсуждающих современные модные тенденции. Какое счастье, что есть такие отличные ребята! И какая пошлость, что их так нагло обсчитывают! - А в зале для некурящих выпивать можно?
- Нет, конечно. Если они начнут выпивать, то какой же это будет зал для некурящих.
- Так зачем же два одинаковых зала называть по-разному? – недоумеваю я.
- Во-первых, чтобы их отличать. Во-вторых, в зале для некурящих можно заказывать стандартную пищу. Никакой дорогущей вегетарианщины. Короче говоря, он финансово доступней.
- Ясно, – сказала я, почти не выдав своего шока. Посещение внешне ничем не примечательного заведения стало для меня настоящим открытием. Вот так хитроумная политика! Наверняка, хозяева какие-нибудь армяне. Вечно они что-нибудь эдакое придумают! Заглянув в зал для некурящих, я увидела малосимпатичных посетителей, многие из которых уминали огромные порции еды, периодически утирая пот со своих одутловатых физиономий. Скорее всего, владельцы этих харь бросили курить относительно недавно. Что же, поаплодируем им за это и пожелаем как можно быстрее перейти в разряд посетителей элитного зала для непьющих.

- Есть у нас еще и VIP-комната, – продолжает интриговать Надя. - Кстати, там вас ожидает приятный сюрприз.
- Никогда так не было и вот опять, – снова шучу я. Надя вежливо хихикает. Знаю я эти сюрпризы. Каждый раз одно и то же. Завлекают ужином, культурной программой и т. д. и т. п. Думают таким образом смягчить рецензию В. Беспристрастной. Щас! - Благодарю, милая Надя, но для начала мне хотелось бы осмотреть все заведение целиком.
- Конечно, конечно. Но у нас осталась только комната караоке, которая работает исключительно по пятницам и субботам, а сегодня вторник.
- Ну, караоке – оно и есть караоке. Оно к сфере общепита не имеет никакого отношения. Тогда, давайте возвратимся в первый зал.
- Хорошо, – послушно соглашается Надя и возвращает нас в помещение с баром. За время, пока мы осматривали забегаловку, зал пополнился еще несколькими посетителями. Некоторые из них уже выпивали. Да, между «не пьют» и «пьют» в нашей стране всегда минимальный промежуток. Гены! Мы подошли к барной стойке.

- Добрый день, меня зовут Игорь, – соизволил проявить учтивость к гостям давешний мужик в жилетке бармена. Прыщавое лицо его, украшенное казацкими усами, было не то чтобы отвратительным… Впрочем, не будем слишком строги к бедняге. - От имени заведения, хочу угостить вас любым напитком из нашего ассортимента, на ваш выбор.
- Очень мило со стороны вашего заведения, – усмехаюсь я. Что за народ! Куда бы мы ни пришли, везде нас пытаются напоить. Думают, в этой жизни все так просто. Что же, давайте сыграем в вашу игру, господа армяне! - Что вы можете нам предложить?
- Прежде всего, рекомендую авторские коктейли. Вот, прошу ознакомиться с нашей барной картой. Вот, на всякий случай, и основное меню. А вы чего пожелаете, молодой человек? – обратился он к нашему оператору Павлику.
- Мне, пожалуй, сто грамм водочки. Я, знаете, не люблю эти миксты-шмиксты, слабоалкоголку. По мне, лучше чистой водки выпить. И для организма полезнее, мне один доктор рассказывал.

Пустили козла в огород, подумала я про Павла, изучая барное меню. А оно оказалось весьма занимательным. Названия коктейлей были почерпнуты из цитат какого-то старого советского фильма. Например, мохито здесь именовалось «Плохо знаете биографию товарища Дзержинского!», а пинаколада – «Сам себе роди ребенка». Авторский коктейль, в состав которого входили ром, ликер, портвейн, виски и ананасовый сок, назвали «Тамбовский волк! – тебе, товарищ!».
Эти и более крепкие миксты типа «Шмыгловки» я заказывать не рискнула, ограничившись «Космополитеном». Основное меню тоже приятно удивило широтой ассортимента. Краткая цитата (сохранена оригинальная орфография, примечания в скобках мои – В. Б.):
• салат «Облицовочный» (капуста, огурцы, лимон, сметана);
• салат «Марафонский» (бекон, ростбиф, свинина, жирная селедка, свекла);
• фирменный салат «Не забудь-ка» (финики, соленые огурцы, теплый творог, чеснок, лимон, копченая рыба, молочный соус и др.);
• брус «Кета» (знаменитая итальянская закуска в виде поджаренного хлебца с семгой);
• брус «Ника» (она же с клубникой);
• блины с кабачковой икрой (по цене черной);
• фаршированная щука под соусом шафе;
• радужная (в хорошем смысле слова) жареная форель;
• японский сладкий борщ с черносливом и роллами;
• фирменный суп «Назад в будку» (уха из восьми видов рыбы);
• «Буй Абес» в кастрюльке из Марселя;
• равиоли по-старославянски (вегетарианские);
• тальятелле по-жигулевски (с пивным соусом);
• шашлык а ля «башлык» из четырнадцати видов мяса;
• ненецкие колбаски (не опечатка);
• торт «Павловна»;
• фирменная облепиховая настойка «Ну, за будку»;
• фирменный десерт «Вкусный» и др.

Закончив просматривать меню, я стала изучать обстановку в зале.
Атмосфера там потихоньку разогревалась. Три краснорожие старикана, наряженные в спортивные штаны и яркие свитера, допивали очередную бутылку водки и громко спорили о международном положении. На весь зал звучали красивые выражения: «когнитивный резонанс», «натовская подоплека», «без консенсуса это звучит асинхронно», «дефляционная перспектива» и другие.
Еще два уже наклюкавшихся паренька в деловых костюмах поочередно обзывали педерастами всех своих знакомых. Сначала один начинал ругаться, а второй всячески его успокаивал. Затем они менялись ролями. Относительно интеллигентно смотрелась студенческая пара, которая смачно уплетала картошку в начале нашего визита. Теперь они культурно пили пиво с горохом. Какой-то отчаянный кофеман, стол которого был заставлен пустыми чашечками, очень бодро и громко заказывал официантке еще одну порцию напитка. В общем, интересного было мало, я допила второй коктейль и прислушалась, что там болтает мой Павел.

-…Ты думаешь, оператором в такой передаче работать – это сплошной праздник? Ходи себе, камерой крути да водку потрескивай на халяву? Ха! Если бы ты знал, сколько раз меня атаковали! Хорошо, Виолетта Ивановна всегда прикрывает. Крикнет, вы знаете, кто мой муж, они и отбегают. Да и шофер наш, Валентиныч, знаешь, какой мужик! Здоровый! Нет, ты не думай, я за себя постоять могу – и дзюдо, и боксом занимался. Вот, пощупай бицепс. Здоровый? То-то же! Это я его еще не напрягал. Черт, щиплет. А в бой я никогда не вступаю только потому, что на мне же аппарат. Знаешь, сколько он стоит? Как весь твой бар с тобой вместе в качестве дворецкого. Ну, ладно, преувеличил немного. Но дорогой, сволочь! Нам с тобой таких денег никогда самим не заработать. Хотя вы, бармены, нормально капусту рубите. Во всех смыслах, ха-ха-ха! Капни-ка еще соточку.
- Павлик! – строго прикрикнула я на него. – Это какая по счету?
- Всего четвертая, Виолетта Ивановна. Вы же меня знаете, я в любом состоянии так отсниму – сами владельцы свое кафе не узнают. Я же профессионал. Тем более что мы уже почти все сняли.
- Да я не в том смысле. Деньги у тебя, откуда взялись? Опять калымил где-то с казенной камерой?

- Не беспокойтесь, Виолетта Ивановна, все за счет заведения, – вмешался Игорь. - Вам еще один «Космополитен»?
- Да нет, не хочется чего-то. Налей-ка мне лучше грамм сто пятьдесят «Курвуазье». Я заплачу.
- Не стоит беспокоиться, уважаемая Виолетта Ивановна. Все за счет ресторана. Позвольте представиться, Тофик Сахибович Рагифов – один из хозяинов этого места. Второй совладелец – мой брат Осман – ожидает нас в VIP-комнату, куда очень прошу вас пройти. И вашего коллегу, конечно, тоже.
- Добрый день, очень приятно познакомиться, но вы, наверное, осведомлены о моих незыблемых принципах? Сначала работа, потом – отдых. Мы еще минут двадцать посидим, понаблюдаем за обстановкой. Составим, так сказать, независимое мнение. Вы ведь, надеюсь, не думаете, что, угощая нас напитками и ужином, получите какие-то льготы по результатам моей ревизии? В таком случае…
- Что вы, что вы, конечно! Исключительно из желания пообщаться с такой красивой и интересной женщиной. В общем, удаляюсь и жду. Наденька потом вас проводит, – с этими словами низенький симпатичный Тофик поклонился и испарился.

Какие они все-таки галантные, эти армяне, с умилением подумала я. Но и я не промах! Сразу раскусила, что владельцы – армяне. Профессионализм, вот что главное. А ведь некоторые так и считают меня просто красивой дурой. Эх! Чуткий Игорь заметил, что я чем-то расстроилась, и немедленно пополнил мой опустевший бокал. Я благодарно ему кивнула, заметив, что не такой он уж, в сущности, и некрасивый. Прыщи. Ну что прыщи? Смотря как назвать. Назови веснушками, и ничего – симпатично даже. Усы придают ему мужественный вид, а зачесанные назад редкие волосы – латиноамериканский стиль. И не такой он уже и старый, не больше пятидесяти.
А что там у нас в зале? Краснорожие мужики обсуждают перспективы биткоина и криптовалют в целом. Ясно. Те, что в деловых костюмах, теперь топчутся на танцполе возле каких-то теток, расплывшихся не только в улыбках. Музыканты уже появились, когда? А где наши студенты? А, вижу, парень уже пьет водку, молодец. А люди сюда ходят, значит, все не так плохо. А вот и милая Надя! Чего тебе, зайчик? Пора к армянам двигать? Что поделаешь, нужно – работа, прежде всего!
- Пабло, вставай, пошли. Игорек, спасибо за угощение.

Дальнейшие события развивались решительно. Перед тем как зайти к нашим гостеприимным хозяевам, мы, как истые профессионалы, еще раз отсняли положение дел в залах для некурящих и непьющих. Боже мой, какая там царила скука! Некурящие по-прежнему жрали и утирали пот. Лучше бы вы курили, чем становились такими убожествами! Непьющие сидели и в сотый раз перечисляли друг другу преимущества бега по сравнению с ничегонеделаньем. Снобы! Что вы знаете о настоящей жизни!
На кухню мы заходить не стали. Мы никогда туда не заходим после одного инцидента, случившегося в самом начале моей телевизионной карьеры. Тогда вашу любимую ведущую чуть не убил повар-неандерталец, небезызвестный в гастрономических кругах шеф Урмас Блюдочкин. Скотина, видите ли, обиделась на то, что я шутливо вылила бутылку кетчупа в кастрюлю с каким-то его дурацким варевом. Я ведь всего-навсего хотела придать сюжету немного изящного юмора. Как можно настолько не воспринимать шуток? Что было потом? Ужас, лучше не вспоминать.
Наконец, мы добрались до VIP-комнаты, где нас встретили обаятельный Тофик и его брат Осман – высокий симпатичный мужчина, правда, чрезмерно серьезный. Я бы даже сказала, угрюмый. Увидев стол, Павлик даже немного выругался от восхищения, но что он в жизни видел, этот недотепа, выпускник филфака, которого я взяла на работу исключительно из уважения к его маме, моей бывшей горничной. Стол как стол, фрукты действительно неплохие. Итак, мы перезнакомились, расселись и приподняли бокалы…

- Стоп! – закричал Павлик. - Где моя камера? Надежда, я ведь тебе ее отдавал!
- Что вы, я зашла вместе с вами, и еще не выходила.
- Ты бросил орудие труда на поле боя, пьяный мерзавец? – вкрадчиво прошептала я. Тофик и Осман испуганно переглянулись.
- Виолетта Ивановна, вы же меня знаете. У меня ее только вместе с руками могут отобрать…
- Скотина, ты наверняка забыл ее на табурете около барной стойки. Беги немедленно!
- Как? Я? А! Вспомнил! Я же ее Игорю давал поглядеть. Он мне не верил, что она такая дорогая, а я говорю: накося выкуси! Вот только не помню, возвращал ли он мне ее…
- Даже если возвращал, не беспокойтесь, лучезарная Виолетта Ивановна, – быстро затараторил Тофик. - У нашего Игоря никогда ничего не пропадает. Если, конечно, это ему самому не приглянулось. Но здесь не тот случай. В конце концов, у нас тоже есть камеры. Я имею в виду, наблюдения. Найдем. Надюшечка, метнись.
- Я сам! – взревел недотепа Павлик и выскочил за дверь со скоростью, ранее за ним не замечаемой. Как же стыдно мне было за этого кретина!
- Извините, пожалуйста, за вспышку гнева. Не камеру жалко, конечно, а материала. Обидно будет, если пропадет. Видите, какая у меня «веселая» работа. Глядя в телевизор, так не скажешь, правда?
- Не смейте извиняться, солнцелунная Виолетта Ивановна! – вскричал пылкий Тофик. - Вы самая удивительная женщина из всех, кого я встречал в своей долгой жизни. Красавица, умница, да еще и какой администратор! Как же я завидую вашему мужу, которым, кстати, тоже безмерно восхищаюсь. Мой первый тост за вашу замечательную пару. Дай вам Аллах, долгих лет совместной жизни и детишек побольше, в смысле количества!

Не успели мы оформить этот замечательный тост, как дверь с шумом распахнулась, и в нее вихрем ворвался Павлик. Лицо его сияло, в руках он держал кофр со злополучной камерой. Все в комнате, включая Надю, зашедшую следом, и исключая Османа, заулыбались.
- Нашел! Нашел! – торжествующе кричал Павлик, тряся аппаратуру над головой подобно выигранному кубку. -  Игорян, скотина, заныкал! Говорит, ты же мне сам подарил, и ржет. Остряк, понимаешь! Я ведь помню, что не мог ее где-то так оставить…
- Это все замечательно, – сухо сказала я. - Мне только одно непонятно. Для чего я, как дура, позировала на фоне клиентов этих некурящих и непьющих залов? У тебя же не было камеры. Ладно, я не обратила внимания, но ты-то мог заметить? А вы, Надежда?
- Да я как-то тоже отвлекся. Вы такая красивая Виолетта Ивановна, а я уже привык, что камера мне автоматически в руку прыгает, когда вы команду даете. Бес попутал, ей-богу! – залепетал покрасневший Павлик, с которым прежде, действительно, такого никогда не случалось. Терял камеру он неоднократно, но чтобы не заметить ее отсутствия во время съемки… Смутилась и Надежда, сказав, что никогда не следит за тем, что делают гости, когда они не нуждаются в ее услугах. Конечно, поверила я тебе!
- Все, идем переснимать!
- Да не переживайте вы так, гранатоокая Виолетта Ивановна! – вскричал неистовый Тофик. - Вы же засняли эти комнаты, когда проходили первый раз? Правильно? А там же ничего никогда не меняется! Зачем вам снимать их еще раз.
- Правильно, – поддакнул осмелевший Павлик. - Я потом все так подмонтирую, что комар носа не покажет. Вы же меня знаете, я профессионал.
- Закрой рот, профессионал, и открывай только тогда, когда тебя спросят! – резко одернула я дурня. -  Ладно, дорогой Тофик, раз вы уж так настаиваете, давайте наконец начнем отдых. Я целый день на ногах. Утомилась, жуть.

Потом мы выпивали, закусывали, пели в караоке, которое любезные хозяева открыли специально для нас, танцевали. Павлик поразил присутствующих могучим исполнением арии Риголетто из одноименной оперы Верди. Даже сдержанный Осман, не проронивший за вечер ни слова, показал ему большой палец и слегка приобнял. Как сказал по секрету мне Тофик, это было высшее проявление чувств со стороны его брата.
Много шутили. Единственная маленькая заминка произошла во время моего тоста. Я подняла фужер за великих представителей народа наших гостеприимных хозяев: Гарика Мартиросяна, Анастаса Микояна и Армена Джигарханяна, после чего высказала пожелание, чтобы Генрих Мхитарян забивал как можно больше красивых голов во славу великой Армении. После этих слов Осман вдруг резко вскочил, едва не сбив стол, постоял несколько секунд, бешено вращая глазами, и стремительно вышел из комнаты, опять-таки не сказав ни слова.
Несколько смущенный Тофик объяснил мне, что его брат – очень большой патриот, и мой тост его взволновал. Надо же, такой сильный сдержанный мужчина и такой впечатлительный. Вот если бы все мы так любили свою Родину! Османа, к сожалению, мы больше не увидели. Впрочем, мы уже все равно собрались уходить…

…Утром меня разбудила телефонная трель. Я недовольно взглянула на часы. Только половина второго! Какой баран звонит в такую рань! Ну, конечно, кто же еще!
- Чего тебе, болван! – сходу зарычала я на Павла. - Ты вообще на часы смотрел, кретин!
- Дико извиняюсь, Виолетта Ивановна, что в такую рань, но у нас тут полная засада! Эти армяне нам все записи на камере потерли. Это все тот урод, Игорь. Я-то вчера еще думал, чего он меня все о камере расспрашивает.
- Ясно. А кто в этом виноват? Я сама знаю, что ты кретин, ты мне новые ругательства про себя подсказывай. Без мата только, тут дама! Ладно, прощен. Эфир у нас завтра утром? Значит, так. Если мне не изменяет склероз, последний раз в этой «Незабудьке» гостила Снежанка Объективкина со своей медовой программкой «Позвольте вам рекомендовать!». Звони ее оператору Вадику – я знаю, вы с ним собутыльники – пусть он тебе скинет то, что они тогда наснимали. Я Снежанку предупрежу. Вечером приедешь, текст на камеру наговорю, потом смонтируешь. Помнишь, как в тот раз мы делали? Давай, за работу, алкаш!

Что, армяне, вздумали Виолетту Беспристрастную на такой галимый понт взять! Здесь вам не чемпионат Еревана по нардам! Ха! Впрочем, может, они и не виноваты. Этот баран Павлиан вполне способен забыть включить съемку. Он же, когда непохмеленный, втрое тупее себя бухого. А чего тогда эта курица Надюша мне ничего не сказала? Она же стопроцентно видела, что у него камеры не было во время второго прохода. Может, действительно не обратила внимания?
Да и какой смысл им было стирать запись? Они ж не самоубийцы. Знают, что я в случае чего вернусь и всех их там разнесу. Они же моего мужа Афанасия больше чем прокурора боятся… Нет, точно Павлюк начудил, молодой маразматюк! Но ехать переснимать времени нет, да и желания. Чего бы о них такого нагородить? Может, в этот раз помягче? Все-таки, приняли неплохо. Тофик такой симпатичный и Осман настоящий мужчина, патриот. В конце концов, Беспристрастная иногда может и похвалить, когда все не слишком запущено. Правильно, нужно удивлять!

Как там у нас было в первоначальном сценарии: «…уровень забегаловки чувствуется уже на входе, где гостей встречает прямолинейная стеклянная дверь, безвкусно испачканная какими-то яркими надписями. По хитроумному замыслу владельцев этого «ресторана», надписи должны сообщать посетителям о времени работы и текущих акциях…»? А что если так: «Сегодня съемочная группа программы «А чё это у вас тут так грязно?» посетит очередное кафе нашего города. Обычно, когда мы слышим словосочетание «армянский ресторан», нам представляется шашлычная с не совсем европейским сервисом. Данное заведение полностью разрушает этот стереотип. Здесь можно не только получить удовольствие от классического кавказского застолья и безупречного обслуживания, а и поближе познакомиться с историей и традициями гордой Армении…». По-моему, неплохо!


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.