Сумка

СУМКА
   Открыв банку, я расстроился. Икра выглядела отвратительно. Вот что значит «акция». Попробовав с кончика ножа, к удивлению понял, что на вкус она хороша. Открыв масло и пакет с нарезанным хлебом, я начал делать себе бутерброды. Сегодня мне отчаянно захотелось просто бутербродов с икрой. Зарплата, и я себе позволил.
   Нужно бросать такую работу. Повёлся на зазывалово Славика. Обещал одно, вот уже пять месяцев меньше половины платит. Одно название «технический директор», а получаю как простой рабочий. Всё «завтраками» кормит… Объясняет всё складно, но всё сводится к тому, что «нужно подождать». Нужно было тогда не отдавать эту сумку! Звонок в домофон немного удивил. Ирина дома, спать в восемь легла, в шесть вставать. Толик раньше одиннадцати никогда не приходит, да и ключ у него есть… Сейчас обычно звонят сначала по телефону. Так что свои вряд ли. Скорее наркоманы или торговцы… Торговцы раскладывают «закладки» по подъездам, наркоманы приходят за товаром… Если сейчас «кабель проверить», «почту принесли», хрен открою. Какая почта в девять вечера?
- И кто решил меня осчастливить своим приходом в столь поздний час?
   Я решил сразу поставить этих наркоманов в тупик.
- Я решил тебя осчастливить. Отрой, Ром.
- Славик?
- Откроешь?
   Вот кого не ожидал и не хотел видеть сейчас. Хотя ладно. Почему бы? Я открыл кухонный шкаф, достал открытую бутылку виски и выпил из горла больше половины оставшегося. Непривычно горячо обжигая - я практически не пью - жидкость шла через раздирающее горло и расходилась теплом, где-то в области живота. Зазвонил звонок. Быстро Славка поднялся. Нужно сказать сразу, как войдёт. В коридоре сказать, чтоб ему заходить даже не захотелось.
- Привет, я ненадолго. Деньги тебе принёс.
- Проходи… слушай, а я тут как раз сидел кипел от злости.
- А чего кипел-то?
- Ну, еле концы с концами свожу, ты кидаешь.
- Чаю дашь? Вот, деньги возьми.
- Ни фига? А сколько тут?
-  Ну, всё что обещал… Поскольку не вовремя, считай, что уже выплачено, компенсацией.
- Ё! Спасибо, слушай. Даже круто, ведь так не накопишь, а сейчас хоть машину покупай.
- Так чаю нальёшь?
- Конечно… Но у меня нет ничего к чаю-то…
   Наверное, я даже краснею. Я и забыл про эту гору бутербродов.
- Вот хотя можно к чаю, не побрезгуешь? Зарплата же сегодня… Я имел в виду печенье там, конфеты… Давай я сейчас за бутылкой сбегаю! У меня вискарь есть, но мало совсем. Ты подожди, я быстро, тут через дом магазин…
- Да не обязательно, Ром… Может, позже сходим, после чая?
- Не-не! Я один сбегаю. У меня деньги есть. Ты посиди, подожди, я быстро. Алкоголь же до десяти теперь продают. Потом, конечно, может, тоже сходим, купить-то всё равно не проблема, продавщицы всех своих в лицо знают. Сходим, но позже… Подожди, я сейчас.
***
    А хотелось просто чаю чашку выпить. Уже когда Рома только открыл дверь и пахнул запахом дорогого свежего алкоголя, начал сомневаться. Уже когда эту икру увидел, пожалел, что компенсация выходит слишком большая. В моём положении сейчас бабками никак нельзя разбрасываться. Но что сделано, то сделано. В любом случае – это, наверное, правильно.
- Не-не! Я один сбегаю. У меня деньги есть. Ты посиди, подожди, я быстро. Алкоголь же до десяти теперь продают. Потом, конечно, может, тоже сходим, купить-то всё равно не проблема, продавщицы всех своих в лицо знают. Сходим, но позже… Подожди, я сейчас.
    Рома зарыл дверь и ушёл. Нет. Хорош! Сейчас сидеть и пить с Ромой совсем не хотелось, да и с утра нужна ясная голова. Я взял бутерброд, прожевав, отметил, что икра дрянь, самая дешёвая. Взял ещё один бутерброд, подошёл к входной двери. Жуя бутерброд и рассыпая на пол икринки, я обулся. Выходя  из квартиры, закрыл за собой дверь «на ручку».  Оглянувшись по сторонам на улице, я пошёл к своей машине, которую оставил невдалеке на дороге, чтобы не плутать по дворам домов. Нужно на время отключить телефон, ведь звонить начнёт.
   Пришлось всё слить. Весь бизнес. Винить никого не хочу, но проще сейчас слить и расплатиться с долгами, чем завязнуть ещё больше и потом уже и с долгами не расплатиться. Потом пришлось бы опять брать кредиты, долги, вешать обязательства. Всё правильно сделал. Жалко, конечно, времени, да и денег, по правде, тоже. Так что всё правильно. Я ведь и Рому-то этого не знал почти. После того как он отдал мне сумку семь лет назад, я его и не видел. Вот и выходит… Выходит, и я просто сейчас вернул найденную сумку. Посмотрев на погасающий монитор телефона, я зашагал дальше, обходя дом Ромы с другой стороны.
- Э, дядя!
  Испуга не было, но и настроя на драку тоже не было. Да и какая драка? Трое спереди и двое сзади. Молодые пацаны совсем ещё.
- Вы временем хотите поинтересоваться, молодые люди?
- Нет, нам техника не нужна. А вот сто рублей на сигареты просто нет, мы же не гопники.
- Не гопники-и… Ну, нате вам сто рублей на сигареты, но лучше не начинайте, молодые ещё, берегите здоровье.
- О! Дядя! Ни фига, сколько у тебя денег! Дядя! Кризис на улице, дядя! Нужно помогать малоимущим, дядя… Давай, дядя, половину, все не отбираем, мы не гопники.
   Как глупо было раскрывать перед ними бумажник. Этот парень в белой шапке с канадским листом во лбу был самым наглым из них. Все молчали. Отдав деньги, я повернулся спиной к ним и пошёл к своей машине. Вот идти сейчас было страшно. Сейчас было страшно, что будет удар. Что будет удар сзади. Было страшно.

***
    Поднимаясь по лестнице с пакетом, в котором брякали две бутылки виски, банка икры, сыр, грибы в стеклянной банке, кола и шоколадка, я вспоминал, как мы познакомились со Славиком. Тогда был тоже небольшой кризис. Но он был не только в нашей стране, он был везде. Сейчас не так, сейчас всё хуже.
  У меня тогда были две мастерские по ремонту техники. Если бы не долг в валюте. В общем, мастерских у меня не стало, пришлось продать, раздать долги, а самому стать таксистом. Вот тогда-то Славик и забыл у меня на заднем сиденье сумку с деньгами. Он тогда, как оказалось, обналичил рубли и купил доллары. Я открыл сумку и увидел, что в ней деньги. Была мысль не отдавать. Была мысль скрыться из страны. Но я нашёл его, позвонил ему. Встретился, отдал. Отдал и даже пожалел. Он сказал спасибо, взял сумку и ушёл. Всё. Конечно, я возможно бы отказался от предложенных денег, а возможно и нет, но он их и не предложил.
   И вот спустя семь лет, теперь он находит меня и предлагает быть техническим директором с зарплатой, о которой я мог только мечтать.
  Славика не было. Славик ушёл. Я так расстроился, что сильно хлопнул входной дверью.
- Что случилось, Ром?
  Вышедшая Ирина была заспана и испугана. Я мог лишь молча скривить жене рожу. Достав телефон, я набрал Славика. Телефон был отключен.
- Ты чего? Рома!
- Да Славик ушёл.
- Какой Славик?
- Скомарохин.
- Откуда он ушёл, Ром?
- Отсюда… Он тут был, я в магазин пошёл, он ушёл. Может, на улице где, ща я.
   Мне почему-то казалось, что я найду Славика. Было неуютно от своих прежних враждебных к нему мыслей. На улице темно и пустынно. Да где я его найду? Завернув за дом, увидел знакомые фигуры.
- Привет, пацаны.
- Привет, па.
- Здрасте, Роман Сергеич.
- Толя, ты есть-то не хочешь?
- Да не, па…
- Вы тут ребят мужика не видели в тёмной куртке такого… Без шапки, длинноволосого, видели?
- Неа.. Не видели никого.
- Ладно тогда, что ж… Давай, приходи, Толик, домой… И шапку бы сменил! С октября эту канадскую свою шапку носишь! Она ж тонкая, да и грязная ж уже, а не белая.


Рецензии