Смотрю на злобных я людей...

Язык ликованья слетал с жгучих уст,
Противилась истина их злобной воле,
В глазах их читалась усталость и боль,
И руки сгинались в бессмысленном горе.

Клятвы о непорочности слетают с лукавых очей.
Не знаю истоки пороков,
Рожденных в  небесных далях,
Обласканных черствым морем в душевной тьме
И спрятанных под кроваткой детской спальни.

Не знаю, с чего взяли вы,
Что я хочу принять ваши страданья,
Взлелеянные грустию и злобой
На жизнь из вне,
Истоки коих рождены в печалях.

О,кто вы!?
Не те прекрасные ли существа,
В утробе жизни замышляющие зло?
Не те ли, кто навык ненавидить выковал из стали?
Неужто свет покинул вас давно,
Оставив гнить на солнце словно тварей?

Улыбка людоскала пленит лицемерьем,
Мирских зловоний испуская пары.
Слова ничтожны до бескрайности
Впиваются в шепот усталостей
И молча глядят в пустые бокалы.

Пьянеете за жизнь вы с радостью,
Потраченную в грязи вина,
И кости дряблые, засохшие
Змеями тянутся в людское адище,
Проклиная былые года.

Чревоугодья недовольство,
Ваш ум и разум обогнав,
По марафону раскидав
Терпенье, радость, долю счастья,
Затмит ничтожность человеческого "я",
Оставив сладость искушенья.
И в облике "Священного огня"
Протянет руку, полную гниенья.

А вы ведь не противитесь, ведь так?
Вопросы не рождаются внутри?
Отсталый ум в округленных гробах
Забьется в стенки маленькой бошки,
Натуру мысли раскидав на крохотные части.

А вы ведь знали, все мы злые?
Скажите, кто?
Кто задается мыслью чтобы прекратить
Всю ненависть и ярость  пылкого ненастья?
Где тот, в чьём сердце мир горит
Любовью, верой, жизнью, счастьем?

А вы ведь знали, все мы злые?
Все знаем, что такое страх.
Но нету тех, кто в равной доле
Хранит восторженность и волю
Для детских пылких нам забав.


Рецензии