Снегири Глава 9. Сон в руку

   (фото из интернета)



    Уходя со смены, Лиза решила навестить ту добрую старушку,   узнать,  как она себя чувствует и заодно попрощаться. Войдя в палату, она обнаружила пустую кровать,  с уже  перестеленным чистым бельем. 
От неожиданности  у Лизы из глаз покатились слезы, она не смогла сдержаться,  села  на стул и разрыдалась.  Неужели она умерла? – думала девушка,  как же так, ведь она хорошо себя чувствовала?

- Снегирева! Что за истерика! -  вбежав в палату,  закричала  сменившая ее на дежурстве сестра.
- С-с-тарушка тут лежала, - захлебываясь слезами, проговорила  Лиза.  – Она умерла! Она, она была такой доброй…
- Хватит реветь! Всех больных распугаешь!  - строго сказала медсестра. – Пока ты переодевалась,  старуху сын  под расписку домой увез! А ты -умерла, умерла! Накаркаешь еще!
- Значит, она живая?! – вытирая слезы и всхлипывая,  заулыбалась Лиза. – Какое счастье!  С новым годом тебя, Ларочка! Пока, я побежала.
Лиза  вскочила со стула, и понеслась по коридору к лифтам.
- Вот чудо-то в перьях!  - с чувством крикнула ей  вслед  сестра.

   Выйдя  из ворот больницы, Лиза  быстро пошла к метро.  Ей не хотелось домой, и,  несмотря на усталость, она решила погулять по Москве.  Город был изумительно красиво украшен  и  почти пустой.  Все спали после бурной Новогодней  ночи, лишь редкие прохожие   брели по  улицам,  с удивлением глядя на светящуюся от счастья  девушку.  А ей было непонятно, почему они такие хмурые, ведь  наступил новый год,  который принесет  с собой много событий, и ей очень хотелось верить, что все они будут  только хорошими, и все люди на земле будут такими же счастливыми,  как она сама.

   Ей очень хотелось поделиться своим хорошим настроением, и  радостью, переполнявшую все ее существо, но  было не с кем. Соседи, наверняка, спали, мать с семьей  уехали в  очередную поездку,  а с чужими людьми, даже с подругами по больнице она секретничать не привыкла. Что ж,  придется пока подержать все в себе. 
   Прогулявшись по городу, она пришла домой, поставила чайник и с удовольствием напилась чаю, так как  она немного замерзла.  Потом Лиза постояла под горячим душем и легла в большой комнате на диване, прикрывшись пушистым пледом. Включив телевизор, она пощелкала по программам,  и,  найдя «Полосатый рейс» остановилась на нем.  Но, несмотря  на то, что события в фильме развивались весьма динамично,  глаза  у нее начали слипаться и она  заснула…

   Ей снилась деревня, с занесенными  снегом  крышами домов,  с  дымком из труб, и  веселой возней ребятни  во дворах и на улице.   Потом она  перенеслась в лес, где сугробы были  такими огромными,  что невозможно было разглядеть замерзшую речку и луг перед ней.  Вот она пробирается через завалы и вдруг видит маленький  бревенчатый домик. Ей ужасно хочется дойти до него и постучаться,  но она не может. И как ни старается идти быстрее, и постучаться в дверь,  у нее не получается. Все что-то мешает. То огромная ель с заснеженными лапами преграждает ей путь,  то  высокая горка скрывает избушку, а когда та  снова появляется, то становится еще дальше, чем  была.   Она знает, что ей надо попасть внутрь, что ее там ждут,  но  понимает, что это невозможно.  Какие-то неведомые силы  не дают ей попасть  внутрь  нее,   и   вскоре она чувствует такую усталость, такое бессилие, что ей уже ни до чего…   Она садится в глубокий сугроб и засыпает… 

   И в то же время она знает, что это всего лишь сон, что это не так страшно,  и  ничего плохого не случится. Она просто поспит под пушистым снежным покрывалом, а потом встанет и пойдет дальше. 

   А потом вдруг просыпается, но уже не в сугробе,  а на мягкой зеленой травке,   сквозь  листву и хвою пробивается теплое солнышко, вокруг все такое красивое, цветущее.  Где-то вдалеке  кукует кукушка, и  поют птички,  а  река  быстро несет свои воды за изумрудно-зеленым лугом, по которому бегает огромная белая собака.  А кто-то, какой-то мужчина, видимо, ее хозяин,   высокий, статный  с   окладистой седой бородой кидает ей палку.  Папа?  Он улыбается,  а собака  весело лает, несется за ней и возвращается к нему.   Как  им хорошо!  Папа, Папочка! – кричит она,  и… просыпается, но уже по-настоящему.

   Лиза  посмотрела на часы-ходики. Они показывали  шесть часов вечера,  и  их  механическая кукушка,  выскакивая  из домика, громко извещала  об этом. Девушка улыбнулась. Вот какая кукушка куковала,  подумала она.
 
   В комнате  было уже темно, но  горящие в соседних   домах окна  и мигающие ёлки  позволяли  разглядеть не только часы, но и все предметы в комнате.  На улице был слышен смех и  крики,  выстрелы петард и лай собак.
Она потянулась к торшеру и включила свет, но  вставать не хотелось, Лиза, как в детстве,  натянула  на голову   мягкий  плед,  чтобы создалось ощущение   уютной теплой норки,  потерлась об мягкий ворс  щекой  и стала вспоминать свой сон.
Конец сна ей понравился, а начало она вспоминала  как-то смутно. Ее  он  не пугал, но почему-то немного тревожил.  Чудно! Ведь ей снилась ее деревня, а потом  лес и  избушка…  Но она никогда не видела в их лесу никакой избушки.   И самое главное – ее туда тянуло,  будто кто-то невидимый  звал ее  к себе.  Отец?  Но он же умер!  И лица я не разглядела… Вот поэтому я и не могла попасть туда.  Рано еще.   Странный сон…   

  Хотя, чего только не приснится после такой напряженной ночи! Да и  предсказание  старушки  могло сыграть с ней такую шутку.

  Перевернувшись на другой бок, Лиза подумала, что этот мужчина не может быть ее суженным. Слишком  уж  стар для нее. Значит,  ей снился папа.  Она ведь тоскует по нему.  А собака… Собаки за окном постоянно лают, все смешалось и во сне,  и наяву. Ничего особенного,  ей не приснилось. Одна кукушка чего стоит,  усмехнулась  Лиза,  и  решила попросить  Дениса перевесить ходики на кухню.

  Лиза потянулась и, откинув плед,  встала.   Ей захотелось перекусить. Она  включила чайник, открыла холодильник,  немного постояла в раздумье – чего бы съесть, потом сделала себе несколько маленьких бутербродов  с икрой,  положила в пиалу немного  салата,  и,  поставив все на поднос,  вернулась в комнату,  уселась перед телевизором и с удовольствием принялась за еду. 

  В дверь позвонили, Лиза отставила поднос и пошла открывать. В квартиру ввалились  ее  соседи со всем своим семейством. Дети  смеялись и пихали друг друга, при этом загадочно подмигивая родителям. А  Валя и Денис явно были навеселе, но вид у них был странноватый, они выглядели, как два заговорщика.   Денис стоял за спиной у жены,  но заговорил первым:

-Мы решили, еще разок тебя поздравить. Наши подарки показались нам слишком невыразительными и  блеклыми, по сравнению с твоими…
- Ну, что ты там прячешься за женой?  Замолчал… Выходи вперед и показывай, что ты там прячешь.
Дети  пронзительно завизжали и, подбежав, обняли Лизу.

- Что с вами?  - спросила Лиза у застывших с открытыми ртами супругов.
- Ладно! Вот,  это тебе! Люби его и не выбрасывай на улицу. Теперь он зависит только от тебя. Вернее она. – И преподнес Лизе большую коробку обвязанную   шелковым  розовым бантом, но  с прокрученными дырочками на верхней крышке, что сразу показалось Лизе подозрительным.

  Лиза взяла в руки коробку, она оказалась тяжелой и в ней что-то зашевелилось. Снова раздался оглушительный визг детей, они вырвали коробку у Лизы из рук и стали развязывать бант.  Поборовшись с узлом, они приоткрыли крышку,  и  оттуда показалась  белая пушистая голова. 

- Боже!  - вырвалось у Лизы,  -  это же собака!  - Вы сума сошли?  Что я буду с ней делать? Я ведь  редко бываю дома.
- Не  переживай! У тебя есть добрые соседи! – вступила в разговор  Валентина.  – И покормим, и погуляем, если надо будет.
- Так! – подбоченись, проговорила Лиза  строгим голосом, - а не вам ли ее подарили?  Добрые соседи?
- Нам, -  обреченно кивнув, сознался Денис. – Но  ты же понимаешь, у нас и так забот полно. Работа, дети.  А ты одна одинешенька. Эта собачка скрасит твое одиночество! Мы так подумали с Валей, правда? – и посмотрел на жену жалостным взглядом.
   Щенок жалобно заскулил,  и попытался самостоятельно вылезти из коробки.  Но у него ничего не получилось. Тогда Лиза взяла его на руки и  подержала   на вытянутых руках, оглядела со всех сторон и  прижала белоснежный комок к груди.  Она уже не сердилась на друзей,  она сразу влюбилась в этого чудесного щенка. Но что она будет с ним делать? Он же, судя по размеру, будет огромным.

- Сколько ему? - Спросила Лиза у Вали.
- Почти два месяца, - опустив глаза, сказала подруга.  - Это она.
- Отлично!  Судя по  тому, что в два месяца он весит около шести килограмм, это будет огромная собачина! –  И добавила,  - спасибо вам, родные!
- Эта порода называется Пиренейская горная.  Это  пастушья собачка.  Верный  друг и грозный страж! – гордо сказал Денис.
- Вот и оставили бы ее себе! – опустив щенка на пол, сказала Лиза. Щенок  смешно присел и наделал лужу.
- Ну… Начинается!  - Покачав головой, пробормотала Лиза и пошла в ванную за тряпкой.

  Чтобы немного разрядить обстановку Денис  вытащил из-за пазухи бутылку шампанского и  поставил на стол:

- Новый год мы вместе не встречали, а такое дело надо обмыть!
- Будешь у меня теперь каждый день пол мыть! – пригрозила  ему Лиза и все же пошла за бокалами и закусками. 

  Дети побежали за ней, ожидая  сладостей, а Валя села на диван и спросила у мужа:

- Может, мы погорячились? Отдали бы этого щенка обратно и все! Что Лизка с ним делать будет?
- Не боись! Поможем! Я всегда мечтал иметь такую собаку. Но коли ты мне не разрешаешь, буду возиться с соседской. 

   Вернувшись,  Лиза поставила перед собачкой мисочку  с вареным мясом, которое та  тут же слизнула, будто его и не было!

- Да ты проглотище! – удивилась Лиза и пошла за очередной порцией.  Она также налила  ей  воды, и отнесла все в коридор. Поставив обе мисочки рядом с половичком,  она   приказала, забавно побежавшему за ней щенку:
 
- Место!  Это твое место! - решив, что  коврик надо заменить на более теплую  подстилку. 
- Лиз, ну где ты там? – крикнул ей Денис.
- Иду.  Знаешь, дорогой сосед, - беря бокал с шампанским, сказала Лиза,  - за такой подарок  тебе придется немного поработать. Перевесить вон те часы, и показала на ходики,  из комнаты в кухню. Они меня будят.
- Может, проще кукушке голову свернуть?  - пошутил Денис.
- Живодер! – ужаснулась Валентина.
- Это часы моей бабушки! И  кукушку я тебе трогать не позволю. Взял в руки дрель и  марш на кухню!

  Допив шампанское, Денис сходил к себе за дрелью и сделал то, что просила его Лиза.  Раз учудил такое  в  Новый год, надо  грехи замаливать…

- А теперь рассказывай подробно, откуда взялась эта собака, и почему вы решили, что я буду несказанно рада  такому подарку, -   Лиза села напротив Дениса и стала ждать  объяснений.
Денис немного помялся, а потом  все же заговорил:

- Понимаешь, есть у меня один приятель. Мы вместе в Универе учились. Потом жизнь нас раскидала, ну, в том смысле, что он в науку подался, а я, чтобы семью прокормить в торговлю ушел.
- Я знаю, где ты работаешь. Дальше давай! – приказным тоном проговорила Лиза и налила всем еще шампанского.
- Так вот,  у него  сука ощенилась, и он должен был отдать одного щенка своему другу.  Но тот пропал. Друг, не щенок.
- В смысле? -  спросила Лиза.  – Не захотел брать?
- Нет. В полном смысле этого слова. Он ему звонит, а тот не отвечает. Приходит, дверь не открывает. На работе не появлялся…  Потом он позвонил еще одному приятелю, который с тем парнем   тесно дружит. В походы всякие ходит, на лыжах там. В общем  - не разлей вода.  Так  тот рассказал ему совсем странную историю.  Катались они  на лыжах. И любят всякую глушь выбирать.  Подальше от Москвы… Чтобы народу никого, типа – единение с природой.  Короче, того парня потеряли.
- Как это потеряли?
-  Потеряли и все. Правда, нашли потом. Только мой дружбан  сам  туда не ходил.  Бабка им одна в деревне  раскололась, что живет в лесу отшельник, может,  у него пацан.  А если нет, то кердык ему…  И показала направление, как к избушке идти.
- И…
- У старца  парнишка оказался. Не помню, как зовут, хотя учились на одном курсе, только группы разные. Туда, в избушку,  их заводила – Вадим,  вместе   с Олегом  пошли.  И парня  своего у отшельника  нашли. Он ногу себе повредил, обмороженный весь, в общем, старик его им не отдал. Сказал, что ближе к Крещению   отремонтирует его  и в деревню выведет.  Велел тогда и  приезжать. Лекарем тот старец оказался.
Лиза побледнела, но сдержав эмоции,   спросила:
- И что дальше?
- Так этот гов…к, ой, - Денис прикрыл рот рукой, взглянув на детей, - поганец, короче,  многодетный собачий отец, ничего умней не придумал,  как  щеночка нашим детишкам подарить. Все! Добавить нечего.
- Да уж…  - Лиза  встала,  прошлась по комнате,   а потом прошептала, - сон в руку оказался…
- Какой сон? – оживилась  уже немного осоловевшая Валентина.
- Не важно. Важно мне другое. Ты, Денис, с друзьями  переговори. Того, как там его,  Вадима, расспроси.
- О чем?
- Что это за старец, и как его зовут.  И вообще, что за место, как деревня называется. Все узнай,  до мельчайших подробностей. Понял?
- Понял. А зачем тебе?
- Надо. Понимаешь? Очень. Собаку оставляю. Все, ребята, мне одной побыть надо, подумать…

  Уходя, Денис  уже в дверях  крикнул Лизе, державшей на руках  пушистый белый комок, который беспрестанно лизался, норовя поцеловать новую хозяйку  именно в губы.

- А знаешь, там у этого старца такая же собака, только кобель, это его пёс замерзшего  парня   в  сугробе нашел.


http://www.proza.ru/2018/01/31/2508


Рецензии
К снам действительно надо прислушиваться.
Замечательная глава!

Ирина Ананьева   19.12.2018 09:06     Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.