Полутень. Глава 8

Глава 8

Сон. Клейкий, затяжной. Мутный. Медальон… украла. Взяла! Анатолий бежит за девахой и не может догнать. Почва – как песок. Ноги не мчат – волочатся. Стой, стой, поганка! Провал… Что-то тёмное, жуткое, нечеловеческое. Ледяное. Дохнуло из жерла ночи. Дмитрий! Его лицо… Неправильное, не такое! Не сходится! Дотронулся…
Проснулся. Ох, не даст он покоя. Не оставит.

Анатолий приехал к гадалке с водой в пластиковой бутылке. Взял поменьше, поллитровую, чтоб прятать удобнее было. Катя при церковной свече провела какой-то ритуал. Говорила, говорила… заговаривала.
- …Да сбудется, что сказано. Аминь.
- Всё? – недоверчиво спросил Анатолий.
- Всё, - она смотрела отстранённо, мимо. В параллельный мир. – Обрызгай его, а остаток выпей.
- Поможет?
- Поможет.
Он оставил брюнетке-гадалке пятьсот рублей, забрал воду и, чем-то всерьёз озадаченный, ушёл.

…Выходя из офисного здания, Дима даже не подозревал, что с ним приключится.  Он разговаривал с Костей, направляясь к своему авто… И вдруг откуда-то выпрыгнул Анатолий. Смачно плюнул через левое плечо, пробормотал что-то и с хриплым криком:
- Сгинь! – плеснул в Диму воду.
- Э, дядь, совсем охренел?
Анатолий поспешно выпил остаток жидкости  из бутылки и побежал вдоль парковки.
(Костя неприлично ржал.)
Дима вытер воду с лица, стряхнул с волос, с футболки. Ошалело выругался.
- Это что вообще? Экзорцист, твою дивизию!
Костя хохотал; на секунду запнулся:
- Экзо… кто?
Дима скептически скривился в ответ.
- Кто-кто… Погугли.
- Вот не надо умничать, - съязвил тот. И опять не удержался от смеха: - Может, догнать, побить его?
- Да шёл бы он… - Дима отмахнулся. – За дураками гоняться…


***
Дождь. Река за окном  серая и будто покрыта мурашками. В такую погоду хочется спрятаться дома; готовить ужин. Ловить наслаждение в ароматах блюда; быть в уюте и умиротворении.
Дима наблюдал за Милой, полулёжа на диване в столовой. Унылый, с потускневшим взглядом. Признался:
- Спать хочу. Устал, как собака.
- Ну, так… отдохни, - предложила она, пробуя на вкус мясное рагу.
- Скучно без тебя.
Мила отвлеклась от готовки, присела к нему на диван. Нежно поворошила тёмные волосы с проблесками седины.
- Ты грустный какой-то.
Он поморщился:
- Так… Пройдёт.
- Расскажи.
Дима помолчал.
- Я не знаю, что со мной, - невесело усмехнулся. – Бывает.
За приоткрытым окном шумел дождь. Порывы ветра набрасывали его на стекло, и оно покрывалось хаотичным узором дрожащей воды.
 Дима задумчиво проговорил:
- Может, и правда, в меня кто вселился?
Мила фыркнула озадаченно.
- Ты чего? Что случилось-то?
- Все эти сны… предчувствия… Откуда? Я не могу объяснить.
- Дим, ну есть в жизни необъяснимые вещи, - она беспечно пожала плечами. - Я такие сны с детства вижу, и ничего. Это – нормально.
Дима погладил ей длинные каштановые волосы, полюбовался. С улыбкой дотронулся до кончика носа.
- Ты меня успокаиваешь.
- Ну… призвание у меня такое, - лицо её украсила очаровательная, искренняя улыбка. – Есть будешь? Всё готово.
- Конечно, радость моя. Машину свою дашь на завтра?

И нечто, прицепившееся к его душе, стало надуманным… нереальным… почти забытым.


***
Юля ехала домой, когда увидела припаркованный у сквера  «Мерседес-CLK» со знакомым номером «878».
- О! – злорадно воскликнула она.
Значит, жена Димы на нём ездит? Отлично! Остановилась неподалёку, быстро переворошила пакет с купленными продуктами. Кетчуп! То, что надо!
Она поливала томатом лобовое стекло «Мерседеса», ручки дверей, подхихикивала, предвкушая реакцию хозяйки. А в тот момент, когда Юля старательно выводила на капоте слово «дура»… к машине подошёл Дима. 
Её озорную улыбку перекосило гримасой ужаса.
- А… - только и смогла произнести она. И, быстро сообразив, кинулась бежать.
Дима бросился следом.
Юля мчалась к своему красному «Рендж роверу» с прытью бегуньи. Но, увы: Дима настиг её хищным прыжком. Р-раз! И цапнул рукой за плечо, и ударил наотмашь. Юля завизжала.
- Отпусти!
- Страх потеряла? Что творишь, идиотка?
Вид его  ужасал. Казалось, секунда - и порвёт на кусочки, как бешеный волк. В глазах - нечеловеческий ультрафиолет, губы злобно сжались...
- Прости! - инстинктивно взмолилась Юля, вжимая голову в плечи. - Я думала, не ты! - мозг вдруг  живо заработал. - А Коля!
- Какой Коля? - презрительно выругался Дима.
- С курса, ну Коля, Коля, - она ещё ниже опустила голову, попятилась.
Он больше не удерживал её; остыл.
- Дурная ты.
Юля отпрыгнула на безопасное расстояние и крикнула:
- А ты - злой! Злыдень, понял? Я думала, ты хороший, а ты руку поднимаешь! Жене расскажу, какой ты на самом деле! Напишу ей в Одноклассниках!
- Пиши! – бросил вслед Дима. – И папе пожалуйся!
- И пожалуюсь! – она залезла в машину, не дожидаясь продолжения ссоры. Резко вырулила, распугала прохожих, повернула через рельсы прямо перед трамваем. Но даже его истеричный, противный звон не привёл Юлю в чувство.
- Гадкий! – крикнула она со слезами. – Козёл! Я тебе отомщу, слышишь? – и заорала во всё горло: - Слышишь, сучок?!!
Заехала в свой двор, бросила «Рэндж ровер» как попало и, волоча пакет с едой, направилась в подъезд. Обернулась. Димы – злого, ненормального, чокнутого придурка – не было. Юля потрогала щёку, которая, наверное, должна была болеть после оплеухи. Ничего не почувствовала. А она его любила! Всё, к чёрту! Такое – не простит никогда. Недобро усмехнулась: будет ему месть, будет. Сочтутся.  Когда-нибудь Дима за это заплатит.

***
Как только Яна решила хоть чуть-чуть полюбить Анатолия, появился Ник. Эффектный, наглый, он соблазнял её так же, как когда-то другой обворожительный подлец. Яна не могла ему отказать. Это был каприз. Возможно, не любовь, но всё-таки симпатия. И если бы Ник предложил переехать к нему – гипотетически – она бы не отказалась.

Тем временем Анатолий беседовал с кем-то по телефону, закрывшись в своём кабинете.
- И что она?
- Ну, есть пара зацепок… Нужно ещё время, чтобы не спугнуть.
- Кто  такой?
- Я скоро выясню. Шифруется парень. Машина не на нём.
- А телефон?
- Ещё не узнал. Она ему со своего номера не звонит.
Анатолий сделал глубокую затяжку. Уронил пепел на стол.
- Андрюх, а по «Мерседесу» что?
- Да там загвоздка, Анатолий Михайлович.
- В чём?
Пауза. Голос в трубке поменял интонацию на виноватую.
- Нет такого номера.
- Как? – озадачился Анатолий. – Напутал я, что ли? Ладно. Придумай что-нибудь. Давай, на связи.
Отложил телефон. Достал из мини-бара бутылку коньяка, рюмку. Налил. Задумался.
Шесть лет назад. Он увидел, как жена садится в машину к его другу Дмитрию, и чуть не задохнулся от ревности. Жгучая, страшная – она полоснула по телу, запульсировала в каждом сосуде. Как глоток горчицы – и всё горит под кожей, а во взгляде – пелена. Разумных доводов  нет. Анатолий стал свидетелем факта: Мария уезжает с лучшим другом. И эмоции умножаются на два.
Дмитрий был весьма интересным, несмотря на сорок один год. Тёмные волосы, голубые глаза, приятная внешность. Шарм от природы. Но Анатолий никогда ему не завидовал. И вдруг… Дима – с его женой!
Он ехал за ними до какого-то дома, едва сдерживаясь, чтобы не догнать и не протаранить их «Паджеро». Те припарковались во дворе  и направились в подъезд. Анатолий - следом. На лестнице они потерялись. Ему хотелось звонить и стучать во все двери. «Спугну», - остановила его единственная здравая мысль. Трясясь от злости, Анатолий вернулся домой. Он её встретит. И убьёт прямо здесь.  Достал  пистолет и, сидя на кухне с бутылкой водки, стал ждать. В  голове мелькали сцены: как выламывает дверь квартиры, стреляет в обоих… Нет, хватает жену за волосы, и о стену… А друга… У него сжимались кулаки и хрустели суставы. Да он его… Собаку… Но Анатолий не сделал ничего. Пришла из школы дочь. Увидев отца с пистолетом, испугалась. «Да я молодость вспоминаю, - проговорил Анатолий, убирая оружие. – Войну».

Очнулся от воспоминаний. Выпил. Не складывается головоломка. Не получается. Девка с картины забрала медальон. Зачем? А дух Дмитрия вселился в похожее тело и ходит за ним. Перекрестился, налил ещё одну стопку. Проговорил:
- Сгинь нечистый, сгинь, - выдохнул и  проглотил коньяк.

Главы 9-13 - вы можете скачать по ссылке на авторской страничке --- http://www.proza.ru/avtor/elenborisova
Или напишите мне в личку)


Рецензии