Время Рождества

(шутка в одном действии)
 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ПЕРСОНАЖИ

Д ж о
В а л е р и
С т а р и к

* * *

Рождественская ночь. Гостиная в доме Джо. Рождественская елка, ряды светящихся гирлянд и прочие праздничные атрибуты - присутствуют. На диване обнявшись сидят Джо и Валери. 

Д ж о. Вообще-то нашу семейку нелегко назвать дружной. На дни рождения, юбилеи, свадьбы или похороны никого и клещами не вытянешь. Но вот на Рождество у нас часто собиралась вся родня. Приезжали даже дядя Арни и тетушка Викки. А ведь они живут на западном побережье. К тому же известные скряги. Потратиться на билет на самолет - для них сродни подвигу. Дядюшка Арни… (Смеясь.) Дядюшка Арни постоянно дурачился! Он всякий раз нацеплял себе на голову оленьи рога. Причем это были самые настоящие оленьи рога, а не та пластиковая чепуха, которая продается на каждом углу. Он каким-то образом ухитрялся закрепить их у себя на голове, кажется, при помощи самой обыкновенной резинки, знаешь, вроде той, на которой штаны держатся. И в таком виде ходил весь вечер. Время от времени он издавал жуткий рев. (Смеясь.) Не буду пробовать его изобразить. Все равно не получится. Он утверждал, что это боевой клич марала, но больше это походило на мычание коровы, которой прищемили хвост или вымя. Что скрывать, выглядел он очень глупо. Но самое ужасное, что в таком виде он умудрялся влезть почти в каждую фотографию! (Смеясь.) Нет, серьезно – буквально в каждую! Мало того влезть, еще и скорчить отвратительнейшую рожу! И ничто не могло его остановить – ни уговоры моей мамы, ни угрозы тетушки Викки. Поэтому фотографии в семейный альбом делались до его приезда, или когда он куда-нибудь отлучался. Но, даже несмотря на чудачества дядюшки Арни, Рождество было, остается и будет моим самым любимым праздником.
В а л е р и. А вот я до пятнадцати лет Рождество терпеть не могла.
Д ж о. Серьезно?
В а л е р и. Ага.
Д ж о. Но как? Как такое возможно?
В а л е р и. Возможно. Если ты ребенок, а твои родители запойные пьяницы. До рождественского ужина у нас редко доходило. Родители успевали напиться раньше. И в то время как все другие семьи садятся за стол, у нас часто затевались драки. Отец лупил мать или мать отца – в зависимости от того, кто больше выпил. Иногда кто-то из соседей вызывал полицию. Какой уж тут праздник. Правда, иногда я даже получала подарки. Но через день-два они относились обратно в магазин. Родителям надо было на что-то пить. Однажды мне подарили чудесного плюшевого медведя. (Восторженно.) Он был такой большой! И мягкий! А еще от него пахло шоколадом. Едва мне подарили его, я уже знала, что скоро придется с ним попрощаться. И я изжевала ему ухо…
Д ж о. Зачем?
В а л е р и. Думала, если товар попорчен, магазин не примет его обратно. И он останется со мной навсегда. Но ничего не вышло. Через два дня отец продал его почти за бесценок. Он мне до сих пор снится… (После паузы.) Не отец, а медведь.

Пауза.

Д ж о. Ты потрясающая девушка! Вся эта история, словом… У меня нет слов! Ты потрясающая девушка!
В а л е р и. Перестань. Ох, до чего же вы мужчины порой сентиментальны! Стоит рассказать вам про свое нелегкое детство, как в вас тотчас просыпается отцовский инстинкт. И вам хочется нас утешить.
Д ж о. Признаю, во мне сейчас проснулся инстинкт, но его вряд ли можно назвать отцовским! Прости, если это прозвучало слишком грубо.
В а л е р и. Ничего.

Джо и Валери собираются поцеловаться, но раздается стук в дверь.

Д ж о. Проклятие! В самый неподходящий момент!
В а л е р и. Ты кого-то ждешь?
Д ж о. Нет. (Смеясь.) Если только Санту!
В а л е р и. В таком случае это не он. (Касаясь кончиком своего пальца кончика носа Джо.) Всем известно, что Санта пробирается в дом через дымоход.
Д ж о. Ну, быть может, это вежливый Санта…
В а л е р и. Не говори глупостей, Джо!
Д ж о. Сейчас увидим.

Джо поднимается с дивана и направляется к входной двери.

В а л е р и. Джо, спроси «кто».

Джо согласительно кивает и подходит к двери.

Д ж о. (Глядя в дверной глазок.) Какой-то старик.
В а л е р и. Старик?
Д ж о. Ага. (Обращаясь к визитеру.) Кто там?
Г о л о с  и з - з а  д в е р и. Хоу-хоу-хоу! Счастливого Рождества!
Д ж о. (Улыбаясь.) Похоже и вправду Санта!
В а л е р и. Джо, не валяй дурака! Санты не существует!
Д ж о. (Потянувшись к замку.) Сейчас проверим.
В а л е р и. Ты собираешься открыть?
Д ж о. Конечно. Не хорошо держать пожилого джентльмена на пороге.
В а л е р и. А если он бандит?
Д ж о. Бандит? (Усмехаясь.) Да он слишком стар для этого!
В а л е р и. Откуда тебе знать?
Д ж о. Ну,  бандиты они ведь молодые, то есть нестарые, в основном…
В а л е р и. А если это старый бандит?
Д ж о. Ты предлагаешь не отпирать ему?
В а л е р и. (После раздумья.) Ладно. Но, Джо, только через цепочку.

Джо подает Валери знак, что все под контролем, затем приоткрывает дверь. В образовавшемся просвете показывается фигура хорошо одетого пожилого человека приятной наружности.

Д ж о. (Стоящему на пороге.) Да?
Г о л о с  и з - з а  д в е р и. (Учтиво.) Счастливого Рождества.
Д ж о. И вам счастливого Рождества. Чем могу помочь?
Г о л о с  и з - з а  д в е р и. Мне нужен… Одну минуточку… Джо Смит. Джо Смит это вы?
Д ж о. Я. А вы?..
Г о л о с  и з - з а  д в е р и. С Рождеством, я Санта.
Д ж о. Кто?
Г о л о с  и з - з а  д в е р и. Санта.
Д ж о. Санта?
Г о л о с  и з - з а  д в е р и. Именно.
Д ж о. (С усмешкой.) Это шутка?
Г о л о с  и з - з а  д в е р и. Ни в коем случае. Сегодня Рождество, а не День Дурака.
Д ж о. (Серьезно.) Санта? Тот самый?
Г о л о с  и з - з а  д в е р и. Не сомневайтесь.
Д ж о. Одну минуточку.

Джо захлопывает дверь и становится к ней спиной.

Д ж о. (Усмехаясь.) Старик говорит, что он Санта.
В а л е р и. Кто?
Д ж о. Санта.
В а л е р и. Санта?.. (После паузы.) А-а, должно быть, этот старик просто пьян!
Д ж о. Не похоже.
В а л е р и. Тогда это просто бродяга. Бродяги вечно прикидываются кем-то, чтобы получить свое. Многодетными матерями, сиротами, участниками боевых действий… Этот, видимо, решил прикинуться Сантой. Надо дать ему денег, тогда он уберется.
Д ж о. Не думаю, что этот старик нуждается в деньгах.
В а л е р и. Почему?
Д ж о. На нем костюм тысяч за восемь, не меньше.
В а л е р и. Какой еще костюм?
Д ж о. Серый, двойка. Похоже, на заказ пошит, сидит на нем как влитой.
В а л е р и. Шутишь?
Д ж о. Сама посмотри.

Валери поднимается с дивана и подходит к двери, смотрит в дверной глазок.

В а л е р и. Действительно. Тогда кто он?
Д ж о. Понятия не имею. Но он знает мое имя.
В а л е р и. Что?
Д ж о. Да-да.
В а л е р и. Все ясно, это судебный пристав.
Д ж о. С каких пор приставы ходят по домам в Рождество?
В а л е р и. Они всегда появляются в тот момент, когда их меньше всего ожидаешь увидеть.
Д ж о. А что ему от меня понадобилось?
В а л е р и. Сам-то как думаешь? У тебя есть неоплаченные счета?
Д ж о. (Растеряно.) Нет.
В а л е р и. Значит есть.
Д ж о. Но откуда ты?..
В а л е р и. Как я узнала? У тебя голос звенит. Я неплохо разбираюсь во лжи. Мой бывший муж постоянно мне врал.
Д ж о. (Ошарашено.) Ты была замужем?
В а л е р и. Джо, мне двадцать шесть, конечно, я была замужем!
Д ж о. Я не знал… (После паузы.) Тебе двадцать шесть? Я думал…
В а л е р и. Перестань. Так у тебя есть неоплаченные счета?
Д ж о. Есть.
В а л е р и. Сколько?
Д ж о. (Неоднозначно.) Один или два…
В а л е р и. Значит, не меньше пяти.
Д ж о. Но как?..
В а л е р и. Джо, я за версту чую, когда мне говорят неправду! Я три года прожила с лживым сукиным сыном, который только и делал, что врал, врал, врал и врал… Ах, не знаю, зачем я тебе это рассказываю… В общем, поверь мне на слово – во всем что касается лжи, я эксперт. Если это пристав – придется открыть.
Д ж о. И что я скажу этому типу?
В а л е р и. Скажи, что сегодня у тебя нет денег. Но через пару дней они появятся. Тогда и оплатишь. Напирай на Рождество. Скажи, что все свои последние деньги потратил на подарок любимой. То есть мне. Или пожертвовал какому-нибудь детскому фонду. Короче говоря, дави на жалость.
Д ж о. Хорошо.
В а л е р и. И главное – улыбайся. Если бы не обворожительная улыбка, я раскусила бы своего бывшего муженька намного раньше, а не промучилась с ним целых три года.
Д ж о. Ого. Три года большой срок. Может быть, у вас и дети есть?
В а л е р и. Сейчас, не время говорить об этом.

Валери возвращается на диван. С тревогой смотрит в сторону входной двери и Джо.

Д ж о. Простите, вы еще там?
Г о л о с  и з - з а  д в е р и. Да.
Д ж о. Извините, я не расслышал, как, вы сказали, вас зовут?
Г о л о с  и з - з а  д в е р и. Санта.
Д ж о. Хм, а мне послышалось судебный пристав!
Г о л о с  и з - з а  д в е р и. О, ничего, меня часто принимают за пристава. Хоть имя меняй.
Д ж о. И что вы хотите?
Г о л о с  и з - з а  д в е р и. Что может понадобиться Санте в Рождество?
Д ж о. Не знаю. Я впервые встречаюсь с Сантой.
Г о л о с  и з - з а  д в е р и. Если вкратце – у меня для вас кое-что есть.
Д ж о. Ну, проходите...

Джо отпирает дверь. В дом заходит ухоженный старик с окладистой седой бородкой, в шикарном сером костюме и не менее шикарных туфлях и галстуке. В руках у него кожаная папка для документации.

С т а р и к. (Валери, учтиво.) Счастливого Рождества.
В а л е р и. Счастливого. А вы?..
С т а р и к. (Учтиво, немного склонив голову в приветствии.) Санта. (Увидев изумление на лице Валери.) Не похож?
В а л е р и. Если честно, я представляла вас иначе. А где ваш тулуп из красного бархата, пышная седая борода, огромный мешок с подарками?
С т а р и к. Зимы стали на редкость теплыми, и от тулупа пришлось отказаться. По этой же причине пришлось слегка укоротить и бороду. Впрочем, близкие утверждают, что так мне больше идет. И я склонен им верить. Оленья упряжка это замечательно, но серебристый седан, по-моему, гораздо лучше. А что касается мешка, то могу сказать, что у чековой книжки есть одно удобное качество – она свободно помещается во внутреннем кармане. (После паузы, деловито.) Где я могу расположиться?
Д ж о. Расположиться?
С т а р и к. Да. Если вы не против, я сяду в кресло.
Д ж о. Да, разумеется.
С т а р и к. Здесь мне будет удобнее работать с бумагами.
Д ж о. С какими еще бумагами?
С т а р и к. С моей бухгалтерией.
Д ж о. А у вас есть бухгалтерия?
С т а р и к. Да, бумажная волокита добралась и до нас, впрочем, как и до всего в этом мире.

Старик устраивается в кресле, достает из внутреннего кармана своего пиджака очки, надевает их. Затем раскладывает перед собой бумаги.

С т а р и к. Итак, начнем. Вы Джо Смит?
Д ж о. Совершенно верно.
С т а р и к. (Сверившись с бумагами.) Поздравляю вас, мистер Смит, вы достойно вели себя в прошедшем году, а значит, вам положен подарок.
Д ж о. Ого! А это хорошо или плохо?
В а л е р и. Ну, конечно же, это хорошо! Джо, не будь дурачком!
Д ж о. Хорошо, так хорошо. (Старику.) И что я вам должен?
С т а р и к. Ничего.
В а л е р и. Джо, это подарок.
Д ж о. Странно, я думал, мне придется прочесть вам стишок или спеть песенку.
С т а р и к. Это необязательно, но если вы желаете, то я с удовольствием вас выслушаю.
Д ж о. Нет-нет, раз это необязательно, то я, пожалуй, воздержусь. К тому же вам вряд ли понравится.
В а л е р и. Я бы послушала, как ты поешь.
Д ж о. Я думаю, у тебя еще будет шанс насладиться.
С т а р и к. Теперь поставьте свою подпись в колонке справа.
Д ж о. Зачем?
С т а р и к. Отметьтесь, что вы получили подарок. А я пока выпишу вам чек.
Д ж о. Ого, чек! (Валери.) Здорово, правда? (Старику.) Так просто? Только расписаться?
С т а р и к. Да.
Д ж о. Здесь?
С т а р и к. Да, напротив вашей фамилии.
Д ж о. (Взяв ручку.) Руки дрожат! Я немного волнуюсь.

Джо собирается поставить свою подпись, но в последний момент старик его останавливает.

С т а р и к. Одну минутку!
Д ж о. В чем дело?
С т а р и к. Вы точно Джо Смит?
Д ж о. Да, я же сказал.
С т а р и к. Да. Но, согласно документам, по этому адресу проживает Джо Смит 31-го года рождения. Прошу прощения, но вы слишком молоды. Адрес верный. В чем же дело?.. Наверное, опечатка…
Д ж о. Вообще-то Джо Смит тридцать первого года рождения – это мой дед. Но он семь лет назад умер.
С т а р и к. О, приношу вам свои искренние соболезнования.
Д ж о. (С нескрываемым недоумением.) Да бросьте, какие соболезнования. Семь лет прошло. Все его уже забыли.
С т а р и к. Что ж, значит, подарок положен ему, а не вам…
Д ж о. Подарок ему? Он же покойник?
С т а р и к. Вероятно это ошибка. Такое случается. Иногда.
Д ж о. А мне что положено?
С т а р и к. Сейчас узнаем. Секундочку, я только сделаю пометку, что ваш дед упокоился с миром. Хорошо бы подтвердить это документально, но, думаю, что свидетельства о его скоропостижной кончине у вас нет...
Д ж о. (Почему-то улыбаясь.) Чего нет, того нет.
С т а р и к. Ничего страшного. (Делая пометку в своих бумагах.) Вот. С вашим дедом все. Что ж, теперь займемся вами. (Ищет по списку.) А вот и вы. Джо Смит. Год рождения восемьдесят восьмой. Верно? Замечательно. Что тут у нас… Ага, напротив вашего имени стоит красный кружок. Видите? Напротив имени вашего деда стоит зеленый кружок, а напротив вашего – красный. Вам хорошо видно?
Д ж о. Да. И что это значит?
С т а р и к. Это значит, что вам не положен подарок.
Д ж о. Почему?
С т а р и к. Вероятно, в прошедшем году вы вели себя недостойно.
Д ж о. Как… как это?
С т а р и к. Вам лучше знать.
Д ж о. Мне?
В а л е р и. Джо, ну, а кому?
Д ж о. (Вскочив.) Чушь! Недостойно… Как это вообще – «недостойно»? Я что ли обокрал кого-нибудь? Или убил?
В а л е р и. Джо!
Д ж о. Вступил в коммунистическую партию?
В а л е р и. Джо…
Д ж о. Записался добровольцем в морскую пехоту?
В а л е р и. Джо!
Д ж о. Что?
В а л е р и. Успокойся. Присядь на диван рядом со мной.
Д ж о. Не хочу я сидеть! Я спокоен! Недостоин… Что вообще это за слово такое! Еврейское?!
С т а р и к. Недостойно не всегда означает плохо. Иногда это означает обыкновенно, привычно, словом, – как все.
Д ж о. Как все?
С т а р и к. Я имею в виду, что вы не сделали ничего хорошего, чего-то из ряда вон выходящего.
Д ж о. Черта с два! В прошедшем году я сделал много хорошего! Я сделал столько  хорошего, что девать некуда! К примеру… к примеру… это… да хотя бы… это… м-м… э-э… э-э… О! Я помог старухе перейти через дорогу!
В а л е р и. Джо, ты что ли первоклассник, чтобы этим гордиться?
Д ж о. Но ведь я помог, а это чего-нибудь да стоит! (Санте.) Ведь стоит? Недостойный человек вряд ли бы это сделал! Недостойный человек потому и недостойный, что никогда не сделал бы этого! А я сделал! Я!..
С т а р и к. Вы рассуждаете верно, помочь пожилой леди перейти дорогу это поступок.
Д ж о. Вот! Тогда почему мне не положен подарок?
В а л е р и. Ну, не положен и не положен. Не драматизируй.
С т а р и к. Нет-нет, ваш друг совершенно прав. Раз уж по нашей документации вашему покойному деду полагается подарок, то, вероятно, и в случае с вами, речь может идти об ошибке. У нас работают, в некотором смысле,  люди, а людям, как известно, свойственно ошибаться.
Д ж о. (Довольно.) Золотые слова!
В а л е р и. (С укоризной.) Джо.
Д ж о. Что?

Старик откладывает бумаги в сторону, снимает очки и устремляет все свое внимание на Джо.

С т а р и к. Так вы говорите, перевели старушку через дорогу?
Д ж о. Да.
С т а р и к. А что это была за старушка?
Д ж о. Обыкновенная, сморщенная, как сушеный финик.
С т а р и к. А когда это произошло?
Д ж о. А черт ее знает!
С т а р и к. А все-таки? Что это был за месяц, число, день недели?
Д ж о. Не помню. (Смотря на Валери.) Но я точно помню, что мы с тобой должны были куда-то идти. Не то в кино, не то в театр. А может, в ресторан… Я как раз и летел на встречу с тобой, а тут эта старуха, черт бы ее побрал! А-а! Еще я помню, что в ту ночь ты впервые осталась у меня!
В а л е р и. (Возмущенно.) Джо!
Д ж о. Что?
В а л е р и. Ничего. Это было наше второе свидание.
С т а р и к. Так когда это было?
Д ж о. (Глядя на Валери.) Летом?
В а л е р и. Осенью. В сентябре. (Джо.) Поверить не могу, что ты забыл.
С т а р и к. Расскажите об этом подробнее.
Д ж о. Старуха выскочила на дорогу словно черт из табакерки! Она шла опираясь на эти… как их… я не знаю, как называется эти железные штуки, которые выдают инвалидам.
В а л е р и. Ходунки.
Д ж о. Да, наверное. Я крикнул ей: «Шевели поршнями, старая ведьма!» Но она даже ухом не повела в мою сторону! Тогда, чтобы не опоздать, мне пришлось выйти из машины и буквально перенести эту старушенцию на противоположную сторону улицы. Кстати, она мне даже «спасибо» не сказала. А ведь помогая ей, я потянул ногу! Потом неделю косолапил.

Пауза.

С т а р и к. Что ж, похоже на правду. В таком случае, возможно, в нашей бухгалтерии действительно закралась ошибка. Чтобы все разъяснить, я должен сделать один телефонный звонок. Вы позволите?
Д ж о. Ради этого? Конечно!
С т а р и к. (Надевая очки.) Предупреждаю, это будет межгород. В вашем городе у нас филиала нет. Ближайший наш филиал в Таун Сити.
В а л е р и. Таун Сити? Я была там пару лет назад. Город как город. Ничем не лучше нашего.
С т а р и к. Дело не в городе, просто их бюрократы оказались сговорчивее ваших. Так я звоню?
Д ж о. Да. Вот телефон…
С т а р и к. Благодарю.

Удобно расположив телефон напротив себя, старик набирает номер. Джо присаживается на диван рядом с Валери.

В а л е р и. (Джо, негромко.) Чего ты раскричался?
Д ж о. Хорошенькое дело, целый год жизни коту под хвост!
В а л е р и. И что в этом такого?
Д ж о. Неприятно. Это все равно что купить бутыль молока, а придя домой обнаружить, что внутри жидкое мыло.
В а л е р и. Купить мыло по цене молока – это удача. Хорошее жидкое мыло стоит дороже молока.
Д ж о. Ну, тогда наоборот.
В а л е р и. (Нежно касается своим пальчиком кончика носа Джо.) Какой ты смешной, когда сердишься.
Д ж о. Ты еще не видела какой я смешной, когда пою!

Джо тянется к Валери за поцелуем. Но Валери его останавливает.

Д ж о. Почему?
В а л е р и. Не сейчас.
С т а р и к. (В трубку.) Полли? Счастливого Рождества, Полли. Да, это я. Полли, у нас тут возникла путаница. Нет, с адресом все в порядке. Западное шоссе, 36. Нет, с именем тоже полный порядок. Джо Смит. Дело в том, что он утверждает, что вел себя в прошлом году достойно. Я в курсе, что так говорят практически все, кто остался без подарка. И все же. В доказательство он привел описание одного своего поступка, который никак не должен был остаться незамеченным. Это произошло в сентябре. Джо Смит. Западное шоссе, 36. Сентябрь. И поторопись, Полли, я на межгороде. Жду.
Д ж о. А кто это Полли?
С т а р и к. Полли это один из эльфов, он заведует у нас отделом статистики.
В а л е р и. Эльфов?
С т а р и к. Да. Раньше мы брали на эту работу китайцев, но у них постоянно возникали проблемы с разрешением на работу. Эльфы народ хоть и менее трудолюбивый, зато с документами у них не бывает никаких проблем.
Д ж о. Кто бы мог подумать!
С т а р и к. ( В трубку.) Да, Полли, я слушаю. Значит, никакой ошибки нет. Ты уверен? Что ж, еще раз доброго Рождества.

Старик вешает трубку.

Д ж о. Ну?
С т а р и к. Полли просмотрел архивы, и, согласно им, никакой старушки вы через дорогу не переводили.
Д ж о. По-вашему, я вру?
С т а р и к. Что вы! Быть может, просто преувеличиваете?
Д ж о. Нет! Была старуха! Не приснилась же мне она, в самом деле!
В а л е р и. Джо, а ты уверен, что ей надо было переходить на другую сторону?
Д ж о. Прости?
В а л е р и. Ведь ты уехал, а она там осталась. Одна.
Д ж о. Нет! Ей надо было на ту сторону! Отъезжая, я видел, как она посеменила в ближайший магазин!
С т а р и к. Значит, вы продолжаете настаивать, что?..
Д ж о. Да! Да, черт вас дери! И у меня сейчас большое желание написать на вас жалобу, если бы я знал куда!
С т а р и к. Что ж, возможно, Полли сейчас сфилонил. Видите ли, все эльфы тяжелы на подъем. Порой их трудно растормошить.
Д ж о. Эх, Полли…
С т а р и к. Мне вновь придется сделать телефонный звонок.
Д ж о. Да-да, конечно! Можете хоть всю ночь сидеть на телефоне, если это поможет решить нашу проблему!

Старик опять берется за телефон. Валери утешающе гладит Джо по макушке.

С т а р и к. (В трубку.) Полли? Это снова я. Полли, скажи, ты хорошо посмотрел дело Джо Смита? Хорошо или как обычно? Я так и думал. Полли, думаю, мне не стоит лишний раз напоминать тебе, что филонить у нас не принято? Очень хорошо. Поэтому сделай милость, загляни в архивы еще раз. Только теперь уже наверняка. И, Полли, на всякий случай, просмотри сводку за всю осень. Я жду.
Д ж о. Похоже, этот Полли тот еще сукин…
В а л е р и. Джо!
С т а р и к. Да, он излишне своенравен. А после развода стал и вовсе неуправляемым.
В а л е р и. Как я его понимаю! Мне после развода тоже жить не хотелось. Хотелось закутаться в одеяло и не вылезать из-под него лет шестьдесят! И вернуться в мир девяностолетней бабкой, которой уже ничего не надо, а до конца жизни осталось несколько десятков шагов.
Д ж о. Серьезно?
В а л е р и. Увы.
С т а р и к. (В трубку.) Да, Полли? Есть что-нибудь новое? Есть?

Джо довольно потирает руки.

С т а р и к. (В трубку.) Что? Осенью Джо Смит угнал автомобиль?..
В а л е р и. Ты угнал автомобиль?
Д ж о. Что? Нет! Нет, конечно!
С т а р и к. А-а, пытался угнать автомобиль…
Д ж о. Ничего я не пытался, я просто перепутал! Этот автомобиль был один в один мой! Полли, слышишь! (Старику, желая лично поговорить с Полли.) Простите, я могу…

Старик передает Джо телефонную трубку.

Д ж о. (В трубку.) Полли? Это Джо Смит. Да, автоугонщик. То есть – нет! Именно поэтому я и взялся с тобой говорить. Никакого угона не было! Полли, в тот вечер я выпил лишнего в баре и просто перепутал автомобили. Нет, я не идиот. Автомобиль был в точности как мой. Да, собирался. А что в этом такого? Да брось, Полли,  будто ты никогда не садился за руль под мухой! Не пьешь? Совсем? Совсем-совсем? Совсем-совсем-совсем? И ты меня называешь идиотом! Пол!.. Полли!.. Не хотел я тебя оскорблять, ты меня сам вынудил! Постой, Пол. Мы с тобой не с того начали разговор. Ты какую баскетбольную команду поддерживаешь? Серьезно? А хоккей?.. Что? Как можно не любить хоккей? Ты что ли полоумный? Полли! Полли! Извини, Полли, мы, кажется, опять не с того начали. Пол, как мужчина мужчине: я тебя понимаю, развод это такая штука, – словом…  Нет, я не был женат. Нет, могу. А вот и могу! Да. Нет. Однажды я встречался с девушкой целых четыре месяца. Так вот наше расставание было ужасным. Почему это нельзя сравнивать? (Крайне удивленно.) Сколько лет ты прожил в браке?! (Еще более удивленно.) Двенадцать! Ого, для эльфов это, наверное, полжизни! Кто собака? Нет! Полли! Нет, я не считаю тебя собакой! Да, я знаю, что один год собачьей жизни равен семи человеческим. Полли! Пол! Не принимаю я тебя за лабрадора! Полли! Да не хотел я тебя оскорблять! Полли! Полли! (Старику, прикрыв трубку рукой.) Какой он у вас обидчивый. (Снова в трубку.) Пол! Полли! Хорошо, передаю трубку боссу! (Передавая телефонную трубку старику.) Разговаривайте с ним сами!
С т а р и к. (В трубку.) Это снова я, Полли. Нет, автоугонщик больше не скажет ни слова. Да, будет молчать в тряпочку. Полли, будь добр проверь все еще раз. Последний. Хорошо, сделай это не для Джо Смита, а для меня. Ради справедливости. Да знаю я, что справедливость та еще… (Прикрыв трубку ладонью, Валери и Джо.) Простите. (Опять в трубку.) Спасибо, Полли.
Д ж о. (Старику.) Вздорный тип этот ваш Полли.
С т а р и к. А чего вы ожидали? Вы ведь сравнили его с собакой.
Д ж о. Но откуда мне знать, как у них все устроено, еще полчаса назад я думал, что эльфов в природе не существуют!
С т а р и к. Существуют. Их часто принимают за пуэрториканцев… (В трубку.) Да, Полли. Выяснилось? Это хорошо. Значит, была старушка.
Д ж о. (Радостно.) Я же говорил!
С т а р и к. (В трубку.) А угон? Не было… Что ж Полли, прости за беспокойство. Да, счастливого Рождества. (Глядя на Джо.) Нет, Полли, этого передавать я не буду. (Повесив трубку, Джо.) С вами все ясно. (Валери.) А теперь разберемся с вами…
В а л е р и. (Удивленно.) Со мной?
С т а р и к. Раз вы здесь, дома я вас вряд ли застану. Как вас?..
В а л е р и. Не трудитесь, в прошедшем году я была очень плохой девочкой.
Д ж о. (Усмехаясь.) Ну, да – плохой!
В а л е р и. Давай не будем, Джо.
Д ж о. Ты что ли кого-то ограбила? Или убила?
В а л е р и. Нет!
Д ж о. В чем же тогда дело?
В а л е р и. Просто поверьте мне на слово, в прошедшем году я точно вела себя недостойно.
С т а р и к. И все же. Как ваше имя?
В а л е р и. Валери Паркер.
С т а р и к. Валери Паркер. На «П».
В а л е р и. Не утруждайтесь. Я уже много лет подарки не получаю.
С т а р и к. Это еще ни о чем не говорит. А вот и вы. Валери Паркер. Южный тупик, 9.
В а л е р и. Там я уже давно не живу.
С т а р и к. Вот потому и подарков не получаете. Таков современный человек: сегодня он тут, завтра – там, а потом удивляется, почему на Рождество остался без подарка. Где вы сейчас проживаете? Здесь?
В а л е р и. Нет. Я живу на Восточной улице.
С т а р и к. В ближайшее время переезжать не собираетесь?
В а л е р и. Нет.
Д ж о. А я думал?..
В а л е р и. Позже, Джо, позже.
С т а р и к. В таком случае, я внесу поправки в свои записи. (Делая пометку в документах.) Вот. Валери Паркер. Восточная улица. Дом?
В а л е р и. Семнадцать.
С т а р и к. Семнадцать… Что ж, Валери Паркер, хочу вас обрадовать, напротив вашего имени стоит зеленый кружок.
В а л е р и. Этого не может быть.
С т а р и к. Смотрите сами.
Д ж о. (Всматриваясь в документ.) Зеленый.
С т а р и к. Зеленее и представить трудно.
В а л е р и. Это ошибка.
Д ж о. Ты недовольна?
В а л е р и. Конечно.
Д ж о. Почему?
В а л е р и. Я недостойна подарка.
Д ж о. Ладно тебе. Знаешь ведь, как говорят: дают – бери, бьют – беги.
В а л е р и. Ты еще дареного коня вспомни!
Д ж о. Вот!
В а л е р и. Нет, Джо, я не могу его принять!
С т а р и к. То есть вы отказываетесь от подарка?
В а л е р и. Выходит так.
Д ж о. Бред! Если банк ошибается в твою пользу, глупо возвращать деньги!
В а л е р и. А по-моему, глупо – это забрать чужие деньги себе.
С т а р и к. Что ж, вы не можете принять подарок, а  я не могу нарушать отчетность. Снова звоним Полли?
В а л е р и. Похоже на то.

Старик вновь придвигает к себе телефонный аппарат, снимает трубку и набирает номер.

Д ж о. Поверить не могу, что ты добровольно отказываешься от подарка.
В а л е р и. Я не отказываюсь от подарка. Мне присудили его ошибочно. Я лишь хочу восстановить справедливость.
Д ж о. Кто бы мог подумать, что ты такая принципиальная.
В а л е р и. Джо, мне двадцать шесть! Конечно, я принципиальная!
С т а р и к. (В трубку.) Полли? Это опять я. Нет, полаять тебя никто не попросит. На сей раз потрудись для одной милой девушки. Видишь ли, по документам ей положен подарок, однако она утверждает, что в прошедшем году вела себя недостойно. Более того – она наотрез отказывается принимать его. Нет, Полли, она в своем уме. Пожалуйста, проверь. Валери Паркер. Восточная улица, 17. На связи.
Д ж о. Смотри, даже эльфы удивляются твоему поведению!
В а л е р и. Это их право. Но я не могу пойти против своей совести.
С т а р и к. (В трубку.) Да, Полли? Вот оно что... Да, это серьезно. Что-что? Ах, вот как… Даже так... Да, это в корне все меняет. Да, Полли, я удовлетворен. Да, Полли, ты отлично потрудился. Что? Да, горе автоугонщик все еще сидит напротив меня. Нет, Полли, этого я передавать не буду. И этого. Этого тем более. Счастливого Рождества, Полли.
Д ж о. Он хотел мне что-то передать?
С т а р и к. Да, но не думаю, что вы захотите это услышать. (Валери.) Вот все и разъяснилось. Почему вы не сказали, что подкармливаете бездомных?
В а л е р и. (Крайне изумленно.) Я?
Д ж о. Ого!
В а л е р и. Но я… Уверяю вас, я никого не подкармливаю. Единственные, кого я кормлю, это птицы. Я отдаю им остатки черствого хлеба. Выкладываю на крышку мусорного бака.
С т а р и к. Все верно. Но съедают ваши остатки не птицы, а бездомные.
В а л е р и. Серьезно? Вот тебе на… А разве это перевешивает все мои другие… проступки?
С т а р и к. О, да. Милосердие в наше время большая редкость. Тем более по отношению к падшим элементам.
В а л е р и. Никогда бы не подумала… Впрочем, наверное, вы правы.
С т а р и к. Распишитесь в бумагах, а я проведу расчеты.
В а л е р и. Хорошо.

Джо и Валери ставят на бумагах свои подписи.

Д ж о. И что нам причитается?
С т а р и к. Каждый из вас получит по двадцать пять...
Д ж о. (Оживленно.) Тысяч?!
С т а р и к. Нет.
Д ж о. Сотен? (После паузы, поймав на себе неоднозначный взгляд старика.) Миллионов?
В а л е р и. Джо, не валяй дурака, по-моему, ответ очевиден.
Д ж о. По четверть сотни? И только? Какой же это подарок! Что сегодня можно купить на четверть сотни?
С т а р и к. Бутылку недорогого вина или шерстяной шарф на распродаже. Можно приобрести два билета на премьерный показ какого-нибудь кинофильма, перекусить в уличном кафе или купить не слишком толстую книгу.
Д ж о. Вы издеваетесь? Да вы только телефонных звонков сотни на две сделали!
С т а р и к. Я вас предупреждал.
Д ж о. О чем? Что принесли в подарок жалкие гроши?!
С т а р и к. О том, что звонок будет междугородним.
Д ж о. Да вы на три сотни наговорили, не меньше! А этот ваш стервец Полли! Он часом не на телефонную компанию работает!
В а л е р и. Джо…
Д ж о. Что – Джо? Еще чуть-чуть и этот старик пустил бы нас по миру!
В а л е р и. Не преувеличивай.
Д ж о. Не затыкай мне рот! А может, и ты с ним заодно?
В а л е р и. Что?
Д ж о. А почему ты защищаешь его?
В а л е р и. Джо, сегодня Рождество.
Д ж о. Вот именно! Сегодня Рождество, а этот старый хрен в итальянском костюме нагрел меня на четыре сотни!
В а л е р и. Рождество, Джо.
Д ж о. Ну, Рождество и что дальше?
В а л е р и. Успокойся.
Д ж о. Может, мне еще и спасибо ему сказать?!

Собрав все бумаги, старик собирается уходить.

Д ж о. (Старику.) Куда вы идете? А как же телефонные счета? Мне их самому оплачивать? Не хотите ли подкинуть пять сотен?
С т а р и к. Я обо всем вас предупреждал.
Д ж о. Я буду жаловаться!
С т а р и к. Еще раз – счастливого Рождества.
В а л е р и. И вам.
Д ж о. Да пошел ты к черту со своим Рождеством!

Старик уходит.

В а л е р и. Джо, успокойся.
Д ж о. Я спокоен!
В а л е р и. Успокойся.
Д ж о. Да спокоен я! (Высунувшись из двери, вслед старику.) Между прочим, мой дед в вас даже не верил!

Конец


Рецензии