Жизнь Лохматкина Выборы на хуторе близ собчаньки

ВЫБОРЫ НА ХУТОРЕ БЛИЗ СОБЧАНЬКИ

В ночь перед выборами Семену Лохматкину не спалось, ну, не потому что волновался, а потому что одному столько не допить. Взял две, а друг гриппом вдруг заболел, пришлось почти до утра одному засидеться.

Уснул или привиделось, но идет он, будто, по своей улице и видит, как из избирательного участка выскакивают всклокоченные тетки, хватают его под руки, и с криками – последний – волокут его голосовать.

Оказывается, США вмешались в наши выборы, все несчитанные голоса вдруг почти обнулились, и у каждого из восьми кандидатов осталось ровно по одному голосу. Оставались считанные секунды, и за кого проголосует Семен Лохматкин, тот и будет президентом России.

Семен разволновался, схватил бюллетень, очков с собой не было, хотел проголосовать за дядьку, а галочку случайно поставил за тетку, и только утром, проспавшись, узнал, что мировое сообщество с самого утра радуется кипятком и поздравляет Ксению Собчак с победой на выборах президента России.

Страна от неожиданности присела, затаилась, на улице никого, даже собак никто не выгуливает, словно они уже тоже сходили дома кипятком.

А по телевизору по всем программам показывают Дом-2, который снимают в Подмосковье в какой-то деревеньке, которую местные жители давно переименовали в Собчаньки. Странные дела там давно никого не удивляют, почему там группа молодежи на всю страну по телевизору выясняют отношения и обжимаются под лозунгом – построй свою любовь.

Утро перекатило в день, и со всего света в Москву начали съезжаться лидеры иностранных государств, в мире давно так никто не смеялся, всем захотелось своими глазами на это чудо посмотреть.

В качестве гуманитарной помощи, как и в далеком 1991 году, иностранцы тут же послали нам несколько вагонов одноразовых шприцев и презервативов. Семен стал вспоминать, что четверть века назад больше всего стране пригодилось, но так и не вспомнил.

Вечером Ксения Собчак по всем каналам авторитетно подтвердила, что ее главными предвыборными обещаниями  были и остались  - правда и свобода.

Утром второго дня сотни тысяч мобилизованных почтальонов лично от нового президента принесли в каждый дом одинаковые посылки.

Семен вскрыл свою посылку и достал из нее обыкновенный строительный кирпич. Осмотрел, на одной стороны кирпича была написана, видимо, вся обещанная правда: что жили мы плохо, живем плохо, но скоро будем жить лучше. А так как эту правду Лохматкин со времен Хрущева каждый год уже слышал, то он тут же перевернул кирпич, на обороте которого было крупными буквами написано – построй свою свободу.

Сколько мы потом этими кирпичами на пустыре всем миром чего только не строили и по-разному их укладывали, все равно или барак или тюрьма получались.

Естественно, Крым отдали Украине и признали тут же начавшиеся его бомбардировки вполне легитимными. Всю неделю по телевизору радостно сносили Крымский мост, словно рушили еще одну берлинскую стену.

Санкции отменили. Десять русских олигархов рыдали от счастья. Это показали по телевизору, чтобы народу было понятно, что где-то и кому-то стало хорошо.

А Россия официально признала, что она виновата во всем, что с нею было за 1000 лет, посему она готова постепенно отказаться от всех захваченных территорий, кроме Москвы, от Кремля и почти до самого МКАДа.

Экономика сразу поперла, особенно вверх.

Свобода, правда – от пуза, хоть ложкой ее ешь.

Подняли пенсии, зарплату, социальные выплаты, сексуальные меньшинства, демократию, плюрализм, всем разрешили без всякого разрешения и сколько угодно гулять на митингах, поэтому с митингов уже никто и не уходил, все радовались за Ксению Собчак.

Построй свою свободу! – этими лозунгами была завешена вся страна, но правда была в том, что мы снова строили то, что всегда строили, но когда этим процессом правит курица, то хотя бы смешно смотреть, куда она при этом паркуется.

В этот момент полного демократического энтузиазма Семен Лохматкин проснулся или очнулся, схватил очки и побежал на выборы, на избирательном участке его подозрительно снова назвали последним, от чего он закричал и окончательно проснулся.

Уж в комнате его светало, обе бутылки были пустыми, друга не было, вместо него на соседнем стуле лежал кирпич, его Семен сам туда положил, чтобы не пить одному.

Он на цыпочках подошел к кирпичу, два раза перевернул его, но надписи не было, не было и свободы с правдой, по телевизору не выспавшиеся дикторы кого-то поздравляли…

Алексей ВИНОГРАДОВ,
Москва, 18 марта 2018 года 21 час 30 мин


Рецензии