Жизнь Лохматкина Семен травит Терезу Мэй

СЕМЕН ЛОХМАТКИН ТРАВИТ ТЕРЕЗУ МЭЙ

- Зачем мы кормим этих дармоедов, 23 наших дипломата целый год травили одного Скрипаля, - Семен Лохматкин гладил свой старый солдатский китель утюгом, который помнил еще Хрущева. – Да мой дед в гражданскую войну, в одиночку, медным купоросом отправил половину Антанты. Об этом потом даже в многотиражной газете написали, что, мол, так и было, все 39 колодцев, белые английские интервенты сгинули от жажды.

- Эх, жаль, у меня сейчас коня нет, - вслух мечтал Семен, - с трудом натягивая старую солдатскую форму на свою старую и нескладную фигуру.

Сошлось, даже не треснуло. В тусклом свете лампочки блеснули на груди три значка отличника боевой и политической подготовки.

Утром он зайцем сел на московскую электричку и доехал до самого конца, где уже даже контролеры не водились. Ну, потом попутками, попутками, бегом, пешком, ползком.

В общем, Лондон Семен Лохматкин узнал сразу, как на картинке, что в его туалете двадцать лет трещину на стене прикрывает.

Встал Семен на ноги, отряхнул коленки, слишком долго он полз по вражьей территории. В кармане у него пусто, английских денег нет, да и русских денег там давно не было. А вокруг джентльмены снуют, оглядываются, не идут ли русские их всех тут отравить.

Семен Лохматкин решил вначале отравить здешнего премьера, но чем отравить он пока не знал, поэтому он вышел на главную площадь и признался, что он Семен Лохматкин русский шпион, приехал отправить премьер министра. Все русские шпионы давно так делают, и Семен решил, прокатит.

Сумасшедшие дома в Англии не отличаются от отечественных домов, потому что и здесь не верят на слово. Семен Лохматкин истово сознавался, что хочет отравить Терезу Мэй и оставить, так сказать, в Англии свой русский след. Все Семен перепробовал, даже на стену ногу задирал и радиоактивным узором чернил лечебницу. Сбегал, ловили, приводили, сбегал.

В особняк Терезе Мэй он попал случайно, заблудился, когда через заборы от санитаров убегал. В Скотланд Ярде потом так и запишут, следы русского шпиона были найдены на заборе, в комнате прислуги и на служанке, особенно на груди. Всех потом тщательно допросили. Впрочем, это будет потом, а сейчас Семен Лохматкин спит на своей койке в английской лечебнице для душевнобольных, но через 15 минут он проснется, и как Штирлиц поедет, то есть, снова убежит искать английского премьера.

Информация к размышлению. Семен Лохматкин, истинный алкоголик с пожизненным стажем, в молодости служил в стройбате, владеет лопатами и тачками всех конструкций. Характер вредный, имперский, в связях его порочащих был замечен, но не пойман. В совершенстве владеет боевым искусством спаивания водкой, самогоном и портвейном.

19 часов 15 минут по Гринвичу. Семен Лохматкин на спор перепил семерых санитаров, привязал их друг к дружке, отобрал ключи от палат и выпустил на волю всех больных.

Психи ему сразу поверили, что он русский, приехал специально в Англию, чтобы отравить Терезу Мэй, и толпой пошли за ним, чтобы посмотреть. Впереди Семен, в советском солдатском обмундировании, со значками, в сапогах, а позади все психи, которые ему поверили, не один не отстал.

Информация к размышлению. Тереза Мэй, это тетка, и больше о ней Семен пока не знал.

19 часов 25 минут по Гринвичу. Советский солдат с громкой песней шел по центру Лондона и ему подпевали около сотни психически не долеченных пациентов.

- Идет солдат по городу, по незнакомой улице, - англичане в пижамах пели это под мотив Катюши, но так всем было понятней.

Информация к размышлению. Англия, такая страна, где никого не убивают в европейском понимании этого слова, а только травят. В средние века травили исключительно экзотическими африканскими ядами, а в настоящее время экзотическими отравляющими веществами, иначе нельзя, в палате Лордов не поймут, ну, не крысиным же ядом, даже дуст давно моветон. Англия не перенесет такого позора, чтобы какого-нибудь джентльмена русские убили, например, кирпичом. Слишком просто. Яд монгольского таракана на ракетном топливе советского происхождения. Ну, хотя бы.

19 часов 35 минут по Гринвичу. У Семена Лохматкина не было яда монгольского таракана и ракетного топлива. В наличии только форма советского солдата и сотня фанатов из английской психической больницы, и пели они неважно, перевирая мотив и путая слова.

Информация к размышлению. Хреновая ситуация близкая к провалу.

19 часов 36 минут по Гринвичу. Семен Лохматкин вспомнил, что в сапогах, в которых он сейчас топтал английские улицы, он тридцать лет назад принимал участие в ликвидации Чернобыльской аварии. Оба радиоактивных каблука от сапог были тут же сбиты, как они потом попали в суп к Терезе Мэй, Скотлант Ярд будет выяснять пять лет, но так и не выяснит. Да и сам Семен Лохматкин до конца своей жизни не будет распространяться об этом своем секретном задании, но имя героя не будет забыто.

Однажды, на день пограничника, ему из Кремля кто-то домой принесет пару совершенно новых солдатских сапог с целыми именными каблуками. Что там было на этих каблуках написано, Семен Лохматкин никому не показывал, но когда он шел в этих сапогах по мокрой дачной земле, они поочередно отпечатывали на грунте уже потертые надписи:

- Сделано в СССР. Уделано в Англии. Сделано в СССР. Уделано в Англии.

Алексей ВИНОГРАДОВ
г. Москва


Рецензии