Когда уйдет можжевельник

Единственная глупая вещь, которую ты можешь сделать - спрашивать большинство. Эти банальные устои мерзко лежат грязью с говном на подошвах колонн из античных музеев и драм комедийных масок. Когда я часто волнуюсь о тебе - я не замечаю свои пальцы, что так рьяно пишут звуки внутренних лабиринтов, внешних дверей и потусторонних (возможных) растений, что служат жилищем для престарелых советов, на которые, очевидно, уже столько столетий тебе плевать. Плюешь, как и на собственное зеркало, да так, что даже мои взгляды из повседневной усталости пляшут над стаканами воздухообразного веселья, словно стрекозы хохочут ртами звездных камней и пластиковых людей. Сладкий дым так горек, когда тошнит от осознания твоих комплексов и периодического мышления абсолютно не в то окно и не в то корыто.

Но кто я бы не был - я есть. И позволительно нарушать вектор семи сторон и шести пятиугольников. Если не хочешь слушать - я подарю тебе воск, но тогда уже не сможешь и слышать. Если не хочешь видеть - я подарю две монеты, но тогда уже не сможешь и думать.

Желание рвется на части собственных догадок о своей принадлежности к якобы другим, другому пространству, другим событиям и другим последствиям. Ведь хуже всего - когда похуй.
Когда выбор за спиной среди двух ладоней - не воюй. Запомни, какую бы не выбрала - они будут обе пустые. И словно Джинн из синего дыма, что ласкает желтые розы внутри твоего прекрасного сада - оставлю книгу, жгут и зажигалку. С другой стороны зеркала - я люблю наблюдать за тобой по нескольким часам и предлогам. Но когда бросаешь камень в пустоту - ты не дождешься звуков дна, не правда ли?
Мне жаль бывает только раз. И вопль разбитого стекла деревянных стен - не заглушить обычной фразой. Лучше вылизать собственные глаза, чем видеть то, что очевидно. 

Я понимал бы все, но мне так странно-сыро наблюдать за отсутствием какого либо смеха. Когда сворачиваешь вдоль - не замечаешь трупы мелких грызунов, больших оленей и куриных сердец. Муравьи обожают кушать мясо, растягивая его на тысячи Вечностей. Сонные устрицы могут ржаветь на твоих руках, если будешь обманывать себя хотя бы через день. И если даже выйдешь наружу - я сомневаюсь, что сможешь ты успеть.

С другой ведь стороны - а нужно ли тебе оно? На твоей стороне Солнце курит пыль Луны и тянет пояс красного заката. Где гордые кошки прыгают в реки крыс. Где горы поедают прайды львов. Насекомые блюют на плечи нарциссов и вешают мечты на мачты хороводов из битого стекла, зашитых вен и смешных стихов. Где птиц едят из чувства мести, тупости и гнева. Уныло, холодно, печально. Пространные усилия не возмещаются - так должно быть написано на каждой двери перед тем, кто рождался.
И все для того, чтобы узреть из чего все сделано и для кого потрачено.
Говорят, что Время создано достаточно.
 
Я стою и думаю, а не станцевать ли? 


Рецензии