Зал ожидания

(шутка в одном действии)


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ПЕРСОНАЖИ

Н е р в н ы й
С т а р и к
Ю н о ш а
Д е в у ш к а
Ж е н щ и н а
М у ж ч и н а
П ь я н ы й
Д а м а  з а  с т о й к о й
П р е д с т а в и т е л ь н ы й  г о с п о д и н
Н а ч а л ь н и к  н е р в н о г о

* * *

Помещение, напоминающее больничную приемную. Две широкие двухстворчатые двери – одна слева, другая справа. Та, что слева – вход. Та, что справа – проход в другое помещение. Между ними стойка администратора. За стойкой – никого. Вдоль одной из стен расположен ряд сидячих мест для ожидающих своей очереди. В помещении находятся несколько человек. Мужчина, женщина, старик и девушка занимают сидячие места. Юноша и нервный господин находятся на ногах. Все, кроме нервного, период ожидания переносят спокойно.

Н е р в н ы й. Черт знает что такое! И здесь никто работать не хочет!
С т а р и к. Может, у них обеденный перерыв?
Н е р в н ы й. Здесь? Вы издеваетесь?
С т а р и к. Ну, а что – как и везде эта самая… волокита.
Н е р в н ы й. Ладно, тогда где табличка? Где – я вас спрашиваю?

Старик пожимает плечами.

Н е р в н ы й. Вот именно! Если у них есть перерыв на обед, должна быть и табличка! Таблички нет! Значит, и никакого перерыва нет! И потом… сейчас только… (Смотрит на свои наручные часы.) Эй, какого черта! Эй! Что за напасть, еще это и еще! (Юноше.) Эй, пострел, время не подскажешь, мои часы встали.
Ю н о ш а. Увы, я часов не ношу.
Н е р в н ы й. Уж конечно, не носите!
Ю н о ш а. В каком смысле? Я вас не понимаю?
Н е р в н ы й. Что тут понимать! Часы нужны работающему человеку! А вы поколение бездельников! Кругом одни бездельники! Куда ни плюнь!
Ж е н щ и н а. (Не отрываясь от медицинского справочника, мужчине.) Гусик, не сутуль спину!
М у ж ч и н а. Хорошо, курочка моя.
Н е р в н ы й. Нет, это черт знает что такое! Черт знает что! Просто слов нет! Зла на них не хватает!
С т а р и к. Торопитесь что ли куда-то?
Н е р в н ы й. Да, черт возьми, тороплюсь!
Ж е н щ и н а. Гусик, ты слишком часто дышишь. Дыши размереннее.
М у ж ч и н а. Хорошо, курочка моя.
Ю н о ш а. Девушка, вам кто-нибудь говорил, что у вас невероятно красивые глаза?
Д е в у ш к а. Да и не раз!
Ю н о ш а. Что ж, тогда мне лучше помолчать...
Д е в у ш к а. Отчего же. Приятные слова и в тысячный раз услышать приятно.

Юноша с девушкой начинают общаться.

Н е р в н ы й. (Возясь со своими часами.) Ну, давай же! Давай! Черт! (Окружающим.) У кого-нибудь есть часы? Оглохли что ли?
Ж е н щ и н а. Гусик, скажи этому господину, который час. Иначе от его мельтешений у тебя может разыграться мигрень.
М у ж ч и н а. Сейчас, курочка моя. (Сверившись с часами, нервному.) Без десяти четыре.
Н е р в н ы й. Хоть что-то…
Ж е н щ и н а. Ну, какие «без десяти», гусик! Ты опять все напутал! Не без десяти, а без двенадцати!
М у ж ч и н а. Ты права, курочка моя. Как никогда.
Н е р в н ы й. Один черт!
Ю н о ш а. (Девушке.) Нет, серьезно, таких глаз, как у вас, я никогда не встречал!
Д е в у ш к а. Может быть, вы плохо  по сторонам смотрели?
Н е р в н ы й. (Сокрушаясь.) Нет это черт знает что такое, черт знает что!

Наконец за стойкой появляется дама.

Н е р в н ы й. Да неужели!
Ж е н щ и н а. Гусик, ты снова сутулишь спину.
М у ж ч и н а. Прости, курочка моя.
Д а м а  з а  с т о й к о й. (Всем.) Господа преставившиеся, прошу подходить ко мне по одному.
Н е р в н ы й. Наконец-то!

Нервный буквально подбегает к стойке.

Н е р в н ы й. (Хмуро.) Здрасте.
Д а м а  з а  с т о й к о й. Из карманов все выкладывайте.
Н е р в н ы й. Это еще зачем?
Д а м а  з а  с т о й к о й. Таков порядок.
Н е р в н ы й. А. Ладно, посмотрим… Ключи… Бумажник… Бумажник выкладывать?
Д а м а  з а  с т о й к о й. Естественно.
Н е р в н ы й. Ну, у вас и порядки!

Нервный продолжает опусташать свои карманы.

Ю н о ш а. (Девушке.) Виолетта – потрясающе красивое имя! Королевское!
Д е в у ш к а. Почему?
Ю н о ш а. А разве не так зовут английскую королеву?
Д е в у ш к а. Она Елизавета.
Ю н о ш а. Да?.. Хех, ей же хуже!
Н е р в н ы й. (Выпотрошив свои карманы.) Так… Вроде все.
Д а м а  з а  с т о й к о й. (Кивая на бумаги в руках нервного.) Это что?
Н е р в н ы й. Где?
Д а м а  з а  с т о й к о й. В руках у вас?
Н е р в н ы й. А-а, это. Это очень важные документы.
Д а м а  з а  с т о й к о й. Их тоже оставляйте.
Н е р в н ы й. Смеетесь! (После паузы, осознав серьезность настроя дамы за стойкой.) Нет, нет и нет! Не просите! Нет!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Мужчина, вы хоть знаете, что ждет вас за этими дверями?
Н е р в н ы й. Что?
Д а м а  з а  с т о й к о й. Жизнь Вечная.
Н е р в н ы й. И чего?
Д а м а  з а  с т о й к о й. А вы за какие-то документы держитесь!
Н е р в н ы й. За какие-то?! Да в этих документах! Да вы хоть знаете, что в этих документах!
С т а р и к. Государственная тайна?
Н е р в н ы й. Ну, почти. Здесь наша черная бухгалтерия. Если они не в те руки попадут, мой шеф с меня голову снимет!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Мужчина, вы уже умерли. Как вам кто-то может голову снять?
Н е р в н ы й. Это вы моего шефа не знаете! Этот снимет! Такой и в Вечной Жизни отыщет и на окрошку порубает!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Мужчина, меня это не касается.
Н е р в н ы й. А зря!
Ж е н щ и н а. Гусик, немедленно высморкайся. Мне не нравится, как хрипит твой нос.
М у ж ч и н а. Сейчас, курочка моя.

Мужчина сморкается в носовой платок.

Д а м а  з а  с т о й к о й. (Нервному.) Мужчина, вы проходите или нет?
Н е р в н ы й. (Деликатно.) Девушка, а с этим я могу?...
Д а м а  з а  с т о й к о й. Вы что – читать не умеете. (Указывая на укрепленную на стойке табличку.) По-человечески же написано: «СО СКАРБОМ ВХОД В ЖИЗНЬ ВЕЧНУЮ СТРОГО ВОСПРЕЩЕН».
Н е р в н ы й. Ну да, ну да… А может быть, того… договоримся? А? Я вам денег дам.
Д а м а  з а  с т о й к о й. Мужчина, деньги меня не интересуют.
Н е р в н ы й. А я много дам.
Д а м а  з а  с т о й к о й. Мужчина, не задерживайте очередь!
Н е р в н ы й. Я много-много дам!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Мужчина!
Н е р в н ы й. Хорошо, понял. Хм. (После паузы.) Что вы делаете сегодня вечером?
Д а м а  з а  с т о й к о й. А вы-то как думаете?
Н е р в н ы й. Так, может?..
Д а м а  з а  с т о й к о й. Не может.
Н е р в н ы й. Ну, не могу я отдать эти документы! Не могу!
Д а м а  з а  с т о й к о й. В таком случае, не задерживайте очередь. Отойдите.
Н е р в н ы й. А так можно?
Д а м а  з а  с т о й к о й.  Конечно.
Н е р в н ы й. То есть я могу уйти?
Д а м а  з а  с т о й к о й. Нет, уйти вы не сможете. Сидите и ждите.
Н е р в н ы й. Ага. А чего ждать?
Д а м а  з а  с т о й к о й. Пока ваша привязанность к скарбу не сойдет на нет.
Н е р в н ы й. Безобразие! Я буду жаловаться! Позовите начальство!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Мужчина, вы серьезно?
Н е р в н ы й. Да! Да, черт вас дери! Я деловой человек, а со мной обращаются как с малолетним хлюпиком!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Минуту.

Дама за стойкой поднимает телефонную трубку, с кем-то негромко общается.

Ж е н щ и н а. Гусик, тебе пора принимать витамины.
М у ж ч и н а. Да, курочка моя.

Мужчина  достает из кармана пузырек, вынимает из него пилюлю и отправляет ее в рот.

Д а м а  з а  с т о й к о й. (Окончив разговор, нервному.) Ждите. К вам спустятся.
Н е р в н ы й. И долго ждать?
Д а м а  з а  с т о й к о й. Ждите.
Н е р в н ы й. Ну, что ж, подождем.

Мужчина садится.

Д а м а  з а  с т о й к о й. Следующий!

Ожидающие переглядываются.

Д а м а  з а  с т о й к о й. Господа преставившиеся, быстрее!
Ж е н щ и н а. Гусик, не крути шеей, это вредно для позвонков.
Д а м а  з а  с т о й к о й. Я жду!

Никто не осмеливается подойти к стойке.

С т а р и к. Вот же, ек-марек! Ну, давайте я что ли!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Давно бы так. Идемте.
С т а р и к. К вам?
Д а м а  з а  с т о й к о й. Разумеется.
С т а р и к. Ох…

Кряхтя, старик поднимается с места и направляется к стойке.

Ю н о ш а. (Продолжая разговор с девушкой.) А я всегда удивляюсь, как вы на них ходите! Это ведь целое искусство! Тут талант нужен!
Д е в у ш к а. Да ерунда. Не сложнее, чем для вас не промахиваться мимо унитаза.
Ю н о ш а. Вот я и говорю, талант!
С т а р и к. (Подойдя к стойке.) Ну, вот он я.
Д а м а  з а  с т о й к о й. Это что?
С т а р и к. Это? Авоська.
Д а м а  з а  с т о й к о й. Ее придется оставить.
С т а р и к. Да забирайте, коли так!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Ее содержимое тоже.
С т а р и к. Хех, там же масло сливочное!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Это все равно.
С т а р и к. Шутка ли, семь пачек! По восемьдесят с полтиной за штуку взял!
Д а м а  з а  с т о й к о й. И все же. (После паузы.) Отдаете?
С т а р и к. А если нет?
Д а м а  з а  с т о й к о й. Можете не отдавать, но туда вы с этим не пройдете.
С т а р и к. И что же делать?
Д а м а  з а  с т о й к о й. Сидите тут.
С т а р и к. И долго сидеть?
Д а м а  з а  с т о й к о й. Пока не решитесь отдать.
С т а р и к. (После паузы.) Да забирайте! Что я – ирод, чтобы из-за масла канитель пустую разводить! Все?
Д а м а  з а  с т о й к о й. Из карманов все выкладывайте.
С т а р и к. Вот же ж… Пенсионное… Валидол… Сдача… Семь… Восемь… Пятнадцать… Вот же ж пакость, опять обсчитала! Это я не вам.
Д а м а  з а  с т о й к о й. Я поняла. Все?
С т а р и к. (Еще раз проведя рукой по карманам.) Вроде бы. А, нет, вот еще! (Достав из кармана красный леденец.)  Правнучке нес – не донес…
Д а м а  з а  с т о й к о й. Сожалею.
С т а р и к. (Махнув рукой.) Да уж какой там!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Клюку тоже оставить придется.
С т а р и к. И ее?
Д а м а  з а  с т о й к о й. Да. Вы без нее идти сможете? Если нет, я помогу вам дойти до двери.
С т а р и к. Сам дошлепаю как-нибудь. Туда?
Д а м а  з а  с т о й к о й. Да, в дверь.
С т а р и к. Эх, ноги, мои ноги… 

Старик скрывается за дверями.

Д а м а  з а  с т о й к о й. Следующий!

И снова никто не спешит в Вечную Жизнь.

Д а м а  з а  с т о й к о й. Молодые люди, проходим!
Ю н о ш а. (Повернувшись к даме за стойкой.) А мы не торопимся. (Девушке.) Верно?
Д е в у ш к а. Да-да.

Юноша и девушка возвращаются к разговору. Дама за стойкой переводит взгляд на нервного.

Н е р в н ы й. Я бы с радостью, но вы меня все равно не пропустите.
Ж е н щ и н а. Гусик, дай-ка я проверю твой пульс.
М у ж ч и н а. Конечно, курочка моя.

Внезапно левые двери распахиваются, и в них вваливается человек. Этот человек пьян. В руке у него початая бутылка шампанского, в кармане пиджака непочатая. Сзади на пиджаке, во всю спину, виднеется пыльный след автомобильного колесного протектора.

Н е р в н ы й. О, а вот, кажется, и доброволец!
П ь я н ы й. М-м?
Н е р в н ы й. (Пьянице, кивая в сторону стойки.) Вас.
П ь я н ы й. (Переведя взгляд на стойку.) О, баба! (Нервному.) Уступаешь?

Пьяный в несколько глотков осушает початую бутылку. Остатки стряхивает в ладонь и приглаживает свои волосы. Затем достает из кармана пиджака непочатую бутылку и, перевернув ее точно букет, нетвердой походкой направляется к даме за стойкой.

П ь я н ы й. (Подойдя к стойке.) Ну, давай знакомиться, – Рындин!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Из карманов все выкадывайте.
П ь я н ы й. Намек понял.

Пьяный собирается снять пиджак.

Д а м а  з а  с т о й к о й. Мужчина, я же сказала «выкладывайте все из карманов», а не «раздевайтесь»!
П ь я н ы й. Чего – сама меня разденешь? Ну, ладно! Это даже лучше!
Д а м а  з а  с т о й к о й. (Кивая на бутылку.) Это что?
П ь я н ы й. Абрау Дю-урсо.
Д а м а  з а  с т о й к о й. Это придется оставить.
П ь я н ы й. Хех! Она ж непочатая!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Таковы правила.
П ь я н ы й. (Рассмеявшись.) Лапуля, я, скорее, тебя оставлю, чем ее!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Воля ваша. Но с этим в ту дверь вы не войдете.
П ь я н ы й. Да чихать я хотел на эту дверь! Что за ней – винный погреб, чтобы я туда рвался!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Как хотите. Следующий, пожалуйста.
П ь я н ы й. Во дает!

Пьяный направляется в сторону сидячих мест.

Н е р в н ы й. Сейчас я?
Д а м а  з а  с т о й к о й. Нет. Вы ждите.
Н е р н в ы й. Да сколько ж можно! Я уже ногу отсидел!

Пьяный плюхается рядом с девушкой.

П ь я н ы й. (Девушке.) Лапуль, я около тебя посижу. Ничего? (Принюхавшись.) М-м, духи у тебя вкусные. Дорогие? Рублей триста за бутылку стоят? Чего молчишь? (Смеясь.) Или ты немая!
Ю н о ш а. (Пьяному.) Господин, я попросил бы вас перестать…
П ь я н ы й. А в глаз?
Ю н о ш а. Вам – охотно!
Д е в у ш к а. Прекратите немедленно!
П ь я н ы й. Не волнуйся, лапуля, я его быстро уделаю!

Пьяный чмокает девушку в щеку.

П ь я н ы й. Сладкая какая!
Д е в у ш к а. (Крайне брезгливо.) Фу!
Ю н о ш а. (Собираясь поставить пьяного на место.) Я…
Д е в у ш к а. (Юноше.) Приятно было побеседовать.

Девушка поднимается с места и быстрым шагом направляется к стойке.

Ю н о ш а. (Девушке.) Куда же вы?
П ь я н ы й. (Передразнивает.) Кудя зе вы… (Дикламирует.) «Я звал тебя, но ты не оглянулась, я слезы лил, но ты не снизошла…»

Пьяный смеется. Затем вспоминает про бутылку, собирается открыть ее, но замечает рядом мужчину.

П ь я н ы й. (Мужчине.) Будешь?
Ж е н щ и н а. Гусик, игристое вино вредно для пищевариения!
П ь я н ы й. Ой-ой-ой! Какие мы нежные!

Пьяный продолжает возиться с бутылкой. Тем временем между дамой за стойкой и девушкой возникает недопонимание. Девушка отдала все, что при ней было, кроме позолоченного кулона. С ним она расставаться не спешит.

Д е в у ш к а. Но это подарок отца!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Мне жаль.
Д е в у ш к а. Единственная память!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Ничем не могу помочь.
Д е в у ш к а. Он погиб, когда мне и семи не было!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Мне жаль.
Д е в у ш к а. А если я не отдам?
Д а м а  з а  с т о й к о й. Тогда.

Дама указывает в сторону сидячих мест.

П ь я н ы й. (Девушке.) Лапуля, это судьба! (Посылая воздушный поцелуй.) Чмок!
Д е в у ш к а. (Даме за стойкой, снимая кулон.) Да забирайте!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Проходите.

Девушка скрывается за дверью. Пьяный начинает клевать носом и вскоре засыпает.

Д а м а  з а  с т о й к о й. Следующий.
Ю н о ш а. Ага.

Юноша подходит к стойке.

Д а м а  з а  с т о й к о й. Из карманов все выкладываем.
Ю н о ш а. Ага.

Юноша принимается рьяно опустошать свои карманы.

Ю н о ш а. Скажите, девушка, а… Короче говоря, если я сейчас пройду туда, я с ней там увижусь?
Д а м а  з а  с т о й к о й. Я не имею права разглашать эту информацию.
Ю н о ш а. Ну, девушка… Ну, хоть намекните…
Д а м а  з а  с т о й к о й. Молодой человек!...
Ю н о ш а. Ладно-ладно. Скажите, а там все как у Данте? Ну, девять кругов и все такое?.. Или по-другому? Кругов девять? Или меньше? Или сразу Вечная Жизнь начинается?
Д а м а  з а  с т о й к о й. Молодой, человек, не морочьте мне голову вашими дантами!
Ю н о ш а. Ага. А цветы у вас там продают? (Поймав на себе неоднозначный взгляд дамы.) Что? Я не для себя. Вдруг Цветаеву встречу! Мать мне этого не простит. Вернее, не простила бы.
Д а м а  з а  с т о й к о й. (Раздраженно.) Молодой человек, ну какая Цветаева в Вечной Жизни!
Ю н о ш а. (После раздумья.) И то правда.
Д а м а  з а  с т о й к о й. У вас все?
Ю н о ш а. Кажется, да. Секунду… Все.
Д а м а  з а  с т о й к о й. Проходите.

Юноша подходит к дверям и, скоро и неправильно перекрестившись, уходит в Вечную Жизнь.

Д а м а  з а  с т о й к о й. Следующий!
Ж е н щ и н а. (Неотрывась от книги.) Гусик, ты опять сутулишься.

Вместо того чтобы выпрямить спину и отпустить очередное «да, курочка моя», мужчина поднимается и твердым шагом направляется к стойке.

Ж е н щ и н а. Гусик, смотри под ноги, ты можешь оступиться. (Оторвавшись от книги, поняв, что происходит что-то из ряда вон.) Гусик?! Гусик!..

Женщина быстро поднимается с места и вслед за мужем спешит к стойке.

Ж е н щ и н а. Что происходит, гусик?
Д а м а  з а  с т о й к о й. (Мужчине.) Из карманов все выкладывайте.

  Мужчина принимается выкладывать все из карманов.

Ж е н щ и н а. Гусик, что ты делаешь? Гусик!

Мужчина продолжает выкладывать содержимое карманов.

Ж е н щ и н а. Что ты делаешь, гусик? Гу?.. Гусик! Это же!.. Это же твое лекарство, гусик! Перестань! М-м-м! Кому говорю, перестань! Оставь хотя бы одну таблетку! На случай, если у тебя прихватит сердце! М-м-м! Оставь! Гу!.. Гусик!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Все?

Мужчина кивает. Но затем вспоминает про еще одну вещь. Он снимает с шеи некий амулет.

Ж е н щ и н а. А-а-а! А-а-а! А-а-а! Гу… гусик! Это же твоя… твоя заговоренная куриная дужка! Без нее ты будешь уязвим перед… перед всем! Гусик! Надень! Надень ее обратно! Гу!.. Гусик! Сжалься надо мной! Гусик! Это бесчеловечно, гусик!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Теперь все?

Мужчина поднимает руки.

Д а м а  з а  с т о й к о й. Проходите.

Вызывающе поглядывая на жену, мужчина направляется в сторону дверей в Вечную Жизнь.

Ж е н щ и н а. (Собираясь отправиться за мужем.) Ага!
Д а м а  з а  с т о й к о й. По одному, женщина!
Ж е н щ и н а. То есть как по одному?
Д а м а  з а  с т о й к о й. По одному.
Ж е н щ и н а. Но мы?.. Аха-ха! Ну, я пошла.
Д а м а  з а  с т о й к о й. Женщина!
Ж е н щ и н а. Гусик! Подожди меня, гу!.. Гусик!

Мужчина скрывается за дверями.

Ж е н щ и н а. А-а-а! А-а-а!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Если хотите пройти туда, – из карманов все выкладывайте.
Ж е н щ и н а. Ага.

Женщина быстро ощупывает свои карманы.

Ж е н щ и н а. (Положив монетку на стойку, с блаженной улыбкой.) Вот.
Д а м а  з а  с т о й к о й. (С недоверием.) Это все?
Ж е н щ и н а. Все.
Д а м а  з а  с т о й к о й. (Кивая на чемодан в руке женщины.) А это что такое?
Ж е н щ и н а. Где?
Д а м а  з а  с т о й к о й. У вас в руках.
Ж е н щ и н а. Это… чемодан…
Д а м а  з а  с т о й к о й. Открывайте.
Ж е н щ и н а. Зачем?
Д а м а  з а  с т о й к о й. Таков порядок.
Ж е н щ и н а. Аха-ха!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Открывайте.
Ж е н щ и н а. Ну, не надо.
Д а м а  з а  с т о й к о й. Открывайте, женщина.
Ж е н щ и н а. Ну, не надо.
Д а м а  з а  с т о й к о й. Мне его силой что ли отбирать?
Ж е н щ и н а. Аха-ха! Аха-ха! Ну, хорошо.

Женщина помещает чемодан на стойку.

Д а м а  з а  с т о й к о й. Открывайте.
Ж е н щ и н а. (Наигранно обшарив карманы, с идиотской улыбкой.) Ключик. Потерялся.
Д а м а  з а  с т о й к о й. Вы серьезно?
Ж е н щ и н а. Аха-ха! Да.
Д а м а  з а  с т о й к о й. Ладно, это не проблема.

Дама за стойкой достает фомку и одним лихим движением открывает чемодан.

Ж е н щ и н а. А-а-а! А-а-а! А-а-а!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Тише, женщина. (Указывая на некий предмет в чемодане.) Что это?
Ж е н щ и н а. Это… электрогрелка. У гусика часто мерзнут ноги.
Д а м а  з а  с т о й к о й. Это придется оставить.
Ж е н щ и н а. Аха-ха-ха! Аха-ха-ха! (Схватив грелку и прижав ее к груди.) Да никогда! Аха-ха-ха! Да ни за что!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Женщина, с этим вы туда не пройдете!
Ж е н щ и н а. Аха-ха! Аха-ха! Ну, я пошла!

Женщина опять срывается в сторону двери.

Д а м а  з а  с т о й к о й. Женщина!

Женщина возвращается к стойке.

Д а м а  з а  с т о й к о й. (Буквально вырвав грелку из рук женщины.) Со всем этим вы туда не пройдете! (Достав из чемодана еще один предмет.) Это что?
Ж е н щ и н а. Моя кварцевая лампа… Вы даже не представляете, какие микробы обитают в шахтах лифтов…
Д а м а  з а  с т о й к о й. Это тоже придется оставить. А это?
Ж е н щ и н а. Термос. С чаем. И облепихой. У гусика слабый иммунитет.
Д а м а  з а  с т о й к о й. Это тоже.
Ж е н щ и н а. А-а-а! А-а-а!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Женщина, не кричите!
Ж е н щ и н а. Да как же мне не кричать, когда вы меня буквально!..
Д а м а  з а  с т о й к о й. Это что?
Ж е н щ и н а. Домашние тапочки. Долгое хождение в ботинках развивает плоскостопие.
Д а м а  з а  с т о й к о й. Так, понятно.

Дама за стойкой собирается забрать чемодан целиком, но женщина успевает его схватить и начинает тянуть на себя.

Ж е н щ и н а. Не дам! М-мое! М-м-мое!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Женщина!
Ж е н щ и н а. Я буду жаловаться! Милиция! Ми-ли-ци-я! Ми!..
Д а м а  з а  с т о й к о й. Женщина, перестаньте!
Ж е н щ и н а. А-а-а!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Женщина, со всем этим вы туда не!..
Ж е н щ и н а. А-а-а! А-а-а!
Д а м а  з а  с т о й к о й. …не пройдете!
Ж е н щ и н а. А-а-а!
Д а м а  з а  с т о й к о й. Жен-щи-на!
Н е р в н ы й. Может, вам помочь?
Д а м а  з а  с т о й к о й. Спасибо, я сама… как-нибудь… справлюсь… (Женщине.) Ой, что это у вас?
Ж е н щ и н а. (Выпустив чемодан из рук и отступив.) Где?

Пользуясь моментом, дама за стойкой забирает чемодан.

Ж е н щ и н а. А-а-а! А-а-а! Все, вы не оставляете мне выбора!

Женщина достает из кармана крохотный пузырек и подносит ко рту.

Ж е н щ и н а. Ну, вот и все! Прощай несправедливый мир!

Женщина отпивает из пузырька. Но ничего не происходит.

Ж е н щ и н а. В чем дело?

Женщина еще раз подносит пузырек ко рту, теперь уже значительно спокойнее. Пьет еще и еще. Даже полощет рот... Но снова ничего не происходит.

Ж е н щ и н а. Странно, вроде должен быть свежий…
Д а м а  з а  с т о й к о й. Женщина, вы уже умерли! Нельзя умереть дважды!

Женщина начинает плакать, но как-то театрально.

Ж е н щ и н а. Умоляю, скажите только одно, в Вечной Жизни мы с мужем будем вместе?
Д а м а  з а  с т о й к о й. А вы как думаете?
Ж е н щ и н а. Гусик, я иду к тебе! Гусик!

Женщина скрывается за дверями. Из тех же дверей выходит представительный господин с внешностью главврача.

П р е д с т а в и т е л ь н ы й  г о с п о д и н. Кто здесь хотел жаловаться?
Н е р в н ы й. Я! (Подбежав к представительному господину.) Видите ли, какая ситуация: у меня с собой документы, очень важные документы, а с ними меня не пропускают!
П р е д с т а в и т е л ь н ы й  г о с п о д и н. Все верно, таков порядок.
Н е р в н ы й. Но я не могу их оставить!
П р е д с т а в и т е л ь н ы й  г о с п о д и н. (Спокойно, даже удивленно.) Почему?
Н е р в н ы й. Да вы хоть знаете, что это за документы!
П р е д с т а в и т е л ь н ы й  г о с п о д и н. Надо полагать, очень важные?
Н е р в н ы й. Невероятно!
П р е д с т а в и т е л ь н ы й  г о с п о д и н. Что ж – давайте посмотрим.
Н е р в н ы й. Что?
П р е д с т а в и т е л ь н ы й  г о с п о д и н. На ваши документы.
Н е р в н ы й. Зачем?
П р е д с т а в и т е л ь н ы й  г о с п о д и н. Вдруг вы переоцениваете их важность.
Н е р в н ы й. Нет! Если эти документы попадут не в те руки, мой шеф мне голову оторвет!
П р е д с т а в и т е л ь н ы й  г о с п о д и н. Вот как…
Н е р в н ы й. Да!
П р е д с т а в и т е л ь н ы й  г о с п о д и н. А начальника вашего как зовут?
Н е р в н ы й. Да какая разница!
П р е д с т а в и т е л ь н ы й  г о с п о д и н. Ну, а все же?
Н е р в н ы й. Ну, Пузиков. Сан Саныч.
П р е д с т а в и т е л ь н ы й  г о с п о д и н. А, как же, как же… Знаю такого.
Н е р в н ы й. (Усмехнувшись.) Знаете? Откуда?
П р е д с т а в и т е л ь н ы й  г о с п о д и н. А он уже с полчаса как в Вечной Жизни находится.
Н е р в н ы й. Как?
П р е д с т а в и т е л ь н ы й  г о с п о д и н. Хотите его увидеть?
Н е р в н ы й. А можно?
П р е д с т а в и т е л ь н ы й  г о с п о д и н. Минутку.

Представительный господин выходит в правую дверь. Пауза.

Н е р в н ы й. (Себе под нос.) Да ну, бред! Не может быть! Не может быть, чтоб Сан Саныч!..

Внезапно из правых дверей выходит босой, невысокого роста, плотный лысеющий человек в телесного цвета тунике, с небольшими бумажными крыльями за плечами и в проволочном, сплетенным из мишуры, нимбе – начальник нервного.

Н а ч а л ь н и к  н е р в н о г о. О, Федяка, а ты чего тут?
Н е р в н ы й. Сан Саныч?.. А вы как?.. почему?
Н а ч а л ь н и к  н е р в н о г о. Почему я здесь? Хех! Видишь ли, Федяка, пошел я руки сполоснуть, до сушилки дотрагиваюсь… (Показывая обугленный палец.) В общем – вот. Как в акте смерти написали: «паралич сердечной мышцы в результате поражения электрическим током».
Н е р в н ы й. Сан Саныч, а я документы привез.
Н а ч а л ь н и к  н е р в н о г о. Какие документы?
Н е р в н ы й. Вот.
Н а ч а л ь н и к  н е р в н о г о. Ах, эти…
Н е р в н ы й. Да, а они меня с ними не пускают. Говорят, оставить надо.
Н а ч а л ь н и к  н е р в н о г о. Вот и оставь.
Н е р в н ы й. Как это?
Н а ч а л ь н и к  н е р в н о г о. Как-как – с легкой душой и чистым сердцем!
Н е р в н ы й. А-а?..
Н а ч а л ь н и к  н е р в н о г о. Не нужны они больше – ни тебе, ни мне!
Н е р в н ы й. Ладно. (Отдавая документы даме.) Теперь все?
Д а м а  з а  с т о й к о й. Проходите.
Н а ч а л ь н и к  н е р в н о г о. Пойдем, Федяка…
Н е р в н ы й. Сан Саныч, а?..
Д а м а  з а  с т о й к о й. Постойте!
Н е р в н ы й. Да?
Д а м а  з а  с т о й к о й. А на руке у вас что?
Н е р в н ы й. (Хмыкнув.) Часы…
Д а м а  з а  с т о й к о й. Их тоже надо оставить.
Н е р в н ы й . Но это Брайтлинг.
Д а м а  з а  с т о й к о й. Это без разницы.
Н е р в н ы й. Но это Брайтлинг!
Н а ч а л ь н и к  н е р в н о г о. Федяк…
Н е р в н ы й. Это Брайтлинг, слышите!
Н а ч а л ь н и к  н е р в н о г о. Федяка!..
Н е р в н ы й. Но!..
Н а ч а л ь н и к  н е р в н о г о. Федяка, да оставь ты их! У меня там сотня таких!
Н е р в н ы й. Серьезно?
Н а ч а л ь н и к  н е р в н о г о. (Выдержав паузу.) Нет. Но, по правде сказать, они там и ни к чему.
Н е р в н ы й. Ладно.

Нервный снимает часы и отдает их даме за стойкой.

Н е р в н ы й. Ну, теперь-то все?
Д а м а  з а  с т о й к о й. Теперь – да.

Нервный и его уже бывший начальник направляются к правым дверям.

Н е р в н ы й. Сан Саныч, а что там?
Н а ч а л ь н и к  н е р в н о г о. Там… Да как тебе сказать, Федяка… В общем, Жизнь там, Вечная…
Н е р в н ы й. Ладно. Сан Саныч, а разве раньше нам плохо жилось?
Н а ч а л ь н и к  н е р в н о г о. Эх, Федяка, не то ты жизнью зовешь, не то!

Нервный и его начальник скрываются за дверями.

Д а м а  з а  с т о й к о й. (Пьяному.) Мужчина!

Пьяный продолжает крепко спать.

Д а м а  з а  с т о й к о й. Мужчина!

Пьяный не отзывается. Дама выставляет на стойку табличку «НАЧАЛО ПРИЕМА ЗАВТРА С 10-00» и, предварительно погасив свет, уходит через правые двери. Двери неожиданно громко хлопают. От грохота дверей пьяный просыпается.

П ь я н ы й. Эй! Эй!

Эхо от его голоса разносится по опустевшему и окутанному тьмой помещению.

Конец


Рецензии