Маньяк глава 3

 Долго не решался Юрий на визит к Ольге Петровне – слишком глубока была полученная ею душевная рана. На пышных похоронах семьи Лебедевых он не смог подойти к ней со своими вопросами. Она и её муж, офицер запаса, старались держаться из последних сил. Народу было много, учитывая должность и общественный вес Лебедева в этой организации. Говорили тоже много и только хорошо, как и принято в России о покойниках.
Но самой большой интригой было то, что среди людей, провожавших семью в последний путь, в том числе и соседей, стойко бытовала версия, что Лебедев, придя домой, застал там убийц жены и дочери и, естественно, стал сам невольной жертвой. Единственно, что не совсем вписывалось в эту версию, так это тот факт, что Лебедева нашли повешенным в ванной комнате. Но позднее и это списали на изощрённость бандитов.
  Среди тех, кто знал уже правду, этот факт не вызывал особых эмоций. Дело в том, что на следующий день после случившегося в прокуратуру звонил сам Неверов и попросил руководство этой организации о том, чтобы версия для прессы выглядела именно так. В прокуратуре возражать не стали, сославшись на тайну следствия.
Как ни тяжело было, но Ольга Петровна согласилась встретиться с Юрием в квартире, где совсем недавно так трагически оборвалась жизнь близких ей людей.
Юрию необходимо было ещё раз попробовать приблизиться к жуткой атмосфере того кровавого дня, чтобы найти хоть какую-нибудь маленькую зацепку для возможного расследования или быстрого закрытия дела этого кошмарного происшествия.
Он уже не припоминал, когда и по какому поводу в этой квартире его встречали бывшие хозяева. Юрий давно усвоил неписаные правила, по которым происходит трансформация характера человека в зависимости от изменения материальной среды его обитания. С тех пор как молодые и несостоявшиеся чекисты вылетели вон из своего ведомства, не зная толком за что, Евгений Лебедев, вечно жалующийся ранее на нехватку денег, на новой работе вдруг резко материально пошёл в гору. И с этого времени отношения между бывшими некогда друзьями стали охладевать прямо пропорционально увеличению материального благосостоянию Евгения.
Женя теперь дружил и искал знакомства в высших кругах крутого бизнеса, среди нуворишей, обладателей престижных квартир, шикарных автомобилей и загородных домов, больше похожих на замки феодалов. Его привычки в быту тоже претерпели изменения от обычных в советское время после работы – читки газет и просмотра скучных программ телевидения.
  Теперь всё стало иначе. После работы, как правило, хорошая сауна, часто с возлияниями в кругу уважаемых людей и некоторые шалости с молодыми девицами или нежными юнцами в притонах разврата под вывеской массажных салонов и баров со стриптизёрами и стриптизёршами.
  В подъезд дома Юрия пропустил привратник, внимательно рассмотревший его удостоверение. Юрий решил не ехать на лифте, а пошёл пешком на третий этаж. За это короткое время он разглядел сверкающий интерьер подъезда. Сияющие чистотой стены и перила лестницы весьма контрастировали с давними воспоминаниями о некогда сером загаженном лазе, который представлял тогда подъезд, с запахом прокисших щей, жареного лука и мочи, и всё это под росписи на стенах, прославлявших в русских словесных традициях два главных половых человеческих органа.
– Проходите, пожалуйста, Юрочка, – услышал он грустный голос, когда после нескольких звонков ему открыла дверь Ольга Петровна. – Наденьте тапочки, или как вам будет угодно.
– Я могу без них, тем более что сейчас очень жарко.
– Я не думаю так, потому что в комнате работает кондиционер, там даже прохладно, – сказала Ольга Петровна.
Они прошли в большую комнату, как догадался Юрий, это был зал. Излишне описывать его интерьер, потому как вкус к деньгам у богатых формирует приблизительно одинаковый вкус и к роскоши. Да к тому же период увлечения «евроремонтами» ещё не кончился. Он присел вместе с хозяйкой на мягкий кожаный диван. Юрий посмотрел на неё, их взгляды встретились, и глаза Ольги Петровна наполнились слезами.
– Юрочка, можно я вас буду так называть, ведь мне вы по возрасту почти сын.
– Конечно, Ольга Петровна. Мы ведь когда-то могли стать родственниками.
– Да, я помню, – пытаясь улыбнуться, ответила Ольга Петровна. – Дело в том, что вы мне всегда нравились больше, чем Евгений. Я об этом неоднократно говорила дочери. Но у вас с Леночкой, к моему большому сожалению, что-то не связалось тогда.
– Спасибо за комплимент, – улыбнулся Юрий. – Но давайте перейдём к делу.
– Я вас внимательно слушаю.
– Расскажите, пожалуйста, Ольга Петровна, как вам стало известно о том, что произошло в тот день.
– Мне позвонил Женя и сказал, чтобы я через пару часиков подошла к ним домой.
– В котором часу это было?
– Приблизительно около 14 часов.
– То есть он вам предложил подойти приблизительно к 16 часам.
– Выходит, что это так.
– Но ведь, по данным экспертизы, ваша внучка и её мать к 14 часам были уже мертвы. Как в таком случае он говорил с вами?
– Мне показалось, что он говорил спокойно, но немного глуховатым голосом.
– Вы Женю о чём- либо расспрашивали?
– Нет, конечно. Я просто сказала что приду, как он просит, к 16 часам.
– Далее. Ольга Петровна, вы хорошо знали, где у ваших детей хранились ценности, деньги? Все ли осталось на месте?
– Я и в прошлый раз сказала вам, что дома ничего не пропало. В сейфе у них деньги на месте и драгоценности дочери тоже. Ах, да! Я совсем забыла сказать вам, единственно, что я не нашла до сих пор, так это Женины часы.
– Они дорогие, какая была марка?
– Не могу назвать марку, кажется, швейцарские часы. Стоили они очень дорого. Это Женя всегда говорил с гордостью.
– Он где их покупал?
– Он их не покупал. Ему их преподнёс в подарок на день рождения президент компании Неверов Глеб Александрович.
– А когда это было?
– Это было совсем недавно, в марте месяце, когда Жене исполнилось тридцать три года. Неверов ещё пошутил даже на этот счёт. Сказал, что если бы у Христа были подобные часы, его бы не распяли.
– Почему?
– Он сказал, что за такую вещь можно было купить и Пилата, и весь Иерусалим оптом и в розницу.
Юрий немного улыбнулся, и грустное выражение лица его собеседницы тоже как-то смягчилось.
– Так. И куда же они делись?
– Вот уж не знаю, Юрий.
– Так. А какие у них с Неверовым были отношения? Они дружили семьями или просто формально были знакомы.
– Отношения были хорошие. Неверов молодой холостой человек. Он живёт одинокой жизнью и очень замкнут. Он порядочный человек, правда, очень педантичен. Вот я бы так о нём сказала.
– У Неверова дорогая недвижимость?
– Большой трёхэтажный загородный дом в Репино. И здесь у него квартира на Фурштадской улице. В квартире живёт его мама Евдокия Исааковна.
– И всё же, Ольга Петровна, попытайтесь вспомнить ещё раз: действительно ли отношения у вашего зятя и Неверова были хорошими? Не было ссор между ними?
– Они никогда не ссорились. Вот и этот подарок от него говорит о многом. Так что отношения были очень хорошими.
– Хорошо. Вы помните, как была закрыта дверь, когда вы пришли?
– Да, Юрочка. Я помню. Дверь была на одном захлопывающемся замке. Я сначала позвонила, но мне не открыли. Потом я воспользовалась своими ключами, вошла и всё увидела. Скажите мне откровенно, неужели Женя всё это сделал сам? Я не верю в версию ограбления.
– Ольга Петровна, это я и хочу понять. Не исключаю, что здесь может быть и чей-то злой умысел.
– Но кому Женя мог мешать, Юрочка? Он ведь муху никогда не обидел.
– Понимаете, Ольга Петровна, у нас в нищей стране быть богатым человеком уже само по себе опасное занятие. Смотрите, всё построено на зависти, но завидуют, по большей части, те, кто сам соприкасается с богатством. Бедные люди не были в этой квартире, и им нет дела до вашей семьи. Значит, недоброжелатели, скорее всего, живут где-то рядом. Если честно, то я сам не верю в то, что Женя был способен причинить хоть какой-нибудь вред своей семье. Однако сейчас наблюдается очень много увлечений со стороны людей всякой дурью.
– Что вы имеете в виду, Юрочка?
– Я имею в виду посещение спиритических сеансов, хождение по всяким астрологам, гадалкам и прочей гадости, где зачастую вполне нормальный человек становится дураком. Там их попросту зомбируют для того, чтобы они несли и несли этим драконам деньги. И порою там так «промоют» мозги, что после этого можно сотворить любое преступление. Поэтому последний к вам вопрос, только на него нужен честный ответ. Вам известны какие-либо случаи увлечения Женей или вашей дочерью Еленой или среди их знакомых подобными мероприятиями?
– Нет, конечно. Нет, нет, никогда. Юрочка, я вам, как перед Господом, клянусь. Мои дети этим не увлекались. Ни в какие секты не были вхожи.
– Хорошо, я вам верю. И последнее. О нашей с вами беседе, в целях вашей же безопасности, я прошу ни с кем не говорить.
– Может, всё же это не Женя?
– Может, и так. Я прощаюсь с вами до следующей нашей встречи. Когда она состоится? Я вам сообщу позже, как появятся какие-нибудь новые вопросы к вам.
  Уже в коридоре чисто по-матерински Ольга Петровна обняла Юрия и поцеловала в щёку, после чего он вышел из квартиры.
  Да, конечно, он знал стопроцентно, что совершил всё это Женя. Анализ, взятый у его девочки-подростка, не оставлял никаких сомнений в характере преступления. Однако Юрий, всегда питающий особые чувства уважения к людям старшего возраста, щадил и без того уже надорванную душу Ольги Петровны, полагая, что знать ей такую правду, после того что она уже потеряла, не имеет никакого смысла.

 


Рецензии