Жажда дождя

1998 год – написание, июнь – 05 июля 2018 –
набор текста и окончательная редакция.

(Все совпадения сюжета и персонажей – случайность)

Глава 1. Жара. Томление.
Девушка лежала на разложенном диване, тяжело дыша. Невыносимая жара не спадала уже целую неделю. Кроваво-красный ртутный столбик термометра днём подымался выше тридцати градусов, а ночью не опускался ниже двадцати трёх. Сейчас было ещё утро. Большая стрелка часов находилась в районе десятой и одиннадцатой цифр, а маленькая вообще затерялась среди многочисленных делений. Солнце уже успело раскалить асфальт до неприятного запаха. К камням нельзя было притронуться. Об утренней росе сохранилось только смутное воспоминание. Листья вяло свисали с веток в горячем безветрии, пожухлая трава стелилась по земле. Лишь тончайшая паутинка с осевшей на ней пылью чуть реагировала на вялые передвижения воздушных масс.

Квёлые потные прохожие, еле бредущие куда-то, казались самоубийцами, чьи последние минуты отсчитывало мерное тиканье часов. Яркий свет, низвергающийся с небес, слепил, отражаясь от белого подоконника. Воздух, горячий и неподвижный, казалось, был непригоден для дыхания, и сердце лежащей на диване девушки дрожало от недостатка кислорода. Даже беспокойные мысли не действовали на Алису так пагубно, как эта жара. В вазе торчала совсем засохшая ветка мимозы и роняла порыжевшую пыльцу, покрывая пушистым слоем полированную поверхность стола.

Тревожный взгляд девушки скользил по всем предметам в комнате. Зелёный ковёр, устилающий пол, чтобы было мягко и тепло ступать ногам, книжный шкаф из светлого орехового дерева, где на полках за стеклом стояло сотни две книг, картины, светлые стены с тусклым рисунком обоев, белый потолок с чуть подвижными тенями ветвей у окна, тёплое мохнатое покрывало на диване… Здесь не было ничего, что хотели найти её блуждающие глаза. Того, что бы соответствовало чувствам, что могло бы успокоить растревоженную душу, унять пыл сердца. Нигде не было ответа на простой вопрос: что делать?

Ещё неделю назад было спокойно, и прошлое казалось ушедшим навсегда. Но одна мимолётная встреча вновь перевернула всё с ног на голову, породив массу отчаянных тревог. И как три года назад Алиса снова мечтала о том, чтобы быть вместе с тем, теперь, - как и тогда, - таким недоступным мужчиной.

Она вспоминала недавний звонок, который неделю назад, а может, ещё вчера, испортил бы настроение, - но только не сегодня. Сейчас он оказался глотком свежести, какой не могла подарить природа. Из телефонной трубки прозвучал грустный голос её парня, сообщающий об отмене их запланированного свидания по какой-то бытовой причине. Таким образом, Алиса была оставлена наедине со своими мыслями, где этот невыносимо-жаркий июнь был третьим лишним. Самая близкая подруга Маша должна была зайти только после обеда. Поэтому оставалась масса времени для бездельничанья в этой вязкой липкой истоме.

У Алисы сейчас не было сил бороться с желаниями, что увлекали в воспоминания, вроде забытые года два назад… или всего месяц. Память вспышками вырывала из небытия моменты вечеров, отрывки фраз, взгляды, жесты, постепенно вырисовывая образы людей, восстанавливая события, чётко, до мелочей, проявляя уже ставшую туманной внешность мужчины.

Девушка вспоминала их знакомство. Ей тогда было всего шестнадцать: волосы острижены под каре, рост чуть ниже, взгляд – детский и наивный, совсем не такой, как у сверстниц. То был какой-то большой праздник, и всю семью Алисы пригласили в гости друзья родителей, где организовался прямо-таки настоящий приём.
Гостей пришло очень много. Девушка мало кого там знала. Но это было неважно, поскольку в большинстве своём то были семейные пары возраста её родителей или старше самой Алисы лет на восемь-десять. Было и несколько детей не старше двенадцати лет. Она пошла с родителями просто потому, что с детства знала и любила эту семейную пару, организовавшую праздник. Их дом был всегда уютным, а сами хозяева - весёлыми и компанейскими.

Все уселись за длинным столом в гостиной, и начался банкет.

Сейчас девушка помнила лишь общее впечатление от окружающих её в тот вечер людей. Все шумели, что-то рассказывали; дети поели и ушли играть в другую комнату. В праздничном застольном гомоне Алиса была почти совсем молчаливым наблюдателем, изредка подкидывавшем реплики, ради шутки. Подспудно она искала среди незнакомых лиц кого-то, с кем можно было бы завязать диалог или хоть перемигиваться, прикалываясь … да хоть вон над той тёткой, что идиотски хихикала от любого слова хозяина дома.

И тут её взгляд привлёк мужчина, сидевший напротив. Рядом с ним стоял пустой стул. Алису удивило, что она до сих пор не обратила внимания на его солнечно-рыжие кудрявые волосы и строгий костюм молочного цвета. На вид мужчине было около тридцати. Хоть он и сидел, было понятно, что он среднего роста, плечи неширокие, но довольно крепкие. А белоснежный воротничок рубашки, поддерживаемый чёрным галстуком, подчёркивал мощную и в то же время нежную шею. Взгляд темно-карих глаз излучал спокойствие. Мужчина участвовал в разговорах не особо активно, тоже больше наблюдал, иногда смеялся, от чего небольшой симпатичный нос слегка морщился. Широкая улыбка, оголявшая белоснежные зубы, заметно притягивала женские взгляды, загорающиеся волшебным светом тайных желаний.

- Вот картину новую приобрёл! – вдруг как-то резко и громко сказал хозяин дома. – Люблю природу!

Все гости обернулись на обновку. На холсте ветер шевелил колосья пшеницы в поле, где паслись три гнедые лошади – две кобылицы, и явно довольный ржущий конь, встающий на дыбы.

- Знатный жеребец! – прокомментировал кто-то из гостей. – Эдакого красавца ты явно по зубам выбирал!

- И по пышной гриве тоже! – сквозь общий смех выкрикнул хозяин.

Алиса почему-то вновь посмотрела на того рыжего мужчину. Он хохотал, оголяя белые зубы и раздувая ноздри. Женщины, глядя на него просто млели, а девушку почему-то немного бросило в жар. Она постаралась побороть своё смущение. А чуть позднее, среди продолжающихся разговоров и милых шуток взгляды Алисы и этого мужчины вдруг встретились. И между ними как-то сам собой завязался светский диалог. Звали этого гостя Александром.

- Просто Саша, – отрекомендовался он.
Девушка что-то сказала о картине, собеседник поддержал тему о живописи в общем. Потом стал рассказывать, что успел немного попутешествовать и побывал в очень красивых местах, видел самые знаменитые картины.

- Если б ты тоже туда поехала, получила бы очень много впечатлений.
Только мужчина это сказал, к нему сзади подошла высокая стройная женщина с длинными, окрашенными в белый цвет волосами и привычным жестом обняла его за шею, что-то шепнула на ухо и, весело рассмеявшись, села рядом. Саша как-то украдкой взглянул на Алису. И девушка заметила в его глазах некую неприятную неловкость. Мужчине, наверно, пришлось бы представить юной собеседнице жену, но Алису окликнула мама, ввязав в разговор с другими людьми.

Прошло около получаса, когда девушка, поднимая бокал с апельсиновым соком, вспомнила о своём собеседнике. Однако, ни Саши, ни его жены за столом не было. Некоторые другие гости тоже разбрелись по квартире, а хозяйка отрыла окно, чтобы не было так душно. И чтобы не простыть на сквозняке, но всё же освежиться, Алиса решила выйти на балкон в другую комнату.

В коридоре было темно, и только из детской струился свет, напротив которой и была комната с балконом. Возле гостиной находилась ещё одна комнатка. Через чуть приоткрытую дверь оттуда выбивался тусклый свет, видимо, сквозь окно от уличных фонарей. Проходя мимо, Алиса услышала какие-то странные звуки, заглушаемые гомоном гостей. Это были вздохи, сопение, приглушенные возгласы, где слов, похоже, не было. Девушка очень осторожно и тихо заглянула в щель дверного проёма.
Увиденное привело её в оцепенение. На фоне звёздного неба у не зашторенного окна два силуэта мужчины и женщины сливались в один, извиваясь в объятьях друг друга. В полумраке можно было различить лишь очертания сильных мужских рук, что, казалось, до боли – и всё же нежно – ласкали извивающийся женский стан. Его губы жадно впивались в её тонкую длинную шею. Она запрокидывала назад голову, выгибая спину, и её длинные волосы, светящиеся в лунном сиянии, водопадом ниспадали почти до пола. Тонкие женские руки страстно обхватывали и гладили его плечи. Пальцы впивались в спину. Звуки сорванных поцелуев переходили в нетерпеливые и сдавленные стоны страсти, готовой перерасти в недопустимое тут….

Это дикое необузданное возбуждение передавалось Алисе, всё ещё наблюдавшей за этой невероятной сценой. Девушке стало запредельно жарко, дыхание усилилось, сердце колотилось где-то в горле. А когда пиджак мужчины упал на пол, девушка поняла, что может выдать себя. Она очень тихо поспешила в соседнюю комнату на балкон.

Там стоял Саша в дивном свете фонарей снизу и луны сверху. Алиса просто выскочила на балкон и остановилась, схватившись за перила, растерянно и взволнованно глядя на мужчину.
- Что случилось? – спросил тот. – Тебя напугали?

Девушка отрицательно покачала головой и, переводя дух, сказала:
- Там было очень душно, жарко, – и откинула голову, подставляя лицо ночному ветру.

- Надо было раньше сюда выйти. Вряд ли тебе так уж интересно было там сидеть, – тон его был чуть насмешливым. – Я вот минут двадцать уже тут.

Он вдруг подошёл к девушке почти вплотную. Алисе было некуда отступить. Она почувствовала какой-то напор со стороны мужчины, однако это оказалось приятно. Она смотрела на него удивлённо-помутневшим взглядом. Дыхание словно сдавило, а сердцебиение, казалось, до предела участились. Почувствовав её состояние, Саша довольно улыбнулся:
- Я знал, что ты придёшь, – сказал он, понизив голос. И посмотрел на небо, – Какие сегодня звёзды! Восхитительная ночь… - и глядя Алисе прямо в глаза, произнёс: – Ночь для влюблённых, правда?

Тут вдруг девушка почувствовала нежное прикосновение его рук на талии. И поскольку она не оттолкнула его, мужчина властным движением прижал её к себе. Она робко обняла его за плечи, и, утопая в бездонных глазах, ощутила на своих губах нежный поцелуй, от пылкости которого её глаза беспомощно закрылись….

Внезапный шум в комнате заставил их оторваться друг от друга. Ухватившись рукой за перила, Алиса быстро повернулась лицом к ветру, чтобы прохлада остудила этот сумасшедший пыл от первого в её жизни поцелуя. Саша заговорчески-серьёзно посмотрел на неё и приложил палец к губам:

- Тсс…

Алису возбуждала эта таинственность, и она кивнула, соглашаясь.

А на балкон, разрушая их маленький, едва созданный мир на двоих, с шумом и смехом вышли разгорячённые гости. Хозяйка включила лампу над дверями балкона. К Саше подошла его жена, а к Алисе – мама. К счастью, женщина не успела завести диалог с дочерью – её забрала подруга, увлекая рассказом о вазоне, цветущем здесь же в красивом горшке в углу.

Девушка уже взяла себя в руки и пыталась как-то переварить смысл происходящего. Человек, который минуту назад целовал её и так страстно сжимал в жарких объятьях, сейчас мило беседовал с другой женщиной. С ней же он сегодня ляжет в постель и… Мужчина уже отчуждённо мимоходом взглянул на Алису, продолжая о чём-то весело разговаривать с женой. Она уводила его за руку вглубь квартиры.

Даже сейчас, по прошествии трёх лет, девушка не смогла бы до конца пояснить всю суть тех противоречивых чувств, что испытала в тот момент. Почему именно тогда ей ещё сильнее захотелось близости с этим мужчиной, чем даже во время поцелуя? Почему не было злости к той другой, а было чувство стыда перед ней же? Словно Алису чуть не застали за каким-то постыдным занятием. И где взялись силы для самообладания?..

А в гостиной уже звучала приятная музыка, стол был сдвинут, освобождая место для танцев, освещение приглушено для создания более интимной обстановки. Алиса сразу же увидела, что Саша танцует со своей женой. И когда случайно уловила его взгляд, то поняла, что его глаза выражали какую-то… мольбу о пощаде. То ли он просил спасти его от жены, то ли не выдавать.

Тут девушку пригласил на танец какой-то мужчина в тёмно-сером костюме. Сам он был смуглый, крепкий, чернявый, с красивым лицом, лет тридцати семи. Странное чувство было у Алисы: она вроде раньше уже видела этого человека, причём немного в ином виде. И, казалось, знала его в более… интимных проявлениях. В той комнате с женщиной? «Возможно…» - она улыбнулась своей догадке.

Иногда Алисе на глаза попадалась грациозная пара: статный рыжий мужчина в светлом костюме и великолепная высокая блондинка с прекрасной гибкой фигурой. Девушке казалось, что именно эти изгибы она видела в сильных мужских руках, сейчас плотно лежавших на её собственных бёдрах.

Когда музыка закончилась, Алиса ещё раз пристально посмотрела на обоих предполагаемых фигурантов той сцены в тёмной комнате. «Да, это были именно эти двое» - эта мысль казалась очень убедительной. Первый порыв с целью восстановить справедливость, и эгоистично заполучить возможность для себя самой быть с Сашей обломался на корню. Поверил бы Саша теперь Алисе? Не принял бы это всё за поклёп малолетки с целью заполучить его? Угадывалось в этом человеке что-то…. Девушка не понимала, но чувствовала, что не должна ему ничего говорить. Конечно, в той комнате что-то происходило. И она видела мужчину и женщину. Именно этих. Действительно их? Можно ли верить тому, что видишь в сумерках? Алиса вспомнила новеллу Цвейга. И весь прежний запал резко схлынул сам собой. В свою догадку она верила почти на сто процентов… или хотела верить. Но не её это дело, ох, не её. Горько было за себя и обидно за Сашу. Правда, если только принять именно эту версию. А если там была не его жена? Фактов не было - такова была реальность.
Зазвучала другая мелодия, и Саша подошёл к Алисе. Танцуя с ним, девушка сперва избегала прямого взгляда и держалась на «пионерском расстоянии». Но в какой-то момент их взгляды пересеклись, и Саша по-доброму тихо засмеялся. Она улыбнулась, покраснев. Мужчина тут же прижал девушку к себе, от чего танец приобрёл немножко иной оттенок.

- Классная ты , – прошептал он.

От чего Алису снова бросило в жар, и она ощутила мелкую дрожь возбуждения во всём теле. Мужчина чувствовал её состояние, и это его не столько заводило, как развлекало. Однако он не мог себе позволить ничего лишнего. И не только из-за наличия жены и присутствия её здесь.

- Знаешь, как это называется? – снова почти шепотом произнёс он – Пойти на поводу своих желаний. Это было круто, но… Ты должна понимать… - он вздохнул. – Моя бы воля, я бы тебя прямо сейчас, здесь…

Девушка беспомощно простонала:
- Перестань…
Саша ухмыльнулся:
- Так я и не буду! …Я не имею права.
- Ну да… - с болью в голосе проговорила Алиса.

Наступила долгая тяжелая пауза. Девушка и хотела бы её нарушить, но подступивший комок слёз и отсутствие нужных слов перекрывали дыхание. В том же молчании они закончили танец. Мужчина улыбнулся и подмигнул напоследок:
- Ты очень классная!

…А дальше было всё просто. Никто больше ни словом, ни каким намёком не вспоминал того поцелуя на балконе. Было много дружеских разговоров и светских бесед в тот вечер. Так же, как и во все последующие праздники и другие дни, когда Алиса и Саша пересекались по воле случая. Со временем такие встречи стали редкостью. И вот уже год, как их не было: родители Алисы и та семейная пара дружили, но встречались в тесном кругу. Прежней осталась только любовь, которая в тот вечер родилась в юном девичьем сердце. И жила там по сей день.

И осенью, подбрасывая жёлтую листву ногами, и зимой, глядя на огромное огненное солнце над белой равниной поля, и весной, плетя венок из медовых одуванчиков, Алиса видела перед своим внутренним взором золотые кудри Саши, пышными непослушными прядями ниспадавшие на высокий лоб.

Сейчас девушка вновь думала о нём, как и прежде. Его черты угадывались в увядших ветках мимозы, в разводах пыли на столе, где жёлтая пыльца вырисовывала контуры любимых глаз и мягкие, казалось, давно забытые черты лица.

Алиса вспомнила, как часто представляла себе, что когда-нибудь снова будет так же, как в тот вечер. И как она не спала ночами, смакуя каждое мгновение всякой мимолётной встречи с ним. Все его недвусмысленные намёки при каждом их контакте, будоражащие воображение, заставляли томиться в страстном желании юное невинное создание. Саша прекрасно всё это видел и забавлялся таким образом. Конечно, он тоже хотел её, но… Девушка не понимала сути этой игры. Поэтому не осмеливалась ни на какие решительные поступки. Просто ждала. И надеялась.

Алиса очень хотела, чтобы развязкой всей этой истории послужил …развод Саши. Сначала мысль о подобном исходе событий казалась неправильной. Было непорядочно такого желать любимому человеку. Но в её случае логично. Хотя… Постигая жизнь, девушка всё больше верила в свои подозрения насчёт его жены и другого мужчины в той комнате. Конечно, озвучивать это всё она бы не стала ни при каких обстоятельствах и никому. Но в этом случае развод был бы даже справедлив. В конце концов, все люди немного эгоистичны. А влюблённые и подавно. Кроме того, Алиса не собиралась рушить их семью. Она хотела, чтобы всё само собой почему-то так произошло. Девушка часто представляла себе, что однажды, морозным утром или томным весенним вечером, а может в дождливый ноябрьский день, или в такой жаркий знойный полдень, хоть прямо сейчас, кто-нибудь сообщил бы так невзначай: «Кстати, Сашка развёлся». Но, к сожалению, это желание вряд ли было исполнимым.

Подруга Маша была всегда в курсе всех чаяний Алисы. Девушки дружили с самого детства и полностью доверяли друг другу. И, конечно же, была посвящена во все подробности истории с Сашей. Более того, Маша даже была с ним шапочно знакома – он работал вместе с её отцом. И если она с ним пересекалась, то подробно всё рассказывала Алисе.

Как-то, во время одной из прогулок, Алиса поделилась с Машей своими мыслями о желаемом разводе Саши. Потом грустно сказала:
- Но ведь ты же понимаешь, насколько это всё невыполнимо.

Маша вдруг мечтательно заулыбалась:
- Почему же? Это ведь жизнь, и в ней может быть всё, что угодно. Даже самые невероятные вещи иногда сбываются! – и восторженно продолжила: - Вот увидишь, будет именно так, как ты хочешь! Он разведётся, придет к тебе… Нет, не так! – девушка озорно прищурилась. – Ты будешь идти по улице и вдруг увидишь его. Он будет в том белом костюме, такой весь красивый! И будет идти тебе навстречу.

- А когда подойдёт, – мечтательно заговорила Алиса в тон рассказа подруги, – подхватит меня на руки и закружит…

Девушки переглянулись и прыснули от смеха. Потом Маша сказала:
- А ты, Алиска, конченый романтик!


***
Этот разговор состоялся примерно через год после того праздничного вечера знакомства с Сашей. А ещё спустя примерно месяцев восемь, Алиса познакомилась с Глебом – нынешним её парнем. Он был хорошим человеком, добрым, неглупым, чуть старше девушки, симпатичным и очень спокойным. От этого человека веяло стабильностью и надёжностью. Парень также был не лишён чувства юмора. С ним было просто, легко и весело.

Само их знакомство произошло зимой на какой-то выставке местных художников. Оказалось, что Глеб, как и Алиса, увлекается немного живописью. Так они стали уже вместе ходить на всякие культурные мероприятия в городе, посещать арт-кафе. Потом, по весне, когда совсем стало тепло, стали вместе ходить на этюды в парк, к реке, в лес. А когда, устав от своего увлечения, они сидели на зелёной пушистой траве у подножья величественного старого дуба, или под тенью тюля молодых берёзовых ветвей, Алиса любила вдыхать запах красок, которым была насквозь пропитана рубашка Глеба. Девушка склоняла голову на плечо парню, и её нос ласково касался его сильной шеи. Бархатистость его кожи и мужественность линий скул побуждали к движению её губы, тогда он чувствовал их мягкие сладостные прикосновения. Он отвечал страстным поцелуем. После чего девушка всегда с чуть деланным смущением отстранялась. Потом насмешливо улыбалась, тая во взгляде блеск страсти.

По вечерам влюблённая парочка бродила по городу, держась за руки. И звёздная бездна ночного неба влекла ввысь, подобно тому, как лазурь морских волн манит в свою пучину отблесками волн в лунном сиянии.

Как-то уже летом Алиса и Глеб поехали в лес за сезонными дарами природы. Утро было солнечное, но ещё нежаркое. Среди деревьев, в траве Глеб находил сыроежки всевозможных цветов, большие белые грибы. Алиса же больше бродила по кустам и ела спелую малину, что очень развлекало её парня. В тот день они оба почему-то были совсем немногословны. И только поглядывали друг на друга как-то очень загадочно. Словно ожидали чего-то и боялись спугнуть это нечто прекрасное, уготованное им свыше.

Над их головами тихо шумела листва лип, осин, берёз, где шебаршились звонкоголосые птички, ветер вплетал в ветви кудрявых крон белые ленты тополиного пуха. Нежные ветви орешника и высокие листья папоротника нежно ласкали идущих. Ковёр из мха делал шаги мягкими и неслышными. А впереди открывался необъятный простор, залитый солнцем.

Взявшись за руки, они поспешили вперёд. И переполняемые необъяснимой радостью, выбежали на огромный зелёный луг с травой в человеческий рост. Вокруг, сколько видел глаз, не было ни одного человека. Лишь где-то вдали на горизонте белели точками на бирюзово-изумрудном фоне леса сельские хаты. В безоблачном голубом небе носились стрижи и ласточки. Их пронзительные крики сливались с песнью ветра, шуршанием колосьев. Высокая трава манила к себе. И хотелось затеряться в её зелени, среди васильков и колокольчиков, закружиться под музыку цикад.

Алиса выпустила руку Глеба, загадочно улыбнулась и побежала по лугу, уронив корзинку. Через секунду на границе леса и луга лежали уже две корзинки и несколько выпавших грибов рядом.

Забежав в самую середину луга, девушка остановилась, и весело смеясь, обернулась к уже догнавшему её парню. Глеб обнял Алису, прижал к себе. Их поцелуи были горячими и страстными. Ласки пылкими и нежными. На траве была разбросана их одежда, среди колосьев развивалась ленточка, сорванная с девичьей косы…
Над лугом весело куролесил ветер, колыхал волнами сочную траву, в небе с восторженными криками носились птицы, терялись в бездонной синеве. А пение цикад звучало тысячами свирелей, играющих мелодию любви, перекликаясь с тончайшими перезвонами синих колокольчиков.

- Я люблю тебя, – шептала она в жаркой истоме.
- Я люблю тебя, – эхом вторил он.

И под звёздным небом города летними вечерами, и в лютую стужу зимним утром из холодной трубки телефона, и нежной весной у клумбы с подснежниками звучали эти слова. И каждое время года дарило свои любовные песни. Огромный прекрасный мир открывал объятия навстречу влюблённым, впуская в свои сокровенные тайны красоты и величия, даря тепло и свет бытия. Они словно поднимались на облаках мечты к далёкой звезде, именуемой Счастьем, и уже чуть касались её поверхности.

…А неделю назад случилась та встреча. И Алису вновь поманила своим волшебным таинственным светом иная, невообразимо дальняя звезда. В своей космической загадочности она казалась невероятно прекрасной, поэтому была непостижимо-влекущей.

Вспомнив ясные глаза Саши, что совсем недавно так страстно смотрели на неё, и, ощутив, как велико желание быть с этим мужчиной, Алиса почувствовала сильное внезапное щемление в груди и комок в горле. И от бессилия перед обстоятельствами и условностями, заплакала. Никакая жара была не в силах сейчас осушить эти слёзы.


Глава 2.

Алиса поднялась с дивана. Лицо было мокрым от слёз и пылало румянцем. От глубокого вдоха ей стало легче. Потом умылась холодной водой. Расчесала волосы и откинула их назад вместе со своей внезапно накатившей меланхолией.
Внезапно позвонили в дверь. Девушка глянула в зеркало и, убедившись, что на лице больше нет следов недавних слёз, подошла и спросила:
- Кто там?

- Это я! Маша!

В квартиру вошла высокая стройная девушка возраста Алисы. Её большие синие глаза пылали, – она была чем-то очень возбуждена. Подруга даже не поздоровалась, а сразу выпалила:

- У меня новость про твоего…

- Сашку? Какая?! – с испугом спросила Алиса, видя состояние подруги – С ним что-то случилось? Он жив?

- Да что ему сделается?! – рассмеялась Маша.

- То говори уже, не доводи…

Подруга, давясь с мехом, хитро прищурилась. И выдержав театральную паузу, пафосно сказала:
- Он, вроде, как развёлся с женой.

- Да ну?! – странно улыбаясь, переспросила Алиса.

Ей не верилось в сказанное. Но она понимала суть. И это её почему-то повергало в смятение. Маша, всё так же улыбаясь, скорее, из-за реакции подруги, чем из-за самого события, повторила:
- Сашка твой развёлся.

Внезапно улыбка сошла с её лица. И она продолжила, понизив голос:
- Но, говорят, что там была причина. Он жену бросил из-за какой-то пигалицы, – она увидела растерянное выражение лица подруги – Алиска, да не бери в голову это! Это говорят, что из-за какой-то там… А может, это и неправда.

Алиса вздохнула и, помолчав, спросила:
- А откуда ты это всё взяла вообще?

- Да знакомая девчонка разболтала. Она, вроде, его неплохо знает… Бывшие соседи они что ли. Я не поняла. Он ей самой, вроде, когда-то нравился… - она хмыкнула, – или не ей….

- Так, может, слух это?
- Вроде, правда… - Маша вдруг стала досадовать: – Нет, ты только представь: бросил жену из-за какой-то девчонки!

- А если б из-за меня? – поддела Алиса.
- Ты – другое дело! – Маша отмахнулась и продолжала возмущённо: – Какой же он всё-таки подлец и негодяй! – она бойко жестикулировала. – А как она могла, зная, что он женат?! Оба они негодяи, вот!

- Машка, да погоди ты! – пытаясь унять этот праведный гнев, перебила подруга. – Ты ещё не знаешь толком, что там случилось. Случилось ли? Есть ли та девочка-разлучница? И если есть, то кто кого там совратил? – она подмигнула, – Вообще не знаешь толком его, как человека, а жену даже не видела ни разу. И вот так огульно осуждаешь… Нехорошо…

- Просто я бы никогда так не поступила, как та малолетка, – тихо произнесла девушка.

Они помолчали. Алиса спросила:
- А что точно твоя знакомая сказала про ту девочку?
Маша повела плечами:
- Вроде, ей лет шестнадцать. Короче, типа Лолиты, как я понимаю.
Они обе хмыкнули.

- Ерунда какая-то… - с сомнением произнесла Алиса. – Надо бы выяснить всё толком. Может, там ничего и не случилось вовсе, а кто-то что-то не так услышал, следующий дополнил своим, а третий…
- Кто знает, может и так, – сказала Маша и заторопилась: – В принципе, я заскочила на минутку, чтоб тебе доложить то, что сказали мне, – она улыбнулась. – Я ж ещё приду к тебе позднее, как договаривались. Сейчас надо снова бежать по делам. Ещё эта жара. Хоть бы дождь пошёл!

И уже обернувшись в дверях, с задумчиво-загадочным видом она добавила:
- Помнишь, я тебе говорила, что в жизни всё возможно! И даже это.



***

Маша ушла. Алиса ещё долго стояла посреди коридора в растерянности с отсутствующим взглядом, пытаясь представить, что же всё-таки там могло произойти. И если развод – это правда, то, что он означал теперь для неё самой. При таком варианте, произошедшее событие девушка могла принимать за свершение её чаяний? Ей очень не хотелось искать основание, не верить информатору Маши. Ведь, если его развод – факт, то это означало, что теперь Саша был свободен. И весть об этом снимала с её рук путы и давала право девушке на решительные действия. Алиса понимала, что теперь ей больше ничего не мешает открыть любимому мужчине свои чувства. На ум сразу же пришла масса красивых слов. И вероятно в другой ситуации они показались бы слишком громкими и напыщенными, но сейчас зазвучали в душе песнью попутного ветра в белоснежных парусах мечты.

Алисе вдруг захотелось танцевать, кружиться. Внезапная неимоверная радость вырывалась наружу, и глаза становились влажными.

Вернувшись в комнату, где до этого лила слёзы отчаяния, девушка ощутила всем телом огромный прилив энергии. Эмоции захлёстывали. Душу переполнял восторг. Хотелось танцевать. Повинуясь этому порыву, Алиса включила зажигательный рок-н-ролл самого Элвиса. И уже не обращая внимания на жару, стала танцевать под эти сумасшедшие прекрасные ритмы. Девушку никто не видел, и она двигалась, как хотела! Пьянящее чувство свободы руководило её движениями, и они были прекрасны и гармоничны. Пот ручьями тёк со лба. Потом ждал освежающий душ, но сейчас хотелось танцевать до упаду! А в голове звучало странное, но такое желанное: «Он развёлся! Развёлся!»

Алисе хотелось бежать ему навстречу прямо сейчас. Её глаза пылали таким огнём, что свет солнца мерк пред ним. Да, девушка хотела и ждала этого так, как ничего другого. Только сейчас ей стало понятно, насколько сильным было это желание. Да, оно было дерзкое, существующее вопреки собственным принципам морали. Но это было естественно для влюблённой женщины.

Любовь даётся свыше. Она необъяснима. И управлять ею и желаниями, которые она порождает, не наше дело. Алиса хотела быть вместе с возлюбленным мужчиной. И теперь попытаться осуществить это, было в её праве. Девушка ликовала от радости. И ей было жаль, что этот восторг не с кем разделить.

Алиса выдохлась от танца и упала на диван. Каким удивительно-прекрасным казалось теперь всё вокруг! Каким чудесным был мир! И хоть рядом и не было любимого мужчины, девушка словно ощущала его незримое присутствие. Казалось, он был во всём, что окружало её, и в ней самой – в её душе. Воображение дивным образом преобразовывало каждую деталь комнаты. На белом потолке сквозь тени занавесок солнечные лучи рисовали его силуэт. Рыжие кудри угадывались в замысловатом орнаменте на ковре. Со стен, образованные рисунком обоев, на Алису взирали его пылающие страстью глаза.


***
Постепенно на поверхность сознания девушки стала просачиваться и затмевать первое радостное впечатление мысль о сути возможной причины развода Саши с женой. Алиса попыталась представить ту другую. Какой же она должна была быть, чтобы спровоцировать этого мужчину на такой решительный шаг? Но фантазия отказывалась работать в этом направлении. Либо её просто нет, либо она должна быть подобна богине, - решила Алиса. Однако, не получалось также откинуть мысль о том, что это всё – и развод, и «пигалица» - банальный слух.

От этого уже становилось грустно. Всё теперь казалось зыбким, словно бежишь по облакам, сквозь пух которых в любой миг можно провалиться и разбиться о камни неумолимой реальности. И поэтому бег всё ускоряется. А где-то в подсознании трепыхается понимание, что от себя не убежишь.

Но даже эти все сомнения были ничем в сравнении с возможным вариантом реальности, где Саша просто свободен. Наличие той девушки сейчас воспринималось даже формальностью, ибо у самой Алисы был Глеб. Однако это ей никогда не мешало любить Александра и жаждать его.

И всё же, ни взирая на все сомнения и тревогу, на душе было радостно. За внешним спокойствием, внутри бушевала буря противоречивых эмоций. Девушка предчувствовала, что совсем скоро произойдёт что-то очень важное. Пред чем трепетала в нетерпении и чего опасалась, словно бабочка прельщённая светом ночника, зависящего от срока перегорания лампочки.

А солнце всё беспощаднее жгло обессилившую без воды природу. Безумно хотелось дождя. И его, казалось, ждало всё существовавшее на Земле. Лепестки цветов сворачивались в трубочки, серели, засыхали и рассыпались в прах от легкого прикосновения, подобно волосам древней мумии. Слово «терпение» теряло свой смысл. Хотелось бежать куда-то прочь отсюда, от этой жары. Но в этом не было смысла. И осознание сути такого бессилия приводило в бешенство. А главное, никто не мог сказать, когда это закончится. Также как Алиса не знала, когда сможет увидеть Сашу или хотя бы всё выяснить толком.

Весь день девушка была сама не своя. Маша почему-то так больше и не зашла, Глеб не звонил. Алиса занималась домашними делами: складывала вещи у себя в шкафу, перебирала книги, вытирая пыль на полках, подметала в комнатах, мыла посуду. Она это делала сегодня особенно привычно, на удивление легко и быстро. А в голове прокручивала всевозможные варианты того, что на самом деле могло случиться у Саши.

В конце концов, узнать всё точно можно было только у него самого. Если там всё по-прежнему, то и для Алисы ничего не изменилось. Но что, если развод состоялся? И что, если та пигалица – только повод для быстрого решения вопроса? И в таком случае он имеет право знать о чувствах Алисы к нему. «Я завтра же подойду к нему на работу и поговорю с ним» - решила девушка.

Вечером Алиса мало общалась с родителями, пришедшими с работы, потому что мысленно находилась уже в грядущем дне, где объяснялась в любви Саше. Девушка придумывала разные речи и варианты разговора с ним до глубокой ночи. И, толком не остановившись ни на одном, уснула. Она решила так: «Когда я увижу, какой он теперь, и как он отреагирует на мой визит, то нужные слова сами придут на ум. И всё будет так, как тому должно быть».

За окном грустила ночь. Алису убаюкивала одинокая гитара и мягкий тихий голос какого-то странного музыканта на скамейке во дворе. Может ему тоже не спалось от любовных мук, а может было некуда идти.

«…Боже, какой пустяк,
Сделать хоть раз что-нибудь не так.
Выкинуть хлам из дома и старых позвать друзей.
Но что-то всерьез менять,
Не побоясь в мелочах потерять,
Свободно только небо над головой моей…»


Глава 2. Гроза.

Было около пяти часов вечера, когда Алиса и её родители сидели в беседке в саду на даче у той же семейной пары друзей. Сабантуй с шашлыком был устроен по случаю выходного дня.

Здесь было тихо и красиво. Вокруг раскинулся тенистый сад с фруктовыми деревьями, чьи ветви грузно и устало склонялись от наливных яблок, краснобоких груш, сочных абрикос и вишен. Крупные гроздья чёрных блестящих ягод украшали кусты смородины. Спелая малина отзывалась сладким «предвкусием» во рту уже от одного взгляда на алые пупырчатые плоды. Только листья растений были высохшими от жары или вяло-обвислыми от поливов. Трава выгорела до рыжевато-серого цвета.

В тени беседки ещё можно было как-то находиться, и люди устало вели какие-то разговоры. Потрескивающие поленья костра и жар мангала олицетворяли кощунство по отношению к природе. Увлечённая своими мыслями Алиса почти не участвовала в беседе.

Немного погодя, девушка встала из-за стола и побрела вглубь сада, чтобы остаться одной. Вернее, снова с ним, с кем так хотела быть вместе.

Сегодня Алису уже не волновал факт наличия или отсутствия той другой девушки. Поскольку, была она или есть, для Алисы вдруг перестало иметь значение. Она понимала, что есть на свете Саша, есть она – Алиса – и есть любовь к нему, которая живёт в её сердце. А всё остальное – лишь условности, декорация на сцене спектакля под названием «Жизнь».

Девушка точно знала, что завтра или через пару дней, пойдёт к Саше и скажет ему те самые слова, что всегда хотела произнести, когда видела его. «И не всё ли равно, женат он или нет» - неожиданно осознала она.

Алиса прислонилась спиной к яблоне, обхватила сзади себя руками шероховатый твёрдый ствол и обратила взор вдаль, в поле с высокой порыжевшей рожью. Над полем изредка пролетали птицы, теряясь в небесной синеве. На столбе около межи в гнезде рядом с сидящей подругой стоял аист и, закинув голову, самозабвенно трещал длинным клювом. Сквозь марево дрожащего воздуха, как на полотнах импрессионистов размыто белели сельские домики. Но если сосредоточить взгляд, то марево исчезало, и уже отчётливо были видны росписи на стенах, частоколы заборов с нацепленными на них глиняными горшками и чугунными казанами.

Девушке было легко от того, что она сбросила с души некий груз запретности. И радостно от того, что она решилась, наконец, сделать этот важный в своей жизни шаг: «И почему я раньше не пошла к нему? Ведь это же так просто: прийти и сказать – я тебя люблю» - улыбалась своим мыслям Алиса. В душе росло нетерпение: хотелось, как можно скорее увидеть Сашу. И бредя по чужому саду, она словно искала кратчайший путь к своему возлюбленному. В этой тишине и жаре хотелось грома, молний и дождя. Ливня, смывающего всё на своём пути! Чтобы ощутить жизнь во всём её буйстве и красе.

И всё к тому шло. Духота желейной массой заполняла всё пространство. Сегодня был выходной. Поэтому Алиса не пошла к Саше. Однако этот день нужен был для того, чтобы вместо тревог, сомнений и прежнего душевного смятения пришло понимание собственных чувств. Сейчас осталось только главное. Всё лишнее ушло. Рассеялось, как марево…

Внезапно Алиса очнулась от своих раздумий, ощутив всем своим существом дивное нежное прикосновение свежего лёгкого прохладного ветра. Сейчас это было, словно тот первый поцелуй под звёздами, когда ночной ветер сдувал жар с её щёк.

Девушка повернулась лицом к ветру, раскинув руки, позволяя его освежающим потокам беспрепятственно проникать под лёгкое короткое платье, обвивать прохладой стройные ноги, ласкать гибкий девичий стан. А глянув на небо, она увидела быстро приближающуюся огромную чёрную тучу, несущую живительную влагу. Дождя хотелось также сильно, как хочется в душ с любимым мужчиной. Ветер усиливался, срывал с деревьев листья. И вот на руку упала первая тяжёлая капля дождя. Туча закрыла солнце. Сверкнула молния, и загрохотал гром.

Алису окликнули, и она побежала к дому. Внезапный ливень намочил её всю за несколько секунд. Девушка в один шаг запрыгнула на крыльцо и с радостным смехом вскочила в веранду.

- Дождь! Наконец-то дождь! – воскликнула она, глядя на всех счастливыми глазами.
- Давно такого не было! – с восторгом проговорила хозяйка.
- Посмотрите, сейчас начнётся настоящая буря! – сказала мама Алисы, тоже восхищенная буйством природы.
- Давайте лучше зайдём в дом, – предложил хозяин дачи.

Дальнейшее люди наблюдали уже из окна. И то, что представало перед их взором, было грандиозно! Природное явление поражало своей силой, мощью и красотой настолько, что даже грозные стрелы молний, бившие под самые стены, и могучие раскаты грома не пугали, а восхищали, вызывая необъяснимо дикий восторг. Вода лилась с неба на землю такими потоками, что за стеной дождя не было видно, ни поля, ни сада с беседкой. Темнота, созданная тучами, превратила день в ночь. Сквозь оглушительные раскаты грома и шум ливня прорывался треск веток и ломающихся стволов старых толстенных деревьев. Вспышки молний выхватывали из темноты вертящиеся в вихре урагана или несущиеся куда-то с ветром разные предметы. Вдруг с соседнего дома сорвался лист шифера, кружась как перо, пронёсся над забором, упал в саду и разбился на куски. Чёрным дымом клубились над землёй тяжёлые тучи. Летящая с неба вода, освещаемая молниями, под порывами ветра превращалась в волны и хлестала ветви. Ураган легко ломал и швырял их в стороны, клоня до земли деревья, и вырывал их с корнем.

В какой-то момент световая вспышка вырвала из мрака кружившийся в воздухе топор, до этого лежавший на скамейке у веранды. И ветер швырнул его так, что тот вонзился остриём в землю, оставшись торчать.

Темнота в комнате была такая, что пришлось зажечь свечу, чтобы видеть лица людей. В грозу в дачном посёлке электричество всегда отключается. Деревянный домик трещал и, казалось, качался, собираясь оторваться от земли и улететь, как в сказке. Алисе тоже хотелось нестись куда-то вместе с ветром, дождём и тучами. И остановиться лишь там, где есть он. Только он…

Да, девушка хотела именно такого дождя, и природа сделала этот подарок. Всё накопившееся в душе Алисы, словно выплеснулось наружу вместе с грозой. Осталась только радость и сладостное нетерпеливое предвкушение грядущей встречи с возлюбленным.


Глава 3. После урагана.
Всего за один день город изменился так, словно прошло несколько лет. Идя в лучах полуденного солнца, Алиса сочувственно созерцала последствия стихии. Упавшие столбы и деревья, порванные высоковольтные провода, изуродованные одноэтажные дома с проваленными крышами, выбитые стёкла и выломанные части балконов многоэтажек….

Она снова шла не к Саше, потому что выяснила, что он сейчас в отпуске и вернётся на работу только через три недели. Сейчас Алиса направлялась в одну фирму, чтобы самой устроиться на работу. Она собиралась подработать на каникулах и, возможно, если с работой сложится, перевестись на заочное обучение в институте осенью. Или, если зарекомендует себя хорошо, получить у начальства разрешение на свободный график.

Настроение было приподнятое. Алису не сильно волновало, возьмут её на фирму или нет. Это было странно для неё самой, но девушка рассуждала так: примут – хорошо, нет – значит не судьба. Утром у неё было очень приятное свидание с Глебом, и на вечер у парочки было запланирован поход на дискотеку. Словом, всё шло как обычно. Только душевное нетерпение в предвкушении встречи с Сашей иногда чуть будоражило воображение несдержанностью чувственных фантазий. Эмоции зажигали в глазах игривые огоньки по-прежнему живущей страсти.

Размышляя о своём, Алиса подошла к двери кабинета руководителя фирмы, куда хотела устроиться.

Побеседовав с ней, директор сообщил день, когда девушка может выходить на работу. Ещё назвал имя и фамилию её непосредственного напарника.

Выходя на улицу, Алиса поняла, что эта фамилия ей вроде бы знакома. Но особого внимания на этот факт не обратила. Мысли девушки уже занимало другое. Теперь, устроившись на работу, она уже не распоряжалась своим временем в полной мере. Поэтому, чтобы пойти к Саше, Алиса должна была отпроситься у руководства на пару часов. И это ей очень не нравилось. Однако желание встретиться с возлюбленным, похоже, превалировало над всеми другими житейскими моментами. Казалось, девушка была готова на всё, ради этого. О том, что будет потом, Алиса рассуждала примерно так: в жизни нужно руководствоваться главным и сосредотачивать усилия на исполнении самого желаемого. «Потому что, если я упущу шанс быть с ним, – рассуждала она, – то и всё остальное для меня будет не в радость. А с ним мне не страшны любые трудности, если они вдруг возникнут». Приняв такое решение, она почувствовала лёгкость. И уже улыбаясь солнышку и какому-то прохожему, подумала о грядущем вечере. Всё-таки хорошая идея пойти с Глебом на дискотеку. Танцы – это было то, что нужно.

А солнце вновь набирало силу. В его струящихся лучах блестел ещё невысохший асфальт, сверкала умытая листва на ветках уцелевших после урагана деревьев. Лучи играли радугами световых преломлений, образовывая вокруг мокрых крон зелёно-жёлтые ореолы туманного марева. Зыбь дрожащего воздуха была сродни той тревожной неизвестности, что царила сейчас в душе Алисы в предвкушении встречи с вожделенным мужчиной. Не хотелось ничего загадывать наперёд. Поэтому девушка изо всех сил старалась сосредоточиться на Глебе и выборе наряда на вечер….


***
Жарким солнечным утром Алиса вошла в офис и поднялась на пятый этаж, где находился её кабинет. Тут же почему-то вспомнила фамилию своего напарника. И вдруг поняла, что это парень из её школы, который учился в параллельном классе. Звали его Дима. У него была довольно приятная внешность, как помнилось девушке. Знакомы они толком не были: так «привет-пока». Алисе со стороны он казался немного занудным. «Интересно, каким он стал сейчас? – подумала она – Изменился с тех пор или всё такой же?»

Ответ на этот вопрос был в двух шагах. Открыв дверь кабинета, Алиса увидела Диму прямо перед собой. Но анализировать времени не было. Кроме Димы там было ещё несколько человек. Они все горячо что-то обсуждали. Сначала Алису просто не заметили. И только когда она громко поздоровалась со всеми, мужчина лет сорока, обратил внимание на её присутствие:
- А! Это Вы – наш новый сотрудник?
- Да, – робко ответила девушка.
- У меня сразу есть для Вас задание.

Алиса была немного сконфужена тем, что всё началось мгновенно с порога. Но поскольку она молчала, мужчина продолжал:
- Я Ваш непосредственный начальник, – представился он, назвав своё имя. – А это, – он указал на стол у окна, – Ваше рабочее место. Дима Вам поможет войти в курс дела и пояснит, если что будет непонятно. А теперь по сути задания…

Шеф рассказал, что нужно сделать, и вместе с остальными вышел.


***
Был летний звёздный вечер. Среди мириад ярких звёзд лодочкой медленно плыл белый месяц, наблюдая за прохожими. Пешеходную улицу украшали лепные фасады старинных зданий, освещал свет фигурных фонарей и цветных гирлянд из лампочек на витринах магазинов и кафе. Лёгкий ветерок чуть трогал тонкие ветви, шелестел листвой деревьев. Игривая вуаль теней чуть скрывала страстные взгляды влюблённых, предавая большее значение робким прикосновениям, отодвигая на задний план смысл умных слов, которыми они пытались удивлять друг друга.

Свет фонаря на миг выхватил из тени лицо Глеба. И увидев его в искажении световых радуг сквозь крону клёна, Алиса внезапно замолчала. Мысленно она очутилась на работе. А перед её внутренним взором оказалось лицо Димы. Вернее, его глаза, спокойно глядящие прямо в душу. Странным образом сейчас девушку смутил его взгляд. И это был первый раз за весь вечер, когда она вспомнила о работе. До этого Алиса хорошо проводила время с Глебом. Они сходили в клуб, потанцевали, после посидели в тихой кафешке. Теперь парень провожал девушку домой, развлекая какими-то анекдотами. Алиса, конечно, рассказала ему в двух словах о первом рабочем дне, о коллеге Диме – бывшем соученике по школе. Упомянула, что ей было любопытно увидеть, как он с тех пор изменился и повзрослел, хоть и внешние перемены она сочла незначительными. О чём она промолчала, так это о том, что… Такое было неожиданностью даже для неё самой: рядом с Димой Алиса чувствовала себя настоящей леди, ей было легко, можно было не задумываться о мелочах и быть собой. И это состояние внутренней свободы очень хотелось ощущать постоянно.

С Глебом Алисе было хорошо. Но иногда девушке хотелось отдохнуть от этого поклонника. Временами возникало такое состояние, как бывает, если стоишь под каменной глыбой, нависшей над головой. Это было не в тягость, но именно сейчас ощущалось особенно остро. При этой мысли парень положил руку на плечо любимой. В этом жесте Алиса вдруг узрела проявление его властности над собой. Хотя раньше, она вообще и подумать не могла, что такое может иметь место в их отношениях. Теперь это воспринималось, как нечто невыносимое. В ней что-то вскипало. В конце концов, любила она совершенно другого человека. Глупо было бы продолжать отношения мало того, что с нелюбимым, так ещё и с тем, в ком что-то не устраивает.

Она мягко отстранила руку Глеба. А он, поняв это по-своему, сильно прижал Алису к себе. Потом улыбнулся и спросил:
- Может, ко мне? Ты же, вроде, завтра выходная?

Увидев его возбуждённо-весёлый взгляд, Алиса уняла своё неожиданное раздражение. Однако этот вечер для неё был исчерпан точно.

- Лучше по домам, – спокойно ответила она. – Выспаться хочу. Я теперь рабочий человек. Понимать надо! – уже весело подмигнула она.

Он попытался поцеловать её в губы, но она подставила щёку.
- Так неинтересно, – пробормотал он обидчиво.

Но Алиса, высвободившись из его объятий, быстро сменила тему и указала рукой в небо:
- Смотри, какие звёзды! Романтика! Ты бы стихи какие прочитал для разнообразия что ли! – поддела она Глеба, не особо жаловавшего поэзию.

И ловко запрыгнула в двери отъезжавшего трамвая.

Парень так и остался стоять в растерянности с глупой улыбкой.

Дома, засыпая под одеялом, Алиса уже знала, как именно поговорить со своим начальником, чтобы в нужный день уйти с работы раньше на часок. Радость предвкушения встречи с желанным мужчиной переполняла душу девушки. И почему-то очень хотелось на работу.


***
Время… Очень интересное явление. Иногда проходят годы, а, кажется, что жизнь стоит на месте. События повторяются изо дня в день. К человеку, что с тобой рядом, привыкаешь настолько, что воспринимаешь его, как пейзаж за окном – просто трудно вообразить, что там абсолютно ничего нет. А бывает так, что в один миг всё, что казалось самым важным в жизни, полностью теряет смысл. Возникает нечто, удерживающее внимание в точке настоящего момента и в этой конкретной реальности. И уже не получается думать о том, что тревожило душу ещё полчаса назад, затягивая паутинными нитями памяти в былые дни.

Прошло около двух недель с того дня, как Алиса устроилась на работу. Она по-прежнему встречалась с Глебом. Но видеться они стали гораздо реже. Теперь девушка приходила домой поздно по причине увеличения загруженности. И у неё уже не оставалось ни сил, ни желания куда-либо идти. А по выходным стала ездить с мамой и подругой Машей в село к бабушке. Там, гуляя в огромном заброшенном колхозном саду, Алиса всё также обдумывала вожделенную встречу с Сашей, когда он выйдет из своего слегка затянувшегося отпуска. Но… с Машей говорила чаще о работе и напарнике Диме.

Романтическое настроение подругам создавали их мечты и летняя природа. Из зарослей дурманящей цветущей бузины доносились трели птичек, в высоких травах трещали кузнечики. Ветер звенел серебряной листвой одиноко стоящих высоких тополей, волнами гулял в золотых колосьях поспевающей пшеницы, превращая поле в колышущуюся гладь дивного рыжего моря. От этого Алисе ещё сильнее хотелось увидеть Сашу; и предстоящие дни, может недели казались неимоверно долгими. У Маши про него новостей тоже не было. Однако Алису перестали беспокоить всяческие сомнения, что из её затеи может совсем ничего не получиться. Что-то переменилось в ней самой.

А ещё Алиса часто замечала, что, когда она на работе – вот как сейчас – сидит за письменным столом, сосредоточившись над бумагами, то в какой-то момент исподволь глаза начинают искать что-то. Девушке казалось, будто какая-то важная деталь ускользнула от неё.

Взгляд Алисы остановился на лице сидевшего рядом Димы. Он был погружён в свою работу и сосредоточенно изучал бумаги. Это был молодой худощавый мужчина двадцати лет, ровесник Алисы, выше её примерно на голову. Стильно остриженные пышные чёрные волосы контрастировали с бледной кожей. На высокий лоб мягко ниспадала волнистая чёлка. Чёрные густые брови и длинные ресницы как нельзя лучше подчёркивали бездонность больших голубовато-серых глаз. У Димы были мужественные, приятные и по-детски нежные черты лица, прямой широкий нос, крепкий подбородок, широкие губы очень правильной и красивой формы, длинная сильная шея, плечи крепкие, чуть ссутуленные, осанка прямая, фигура пропорциональная и притягательная.

Взгляд Алисы задумчиво скользнул по его красивому профилю, мужественным плечам, мускулистым рукам, лежавшим на столе, и остановился, рассматривая пальцы. Помедлив, кисть его руки плавно и быстро задвигалась вместе с пальцами, аккуратно державшими тонкую шариковую ручку. Что-то не давало оторвать взгляд от этого зрелища. Нечто завораживающее было в таком простом и повседневном действии; веяло приятным теплом. Рука писала, приостанавливалась, продолжала, ложилась на стол, словно задумавшись. Потом вдруг подлетела вверх. За ней следовал взгляд Алисы. Пальцы коснулись щеки, и едва девушка уловила трепет чёрного бархата ресниц, Дима вдруг повернул голову к ней. Его слова прозвучали, как гром, резко выведя коллегу из эстетического транса:

- Алиса, дай мне, пожалуйста, тот список, что мы вчера составили.

- Сейчас, – тихо и немного растерянно кивнула она и стала искать на столе нужную папку.

Этот секундный взгляд и мягкий свет огромных глаз привели девушку в лёгкое замешательство. Алиса и раньше могла вот так сидеть и наблюдать за своим сотрудником. Но никогда прежде мужчина не заставал её врасплох за этим занятием. Впрочем, она и сама делала это безотчётно. Сейчас, найдя список, девушка осознавала, что ей будет трудно вновь столкнуться со взглядом Димы. И это её смущало. Однако коллегу больше занимала в этот момент папка. И Алиса облегчённо выдохнула, когда он, не взглянув на неё, погрузился в работу со списком, буркнув под нос:
- Спасибо.

Алиса уже тоже занялась своими обязанностями и больше не рассматривала мужчину. Но чисто физически всё же ощущала желание, сосредоточенное в шее, повернуть голову в сторону сотрудника.



Глава 4. Визит к нему.

В полдень Алиса вышла из дверей своей конторы и быстро отправилась по заданию начальника утвердить макет у клиента. Рядом с тем местом, куда она направлялась, находился и офис, где работал Саша. Конечно, девушка намеривалась заглянуть и к нему - из отпуска он уже точно должен был вернуться. Нет, она не шла. Она неслась, летела. Сердце вырывалось из груди и стрижом стремилось сквозь разгулявшийся ветер к возлюбленному. А на небе собирались тучи.


***
Встреча с клиентом прошла удачно и быстро. Поэтому девушка вполне могла бы успеть вернуться к себе в офис ещё до начала обеденного перерыва. Правда, в её планах был и другой пункт.

Но, когда она вышла на улицу, хлынул дождь. И Алиса едва успела заскочить под козырёк здания, где работал Саша. Буквально за минуты две с небес на землю обрушилось столько воды, что дороги и кое-где тротуары превратились в реки, и весь транспорт намертво встал, как корабль на якорь. Ясное дело, что девушка была вынуждена пережидать это буйство стихии тут. Она позвонила напарнику, сообщив, о подписанном макете. Дима строго настрого приказал сотруднице где-то переждать дождь, чтобы та не простыла. Тем более, близился обед. Поэтому Алиса без зазрения совести вошла в холл учреждения. Где-то здесь должен быть он, её возлюбленный. От предвкушения совсем скорой встречи с желанным мужчиной девушка почувствовала сладостный прилив возбуждения, электричеством прошедший по всему телу. Дама на ресепшене подсказала, в каком кабинете найти Александра.

Идя по коридору, где изредка быстро проскальзывали какие-то деловые люди, Алиса еле дышала. Она ощущала странную слабость в ногах и дрожь во всём теле; кровь стучала в висках. Казалось, что, когда Саша лишь взглянет на неё, то она тут же рухнет без сознания. В ней боролось что-то. Однако решение было принято. И девушка сейчас этому следовала, словно раскручивавшаяся пружина в спусковом механизме после нажатия на курок.

Дверь в заветный кабинет была отворена настежь. Мужчина сидел за столом. Такой спокойный и свой. Переводя дух, Алиса неимоверным усилием воли взяла себя в руки, немного приглушив жар эмоций.

- Можно? – спросила она и тихонько постучала кулачком об косяк, смущённо улыбаясь.

Увидев её, Саша радостно вышел навстречу. Девушка стояла в пороге, чуть пряча горящий взгляд и мысленными уговорами пытаясь унять сильно заметное частое дыхание.

- Привет! Проходи, Алиса! – мужчина взял её под локоть и проводил к мягкому дивану. – Я так рад тебя видеть! – сказал он, запирая дверь кабинета на защёлку. И тут же пояснил это действие: – У меня обед скоро. Имею право, – он хитро подмигнул. – А мы с тобой пока посидим и чайку попьём, – включил электрочайник на тумбочке и бросил в чашки пакетики с заваркой. - Рассказывай, как ты здесь? Дождь не успел тебя сильно намочить?

- Я тут случайно, – ответила Алиса, буквально млея от его белоснежной улыбки. – Я же на работу устроилась… - она, запинаясь, в двух словах рассказала про свою фирму и о том, что была тут рядом по делу. – Дождь мне спутал все планы! А поскольку я уже здесь, то и решила проведать старого знакомого.

- И то верно! Не стоять же на холоде под козырьком, – усмехнулся Саша.

Сегодня мужчина был в обычном сером костюме, однако это никак не влияло на его «…неотразимость» - именно это слово промелькнуло на заднем плане сознания девушки. Белый воротничок рубашки резко оттенял загорелую крепкую шею. Расстёгнутый ворот немножко оголял ключицы. Это влекло так, что Алиса инстинктивно чуть впилась пальцами в кожаную обшивку дивана. Она горящими глазами смотрела на стоявшего почти перед ней мужчину. Он понял этот взгляд, заметив усиливающееся возбуждение по её часто и так соблазнительно вздымающейся груди и предательски раздувающимся ноздрям. Но закипевший чайник отвлёк.

- А ты как? – заполняя неловкую паузу, спросила Алиса.

- Нормально, – кивнул Саша и подсел на диван к своей гостье, поставив рядом на столик чашки с чаем. – Вкусный у нас чаёк, горячий! – он передвинул поближе вазочку – И печенюшки вот есть, – мужчина заботливо и как-то лукаво посмотрел на Алису. - Ты не мокрая?

- Не успела… - тихо ответила девушка, краснея и слегка отстраняясь от его …шального взгляда. Нестерпимое желание близости разливалось жаром и тягостным томлением внизу живота.

Точно понимая её состояние, он хмыкнул и придвинулся к ней вплотную:

- Ты уверена? – переспросил Саша, кладя руку на спинку дивана над её плечами.
Они оба засмеялись. Алиса по привычке воспитанного человека пыталась съехать с этой …непристойной колеи:

- Я успела вскочить в здание до первых капель… дождя!

Она всё больше краснела от нарастающего до предела возбуждения, а он продолжал загадочно улыбаться. И тут Алиса почувствовала его прикосновение на своём плече. Другую руку он положил на её колено, выглянувшее из-под короткой юбки. Его лицо оказалось прямо перед ней. Горячее дыхание и прикосновение губ… Алиса не могла сопротивляться, да и не хотела. Она также страстно впивалась в его губы, крепко обняв его за шею. Он прижался к ней всем телом, она инстинктивно стала стягивать с него пиджак… Страсть захлёстывала с головой; шум дождя заглушал звуки внешнего мира и голос разума. Она почувствовала его пальцы у себя под трусиками и безвольно подчинилась своей природе…

Подтянутая до подбородка кофточка вместе с бюстгальтером, задранная юбка, смещённые стринги, оголяющие всё… Сброшенный пиджак, расстёгнутая рубашка, приспущенные брюки… Бешенные жёсткие ласки, безжалостные поцелуи… укусы… Неудобный диван… Продолжительный первый акт, отчаянный второй, третий - на твёрдом скользком столе, как в пошлом фильме. Потом на этом чёртовом стуле, который всё время отъезжал куда-то и норовил сломаться… Стоя, прижав её грудью к стене…И всё резко, сильно, почти больно… До слёз, но беззвучно – частое придыхание, сдавленные стоны… Резкие запахи парфюма и физиологии, мокрые звуки… Хорошо, что дождь…


***
Они оделись быстро, молча, странно поглядывая друг на друга и на часы на стене. Он завернул в лист принтерной бумаги использованный презерватив и упаковку от него. Тщательно смял и бросил в корзину для мусора в углу кабинета.
Дождь уже заканчивался. Алиса поправляла причёску у зеркала. Саша, стоя у окна, как бы задумчиво сказал:
- Не пойму, пустили уже транспорт или нет.

Алиса повела плечами, посмотрела на него, что-то разглядывающего в окне.
- Если дождя нет, можно и пешком, – тихо сказала она.

- А до твоего офиса далеко? – поинтересовался он совершенно ровным тоном.

- Две остановки, – и Алисе почему-то захотелось вылететь из этого кабинета пулей.

Она повернулась к двери, собираясь открыть защёлку. Но тут Саша быстро подскочил к ней и, обняв сзади за плечи, стал вновь целовать её шею, щёки… Она отстранилась и уже улыбаясь, сказала:
- Ну всё, хватит на сегодня.

- Если только на сегодня, – довольно проговорил Саша, не выпуская девушку из объятий.

В её груди вновь разлился жар от искорки надежды на продолжение. Но Алиса так и не выяснила до сих пор интересующий её вопрос. Хоть эта мысль и не покидала, но именно сейчас резко уколола сердце.

- То есть, у нас есть и «завтра»? – робко произнесла девушка.
- Хм… А куда оно денется? – улыбался Саша.
- Помнится мне, ты женат, вроде? – наконец-то произнесла ключевые слова Алиса.

Мужчина тут же отстранился от неё и снова отошёл к окну. Помедлив, обернулся и, глядя в стену, сказал:
- Это… не преграда, – он немного замялся. – Я давно не люблю её. Она это знает, – он помолчал. – Ты думаешь, для меня это всё ничего не значит? Я… – он развёл руками, – Ты же пришла ко мне. Я всегда знал, что это будет. Нас с первых минут тянуло друг к другу, с того вечера. И ты пришла, – он улыбнулся.

- Потому что… - Алиса почему-то не смогла сказать главное слово.

- Пришла, потому что хотела. Мы оба это давно знаем, – в его глазах мелькнуло самодовольство. – И придёшь снова.

Она молчала. Потом, помедлив, сказала:
- Хотела… - резко отвернулась, быстро открыла защёлку, дверь и вышла.

Вслед ей уходящей донеслось насмешливое:
- Придёшь обязательно!


***
На автопилоте Алиса добралась обратно до своей работы. Пришлось несколько кварталов всё же пройти пешком, и девушка прилично намокла и замёрзла. Но она как будто хотела чувствовать этот холод. Это помогало держаться, чтобы не расплакаться.

Видя, что Алиса таки промокла и, кроме того, находится в каком-то странном состоянии, Дима попытался расспросить сотрудницу о том, что произошло. Но вместо ответа она разрыдалась. Мужчину это напугало. Он хотел было обнять её, пытаясь успокоить и согреть. Но Алиса с силой отстранила его от себя. И только выпив пару глотков горячего чая, успокоилась. Дима сильно переживал за сотрудницу, понимая, что на ровном месте не станешь обливаться слезами. Но помочь толком ничем не мог. Выяснять же что-либо в наглую посчитал недопустимым. А увидев, что Алису начинает познабливать, отправил её домой, вызвав такси вопреки всем её возражениям. Заставил пообещать, что она перезвонит, когда доберётся. А когда девушка выходила из машины у своего подъезда, водитель не взял денег, сказав, что всё оплачено парнем, проводившим её.

Дома Алиса первым делом, пока никого не было, приняла горячий душ. Не столько ради того, чтоб согреться, сколько для того, чтоб смыть с себя этот день…. Эти прикосновения, поцелуи… Всё то, что прежде ей казалось настолько ценным, что она была готова соскоблить и сохранить в кунст-камере, как ценный артефакт, слой кожи с ладошки или со щеки, к которой прикасался Саша (когда они прежде здоровались за руку или прощались поцелуями в щёку). А к приходу родителей девушка уже лежала, скрутившись калачиком под двумя одеялами с кашлем и повышенной температурой.


Глава 5. Бывает.
В выходной пришла Маша проведать заболевшую, но уже выздоравливающую подругу. Её приятно удивило, что Алиса буквально за три дня практически поправилась. Температуры не было, кашель был уже мокрый, что говорило о последней фазе простуды.

- Рассказывай, кто это у тебя такой хороший лекарь? – шутила девушка – Глеб наверно тут с вечера пятницы сидел? – она заговорчески подмигнула – Он здесь?

Алиса отрицательно покачала головой:
- Нет. Я ему запретила приходить, чтоб не заразился, – она нахмурилась – И вообще…. – замялась подруга. – Я сказала, что хочу с ним расстаться.

- Ты чего это?! – воскликнула Маша и спросила, понизив голос. – Он изменяет тебе что ли?

«Я ему» - чуть не ответила девушка. Сама грустно вздохнула.

- Ну не могу я больше… - пояснила она. – Не люблю я его, – она замолчала, глядя в сторону.

- Ты что, с …этим твоим виделась?! – догадалась Маша.

Алиса, конечно, не собиралась ничего рассказывать подруге. Да и ей самой хотелось вообще всё забыть, вычеркнуть, словно этого ничего никогда не было.

- Нет, – шаря глазами по полу, ответила она. - Но там всё без изменений.

Она замялась, увидев удивление Маши. И поняла, что придётся хоть что-то сказать по этой теме, чтобы та не лезла с расспросами дальше.

– В общем, сорока на хвосте принесла, что он по-прежнему живёт с женой… – Алису злило это вынужденное пояснение и злили сами мысли о Саше.

– Да козёл он! – резко сказала она. – Ходит регулярно «налево» с разными …девушками, – она махнула рукой. – Всё, короче! Замяли и забыли… навсегда.

- Ты же его так любила, – растерянно произнесла Маша. – А теперь как?

- Никак! – уже с каким-то облегчением ответила Алиса и надолго замолчала.

- Пойду-ка, сделаю нам чайку, – сказала Маша, видя отстранённость подруги, и вышла на кухню.

Алиса осталась сидеть в кресле, закутанная в плед. Она сама удивлялась тому, что ей действительно почти всё равно. Она уже не чувствовала ни обиды, ни злости. Да, противно было на душе при воспоминании о том, как Саша стоял у окна и ждал, чтобы скорее закончился дождь, и Алиса смогла уже уйти. Больно от его наглой уверенности в том, что она вернётся. Но…. Она же действительно хотела того, что произошло там, в кабинете. И именно за этим туда ходила! «Как же он был прав…» - тяжело вздыхая, осознавала Алиса.

Но с другой стороны, девушка теперь понимала, что этот мужчина был как запретный плод. Спелые бока манили сочной сладостью, пробуждая дикое желание впиться в эту упругую мякоть. И она вкусила сей блаженный «фрукт», удовлетворив свою страсть и насытившись вволю. Правда, никто не предупредил, что внутри мало того, что есть косточка, которой Алиса «подавилась», - так ещё и сердцевина горькая и подгнившая…. Заесть бы эту горечь чем-то…. Забыть, оставив в памяти лишь то приятное, что он всё же дал ей.

В голове Алисы что-то переключилось. «А действительно – подумала она – что собственно такое произошло?» Это был дерзкий, шальной поступок! Ведь она – такая робкая и правильная – сама пошла к нему! Не просто к тому, кого… жаждала. Нет! К женатому мужчине! Вот так вот просто сделала с ним всё, что хотела…. Развернулась и ушла, отказав фактически во всех последующих свиданиях! А он…. Он теперь будет вспоминать её и… вожделеть снова! Будет! В этом она не сомневалась. И именно потому, что она больше не придёт. Никогда! Любила она его? Сейчас девушка понимала, что любовь – это что-то совсем другое. И ничего подобного в чувствах к Саше не было. Да, он «племенной жеребец», красивый, мощный. И всё! Это был просто акт удовлетворения собственной природы. Природы самки. И не более! Девушка понимала, насколько это не вписывается в её моральные устои. Но…. Именно от этого почему-то почувствовала сейчас дикое ликование! Печать табу была сорвана, а жажда утолена. …И интерес к некогда страстно манящему объекту утрачен. Человек в особи важнее самца. А там этого главного не наблюдалось….

Алисе вдруг по-настоящему стало легко. Она лишилась этого бредового тягучего вожделения. Это было главное. И поставила жирную точку.

***
Маша вернулась в комнату с подносом с чашками чая и блюдцем с пирожными. Усаживаясь в кресло у столика, заметила, что у подруги кардинально поменялось настроение. Она сказала радостно:
- Вижу, ты повеселела. Это хорошо.

- А чего грустить? Вон Димка вчера забегал, – улыбнулась Алиса – Говорит, что на работе ему без меня трудно и скучно. Фруктов принёс, кстати, – она указала рукой на вазу на тумбочке с апельсинами и бананами, – Угощайся!

Девушка почувствовала мягкое тепло при мысли о сотруднике, который просидел вчера здесь почти весь день, потратив свой выходной. Дима пришёл вопреки запретам сотрудницы, не боясь заразиться. Сомневающихся родителей Алисы он отправил на дачу, пообещав позаботиться об их чаде. Мужчина принёс не только фрукты, но и куриные окорочка. Включил телевизор и поставил на дивиди-плеере диск с интересным фильмом, также принесенный с собой. «Это кино мне всегда поднимает настроение. Вот смотри и не скучай! Я на кухню» - сказал он. А через час уже сидел рядом и кормил девушку собственноручно приготовленным бульоном.

- Что происходит?! – оживилась подруга, очищая банан. – У меня такое ощущение, что я полжизни пропустила! – восклицала Маша.

- Да ничего сверхъестественного! – посмеиваясь, ответила Алиса. – Просто продолжаю жить дальше, – она сладко потянулась, – И делаю, что хочу! – глаза снова светились. – А больше всего хочу, чтобы был дождь, ливень!

Алиса вспомнила, как Дима пытался её обнять в тот день, чтобы согреть. И почувствовала вновь тепло и заботу этого человека. Взгляд её загорелся восхищением и тихой радостью: «Хорошо, что он такой есть».

- Вон тучи собираются, - указала рукой в окно Маша и укоризненно покачала головой.

- Ура!!! – захлопала в ладоши Алиса.
Подружки разразились радостным смехом.


***
В понедельник утром Алиса шла по мокрому тротуару в лучах ласкового солнышка. Настроение было превосходным. Лёгкий приятный ветерок развевал её пышные волосы, играл в складках короткого платьица и развлекал шумом листвы. Асфальт блестел под ногами. Небо менялось каждый миг. Облака неслись куда-то вдаль, будто порванные кружева. Девушка спешила. Ей хотелось скорее прийти на работу в свой первый день после больничного.

А когда Алиса вошла в кабинет, Дима радостно встретил её заботливыми вопросами про здоровье и восхищёнными комплиментами. Эта встреча оказалась самой приятной и по-настоящему желанной за пару последних недель.


1998 год – написание, июнь – 05 июля 2018 –
набор текста и окончательная редакция.
--------------------------------------------
Редактор Нефер Митанни.


Рецензии