Ёжик и кукурузники - окончание

     Начало в http://www.proza.ru/2018/07/21/1083

     Так и потянулись командировочные дни: жара, работа, виноград. Впрочем, с жарой Шурик почти не сталкивался. С помощью Николая удалось отыскать еще одного своего друга, с которым не только жил в одной секции, а еще и учился в одной группе. Вадик объявился быстро, и с момента их встречи жизнь у Шурика стала почти санаторной. В гостинице Шурик, кроме последней ночи перед отлетом домой, больше не ночевал.

    Вадим со всем своим кавказским гостеприимством принял Шурика у себя дома. Как родного. Да и днем они проводили немало времени, раскатывая по Ташкенту и окрестностям, встречаясь с его друзьями, попутно посещая кафешки, и все в разговорах, разговорах... За время, проведенное с Вадиком вместе, Шурик лично убедился, что Ташкент действительно «город хлебный».

    - «Эх, какая жалость, что так нас разбросало по громадной стране!.. За шесть институтских лет мы настолько прикипели друг к другу, что к другим особо и не тянет…», - размышлял с грустью Шурик.

    Но не стоит драматизировать ситуацию с подобными мыслями у молодого человека. Они если и появляются, то совсем ненадолго. Именно потому, что у молодого человека не могут такие мысли прочно задерживаться. На то он и молодой.

    А что же в аэропорту? Регламенты постепенно выполнялись, виноград с лозы также постепенно исчезал, что вызвало у местных некоторое замешательство. Они себе и представить не могли, что гости так сноровисто обчистят виноградник. Как оказалось, местные технари тоже имели на него виды, но поздно хватились. Очень поздно...

    Одно успокаивало местных: у них на базе еще оставался несорванным поздний виноград, потому как просто-напросто не созрел. Потому-то его не тронули загребущие ручки украинских командировочных. И командировка у них подходила к концу, что тоже радовало аборигенов.

     Да, а что же это ничего нет про ёжика, про которого в заголовке отметили? Причем здесь ёжик??

    А вот причем. Дошло время и до ёжика.

    Все пришлые самолеты, что прилетели в Узбекистан, располагались на грунтовой стоянке. Ну, не хватило для гостей стоянок с твердым покрытием. В принципе, страшного в этом ничего не было, поскольку дождей в Ташкенте в августе-сентябре практически не бывает, а местный грунт, прокаленный среднеазиатским солнцем, по твердости нисколько не уступал асфальту или бетону.

    Вокруг стоянок располагалась чахлая и сухая растительность, в том числе и всевозможные колючки. Там и сям виднелись чьи-то норки, но зоологов среди авиаторов не было, поэтому на норки, как говорится, ноль внимания. Тем более что из этих норок никто и носа не казал.

    Техник Валера, который ковырялся на двигателе, сливал отработанное масло из маслобака в рабочее ведро. Вообще-то, для этих целей вызывался специальный автомобиль-бочка для сбора отработанных технических жидкостей и масел. Так его же ждать надо…

    И вот Валера, привыкший работать в полевых условиях, никому не говоря ни слова, украдкой отошел от самолета и вылил масло в одну из безымянных норок. Никто бы этого и не заметил, как вдруг…

    - Боже мой! Что это? – завопил вдруг бригадир Миша.

    Из норки прямо на самолет бесстрашно перло облепленное черным маслом маленькое существо с оттопыренными большими ушками! Ясно, что хозяином безымянной норки был именно этот несчастный зверек. Масло залепило ему глаза, и оттого он так опрометчиво летел на всех парах к людям. «Куда глаза не глядят».

    - Валера, ну какого хрена ты масло туда вылил?? – заорал Шурик, - Тебе было трудно маслослив дождаться?
    - Да я… - мычал виновато Валера, но его никто не слушал. Все ждали, что зверек будет делать. Ведь жалко его было!..

    Между тем, существо яростно сражалось за свою жизнь. Оно терлось о колючки, о травинки, тем самым сдирая с себя налет моторного масла. Наконец, оно обтерлось до того состояния, что всем стало понятно, что это ёжик. Ушастый пустынный ёж!
    Техники пытались прутиками и сухими стеблями убрать с него масло, но не очень-то и получалось. Как бы ему помочь?? Ну, не в бензине же его мыть!!!..

    Ёжик, однако, боролся самостоятельно и был само упорство. Когда он вдруг дотерся до того, что смог продрать глаза и увидеть, кто стоит вокруг него, то, мне думается, получил еще один шок.

    - «Враги!» - скорее всего подумал он, и был бы прав, поскольку по-другому думать о существах, которые вылили на него не одно ведро отработанного масла, было нельзя.

    Озаренный этой догадкой, ёжик развернулся на сто восемьдесят градусов и бросился улепетывать к ближайшей норке. Еще мгновение – и он исчез.

    Народ, возбужденный этой историей, отойдя в сторонку, обсуждал незадачливого Валеру и несчастного ёжика. Трудно сказать, выжил ли бедняга после этого или нет, но тут уже ничего не исправить. Шурик на правах начальника еще раз обматерил нарушителя экологии, да и разошлись по своим местам. История стала «историей».

    Но подобные случаи были не редкость в сельхоз авиации. Происшествие с ежиком это еще цветочки по сравнению с тем, что творилось в той же Средней Азии и Казахстане, когда слетались туда со всей страны для каких-то работ сотни самолетов Ан-2.

    Кто-то же еще помнит рассказы о приписках и злоупотреблениях в советский период? Я, конечно же, не рассказываю об этом, как о прижившейся повсюду практике, и не позиционирую себя, как правдолюбца и обличителя. Уверен, где-то работали и честно. Но случались такие печальные истории, какие из-за их фантастической несуразности ты себе не мог даже вообразить!..

    Ну, например. Договорился агроном с экипажем, что не нужно ему делать, предположим,  подкормку удобрениями с воздуха. Нет острой необходимости. Ведь агроном на месте лучше знает, что ему делать. Но партия ведь приказала! И средства выделены.
    С деньгами-то понятно – по карманам и все довольны. А что с бензином делать?? Его ведь привезли в нужном количестве. Ладно, когда вопрос стоит о паре тонн: их можно было по канистрам разобрать или даже продать за копейки кому-нибудь. Хотя в те времена бензин и на заправках стоил копейки... Одна радость – пусть почти задаром, но кому-то на пользу пойдет. А если бензина пять, или даже десять тонн выписано, что тогда?!

    А тогда на помощь приходят друзья суслики. Вернее, их норки. Шланг от бензовоза вставляется в норку пошире, включается насос и ... И ушел бензин туда, откуда пришел. Понятно, что под покровом ночи. А также подальше от людских глаз. Как по мне, лучше бы его украли и выездили на своих или общественных авто...
    Грустные истории. Расскажи кому-нибудь из дальнего зарубежья – не поверят. Скажут – фантасмагория. И, по сути, будут правы.

    Собственно, приключением с ежиком для Шурика закончилась и командировка. Самолеты были все обслужены, документы подписаны, формуляры заполнены. Вызывай экипажи, и полетели дальше.

    Последний вечер в Ташкенте они с Вадиком провели за столом в теплой беседе, да и расстались на долгое время. Но мы же уже говорили – молодежь тем и сильна, что долго не грустит при расставаниях. Столько еще у нее впереди!..

    Вот в Ташкент судьба Шурика больше не забрасывала. Как и в Среднюю Азию тоже. Ёжик стал последним веселым эпизодом из восточной жизни, с которой Шурик распрощался навсегда.
    
   
   


Рецензии
Саша, удивительно схожи психология и порой даже судьбы механиков! В известном смысле они - народ вполне самостоятельный, самодостаточный и даже независимый - во всяком случае - от заказчика, который, мягко говоря, мало соображает в их ремесле!
Механики знают, что судить об их работе все равно будут по тому, насколько надежно служит промасленное "железо", за которым им поручено следить.

Владимир Микин   04.11.2018 21:52     Заявить о нарушении
Я обычно говорю, что любой механик - он и в Африке механик. В том смысле, что у них у всех работа трудная, скрупулезная и занимает много времени. Причем, будь ты авиационный или морской механик, или железнодорожный, или автомобильный. А еще есть турбинисты всевозможные... Вы меня понимаете! Благодарю!

Александр Алексеенко 2   05.11.2018 12:51   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.