Моя любовь покамест не угасла

Моя любовь покамест не угасла…
В моей душе она пока живет.
В ее душе она уже погасла,
Огонь – во мне, в ее же, – синий лед.
Угаснет ли она? Пусть раненая птица,
Пред тем, как пасть на землю, взмоет ввысь…
Она была верна, моя Царица,
Но в образе ее, не разгадал я смысл.
Пусть пролетит, предчувствуя падение,
Пусть поворот судьбы ее направит вниз…
О чем имел я раньше представление,
Падет тут с ней, - останется лишь жизнь.
Останется чудесная разлука,
И то, родное, что могу обнять.
И если жить вдали! -  пусть покорится мука!
Родное то, чего нельзя отнять.

Но вот летит, Великая орлица,
Моя любовь в тернистый ее путь…
И вижу я, как бродит внизу львица,
Ее нельзя задобрить, обмануть.
Со временем в сплочённости, в дорогу
Шагает поступью и тяжек ее шаг.
Я же взываю к ней: благой будь понемногу,
Ведь эта птица, вовсе не твой враг!
При  свете дня вся львица та искрится, 
Вся в золоте могучая она,-
«Твоей любви не в силе возродиться,
Твоя любовь давно обречена»,-
И после этих слов, вдруг запрокинув хищно
Лохматую звериную главу,
Широко пасть раскроет, необычно,
И побежит рысцой, но глядя в синеву.
Моя любовь, Моя душа, Орлица,
Лети же вдаль, лети же в пустоту!
Не вниз стремись! Там, в поднебесной, - львица,
Она тебя поймает налету!
И словно голос мой, услышав, голубица
С тоской великой глянет на меня.
Такую боль увижу я в глазницах,
Чей свет сравним с сиянием янтаря!
«Родной, я не могу остаться,
Лететь, парить не в силах больше я,
И как бы не могла стараться,
Не избежать разлуки, как огня!
Куда бы ни направилась, то львица
Отчаянно и верно следом тут 
Последует за мной, как вереница,
Ее существование в том и труд.
Но ты доверься мне, я видела в истоках
Души твоей, как предан человек!
И как любил при жизни ты, и в строках,
И мог любить отпущенный свой век.
Но я питаюсь тем, что мне ведомо,
Блаженное мне в общности дают,
Тогда живу по вечным я законам,
И даже львы мне почесть отдают.
Останусь - знай, большое горе,
Страдание, муки бросятся на грудь.
Глаза гладят холодные - во взоре,
Не сможешь ты, как следует вдохнуть.
И мне беда, терзая человека,
Тебя родного, буду я одна,
Когда тебе отпущено полвека,
Когда есть ты и я, - но не она. 
Но слушать полностью не должен ты той львицы,
Ее слова не главное дают:
Была и есть я верная Царица,
Была и есть, и после воспарю!
Возьми перо мое, я сброшу его наземь,
Частицу теплоты ты сохрани,
И помни, мир во истину прекрасен!
Еще прекрасней он, исполненный любви!
Не забывай о том, что я сказала,
И не терзай себя и не вини.
Была с тобой, и все я увидала -
Пусть свет тебя и свет ее хранит!»
И после слов, вдруг ринулась отважно,
Стремительно, отдав себя во власть
Той львицы хищной, что вдыхала жадно,
И чья коварно раскрывалась пасть.
Я тут упал.
Мне сердце словно сжало.
Как будто я сломался пополам…
Моей любви теперь уже не стало,
Осталась боль, неизгладимый шрам.
Я встал, добрел до озера угрюмый,
И видел как, умчалась львица вдаль.
Но взгляд у львицы очень был премудрый,
Я проводил ее, усевшись на причал.
И здесь, у края, я вгляделся в воду,
Увидел отражение свое,-
Царила ясная и свежая погода,-
И я подумал снова про нее…
Но без слезы, с которой было раньше,
Когда я мог в печали затонуть.
Как будто стал я нравственней и старше,
И мог сейчас на важное взглянуть.
Мое лицо не только повзрослело,
Морщин глубоких проявился круг.
Мне возвращаться больше не хотелось,
Прощай, мой друг, прощай мой милый друг!
Мне мужество оставь. Мне с ним в дорогу,
Идти мне с ним прекраснее всего!
Увидел я как рядом, неподалеку,
Сидел старик, ждал часа своего.
Я подошел к нему, он был в лохмотьях.
Но только взгляд его синее синевы
Спокоен был. Как будто бы поводья
Он натянул таинственнойсудьбы.
Я рядом сел. Он мудро улыбнулся,
И так сказал, - Приветствую тебя,
Хоть стар и беден я, но ты не отвернулся.
Болит душа, я чувствую, твоя. –

Моя душа болит.  Не зря,
Ты говоришь так, отче…все правдиво.
Сегодня приняла земля
Мою любовь. И это горько было.
В зубах ее, неся, укрылась львица.
Моя любовь сама ей отдалась,
Осталась лишь крупица,
И от нее она не отреклась.
Тут вытащил перо, и показал, лелея.
Вот разлука, воспоминания, боль,
Счастливые минуты.
И теплота, и нежность, и покой,
И слезы те, что стали помянуты…
Я успокоил сердце, мне не спиться
Уж много дней, ночей.
Боюсь, прикрою очи, мне присниться
Как снова я с любимой своей.
Сказал старик, - напрасно не печалься.
Ложись под деревом, поспи…
А после к свету возвращайся,
Исполненный любви!
Прикрыл глаза. Меня укрыл он пледом.
И долго я лежал, как будто в забытье
В тени дрожащей под бескрайним небом
На дорогой земле.


Рецензии