Ересиарх. Глава 1. Предчувствие опасности

Глава 1.

Предчувствие опасности.

Месяц, что минул с той поры, как алагарские авантюристы, купно с всегда беспокойными тусуйскими орками и фротонскими ведьмами, ставшими политическими беженками, отвоевали приличный кусок островного пляжа, миновал довольно спокойно. Но далеко не бесполезно.
Войска под командованием неугомонного герцога Лихтенгерского, что снова примерил на себя маску Уланда Шрама - интригана, не чурающегося драки - очистили остров практически полностью. Ведьмы, за этот, обещанный именно им кусок суши, азартно выжигали всех нечестивых приспешников "деревянного" бога, неожиданно оказавшись на стороне Светлых богов этого мира.
Признаться, Шрам оттенки небожителей распознавал не особо чётко, поэтому время на посещение любых храмов он в своей жизни потратил не особенно много. И никогда эта его особенность не доставляла ему никаких забот. И союзники и, что удивительно, враги, воспринимали безбожие герцога, как нечто естественное, нечто само собой разумеющееся. Но, сколь верёвочки не виться, а петля завяжется. Нашёлся-таки неприятель Уланда, который надумал использовать эту его черту, хотя, и не без собственного на неё взгляда.
Осматривая возводимые укрепления и пристань, человек, вознамерившийся возложить на свою главу королевский венец, был на удивление сосредоточен, не сказать - мрачен. Окружение, за его спиной тут же зашепталось: "Никак, беду почуял, раз ходит с такой физиономией, что грозовые тучи веселее". Было такое настроение герцога тем удивительнее, что никаких причин для такого его сплина, вроде бы не наблюдалось. Уж на что его ближайший друг и собутыльник Розовощёкий Пух, был дяденькой проницательным. А и то в догадках терялся, и уже пару дней присматривал для себя некую кривую кобылу, чтобы к приятелю на ней подъехать. И как всегда не присмотрел, а выбрав момент, задал, терзающий его душу вопрос - в лоб:
- Шрам... Шра-ам, чего такой смурной, когда все вокруг искренней радостью лучатся? Благо, поводов к тому хоть отбавляй?
Тут Розовощёкий не преувеличил: дела "Лихтенгерского и Ко" действительно обстояли недурно. Не без проблем, конечно. Но когда создание нового королевство проходило без сучка, без задоринки. Однако ж поводов для радости у мятежников и государственных преступников, коими своих бывших подданных считал алагарский правитель Кристофан 2, было куда больше, чем причин для огорчений.  Ну да, они сподобились нажить себе пару врагов, которые на пути к триумфу возникли совершенно случайно. Кто мог предположить, что на Жемчужных островах никому неподконтрольные маги-анархисты вздумали пробудить древнее божество? Они-то, бестолковые, за это поплатились; боженька проснулся в дурном расположении духа, и куролесить принялся, своих действий с недальновидными колдунами не согласуя. В результате, укрощать его пришлось алагарцам. Худо-бедно они с этой вводной справились. Полной победы одержать не удалось, всё-таки ни абы с кем ратоборствовали, - с богом, пусть и древним и не особо могучим, но вполне себе способным заткнуть за пояс парочку архидемонов.
Да и как с ним "бодаться" пришлось? Ведь ни один на один. Если бы... Стоило только Шраму в большую игру ввязаться, как тут же неприятели стали его стали множиться, как грибы после дождя. Тот же фротонский владетель Зимм, чего в дело ввязался? Да, понятно, что злобности собственного нрава. Но как же не вовремя эта его злобность стала именно на Уланда выплёскиваться.  И с Зиммом управились, нанеся его флоту чудовищное по силе поражение. Да, история тем, правда, не закончилась: наследник всего Фротона, недавно выбравшийся из пелёнок принц Прогли, оказался под опекой дядюшки Шрама. Хотя тот из кожи лез, чтобы вернуть дитятю законному родителю. Ан, не вышло. Боги надумали шуткануть. И шутка удалась. Теперь Прогли хвостом таскается либо за самим герцогом, либо за генералом Хряпом, ничуть не смущаясь страшной оркской мордой последнего.
- Не боишься? - как-то спросила его генеральша Папиллома.
- Боюсь, - ответил Прогли. - Да и фиг с ним, что боюсь, - добавило дитё, большую часть своей короткой жизни проведшее на конюшне, среди папиных кирасир, - зато у него драконы есть, и он меня к ним пускает.
Железная, несгибаемая логика будущего правителя. Да, и белоснежному шерстистому Космачу и мелкому соколиному дракону, за дурную привычку, получившему прозвище Поджигач, от, не знающего устали Прогли, тоже доставалось по полной.
Но разве всё это серьёзные поводы, чтобы повесить нос? А... ну да... У Шрама же ещё дочка влюбилась. Самое время, однако. И всё бы ничего, Ульшара девочка взрослая, но избранником её оказался принц Кристофан, родной сыночка теперешнего их главнейшего недруга. Это да. Это неприятность, под каким градусом её ни рассматривай. Но ведь тоже - не смертельная. Девахе замуж пора? Пора. Ей уже за тридцать. И пусть кровь дроу её сильно молодит, и, вероятно подарит сотню лет жизни, но всё-таки время пришло.  И Уланду, стоило бы с этим смириться.
- Ты из-за Ульшары и Кристофана что ли? - выдвинул "семейную" версию Пух.
На правах старинного друга ему позволялось многое.
- А?.. Что?.. - Шрам сбился с шага.
Они только что покинули пристань и шли не особо ровной дорогой по направлению к поселению. Да было на недавно захваченном острове уже и такое. Если дела пойдут успешно - к концу года и первый городок возникнет. Во всяком случае, Уланд на это надеялся  и прилагал к тому немалые усилия.
- Прости, я задумался.
- Может, того... - неуверенно заговорил гном, семенивший рядом. - Отложим экскурсию по местам боевой славы? А то - диво дивное, я за длинноногим Шрамом поспеваю и даже не упарился. Он ведь еле тащится. Когда такое с ним было?
Тут загомонила осмелевшая свита. Да, в этот раз рядом с уландом был только вечно ворчащий гном гений, скупердяй и романтик воздухоплавания Хугу и гигант, каких искать - только время попусту тратить, ибо таковых среди живущих людей разве с десяток наберётся - герцог Арнимейский, он же розовощёкий Пух. Все остальные - инженеры, офицеры и торговцы. В том, что здесь находились представители этого пронырливого и чуткого ко всякой коммерческой нестабильности племени, была огромная заслуга лично опального алагарского аристократа. "Тугие кошельки" веру в него не утратили. Что, если вдуматься, было сродни чуду. Поскольку трудно предположить, что до гильдии Банкиров и до Купеческого товарищества не дошли слухи о секвестрации алагарской Короной практически всех владений мятежного Шрама. А поди ж... вон за спиной толкутся. Впрочем, без них войны не выиграть.
- Господа, - обратился ко всем Шрам. - Господа негоцианты, - специально выделил он торговцев. - Прошу прощения, но я вынужден вас оставить. Однако, все встречи, что были сегодня, назначены мной будут проведены. Через час я буду в своём шатре. Честь имею.
Он коротко кивнул в знак прощания и сделал знак Пуху и Хугу следовать за собой.
На этот раз Уланд шёл быстро, длину шага своего не умеряя и через какое-то время, гном попросился на ручки к великану Розовощёкому.
- Лезь уже, кривоногий плюгавец, - нагнулся к нему Пух.
Хугу, увесистый коротыш, ловко взобрался великану на шею. Сказалась морская выучка. Да, колоритной личностью был пещерный аборишген, променявший родную подгорную тесноту и темень сначала на морские просторы, кои бороздил довольно долго под пиратским флагом, а после и вовсе воспарил в поднебесье, что твой дракон. Во всяком разе таковым он себя полагал.
- Не тряси, - ворчливо указал он ездовому герцогу. у меня очки на нос сползают.
- Наглец, - хохотнул Пух. - Наш человек.
- Я гном. Но - да, я - ваш. И вам с этим очень повезло.
Скромности Хугу был необычайной. Она могла уступить разве, что его щедрости.
- Мне, кто-нибудь за чертежи равелина заплатит?
Во-от, что и требовалось доказать.
- Какого равелина, вороний ты клюв!? - возмутился Розовощёкий. - Мы по твоим каракулям сейчас временные деревянные укрепления возводим.
- Не знаю, чего вы там возводите, - невозмутимо отвечал Хугу, - а вычерчивал я равелин.
- Скину с шеи, скаред, - и Пух начал опасно наклоняться.
- Или уже, - встревожился гном.
От импульсивного великана вполне можно было ожидать нелогичных действий. Он вообще, сначала бил, а потом выяснял кого и за что. "Чёрт с ними, с этими грошами, - думалось Хугу. - прощу я их алагарцам по дружбе... пока. Потом, как-нибудь в смету внесу". Альтруист, право слово, альтруист.
Шрам за перебранкой приятелей не следил. Она вообще у них прекращалась только тогда, когда они друг друга не видели. И так продолжалось уже более тридцати лет. Представить их общения каким-то иным Уланду было не под силу. Он откинул полог шатра, в котором проживал весь последний месяц.
- Проходите, обормоты. Ко мне никого не впускать, - это уже охране из десантников полковника Брегнома, лихого зибильдарского офицера. - И чтобы рядом никто не ошивался.
Солдаты вытянулись во фрунт, поедая глазами обожаемое начальство.
В тени шатра пахло отнюдь не благовониями. Стоило бы поднять боковые полотна, но тогда секретничавшая троица была бы, как на ладони. А этого допустить было никак нельзя.
- Есть хочу, - первым делом объявил Пух, ссаживая с закорок лихого наездника.
- И пить, - вторил другу гном. - Есть тут у тебя пиво, Шрам?
Пиво нашлось, а за едой, пришлось посылать вестового и дожидаться пока принесёт, пока расставит. При чужих никто, если он в своём уме, серьёзных бесед не ведёт. Уж эту ли прописную истину не усвоила хитрослепленная троица. А уж когда Пух принялся активизировать своё мышление посредством поглощения фаршированных кальмаров, тогда Уланд, кружку в сторону отставив - заговорил:
- Дела наши в скором времени станут нехороши.
Гигант и гном переглянулись недоумённо. "А когда они у них вообще хороши-то были",  - ясно читалось в глазах двух авантюристов.
- В этот раз всё может обернутся крахом, - мрачно изрёк Шрам.
Розовощёкий, не жуя, по-гусиному, проглотил тушку кальмара целиком.
- Та-ак...
О, это его "та-ак". Кто знал Пуха, сразу бы понял - сейчас, что-то будет.
- Хочешь сказать, что обстоятельства, в которых мы пребываем сейчас, то есть, сразу после нашей блистательной победы...
- Не такая она и блистательная, - надумал урезонить друга Шрам.
- Блистательная, - с давление произнёс Пух. - И по этому поводу со мной лучше не спорить. Так вот... Хочешь сказать, что сейчас наши дела хуже, чем тогда, когда мы сидели в плену у дроу? Или когда мы воровали бриттюрскую принцессу, чтобы её замуж за нашего Кристофана пристроить. Хочу тебе напомнить - мы её тогда от собственной мамаши уберегли. А то бы королева Талогрина, разложила дочурку на жертвенном камешке и слезинки бы не проронила. Ну, это ладно - побочный результат. Но когда мы влезли в авантюру с освобождением Незнаемых земель от Закраин, от этих моровых язв? Что и тогда у нас всё было замечательно?
- Сейчас будет не легче, - устало сказал Шрам.
- Да ладно тебе... Очистит Жо-Кей-Жо Зеркальную башню от расплодившихся там закраинных тварей, перевернёт вверх дном тамошние архивы и выяснит, как нам это беспокойное дуб-дерево на паленья для костра пустить.
Маленького гомункула, некогда сотворённого в колбе довольно злобным колдуном, одержимым жаждой познания, действительно сейчас не было в расположении алагарской армии. В компании необъятного чревом финотонца Зу, молодого Краста, магессы Эттель - дамочка сама напросилась, - генерала Хряпа с двумя своими питомцами, его верной боевой подруги Папилломы, оборотня Чармера и ведьмы Миргеллы, двухголовый уродец выдвинулся на зачистку самовольно присвоенного строения. Сия эскапада вполне соответствовала планам как его личным, так и прожектам гениального Шрама. Бывший канцлер королевства Алагар был готов двинуть к Зеркальной башне пусть не полк, но хотя бы роту штурмовиков Брегнома, но ссориться с финотонцами, болезненно воспринимавших незаконное пересечение своих границ ему сейчас было не с руки. Пришлось ограничиться малой диверсионной группой.
- В успехе экспедиции Жо-Кей-Жо я не сомневаюсь. Таков там народишко подобрался, что выступай они против меня, я бы первым делом запасся полным сундуком чистых штанов. Островного монстра мы, пока, сдерживать в силах. К тому же на вервях Пуха строятся новые дирижабли. А после нашего успеха на суше и на море поток наёмников, готовых встать под мои знамёна не иссякает. Алагар флот отвёл и причин, по которым Кристофан 2 может изменить это решение, я не вижу...
- Однако... - Хугу болезненной подозрительностью не страдал. Но не нужно было быть семи пядей во лбу, что Уладн клонит к чему-то не особо приятному.
Шрам выдвинул верхний ящик своего обшарпанного стола и бросил перед соратниками распечатанный конверт.
Конверт!?
Не переписанное магическое сообщение, выловленное в волнах эфира магом-слухачом. А настоящий потёртый  конверт с неаккуратной дырой ближе к правому нижнему углу.
Пух протянул свою ручищу и с опаской взял послание, подозревая, что сейчас его приподнятое настроение будет испорчено.
- Читай-читай, - разрешил Шрам. - Читай вслух. Гному это тоже полезно будет узнать.
Розовощёкий оказался провидцем; вести, содержащиеся в конверте, не сверкали брызгами игристого вина. Кто-то, кто, безусловно, рисковал жизнью, отправляя это письмо и тот, кто исхитрился-таки его донести до адресата, потрудились на славу, возможно спасая всё, затеянное Шрамом дело.
- Из Альттауба? - Пух недоверчиво уставился на Уланда.
- Угу... оттуда. В игру вступил Престол у Божьего подножия. И, как ты догадываешься, отнюдь не на нашей стороне.
Хугу почесал куб своей лысеющей головы, и, наполнив очередную кружку, потребовал разъяснений:
- Господа, я безбожник, но, зная гномскую, да и людскую природу, в немалой степени не склонен преуменьшать силу веры. Итак, прошу обрисовать мне, чем нам грозит вмешательство в наши дела Альттауба? Насколько мне известно, у святейшего из Святых нет, каких-то особо многочисленных воинских формирований. А флот  военный вообще отсутствует, как таковой.
Гном не ошибался Святой Престол многие века обходился без сколь-нибудь серьёзной армии. Однако это вовсе не означало, что Святейшие из Святых были беззубы и беззащитны, как младенцы. На их стороне была сила и не только некая абстрактная сила веры, но и вполне реальная - совокупная мощь всех держав, придерживающихся истинной веры. Да, что там говорить, если даже силизийкие султаны, почитавшие за высшего и единственного бога Хранителя Ирвета, и те, никогда не отказывали в помощи Престолу у Божьего Подножия. Это всё Пух и рассказал далеко не глупому Хугу.
Выслушав Арнимейского, гном озабоченно крякнул:
- Кхгм... дела-а... А с чего это святой дядька, так на нас взъелся? Шрам, если это из-за нашего безбожия, так пошли в церкву, причастимся - и исчерпан конфликт. Нафига нам сейчас с половиной мира бодаться? Это даже для таких лихих парней, как мы с Пухом, трындец, какой перебор.
- Капитан, - Шрам намеренно обратился к гному именно так. Когда-то гном, создав первый в этом мире дирижабль, присвоил себе это звание, и не было никого, кто бы посмел его оспорить. - Святейший из святых внял слезнице небезызвестного вам Зимма, который, воспользовавшись тем, что я укрыл у себя фротонских ведьм, обвинил меня в преступлении против веры и создании нового нечестивого культа. Враньё? Конечно. Это знают все участники игры. Но, кого это интересует, когда найден повод, пусть и высосанный из пальца. Капитан, если хочешь сойти с борта - сейчас самое время. Я в обиде не буду. Пух, у тебя это право тоже никто не отнимал.
- Сойти с борта? - гном поплямкал мясистыми губами. - Сойти с борта... Шрам, скажи мне, только честно, есть ещё, что-то? Сообщение серьёзное, кто бы спорил. Но только исходя из этой бумаженции ты бы нам такое не предложил.
В проницательности квадратного коротыша никто и никогда не сомневался.
- Шрам... - требовательно уставился на приятеля Пух. - Выкладывай, что припас на десерт.
На стол лёг ещё один бумажный лист. На этот раз это была копия магического сообщения.
- Бриттюр? - вытаращил глаза Пух, прочитав сообщение. - Остобальд Троммзетан!? Вырастили гадину у сердца.
Губы Шрама непроизвольно сжались в одну тонкую бледную линию. Это была его личный просчёт. И теперь пришло время расплачиваться за собственную близорукость. Да, Бриттюр, пусть и не в открытую, присоединялся к врагам Уланда Шрама, чьи притязания на корону всегда бывшие малообоснованными, сейчас вообще обращались почти в ничто.


Рецензии
Начинаю читать это произведение
ПодскажитеЮ оно продолжение чего-то предыдущего?

Караи Омфалос   05.05.2019 13:06     Заявить о нарушении
Здравствуйте. Да - это второй том. Скорее всего, завершающий весь цикл Шореев. Но, читайте, если вам понравится. Вы всё поймёте.

Дмитрий Шореев   05.05.2019 14:47   Заявить о нарушении
И лучше начать с пролога. Том 2 Ересиарх. Пролог. "Тётушка Зуза была ведьмой старого покона..." Шореев.

Дмитрий Шореев   05.05.2019 14:58   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.