Тихий омут

На дворе стоял жаркий август, без дождей, а меня угораздило заболеть. Дома колоть курс лекарства было некому, мать уехала в круиз. С мужем, за неделю до этого, мы разъехались навсегда, сын отдыхал в оздоровительном, детском лагере и я решила полежать недельку в стационаре. В терапевтическом отделении работала знакомая медсестра. К тому же, там на удивление хорошо кормили и я рассчитывала отдохнуть от походов по магазинам и прочей бытовухи. Палата оказалась просторной, с высокими потолками, голубыми стенами, ещё советским линолеумом на полу, синими покрывалами на железных койках, ну, и конечно, тумбочками из ДСП у изголовья. За окном - шикарный вид на берёзовую рощу.

***
Первые сутки я провела одна, на второй день подселили соседку - неопределённого возраста, судя по животу - беременную. Городской роддом с отделением патологии беременных был закрыт на капитальный ремонт, в соседнем городе мест не хватало, возможно, поэтому её и определили в терапию.
Опишу в общих чертах внешность соседки - жиденькие, рыжевато-пегие волосы до плеч, глаза настолько маленькие, что я так и не поняла, какого они цвета. Над глазами нависали густые, светло-рыжие брови. Нос напоминал клюв хищной птицы, губы тонкие, зубы щербатые, кожа бледная, почти полное отсутствие шеи, сутулая... Руки в рыже-серых конопушках, на кривом пальце - обручальное кольцо. В руках - потёртая сумка, явно из бабушкиного сундука. Одета, как старушка на лавочке, от одежды пахнуло нафталином... Негативное впечатление от внешности компенсировала её скромная манера общения. Голос - тихий, с характерным для приграничных с Украиной и Беларусью районов, звуком "гхэ" вместо"г".

Соседка представилась и немного рассказала о себе. Звали её Юлия. Приехала из деревни в Брянской области, к городской родне. Устроилась продавцом обуви на рынке, подружилась с соседским парнем, встречались. После того, как забеременела - расписались. Рожать ей через три месяца, судя по ультразвуку - будет мальчик. Недавно ездила к родне на Брянщину, последние анализы - плохие, ещё и камень в почках обнаружили, направили в стационар на обследование... Оказалось, что ей всего девятнадцать лет.

Соседку навещал муж, красивый, молодой мужчина. Шатен, широкоплечий, с улыбкой, как на знаменитом фото Юрия Гагарина. К жене относился бережно, прикладывал ухо к животу, шутил, предлагал варианты имени для сына.
Чем могла привлечь неказистая Юля красавца Сашу? Позже, из контекста, я поняла, что он уже был женат на гулящей красотке, которую болезненно ревновал, поэтому скромность и хозяйственность Юлии пришлись ему по душе.
Через день, в пятницу, Юля сдала необходимые анализы и отпросилась у врача домой, на выходные дни. Намечалось семейное торжество, муж пришёл за ней с большой дыней в авоське. Я посоветовала им выяснить у медиков, можно ли при беременности дыню?

***
Ночь выдалась очень душной, поставив ноутбук у приоткрытого окна, я надела наушники и, с удовольствием смотрела советские комедии...
Около полуночи, к приёмному покою, подкатила машина скорой помощи. Привезли Юлю, с болями в животе и пояснице. Врач предположил, что выходит камень из почек, велел ждать, для облегчения процесса назначил укол, что-то вроде но-шпы. Камень, судя по УЗИ, небольшой, особых проблем возникнуть не должно.
Через час Юля начала стонать. Стоны переходили в крик. Я разбудила медсестру и поделилась своими наблюдениями: "Кажется, у неё схватки! Сама рожала, знаю, как это бывает". Пришёл молодой дежурный врач, мои предположения, насчёт схваток, опроверг и соседке сделали ещё один укол. Но промежутки между приступами боли становились всё меньше, а кричала она всё сильней...

Часа в четыре утра, измождённая Юля ослабевшим голосом попросила: "Посмотри, что у меня между ног, я не могу встать."
 Я приподняла одеяло и ужаснулась - между ног у Юли была голова младенца, пурпурно-синего оттенка...
- Ну, что там?
- Да всё нормально, не волнуйся, полежи пока не двигаясь, сейчас врача позову.
Я обежала отделение, разбудила санитарку, медсестру, дежурного врача. Всем говорила три слова: "Она рожает! Быстрее!"
Ребёнок родился живым, издал слабые звуки, похожие на хныканье... Медперсонал находился в растерянности, никому из них не приходилось принимать роды, к тому же, младенец недоношен на двенадцать недель, условий для его спасения в терапии не предусмотрено, родильное отделение закрыто на ремонт, а такие младенцы слишком слабы, некоторые даже дышать самостоятельно не в силах. Вызвали акушерку и дежурного врача-гинеколога, но они не успели помочь... Через несколько минут мальчик умер. Врач тихо сказал:"Всё".

Меня попросили отрезать половинку пятилитровой бутылки из пластика, в неё положили труп и отнесли куда-то для исследований, а может, выкинули на специальную помойку.
Один из врачей предложил вызвать полицию, но, остальные медики, поразмыслив о последствиях, уговорили его этого не делать. В документах написали, что ребёнок родился мёртвым. Юлю унесли на носилках в другое отделение...
Палата была завалена окровавленными простынями, на полу - ошмётки от околоплодного пузыря, вата, шприцы, ампулы из под лекарств. В воздухе, помимо духоты, висела энергетика горя и отчаяния...
Пришла санитарка, навела порядок, включила кварцевую лампу...
Я стояла в коридоре ... Впервые за много лет очень хотелось курить.

***
В понедельник санитарка рассказала, что приходил муж Юлии, устроил скандал в ординаторской. Готовы результаты анализов его жены, обнаружен ВИЧ и вирус гепатита С, Юля сказала об этом мужу и уверила, что занесли инфекции врачи во время родов. Санитарка посоветовала, на всякий случай, провериться и мне, так как я оказывала помощь при родах без маски и перчаток. Видимо, Юля привезла эти болезни из поездки в родную деревню, ведь в начале беременности анализы были хорошими... Хотя, о том, что они были "хорошими", я знала лишь с её слов.
Позже, в палату пришёл Саша, с мокрыми от слёз глазами. Он спрашивал о подробностях, собирался подавать на врачей в суд, говорил, что они заразили его жену...
Я не сказала, что ребёнок родился живым, Саше от этого стало бы тяжелее, промолчала и о том, что анализы она сдавала до той роковой ночи. Если Саше повезло и у него нет гепатита и ВИЧ - Юля сумеет его убедить, что ей занесли инфекции врачи во время родов, в противном случае - ему предстояло осознать, что жена, будучи беременной, исковеркала свою и его жизнь - изменяла, не предохраняясь. Он искренне не понимал, зачем ему советуют сдавать анализы...

***
Я видела Юлю ещё раз, за стеклом бокса для тяжело больных, когда навещала подругу в инфекционном отделении. Она сидела на койке и причёсывалась, я узнала её по серому халату и волосам. На кривом пальце по прежнему блестело обручальное кольцо. Вспомнилась поговорка: "В Тихом омуте черти водятся"...
Больше я никогда не встречала ни Юлю ни её мужа.
Но, уже десять лет, проезжая мимо больницы, вспоминаю маленькую трагедию, развернувшуюся на моих глазах.


Рецензии
Самое страшное, что такие вот трагедии стали у нас обыденностью.
Передернуло от детского трупика в пятилитровой бутыли.
А лепилу (врача), который роды прозевал, надо было раком поставить.
Хотя человека уже не вернёшь...

Сергей Соломонов   06.08.2019 18:20     Заявить о нарушении
Сергей, я тоже думаю, что подобное стало обыденностью, увы. Я тогда сделала все, что смогла, хотя могла всунуть в уши наушники, врубить музыку и лечь спать. В этом случае, моя соседка пролежала бы с мёртвым ребёнком в кровати до утренней раздачи градусников.И также никто не понес бы ответственность. Хотя, за один укол но-шпы - напрашивается ответственность, при схватках подобные уколы усугубляют течение родов, уж не говоря о том, что дежурная врачиха в этой ситуации ушла спать.
Спасибо за отзыв.

Наталья Крылаткова   06.08.2019 19:13   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.