Микки

У Миши умирал мыш. Микки, домашний питомец. Вообще-то Микки жил уже давно, около двух лет, а столько не живут карликовые лабораторные мыши. Его братья и сестры, мыши того же помета, и даже их дети, уже «ушли», Миша знал об этом от мамы. Это она принесла мышонка из лаборатории два года назад. И теперь он должен был умереть, уже пора было. Миша был к этому готов, даже придумал, как похоронит: в коробке из-под маминого шарфика Гермес, которую он закопает в парке под деревом, недалеко от ручья, где однажды запускал кораблик. Миша представлял, что проснётся, а Микки лежит неподвижно в веселой коробочке, весь такой беленький и красивый, и они торжественно идут в парк, выкапывают ямку и хоронят. Мама плачет, папа грустно шутит, мол, вот и все, пора подумать о новом питомце. А мама скажет: да, надо решать, оставляем мы клетку. И они пойдут в зоомагазин выбирать шиншиллу.

Но Микки умирал иначе: он весь облез, сильно чесался, разодрал себе до крови бок, расцарапал глаз и слева на мордочке свисал небольшой кровавый лоскут кожи. Мама мазала Микки каким-то лечебным маслом, от которого он все время казался мокрым, но это не помогало, кроме того от лекарства Микки себя странно вел: вертелся, подпрыгивал, вздрагивал хвостом. Навертевшись и издёргавшись, он в напряженной позе замирал, вытянувшись вперёд и положив на лапы изодранную морду.

Мише страшно было на него смотреть, неприятно брать в руки, и красивая коробочка уже казалась для мыша слишком хорошей. От Микки стало плохо пахнуть, хоть ему и меняли подстилку каждый день. Смерть была неприглядной, отвратительной, Миша не был к этому готов. Жалость и отвращение, которыми он наполнялся, глядя на Микки, побуждали его к странным мыслям, хотелось убить мыша, чтобы не мучился, и, чтобы его не мучал. Борясь с отвращением, Миша смотрел на клетку, и думал, как осуществить план, но ничего не мог придумать.

Микки между тем становилось все хуже, он уже ничего не видел и совсем не ел, и однажды утром Миша заметил, что он больше не двигается в своём домике из бумажной туалетной втулки, в которой последнее время всегда лежал. Глядя на замерший хвост, Миша пару раз стукнул по клетке, подождал, стукнул снова и испугался. Кто-то без его участия осуществил план.

Мама принесла оранжевую коробку и за хвост положила в нее окоченевшего мыша. Миша заплакал. И проплакал безутешно весь день. После работы пришел папа, и они похоронили Микки в парке, но не там, где хотел Миша, а ближе к дому. Выкладывая из камешков на земляном холме что-то вроде креста, Миша плакал. Он больше не хотел шиншиллу.


Рецензии