Муза Сумасшедшего. Глава 3

   - И сколько продлится твоя командировка? - Как бы невзначай поинтересовалась я за ужином.

   Руслан разливал вино нам по бокалам.
   - Не знаю. Не от меня зависит.

   - Понятно.
   Видимо и не от меня. Кого-то ждёт ещё одно расставание.

   - А ты давно была на родине?

   - Моё место здесь.

   - А давно ты слышала что-нибудь о Корвине?

   - Почему мы так часто говорим о нём?! - Я начинала злиться.

   - Нуу... он же тоже русский. Ты из-за него не хочешь возвращаться? - Осторожно спросил Руслан.

   - Вряд ли он сейчас в России. - Печально выдохнула, делая несколько глотков подряд из своего бокала. - Он любил Японию. И хотел однажды уехать туда навсегда...


   *** (А.К.)

   - Ты уедешь со мной в Ирландию?
   Мне нужно было предугадывать его настроения. Иногда мне казалось, что он мог перевоплощаться в двух абсолютно разных людей.

   - Я люблю Токио. Мне там уютно. Я бы хотел остаться там навсегда.

   - Мы уедем в Токио?

   Он посмотрел на меня как-то расстроенно.
   - Наши мечты разные, Ли.

   Я с грустью улыбнулась. Я понимала - он лишь период в моей жизни. Но с каждым днём я любила его сильнее. Я привыкала к его присутствию в моей жизни. Я боялась думать, что однажды он исчезнет.

   Он был настоящим мужчиной, скрывающим свои эмоции. Но периодами в нём было столько нежности, как будто раскрывались его женские черты. Его руки становились по-женски ласковыми. Рядом с ним таким я расслаблялась больше. А он изучал моё тело так тонко, как казалось могла только женщина.

   После лавины нежных ласк, предназначенных моему телу, он доходил одновременно со мной до наивысшей точки удовольствия, а потом из его уст выливались слова любви. Как будто не его голосом. Это звучало тоньше и мелодичнее.

   Наутро просыпался он уже другим. Его прежняя строгость и отстранённость опять были на своём месте. Таким он никогда не говорил мне о любви. Молча и подолгу рассматривал свои картины и говорил мне:
   - Ты абсолютная красота.

   Мне вновь хотелось услышать о любви. А он говорил о красоте.

   - Иногда ты преувеличиваешь. - С грустью и печалью по ночным словам отвечала я. Но никогда не признавалась ему в том, что хочу услышать от него. В этом молчании была вся я.

   Он строго смотрел на меня, а потом обнимал.

   Часто он кричал во сне. Что-то из разряда: "уходи", "тебе здесь не место", "я тут один", "ты лишняя".

   Я просыпалась и обнимала его, поглаживая по щеке. Я заметила, что если гладила сторону, которая была в маске, он медленно просыпался и шептал: "Всё хорошо, любовь моя, всё хорошо". Если же под моей ладонью оказывалась другая щека, он резко подскакивал, осматривался и, прижимая меня к себе, хриплым сонным голосом говорил: "Я рядом, тебя никто не обидит". Наверное, он думал, что это я кричу во сне... Я не переубеждала его, засыпая в его объятиях и прижимаясь к нему...


   ***

   - Юль. Я уже минут пять зову тебя. Ты тут?! - Руслан коснулся моего плеча.

   - Прости. Задумалась.

   - О нём?

   Я ничего не ответила.

   - Это нормально, что ты думаешь о нём. Я готов тебя слушать.

   - Нет. Не нормально. - Возразила я. - А я не готова говорить.


   ***

   Утром я проснулась от того, что Руслан с кем-то говорил по телефону на повышенных тонах, на русском. Я прислушалась, но не подала виду, что проснулась.

   - Я же говорил, на это нужно время! - Шипел он в трубку. Почему-то он не спустился вниз, а стоял на балконе. - Этого мало. Да, я уверен, что это она. Зачем? - С некоторыми паузами говорил он.

   Кажется, пора начать задавать вопросы...

   Я тихо выскользнула из кровати на кухню. Проходя мимо закрытой мастерской Александра, я остановилась и присела, проверяя на месте ли ключ. Он всегда был на серебряной цепочке на моей лодыжке. И я никогда не открывала эту дверь.


   *** (А.К.)

   Александр бережно взял мою ногу, когда я высунула её из-под одеяла и положила на него. Он провёл своими тонкими длинными пальцами от бедра до ступни и остановился. Достал второй рукой что-то из нагрудного кармана рубашки и нацепил на мою лодыжку.

   Я приподнялась на локтях, чтобы рассмотреть.
   - Что это?

   - Ключ.

   - От чего и зачем? - Я присела.

   Пока мы жили в съёмной маленькой двухэтажной студии в Москве недалеко от ВДНХ. Первый этаж был оборудован под его мастерскую. На втором были кухня и спальное место в одном помещении.

   Ключ, который он повесил мне на ногу, не мог быть ключом от другой квартиры. Он был миниатюрный, но тяжёлый. Скорее он открывал какую-то комнату или большой сундук.

   - Когда придёт время, я всё скажу.

   - А что мне делать с ним пока?

   - Беречь. Как ключ от моего сердца.


   ***

   Я берегла его. Как самое дорогое, что у меня осталось от него.

   Резко встала и спустилась на кухню. Только-только рассветало.

   Через окно моей кухни удачно открывался вид для любования рассветами. Наверное, он всё продумал. Он оставил себя возле меня невидимым призраком. Скорее всего он так хотел. Рассветы - это наше время, мы всегда встречали их вместе.

   А чего хотела я? Грех жаловаться той, чьи мечты стали реальностью, не так ли?! Той, которая изображена на холстах знаменитого художника, чьи картины выставлены в Берлинской галерее искусств. За каждое полотно выставлена ошеломительная сумма. Ведь это его единственная серия картин, на которых изображены люди... Человек. Женщина. Которая была выставлена напоказ всему миру без согласия и ведома.

   Однажды Александр просто сбежал. Исчез. А потом мне пришло заказное письмо с документами на моё имя на дом на побережье Кельтского моря, в двадцати километрах южнее столицы Ирландии, в крупнейшем городе графства Уиклоу - Брей (Bray).

   Я принципиально не следила за ним и за его творчеством. Он меня предал. Нарисовал мои мечты, но не сдержал своего обещания.

   Оставил мне только письмо и свою мастерскую в доме. Куда я так и не заглянула. Ах да, и ту картину в прихожей.


   *** (А.К.)

   "Моя любовь. Прости меня."

   Казалось, письмо должно быть длинным? Длинные письма не в его стиле. Это всё, что он мог мне сказать. Всё, что хотел сказать.

   Обрывок холста с четырьмя словами однажды утром я нашла на месте, где должен был быть он.

   Но его там не было. Он не вернулся ни вечером, ни на следующий день, ни через месяц. Исчез.

   И серия картин со мной в главной роли тоже исчезла. А потом по всем новостным каналам крутили репортажи о "художнике в маске" с его восхитительной выставкой "муза".

   Меня разрывало на осколочки. Я беспрерывно прорыдала двое суток. Он меня предал. Он меня бросил. Я не хотела жить... без него.

   А потом мне пришло заказное письмо с документами на дом в Ирландии. И я сбежала.


   ***

   - Не заметил, как ты встала. - Руслан подошёл ко мне и обнял меня со спины.

   Передо мной дымился закипающий кофе на плите. За окном расплывался розовыми красками рассвет. Меня обнимал мужчина, который был в меня влюблён.

   А что делала я? Каждый божий день зашивала ноющую рану на сердце. Этот шрам не затягивался. Кровоточил и ныл. Мне не становилось легче.
   - С кем ты разговаривал по телефону? - Наконец я задала вопрос.

   - С ре... с работодателем.

   - Знаешь. Мне неприятно, когда меня за дуру держат. - Я высвободилась из его объятий и развернулась к нему лицом.

   Руслан не ожидал такой моей реакции. Всё это время я была спокойной и не задающей вопросы. Но если хочешь знать ответы - пора начинать спрашивать.
   - Что ты скрываешь?

   - Я...

   - У тебя есть только одна попытка сказать правду. - Строго заметила я.

   - Я ничего не скрываю...

   - У меня за спиной турка с горячим кофе. Я вылью его тебе в лицо при очередной лжи. - Пригрозила я. Кто знает, возможно я и способна на это.

   - Я репортёр.

   - Славно. Не понимаю, зачем это скрывать.

   - Я пишу об Александре Корвине.

   Я застыла. Очередное предательство. Меня опять использовали.
   - Чёрт.

   - Юль. Прости...

   - Заткнись! - Прорычала я. - Если ты пишешь о нём, то причём здесь я?! Я не видела его пять лет!

   - Он уже два года находится в психиатрическом отделении в Кащенко в Москве под стражей. - Спокойно сказал Руслан.

   Я закрыла лицо ладонями.

   - В Берлине провели экспертизу серии его картин. Они оказались подделкой. На данный момент неизвестно, где подлинники. Корвин говорит, что это не его рук дело. Только психически неуравновешенной личности слабо верится. Ему поставлен диагноз - расстройство личности.

   Одна эмоция сменялась другой.
   - И самые великие умы и эксперты решили, что картины присвоила его муза? - Я нарочно язвительно выделила последнее слово.

   - Это была одна из версий. Но я понял, что у тебя только та картина, что не была представлена в коллекции. Это же подлинник?

   - Не знаю. Ты же эксперт. - Пожала плечами, сложив руки на уровне груди.

   - Я не эксперт. Я репортёр.

   - Выметайся из моего дома, репортёр. Видеть тебя не хочу!

   - Юля... всё, что было между нами, не подделка...

   - Ещё какая подделка! Я всегда любила только одного человека. Ты - нелепая замена лучшего. Убирайся. Ты мне противен.

   Руслан ушёл спустя пять минут.

   Я снова осталась с ноющей дырой в груди.


   *** (А.К.)

   - Девушка, вы заколку обронили.
   Услышала я у себя за спиной семь лет назад, в одно солнечное майское утро, прогуливаясь на ВДНХ. Я обернулась. Хоть и не могла обронить заколку, потому что не носила их. Мои рыжие пряди всегда беспорядочно лежали на моих плечах без всяких аксессуаров.

   Серебряный гребень мне протягивал мужчина в маске. Но меня эта его маньяковидная черта не отпугнула.

   - Это не моё. - Улыбнулась я в ответ.

   - А мне кажется, эта вещь только на ваших волосах будет к месту. - Он так и стоял с протянутой рукой.

   - Но я не теряла её. - Уверенно настаивала я.

   - Я знаю. Я приобрёл её для вас вон в той индейской палатке. - Он указал на палатку позади нас. - Примите этот скромный подарок?

   Я развернулась к нему спиной:
   - Цепляйте.

   И он зацепил. Видимо, вместе с серебряным гребнем он прицепил ко мне себя.

   - Юлия. - Я протянула ему руку, разворачиваясь обратно к нему лицом.

   - Александр. - Его ладонь была тёплой и мягкой. А ещё - от него пахло шоколадом и красками.

   - От вас пахнет красками. - Что я и озвучила.

   - Хотите, нарисую Вас?


   => http://www.proza.ru/2018/09/25/912

   Для вдохновения: Александр Иванов - Я постелю тебе под ноги небо.mp3


Рецензии
Догадываюсь, почему Александр носит маску, но пока помолчу.

Тоненька   22.09.2018 23:02     Заявить о нарушении
Ответы близко. ;) проверите себч, насколько вы были правы

Миная Хельн   22.09.2018 23:03   Заявить о нарушении