Глава 35. Бизнес-леди

                ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ.

               
Наташа вошла в кабинет, и подошла к столу, во главе которого, в кресле с высокой спинкой, как на троне, восседал хозяин банка.

"Боже, как он, красив", - окинув взглядом сидевшего за столом мужчину, подумала Наташа.

Подняв голову, Виктор посмотрел на посетительницу. В кабинет вошла красивая блондинка. И одета она была не в наряд шлюхи, а в костюм бизнес-леди: тёмного цвета пиджак, такого же цвета юбка, и красная блузка. Именно такие женщины - с красивыми фигурами, с не слишком большими, но и не с маленькими грудями, и кругленькими попками, очень нравились ему. А цвет волос...в своём кабинете, и в своём доме, Виктор с удовольствием трахал, и блондинок, и брюнеток, и шатенок. А жениться, ни на одной из женщин, не собирался. Почти шесть лет прошло с тех пор, как бандиты убили его жену. Но, до сих пор, Виктор не мог её забыть.

- Присаживайтесь. Как вас зовут, прекрасная незнакомка? - обращаясь к посетительнице, спросил Виктор.

- Наталия Николаевна, - присаживаясь на стул, сказала женщина.

- А меня - Виктор Сергеевич. Что привело вас в мой кабинет? - спросил Виктор.

- Кредит. Мне очень нужен кредит. Я уже оббегала почти все банки, результаты плачевные, - тяжело вздохнув, сказала Наташа.

- Учитывая сегодняшнее положение в стране, бешеный рост инфляции и другие факторы, я тоже временно прекратил выдачу кредитов, - сказал Виктор.

- Виктор Сергеевич, помогите. Я у последней черты. Если моя фирма обанкротится, то не только я, но и десятки работников фирмы окажутся без средств к существованию. Я согласна...на всё, - тихо сказала Наташа.

- Неужели, на всё? - спросил Виктор.

Наташа покраснела, и опустила голову.

- Вы замужем? - спросил Виктор, тем самым прервав затянувшуюся в разговоре, паузу.

- Я вдова, - подняв голову, тихо сказала Наташа. - Уже почти два года.

- Ваш муж тоже был бизнесменом?

- Нет, офицером. Он погиб десятого ноября девяносто шестого года. Во время взрыва на Котляковском кладбище.

- Да, знаю об этой трагедии. Ваш муж был на войне?

- Был в Афганистане и в Чеченской республике. Оттуда вернулся инвалидом.

"Вдове погибшего офицера я просто обязан помочь", - подумал Виктор, а вслух спросил: - Какая сумма денег вам необходима, чтобы ваша фирма не обанкротилась?

- Сто пятьдесят тысяч долларов, - встрепенулась Наташа и с надеждой посмотрела на Виктора. - Только на месяц - не больше. У меня товар на подходе.

- Я дам вам эти деньги, - после небольшого раздумья, сказал Виктор.

- Спасибо! – радостно вскрикнула Наташа. – Вы меня спасаете! А под какой процент я могу получить ссуду?

- Под нулевой.

- Вы хотите сказать, что дадите мне беспроцентный кредит? – погасив радостную улыбку, тихо спросила Наташа.

- Вы совершенно верно меня поняли, - сказал Виктор. - Сейчас я дам команду, и вам выдадут кредит.

- Но, почему беспроцентный? – насторожилась Наташа. - Я знаю, что бесплатный сыр бывает только в мышеловках.

- Не такой уж он бесплатный - сыр из мышеловки, - усмехнулся Виктор. – За него тоже надо заплатить в магазине.

Наташа вновь опустила голову, несколько секунд молча сидела, потом вздохнула, поднялась и тихо сказала: - "Да, надо заплатить. Виктор Сергеевич, кабинет закройте на ключ", медленно расстегнула пуговицы на пиджаке, сняла его, и положила на стол, потом сняла блузку. Несколько секунд, женщина словно боролась с собой, потом решительно расстегнула замок-молнию на юбке. Та, с тихим шорохом упала к её ногам, и Наташа осталась только в очень красивом, под цвет блузки, красного цвета, бюстгальтере, и тоже красного цвета, трусиках.

- Бюстгальтер и трусы...тоже снимать? - тихо спросила женщина.

- Наталия Николаевна, зачем вы это делаете? - не сводя глаз с её восхитительной фигуры, дрогнувшим, от волнения, голосом, проговорил Виктор.

- Я...отблагодарить.

- И часто вы так...благодарите?

- Первый раз, - покраснев, прошептала Наташа.

- Вы считаете меня подлецом?

- Нет, что вы! – вскрикнула Наташа. – Я считаю вас спасителем моей фирмы. Вы единственный, кто внял моей просьбе.

- Оденьтесь. Я сейчас позвоню начальнику отдела кредитования, чтобы он подготовил все необходимые документы и оформил вам кредит, как можно скорее, - с усилием отводя взгляд от её возбуждающей фигуры, сказал Виктор и, подняв трубку телефона, сказал: - Лев Борисович, нужно оформить кредит на сто пятьдесят тысяч долларов и выдать эти деньги хозяйке фирмы "Фемина". Да, я знаю, что мы прекратили выплаты кредитов, поэтому снимите деньги с моего личного счёта. Нет, вы не ослышались. Именно, с моего личного счёта. Договор пусть принесут в мой кабинет. Всё, разговор окончен.

- Господи, как стыдно, - прошептала Наташа, дрожащими руками, торопливо надела на себя юбку, блузку и пиджак, и медленно опустилась в кресло.
 
- Сейчас принесут договор, вы его подпишите и можете получать деньги, - подходя к креслу, в котором, с опущенной головой сидела Наташа, сказал Виктор.

– Спасибо. Вы спасли мою фирму, - подняв голову, тихо сказала Наташа. - Виктор Сергеевич, у вас глаза...в них, как в море, можно утонуть.

- Не мужские? - с улыбкой спросил Виктор.

- Почему - не мужские?

- Ну, принято считать, что настоящие мужские глаза должны быть стального цвета.

- Ерунда всё это. Настоящий мужчина определяется не по цвету глаз, а по поступкам. Обладатель серого, или, как вы говорите, стального цвета глаз, может оказаться трусом и подлецом, а обладатель карих или вот таких, как у вас, голубых глаз - добрым и благородным. Вы именно такой мужчина - добрый и благородный. Я знала одного мужчину, у которого были серые глаза. Он оказался подлецом. Виктор Сергеевич, я, пожалуй, пойду. Не хочу отбирать у вас ваше драгоценное время, да и мне надо появиться в офисе фирмы и обрадовать своих сотрудников. Ещё раз большое вам спасибо за вашу доброту. Вы удивительный мужчина, - сказала Наташа, поднялась, и направилась к выходу из кабинета.





В кабинет вошёл начальник службы безопасности банка.

- Я не ошибся? Это сейчас Наташа вышла из твоего кабинета? Пролетела мимо меня, как пуля, и даже не ответила на приветствие.

- Да, у меня только что была Наталия Николаевна - хозяйка фирмы "Фемина". А ты что, знаешь её? - спросил Виктор.

- Знаю.

- Откуда?

- Наташа - дочь генерала Еремеева. Мы с генералом были друзьями. Дружили семьями. Николай Иванович двадцать четвёртого августа девяносто первого года покончил с собой. Стал на сторону ГКЧП, а когда понял, что это авантюра, и руководителей путча поместили в СИЗО - застрелился. Я до сих пор не могу в это поверить. Накануне мы с ним встречались, он был бодр и весел. Даже никакого намёка на то, что хочет уйти из жизни, ни в его словах, ни в его взгляде я не заметил. Так же, двадцать четвёртого августа, покончил с собой и маршал Ахромеев. Говорили, что он повесился, но я слабо верю в эту версию. Боевой маршал, и чтобы свёл счёты с жизнью таким способом? А Наташа зачем приходила? Неужели у неё возникли проблемы?

- Проблемы - это не то слово. Фирма её была на грани банкротства.

- Это для неё стало бы ударом. Сколько труда было вложено в фирму, сколько нервов, и сколько слёз.

- Михалыч, это ты посоветовал ей обратиться за кредитом в мой банк?

- Нет, я даже не знал, что у неё возникли проблемы.

- Дружите семьями, и не знал?

- Не знал. Наташа никогда не перекладывала на других свои проблемы.

- Я решил сегодняшнюю её проблему - выдал кредит.

- Спасибо. Она тебе понравилась?

- Понравилась. Роковая женщина.

- Почему - роковая? - удивлённо спросил начальник службы безопасности.

- Так говорят про женщин - покорительниц мужских сердец. Наталия Николаевна, красивая, с восхитительной фигурой, блондинка.

- Блондинка, но не дура. Сама, без посторонней помощи, подняла бизнес.

- Никогда не считал блондинок дурами. Среди них есть много, очень умных женщин. А анекдоты про блондинок, наверное, придумали брюнетки.

- Согласен с тобой. Наташа и умная, и красивая, только счастья Бог не дал. Ей всего двадцать семь лет, а уже натерпелась в жизни. В восемьдесят восьмом году в Афганистане погиб брат, в августе девяносто первого - отец. В январе девяносто пятого года её мужа направили в Чечню. Там он подорвался на мине - остался без ног и члена, а десятого ноября девяносто шестого года, погиб во время взрыва на Котляковском кладбище. Сработало взрывное устройство, заложенное возле могилы бывшего председателя фонда инвалидов, участников войны в Афганистане - Михаила Лиходея. В том теракте погибли ещё тринадцать человек и более пятидесяти было ранено. Наташа стала вдовой в двадцать пять лет. Два года жила с неспособным к интимной близости мужем, уже два года вдова, и за это время ни с кем не была близка. 

- А ты откуда знаешь, что ни с кем не была? Со свечкой в её спальне стоял? Не верю, чтобы такая красивая, с восхитительной фигурой женщина, за четыре года никому не дала.

- Со свечкой не стоял, но знаю Наташу, знаю её порядочность. Она очень серьёзная женщина, и не похожа на твоих многочисленных сотрудниц, которые по очереди заходят в твой кабинет, где ты их трахаешь. Женщины у тебя в кабинете так громко стонут, что в приёмной слышно. А на твою секретаршу вообще жалко смотреть, она, ведь всё слышит, и то бледнеет, то краснеет - не знает, чем уши заткнуть и куда глаза деть. Ты ей за вредность должен вторую зарплату платить, - вновь усмехнувшись, сказал начальник службы безопасности. - А женщины у тебя в кабинете кричат не только потому, что у тебя большой член, но и, чтобы доставить тебе наслаждение. Подневольные они. Боятся потерять свои, высокооплачиваемые места, поэтому и ублажают барина.

- Михалыч, ты куда-то, не в ту степь полез, - нахмурился Виктор. - Я никого не заставляю ложиться под меня.

- Извини, если обидел. Мне до лампочки, кого, и как, ты в кабинете окучиваешь. А разговор этот завёл потому, что не допущу, чтобы Наташа встала к тебе в очередь. И не посмотрю на то, что ты мой боевой друг, а в данное время - мой хозяин. Горой за неё встану, любого на куски порву. Она мне, как дочь. А если у тебя возникнут насчёт неё серьёзные намерения, то помогу тебе.               

- Наталия Николаевна, мне очень понравилась, только Лену не могу забыть. Уже шесть лет прошло, как её убили бандиты. Много за эти годы в моей постели побывало женщин, но ни одна из них не тронула мою душу. Ни одна...

- Виктор, наверное, я скажу банальность, но твою погибшую жену не вернуть, а жизнь продолжается. Тебе скоро исполнится тридцать восемь лет - пора вновь обзаводиться семьёй. А лучшей жены, чем Наташа, тебе не найти, - сказал начальник службы безопасности.               

- Наверное, ты прав, - секунду подумав, сказал Виктор.
      

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.


Рецензии