Август без императора

               
 Экшен-повесть.
 Все имена и события вымышлены.
 Любые совпадения случайны.

«Держи своих друзей близко, врагов еще ближе».
               
 Н. Макиавелли


               
Пролог
Плоский,  приземистый БТР, кажущийся совершенно черным в предрассветных сумерках, оглушительно рыча своим двигателем и оставляя шлейф густого, сизого дыма отработанных газов,  подъехал к кованым воротам частного домовладения.  Оглушительный взрыв раздался в глубине двора. От ворот, в темноту, отбросив пустую тубу гранатомета, отбежал так же, кажущийся черным, человек в военной экипировке. На предплечьях его рук выделялись белые  повязки. Смяв корпусом ворота, БТР всунул свою широкую «морду» во двор,  разрезав темноту ярким светом своего прожектора. Грохот башенного  крупнокалиберного пулемета заглушил треск автоматных очередей. Трассирующие пули, рикошетя о кирпичные стены дома, красными огненными шарами взмывали в небо. Ответные выстрелы из полуразрушенного дома становились все реже, пока совсем не прекратились. Две группы вооруженных людей в камуфляже с белыми буквами «ФСБ» на спинах, прикрываясь пуленепробиваемыми щитами, гуськом двинулись из-за БТРа к дому. Вдруг из дыма и оседающей пыли, со стороны дома появился женский силуэт с зажатым в поднятой руке куском чего-то белого. Спотыкаясь, женщина медленно шла навстречу, что-то беззвучно бормоча.  Луч прожектора остановился на ней. По растрепанным волосам угадывалась когда-то заплетенная коса.  Шелковая темная косынка сползла на шею. Дутый голубой пуховик был разорван во многих местах и белел клочками своего содержимого. В правой руке женщина держала белый полиэтиленовый пакет, который видно заменял кусок белой материи, левой – держалась за живот под пуховиком. На перепачканном копотью и цементной пылью молодом лице, черные глаза, казавшиеся стеклянными, были неестественно широко открыты. Струйки крови стекали от ушей по ее шее.
– Не стрелять! – раздалась громкая команда. – Женщина, остановитесь! Лечь лицом на землю!
Никак не реагируя на окрики, она продолжала медленно идти вперед.
– Внимание! Всем назад! – прозвучала еще одна команда, – Быстро все назад!
Спецназовцы стали пятится к исходной позиции, держа автоматы наперевес, наведенными на эту странную молодую женщину, которая услышав повторный громкий окрик, вдруг, как будто очнулась и замерла. Прикрыв рукой с белым пакетом глаза от слепящего света прожектора, она пыталась рассмотреть, что творится вокруг.
– Женщина! Остановитесь и ложитесь лицом на землю, иначе мы будем вынуждены открыть огонь! – снова раздался, теперь усиленный мегафоном голос.
Разглядев покидающих двор дома спецназовцев, странная женщина с истошным воплем бросилась в их сторону.  Ее лицо с нереально широко раскрытыми глазами, полностью заполнило собой линзу коллиматорного прицела  отходившего последним, капитана Родионова. Раздалась короткая автоматная очередь.
Яркая оранжевая вспышка осветила стены окружающих домов, изрешеченный пулями дымящийся остов «Приоры», опрокинутый детский велосипед, голые, осенние деревья…  От громкого хлопка заложило уши. Николай Родионов, почувствовал ударившую по всему телу волну горячего воздуха и резкую боль в плече. Николай проснулся и рывком сел на кровати, опустив ноги на пол. За окном сквозь закрытые шторы, начинал пробиваться рассвет. Протянув руку к тумбочке, Николай включил светильник. Потрогал рукой левое плечо, поднес ладонь к светильнику, пытаясь разглядеть на пальцах следы крови, и выдохнул с облегчением:
– Твою же мать!

Глава I
Как невыносимо душен, бывает август в Москве в первые дни месяца. Чувствуешь себя, стейком, который хотят прожарить со всех сторон. Неистово палит солнце. Зноем пышут мостовые. Раскалены каменные стены домов. Железные туши автобусов и разных троллейбусов обдают тебя жаром проезжая мимо. Конечно, можно попытаться скрыться от зноя в метро, но не факт, что поможет. Система кондиционирования просто не всегда справляется с огромной массой раскаленного воздуха.
Иногда, в прежние годы, процесс «приготовления» стейка из москвичей  включал в себя копчение дымом с горящих подмосковных торфяников. Но, с наступлением мегаполиса на окрестности, проблема стала менее актуальной. Болота исчезают вместе с торфяниками. Гореть становится нечему.
Было обычное утро начала августа, когда те, кто не может себе позволить отпуск в это замечательное время, а так же многочисленные гости столицы, ехали по своим делам, используя личные автомобили, или общественный транспорт. Карта московских дорог в гаджетах краснела от пробок. Неутомимые дорожные рабочие все так же бесконечно и неутомимо клали плитку на московских улицах, наносили дорожную разметку, ремонтировали водопроводные и канализационные сети, мачты освещения, … Короче, как могли,  усиливали дорожный хаос. Из аудиоколонок в автомобилях проистекали популярные музыкальные мелодии вперемешку с новостями, и рассказами радиоведущих о музыке, погоде и собственно о самих дорожных пробках.
Николай Родионов, выйдя со своей женой из подъезда многоэтажки на Ракетном бульваре, выбросил небольшой пакет с мусором в контейнер. В первый день своего заслуженного отпуска, они собирался пройтись по магазинам и навестить родителей, живущих на другом конце Москвы. Сев в свой припаркованный во дворе автомобиль и собираясь на какое-то время, стать частью московского дорожного хаоса, Николай завел мотор. Салон машины сразу наполнился тихим шелестом работающего двигателя и звуком музыки из аудиоколонок. Родионов выехал на Ярославскую улицу, направляясь в сторону Центра. Свернув с Ярославской и подъехав к проспекту Мира, Николай уперся в бесконечную автомобильную пробку. День обещал быть жарким и длинным. Но идиллию первого дня отдыха прервал звонок мобильника.
– Да, Родионов, слушаю… Есть! Понял! Еду! – Николай в сердцах бросает телефон на панель автомобиля, – Твою мать!
– Коля, что случилось? – встревожилась жена.
– Шевчук пропал! Срочно вызывают на службу. Летим с хозяином в Сочи! – крутя руль, Родионов перестраивал автомобиль в правый ряд.
– У тебя же отпуск?
– Ты, что, первый день замужем? Потом догуляем! Прости! Садись за руль, я на метро!
– А вещи?
  – Там все есть!
Родионов останавливает машину у края мостовой рядом со станцией метро.
– Постараюсь вернуться поскорей! – поцеловав жену, Николай вышел из машины.

В восемь тридцать утра прозвенел будильник. Именно прозвенел, потому что это был обычный, круглый, механический будильник на ножках с большой красной кнопкой сверху. Такие будильники поднимали по утрам  на работу еще наших бабушек и дедушек. Мускулистая мужская рука, выбравшись из-под одеяла, прервала раскатистую трель трудяги-будильника. Сквозь темно-зеленые шторы на окнах в легкий полумрак комнаты  пытался пробиться яркий солнечный свет. Из-под одеяла появился сам обладатель сильных рук – уже не молодой, но крепкий, немного лысоватый мужчина невысокого роста, которого легко могли узнать жители любой точки мира. С тихим жужжанием разъехались тяжелые темно-зеленые шторы на окне, заливая комнату ярким летним светом. Почистив зубы и надев спортивные шорты и рубашку-поло,  мужчина вышел на большую открытую террасу, устроенную на крыше второго этажа резиденции. Высокие растущие рядом, корабельные сосны оставляли длинные тени на земле, а утренний воздух наполняли неповторимым ароматом хвои.  На деревянном, покрытым бесцветным лаком массивном столе, стоял накрытый матерчатой салфеткой небольшой фарфоровый чайник со свежезаваренным зеленым чаем. Рядом, в накрытой такой же салфеткой тарелке, лежало овсяное печенье. Сделав несколько глотков чая, мужчина ушел с террасы, спустился на первый этаж, направляясь к стоящему невдалеке большому и длинному зданию с прозрачной крышей, которое было спортивным комплексом. Получасовая разминка на велотренажере с одновременным просмотром новостей телеканала RT на большом плазменном телевизоре прикрепленным к стене, подтягивания на турнике, гири. Затем – бассейн. Тридцать минут плавания брасом. Душ… Приятная свежесть огромного белого махрового полотенца… Свежая белая сорочка, отутюженные темные брюки. Завтрак. Кофе, омлет, стакан фруктового сока…
Обратный маршрут в главное здание резиденции. Колоны портика фронтона, и украшающий фасад золотой двуглавый орел, огромные стеклянные входные двери,  широкая мраморная лестница, ведущая на второй и третий этаж, дверь в рабочий кабинет, огромный рабочий стол…
Неслышно появился человек в строгом темном костюме с кипой бумаг и кожаной сафьяновой папкой: – Доброе утро, Виктор Викторович!
Так начинался обычный день Президента Российской Федерации Виктора Платонова.

Премьер-министр Правительства Российской Федерации Илья Волков  заканчивал легкий завтрак в одном из кафе курорта «Роза хутор»,  попутно делая какие-то записи в смартфоне.  Приезжая в Сочи, он любил заезжать и на Красную Поляну и Роза Хутор. Ему, как любителю горных лыж, больше нравилось бывать здесь зимой. Но и летом, после морских прогулок и купания в теплом Черном море, Илья тоже был не прочь прокатиться на квадроцикле и  полюбоваться горными пейзажами. Допив кофе и расплатившись, Волков направился к выходу. Охрана засуетилась, последовав следом.  На террасе возле кафе его уже ждала небольшая толпа зевак, желающая сделать сэлфи с премьером, или взять у него автограф. Появившиеся вдруг журналисты федерального телеканала,  на ходу  задают премьеру несколько вопросов, пока Волков забирается на стоящий  квадроцикл и надевает шлем с закрепленной камерой «GoPro». Волков, завел квадроцикл и отъехал от кафе.  Ревя моторами, в клубах сизого дыма, так же на квадроциклах, следом потянулась его охрана. Обычный турист, каких здесь великое множество,  в велосипедном шлеме и очках,  спортивной, зелено-черной экипировке, двигался  по заросшему лесом горному склону на дорогом маунтинбайке. Выехав на край обрыва, и посмотрев по сторонам, достал из кармана смартфон.  Через несколько минут, определив свои координаты, он уже доставал из тайника в скале рюкзак. Затем разложил на скале, пестрый купол пароплана. Порывшись  еще в тайнике, велосипедист достал из него продолговатый, черный кофр, из которого извлек с компактный автомат с глушителем.  Проверив наличие патронов в магазине, присоединил его к автомату, дослав патрон в ствол. Надев и подогнав лямки пароплана, закрепил на себе оружие.
– Гнездо, это Орел! Я на месте! – велосипедист приложил указательный палец к уху.
– Орел, я Гнездо! Объект на подходе! Готовность две минуты! – раздался в ответ голос в наушнике.
– Я орел,  вас понял! – поймав ветер в расправленный купол, велосипедист оторвался от скалы.  Колонна из трех квадроциклов двигалась вдоль ручья текущего по дну красивого горного ущелья. Премьер Волков, периодически останавливался, делая снимки на фотокамеру, висящую у него на шее, а так же, проводя прямой эфир, в одной из модных соцсетей посредством своего смартфона. Камера на шлеме демонстрировала его подписчикам, красоту окружающей природы. Два квадроцикла с охраной держались чуть поодаль, не нарушая идиллию общения с природой их босса. Охранники не успели понять, откуда пришла бесшумная смерть в виде промелькнувшей тени, пролетевшего над ними пароплана.  Оглянувшись на непонятный шум за спиной, Илья Волков увидел опрокинутые квадроциклы и неподвижно лежащие тела охранников. Остановившись, Волков услыхал негромкие хлопки в небе над головой. На небольшой высоте над ним летел паропланерист, с мерцающими странными огоньками в руках. Многочисленные подписчики премьер-министра Волкова, ставшие зрителями происходящего в прямом эфире, увидели, как картинка вдруг опрокинулась. Вместо красивых неба, леса и гор, в кадре застыли рифленые колеса квадроцикла на каменистой дороге и медленно растекающаяся по ней черная кровь.
Выбросив  с небольшого обрыва в бурлящую горную речку скомканный купол с рюкзаком, пилот-велосипедист  бросает туда же автомат, наушник и перчатки. Спустившись по крутой каменной лестнице из леса прямо к отелю, подошел точно к такому же велосипеду, припаркованному на велопарковке отеля.  Достав из кармана новые перчатки и, надев их, неспешно крутя педали, уехал по горной тропинке, в сторону красиво раскинувшегося внизу курорта Роза Хутор.

Служебный лимузин министра обороны с включенными синими «мигалками», периодически «покрякивая» на перекрестках, быстро двигался в составе небольшого кортежа в сторону Знаменки. Сам министр, брутальный немолодой мужчина с шевелюрой вьющихся, зачесанных назад   седых волос, расположившись на просторном заднем сиденье, слушал новости, звучавшие из автомобильных колонок, и что-то просматривал в своем электронном «планшете». Его адъютант – молодой темноволосый майор, сидя на переднем сиденье рядом с шофером, вел активный телефонный разговор по мобильному телефону. Мощный боковой удар сбросил министра с сидения и опрокинул тяжелый лимузин на бок, развернув его против движения. Машина с противным скрежетом продолжала скользить по инерции, пока не столкнулась со встречным автомобилем. Внедорожник охраны, ехавший замыкающим, выскочил на тротуар, едва увернувшись от загородившего дорогу тяжелого, длинномордого магистрального тягача, который протаранил машину министра. Первая машина эскорта, резко затормозив, развернулась и, включив сирену, поехала к месту происшествия, вокруг которого начала образовываться пробка. Лимузин министра с вмятыми вовнутрь дверьми и дымящимся моторным отсеком, продолжал лежать на левом боку. Водитель и адъютант пытались выбраться через выбитое боковое окно. Но как только прибывшая на помощь охрана министра попыталась выйти из своих автомобилей, раздался треск автоматных очередей. Из припаркованных у края дороги небольших фургонов, стреляя на ходу из автоматического оружия, выскакивали люди в белых медицинских масках и черных «балаклавах». Три офицера охраны министра, как подкошенные упали на мостовую. Раздались крики раненых. Пули, выпущенные нападавшими, высекали искры, рикошетя о мостовую, попадая в автомобили, их водителей, вышедших из машин посмотреть на ДТП, случайных прохожих. Люди в панике стали разбегаться, прячась за автомобилями и стенами домов. Наконец раздались ответные очереди. Прикрываясь корпусами своих машин, охрана министра открыла огонь по неизвестным в масках. Несколько офицеров стреляя короткими очередями, пытались пробиться к лимузину министра. В это время нападавшие открыли огонь из ручных гранатометов по машинам сопровождения. Серия громких хлопков раздалась почти одновременно. Улицу заволокло черным дымом от загоревшихся автомобилей. Воздух был наполнен треском выстрелов и истошными криками раненых, визгом сработавших автомобильных сигнализаций.  Откуда-то появился большой, бронированный инкассаторский фургон, который подъехал к опрокинутой машине министра. Несколько человек в черных кевларовых касках и бронежилетах, выскочив из него и хладнокровно застрелив раненных водителя и адъютанта министра, проникли в лимузин, вытащили самого министра, который не подавал признаков жизни. Они быстро забросили в фургон бесчувственное тело министра, запрыгнув вовнутрь следом. Набирая скорость и, натужно ревя мотором, броневик исчез в клубах черного дыма. В воздухе появился полицейский вертолет. Стрельба, как по команде прекратилась. Продолжали дымно гореть разорванные взрывами автомобили охраны. Испуганные водители и прохожие жались к стенам домов и деревьям. Нападавшие, бросив оружие, исчезли, «растворившись» во дворах окрестных многоэтажек. Наиболее смелые очевидцы – водители и пешеходы, продолжали снимать происшедшее на камеры своих мобильников, прячась за деревьями, каменными урнами и парапетами. В окнах домов и на балконах появились десятки любопытных лиц. В горящих машинах охраны, выбрасывая снопы искр, с громким треском стали рваться патроны, вызвав новый приступ паники у зевак.  К месту перестрелки под звук сирен, отчаянно «крякая» пытались пробиться полицейские автомобили. Вторя им, вдалеке послышались завывание сирен карет «скорой помощи». На огромном светодиодном экране, расположенном на перекрестке, популярный лысый шоумен, который год, как ни в чем не бывало, размахивая руками, рекламировал услуги крупного «операторища» сотовой связи.

Глава II
Два «споттера», или охотника за самолетами – молодые парень и девушка, фотографировали самолеты в аэропорту Внуково. Вооружившись серьезными цифровыми фотокамерами с большими объективами, они уже несколько часов снимали взлетающие самолеты. В СССР за такое занятие бы быстро посадили, обвинив в работе, на какую-нибудь иностранную разведку. Вернее, такое было не возможно в принципе. Но в наше время… Вообще-то, «споттинг» родился в Англии в годы второй мировой войны. С началом «битвы за Британию», которую начал летом 1940-го года рейхсмаршал Геринг по приказу Гитлера, с целью массированными бомбардировками сломить сопротивление англичан, возникла необходимость опознавания самолетов. Как вражеских, так и своих. Для этого были задействованы волонтеры из «Royal Observer Corps», которые визуально, при по-мощи биноклей, отслеживали приближение вражеских самолетов и далее сообщали полученную информацию по телефону на ближайший военный аэродром, или зенитную батарею. После войны это занятие стало мирным увлечением во многих странах мира. И вместо бинокля появился фотоаппарат. А сегодня начинающие фотографы-споттеры международного интернет-издания «Рlanespotters.net» Игорь и Юля, увлеченно щелкали затворами своих фотокамер, фиксируя взлет и посадку самолетов в аэропорту.  Приехав утром на своей машине во Внуково, они заняли удобную позицию невдалеке от ограждения ВПП аэропорта, который жил своей обычной суетливой жизнью. Садились и взлетали большие и маленькие самолеты, сновали массивные цистерны-заправщики, машины аэродромных служб. Зелеными муравьями казались суетящиеся на бетонке работники воздушной гавани. Вдали, напротив здания международного аэропорта, виднелся правительственный терминал, с застывшими рядом авиалайнерами президентского авиаотряда с огромными красными словами «Россия» на фюзеляжах и триколорами на огромных хвостах. На стоянке у правительственного терминала царила предполетная суета. Подъезжали и отъезжали разные автомобили, ходили и бегали люди. Игорь направил мощную оптику своей фотокамеры в сторону этой суеты, сделав несколько снимков.
Тем временем, к борту №1 подъехал президентский кортеж. Президент Платонов неторопливо вышел из огромного лимузина с названием таки «Кортеж», на ходу передавая пиджак одному из охранников.  Чуть сзади двигался офицер связи в морской форме с «ядерным чемоданчиком». Сопровождающие и охрана стали заносить в самолет чемоданы и снаряжение по дальнему, служебному трапу. У главного трапа Президент, после доклада командира воздушного судна, поздоровался с ожидавшим его прибытия экипажем Борта № 1, лично пожав каждому руку.
Подъехал микроавтобус с небольшой группой тележурналистов, которых разрешили взять на Борт №1. Служебный минивен ФСО с наглухо затонированными окнами, подвез Николая Родионова  к Борту № 1. Родионов вышел из машины, по привычке взглянув на часы. Подошел, поприветствовал начальника смены.– Товарищ полковник, майор…
– Молодец, успел! Прости, что пришлось дернуть из отпуска! – перебил доклад начальник.
– А что случилось? Кто-то заболел?
– Шевчук пропал! С концами! Телефон не доступен со вчерашнего дня. Дома его тоже нет. Жена в панике!
– И что это может быть?
– Не знаю! Кому положено уже разбираются!
– А где Хозяин?
– Катается, как всегда перед полетом… А президенты других государств удивляются, почему наш – постоянно опаздывает на встречи! – улыбнулся начальник смены, – Ладно, скоро полетим! Понимайся на борт!
– Есть на борт! – Родионов неспешно направился к  служебному трапу. Невдалеке свистя турбинами и оставляя за собой шлейф расплавленного воздуха, взлетал огромный аэробус в бело-сине-красном фирменном раскрасе  авиалиний Малайзии. Отдаленный громкий хлопок заставил всех присутствующих на бетонке повернуть головы в сторону звука. Небольшое черное облачко появилось в прозрачном небе, в том направлении, куда минуту назад улетел малазийский Боинг.
Совсем через немного времени донесся звук  взрыва, сотрясающий землю и горячий аэродромный воздух.   Большой гриб  черного дыма поднялся над деревьями вдали.
– Что происходит? – Родионов быстро спускался обратно по рапу.
  – Похоже только что вылетевший борт.
– Мне послышалось, или в воздухе был хлопок?
– Да. Очень похоже на работу ПЗРК.
– Наш борт ждали? Окрас – похож!
– Как вариант!
– Хозяин еще не вернулся?
– Еще нет!
– Б…ть! По машинам! Срочно за ним!
Мощный взрыв разворотил первый, начавший движение автомобиль. В лицо ударила волна горячего воздуха. Раздались автоматные очереди. Послышались стоны и крики. Группа вооруженных людей, протаранивших ограждение аэропорта на бронированных инкассаторских фургонах, прячась за корпусами машин, приближалась к Борту №1. Прогремел еще один взрыв. Упал раненный офицер связи с «чёрным чемоданчиком», который бежал к одной из машин. Родионов оттащил его за машину.
– Как сам?
– Нормально! Живой, вроде!
– Ну, если что, ты знаешь, что делать?
Офицер молча кивает в ответ.
Родионов запрыгнул в один из стоящих рядом внедорожников охраны и завел мотор.
Кроме «споттеров», были ещё люди, пристально наблюдающие за Бортом №1. В чёрном, комфортабельном  минивене с красными дипномерами, несколько человек в полувоенной униформе  неотрывно следили за экранами мониторов.  Дрон, зависший невысоко в воздухе недалеко от ВПП аэропорта, передавал картинку происходящего внутри закрытого периметра аэродрома. Предметом пристального внимания людей за мониторами был Борт №1 Президента Платонова и все происходящее рядом с ним.  Англоговорящие операторы активно обсуждали происходящее на мониторах.
– Почему он не выруливает на взлет?
– Не знаю! По графику, который нам сообщил источник,  он должен вылететь через 10 мин.
– Но они даже еще трапы не убрали! И куда это поехал Платонов?
– Притом один!
– Они что-то заподозрили?
– Пока не знаю!
– «Чарли», это «Браво» один!  ВЕдите  чёрный «гелентваген»! Он только что отъехал от самолета!
– Понял вас «Браво» один! Это «Чарли»! Веду чёрный «гелентваген»!
– «Браво» два, «Браво» три, это «Браво» один! Картинку наблюдаете? Отъехал черный «гелентваген»!
– «Браво» один, это «Браво» два! Наблюдаем черный «гелентваген»!
– «Браво» один, это «Браво» три! Вижу движущийся по ВПП  черный «гелентваген»!
– «Браво» два,  «Браво три»! Это «Браво» один! «Гелентваген» ваш! Мы берем на себя охрану на стоянке. Готовность одна минута!
– «Браво» один, это «Браво» два! Вас понял! Готовность одна минута!
– «Браво» один, это «Браво» три! Есть готовность одна минута!
– Удачи, «Браво» один, «Браво» два, «Браво» три! Это «Чарли»!
– Это «Чарли»! Внимание всем «Браво»! Зафиксировано падение пассажирского самолета! Направление юго-восток.
– «Чарли», что происходит?
– Внимание! У нас – Форс-мажор! Группу «Браво» пять не успели предупредить, что борт Платонова не взлетел! Они приняли взлетевший только что самолет за Борт №1!
– «Чарли»! Наши действия? Миссия отменяется?
– Нет! Внимание, «Браво» один, два, три! Это «Чарли»! Действовать по плану! «Браво» четыре срочно к месту падения самолета! Разберитесь, что там! В это время в свои мощные объективы споттеры увидели, как вдали, выехав из лесополосы, разъехались в разные стороны несколько черных минивенов. Затем послышались взрывы, и началась стрельба на стоянке Борта №1.  Споттеры  стали лихорадочно снимать происходящее на свои фотокамеры.
– Смотри, «гелик» горит! Кто-то вылез из него! Мне кажется, или это Платонов?!
– Да, вижу …  Похож …
– Так, пожалуй, нужно валить отсюда! Давай к машине! – Игорь убирал камеру в кофр.
– Ты с ума сошел?! Такой экшен пропустить? Дай запасную карту памяти! – не унималась Юля, почувствовав азарт охотника.
– Заканчивай! – продолжал настаивать Игорь.
– Все, закончила! – Юля выключила фотокамеру.
– Поехали! У нас супер эксклюзивное фото! Сегодня мы станем богатыми!
– Ты хочешь продать эти фото?
– Разумеется! А, что еще с ними делать?
– А кому?
– Какому-то крупному масс-медиа! Нужно подумать!
Игорь и Юля, забравшись в свою машину, направились в сторону автотрассы.

Глава III
Президент Платонов любил хорошие, мощные автомобили, обожал быструю езду и обожал  сам быть за рулем. Каждый раз, когда выдавалась такая возможность, во время длительных переездов, он садился за руль, либо своего лимузина, либо пересаживался за руль на внедорожник охраны. Или перед полетом мог погонять по запасной бетонке аэропорта, если позволял график. За рулем автомобиля он мог расслабиться и отдохнуть! Чёрный, бронированный «гелентваген», набирая скорость,  мчался по резервной взлетной полосе аэропорта. Мощь  пятисот лошадиных сил с глухим ревом рвалась наружу. Доехав до конца полосы, джип развернулся и начал разгон в обратном направлении. Взрыв моторного отсека опрокинул машину на правый бок и развернул на девяносто градусов. От грохота взрыва у Платонова в ушах стоял звон, как на Пасху на колокольне Храма Христа Спасителя. Не пристегнутого Президента, силой инерции забросило на соседнее пассажирское кресло. Из рассеченной брови на щеку упало несколько капель крови.  Заныла ушибленная грудь.  Салон машины стал наполняться едким дымом. В треснувшее, бронированное ветровое стекло было видно, как по бетонке, вдаль катилось оторванное взрывом колесо машины.
Став на спинку кресла, и с трудом откинув водительскую дверь, как люк танка, Платонов выбрался  из машины и осмотрелся.  В нескольких метрах валялся сорванный взрывом капот. Бетонка была усеяна обломками машины. Из развороченного моторного отсека валил дым и пар, пробивались языки пламени. Массивная дверь багажника открылась при опрокидывании машины, и из багажника вывалились, какие то вещи, бронежилеты, дорожная сумка, огнетушитель, несколько компактных автоматов и автоматные магазины с патронами.
В каком-то полукилометре на основную бетонку садился огромный аэробус. Невдалеке послышался шум автомобильного мотора.  Из лесополосы  за охранным периметром, показался такой же чёрный «гелентваген». Смяв  проволочный  забор ограждения территории ВПП, неизвестный автомобиль направился прямо к опрокинутому джипу Платонова.  Прижимая носовой платок к рассеченной голове, Платонов вышел навстречу приближающейся машине. Затем сообразив, вернулся назад, достав из багажника автомат,  остался ждать, укрывшись, за корпусом джипа. Неизвестный «гелентваген»  на большой скорости подъехал и остановился на газоне метрах в двадцати. Из него вышли  четверо в черной экипировке, в бронежилетах с автоматами в руках.
– Кто вы такие? Стойте, где стоите, иначе буду стрелять! – Платонов передернул затвор автомата.
– Господин Платонов, давайте без глупостей! Для всех будет лучше, если вы добровольно поедете с нами! – неизвестные остановились, опустившись на одно колено и взяв оружие наизготовку.
– Лучше, для кого будет? Все – это кто? – Платонов огляделся по сторонам. С противоположной стороны, в нескольких сотнях метров, так же сломав корпусом ограждения,  на бетонку выезжал еще один чёрный «гелентваген».
В районе стоянки самолетов слышались взрывы и выстрелы.
– В первую очередь для вас! – положите оружие на землю, и я гарантирую вам полную неприкосновенность!
– Вы забыли представиться! Кому я обязан такой заботой? – Платонов лихорадочно обдумывал план дальнейших действий.
Стрельба у стоянки самолетов продолжалась с большей интенсивностью!  В небо поднялись столбы чёрного дыма от горящих машин.
– Мы друзья России!
– Друзья херачат по Президенту этой самой России из гранатомета?  И что это у друга России, какой то странный акцент? Где русский язык учили? – Платонов ногой подтянул к себе еще один автомат, лежавший у машины на бетонке.
Президент Платонов с отчаяньем посмотрел на второй мчащийся чёрный внедорожник, с волочащимся куском металлической опоры и сетки-рабицы вырванной из забора, на «кентурятнике» машины. Развернувшись к «переговорщикам», он дал очередь в их сторону. С непривычки очередь получилась слишком длинной. Люди в чёрной униформе плюхнулись на землю. Прозвучало несколько ответных одиночных выстрелов. Платонов пригнул голову. Пули рикошетили от бетонки и бронированного корпуса «гелентвагена». Платонов дал короткую очередь в сторону второго, приближающегося внедорожника. Машина остановилась. Её пассажиры, выскочив из машины, упали на бетонку и отползли за машину.
Платонов услышал с противоположной стороны рев еще одного автомобильного двигателя. Он выглянул из-за машины. Резко свернув с бетонки на зеленый газон и смяв корпусом двух «переговорщиков», джип резко затормозил,  отчего по траве его повело «юзом». Оставшиеся двое из группы нападавших,  открыли по машине беспорядочный огонь. Пули глухо стучали о корпус, оставляя белые отметины на бронированных стеклах, пробивая лакированный черный корпус и застревая внутри, в бронированных плитах, не причиняя вреда водителю.
Водитель этого внедорожника принял единственно верное решения, сведя к минимуму риск и экономя время. Вдавив педаль газа в пол и, закатав колесами машины в газон двух оставшихся в живых «переговорщиков», он подъехал к опрокинутому джипу, закрыв Платонова корпусом своей машины от выстрелов со стороны второй группы захватчиков.
– Виктор Викторович, быстро в машину! – Родионов выскочил из машины, протянул руку, помогая подняться с бетонки Платонову и залезть в машину.
Усевшись на свое место, Родионов направил джип к пролому в ограждении взлетной полосы.
– Нет! Стой! Давай к моему самолету! – Платонов посмотрел на Родионова.
Родионов  остановил машину. По корпусу продолжали глухо стучать пули.
– Виктор Викторович, туда нельзя! Там серьезный замес! Нужно прорываться в город! Пока по нам из гранатомета не жахнули! Вызываем подкрепление? – он протянул мобильник Платонову.
– Да, вызываем! Хотя, стоп! Погоди! Нужно подумать, кому можно звонить! – Платонов взял телефон, – Так, Волков! – Платонов набирает по памяти номер премьера. Послышались длинные, безответные гудки.
– Не понял?! Надеюсь, он в бадминтон играет… – Платонов возвращает телефон Родионову.
– Сейчас нужно понять, кто эти люди и что это было – теракт, или мятеж? – Родионов кладет телефон на панель машины, – Секунду!
Развернув «гелентваген», чтобы пули стреляющих его не задели,  Николай вылез из машины и, достав из багажника гранатомет «муха», прикрываясь бронированным корпусом  авто, выстрелил по автомобилю нападавших. Взрыв разорвал моторный отсек джипа. Машина вспыхнула ярким факелом. Послышались крики. Родионов быстро запрыгнул обратно в машину.
– А, если позвонить министру обороны….  директору ФСО, ФСБ? – Родионов снова протягивает телефон. Платонов, включив громкую связь,  набирает несколько номеров. Безрезультатно.
– Пробовал! У всех отключены телефоны! – задумался Платонов.
– Но, не выяснив обстановку, ехать в Москву – это самоубийство! – Родионов посмотрел в окно, – Нужно подумать, где пока укрыться! А, если поехать в Таманскую, или Кантемировскую дивизию?
– Они были на маневрах на Дальнем Востоке! – Платонов, лихорадочно размышляя, тер пальцами лоб.
– Ну не все же. Кто-то же должен остаться в частях! – в голосе Родионова прозвучала надежда.
– Конечно, должны остаться! Обеспечение, караульные роты… Один – два батальона в каждой дивизии, думаю, соберем! – оживился Платонов.
Стрельба на стоянке самолетов прекратилась. Лишь трещали взрывающиеся патроны в горящих машинах охраны. Вдали в нескольких километрах в небо поднимался еще один столб черного дыма, на месте упавшего пассажирского борта. Доносился шум многочисленных сирен машин спасателей спешащих к месту крушения. Из клубов дыма на стоянке самолетов появились два быстро движущихся автомобиля. И судя по всему, это не были машины ФСО.
– Похоже не наши! – Родионов, достал с заднего сиденья и положил на колени автомат.
– Что у нас с оружием? – Платонов отсоединил магазин от своего автомата. Магазин был пуст.
– В багажнике – штатный комплект! – улыбнулся Родионов, – Еще повоюем!
– Тогда нужно валить отсюда! – Платонов пристегнулся ремнем безопасности.
Родионов мельком посмотрел на часы. Прошло всего 15 минут.

Глава IV
Руководители Пентагона, ЦРУ, Национальной разведки и прочих спецслужб США расселись в черные кожаные кресла напротив табличек со своими фамилиями, за длинным столом в зале совещаний Белого дома. Их адъютанты и помощники устроились на широких так же чернокожих диванчиках, установленные вдоль стен зала.
– Господа! Президент Соединенных штатов! – глава аппарата Белого дома Джон Нелли поднялся со своего места.
Присутствующие встают. Быстрой  походкой в комнату вошел Президент Дэвид Крамп в сопровождении вице-президента Йена и  госсекретаря Борнео и занял свое место посередине стола.
– Итак, господа… – Крамп сделал приглашающий жест.
– Господин Президент! – поднял руку директор ЦРУ Хостелл, – Срочное сообщение! Непредвиденное осложнение в Москве! Попытка убийства Президента Платонова! Пропал премьер-министр Волков. Неизвестными вооруженными людьми захвачен, возможно и убит министр обороны России! Отмечены уличные бои!
– Да, я уже видел новости! – кивнул Крамп, – Что происходит? Это переворот, или просто покушение? И кто за всем этим стоит? Чем занимается наша разведка? Почему мы узнаем о таких вещах по телевизору! Где директор Национальной разведки?
– Господин Президент! Мы изучаем ситуацию! Анализируя все обстоятельства происходящего в Москве, это могут быть наши старые подопечные – группа «Август»! – вступил в разговор директор Национальной разведки Ноутс.
– Как, «Август»?  – Крамп поднял очки на лоб, – Мы же еще год назад закрыли этот проект! После бойни, которую они устроили в Тунисе! И вы помните, каких усилий нам стоило замять этот скандал!
– По имеющейся у нас информации, представитель королевской семьи саудитов принц Сулейман весной, приезжал в Дубай, где встречался со Скоттом Гриффином, – Хостелл отодвинул электронный планшет, – Мы поначалу не придали этому серьезного внимания, рассчитывая, что это может быть заказ по разборкам в королевском семействе, или по их конфликту с хуситами… Учитывая, что группа «Август» осталась без работы это было вполне  объяснимо… Но мы не могли подумать, что саудиты могут решиться убрать Платонова! И скорей всего это могло случиться из-за срыва газовых контрактов по Западной Европе!
– Вы понимаете, что произойдет, если выяснится, что за событиями в Москве стоит группа «Август»? И что еще может произойти, если они доберутся до Платонова! – побагровел Крамп.
– Все договоренности и наработки последних восьми-десяти лет полетят к черту! – директор Национальной разведки Ноутс нервно постучал ручкой по столу.
– Во всем этом есть один выгодоприобретатель! – Хостелл обвел взглядом присутствующих.
– И кто же? – откинулся на спинку кресла Крамп.
– Китай! Они получат газ саудитов, которые затоварены им по завязку, по бросовым ценам.
– И продолжат мировую экспансию с удвоенной силой! – Крамп бросил очки на стол.
– Да! Именно так, господин Президент!
– А какова вероятность того, что к этому может быть причастен и Китай! – оживился Крамп.
– Нельзя исключать! Мы постараемся выяснить!
– Постарайтесь! И, как можно быстрее!
– Да, сэр!
– Да, и еще, Хостелл!
– Сэр!
– Подумайте, как мы сейчас можем помочь Виктору Платонову? Нужно, чтобы мистер Гриффин и его люди из группы «Август» вернулись из Москвы в наручниках… А лучше в пластиковых мешках… – Крамп многозначительно посмотрел на директора ЦРУ.
– Я вас понял, господин президент! – кивнул головой Хостелл. Дубай. Тремя месяцами ранее.

Принц Сулейман в блестящих на солнце капельках воды, застрявших в черной бороде, и в прилипших к телу, фирменных спортивных шортах до колен, вышел из лазурного моря на закрытом частном пляже. Слуга, ожидавший  под большим белым шатром,  с поклоном подал ему белоснежное махровое полотенце. На большом раскладном столике  красовались блюда с фруктами и сладостями, холодные напитки, кальян. Слуга, закончив манипуляции с кальяном, неслышно исчез. На большом экране установленного в шатре телевизора – наездники в белых кандурах, нещадно хлестали узловатыми верёвками по бокам бегущих галопом по ипподрому верблюдов.
– Люблю приезжать сюда! Аллах дал этой земле много нефти, много газа, много песка и даже такое замечательное море!  – принц откинулся на спинку пластикового пляжного кресла, – Назим, давай будем говорить на английском, чтобы наш гость не обиделся! Так на чем мы закончили?
– Мы, Ваше Высочество, говорили о долгосрочных перспективах по России в свете ваших последних планов, – Назим подобострастно склонил голову.
– Ах, да! Мало убрать одного президента! – принц сделал затяжку из кальяна, – Нужно сделать так, чтобы новый президент, был твоим другом! И не мешал твоему бизнесу! Кого мы можем в России назначить нашим другом?
– Мы попробуем подобрать пару возможных кандидатур, Ваше Высочество. Хотя это будет весьма не просто!
– И кто это может быть?
– Люди, обиженные Платоновым! Беглые олигархи, оппозиционеры…
– А в России есть оппозиционеры? Вот у нас их нет… Пока обходимся! Дорогой, Назим! Нам нужны не отверженные и  изгои, а человек успешный, известный, наделенный определенной властью! Вы согласны, мистер Гриффин?
«Мистер Гриффин» в темных очках и плавках, полулежа на шезлонге, молча поднял большой, запотевший стакан с безалкогольным коктейлем в знак согласия.
– Ваше высочество, мне кажется, я знаю такого человека! – улыбнулся Назим.

Глава V
Годом ранее. Юрмала. Латвия.
По широкому, песчаному пляжу Юрмалы, мимо белых шатров летних кафе и выстроившихся в ряд вдоль пляжа, синих мусорных контейнеров и зелено-белых кабинок биотуалетов, не спеша прогуливались два, уже не молодых человека. Лица бывшего премьер министра Правительства России и беглого, в прошлом судимого, олигарха – нефтяного магната,  не сходившие в свое время с телевизионных экранов, хорошо были знакомы всем взрослым жителям России.
– Рад, что вы нашли возможность встретиться! – Петраковский прищурился сквозь линзы своих очков.
– Ну, как я мог не принять приглашение, от такого уважаемого человека, как Михаил Петраковский! – Гурьянов пожал протянутую руку, слегка склонив свой безукоризненный, сильно поседевший, косой пробор.
– Ну, не преувеличивайте значимость моей персоны! – сдержано улыбнулся Петраковский, – Просто подумал, а не пригласить ли вас отдохнуть несколько дней в Юрмале.
– Да, место – замечательное! Лето, европейский курорт,  страна – член НАТО! – Гурьянов посмотрел вокруг.
– Да! И Платонова не любят! – снова блеснул белоснежной улыбкой Петраковский.
– Да, это тоже немаловажно в плане безопасности! – с серьезным выражением лица поддержал Гурьянов.
– Не хотите снять обувь? Я – сниму!  Замечательно! Какой приятный песок!
– Да, пожалуй, и я сниму!
– Тогда вперед? – Петраковский вытянул вперед руку.
– Только вперед!
– А, как на родине обстоят дела в вопросах партийного строительства?
– Весьма печально!  Как вы знаете, моя партия на последних выборах не смогла пройти в Думу!
– Да, жаль!
– Не то слово!
– Какой чудесный воздух! Запах моря! – Петраковский с шумом втянул носом воздух.
– Да! И пейзаж замечательный! Вы не купались?
– Нет. Мне кажется, вода несколько холодновата! – Петраковский осторожно зашел в воду мимо бегающей по берегу детворы, – И как им не холодно?
– Едва соленая!  – Гурьянов  зачерпнул воды в ладонь, – Да, не Бали! И не Ялта с Сочи!
– Теперь давайте подумаем, как нам быть и как нам обустроить Россию! – продолжил  Петраковский, выйдя из воды.
– С удовольствием! Этим голова занята все последние годы!
– Ну, надеюсь, вы понимаете, что у России с Платоновым во главе, будущего нет? – голова  Петраковского  заметней задергалась от нервного тика.
– Я это отчетливо понимаю и всегда это говорил! – занервничал и Гурьянов.
– Нам уже сейчас необходимо подумать о создании теневого кабинета министров, чтобы будущее переходное правительство могло в кратчайшие сроки включиться в работу!
– Ну, прежде нужно подумать, как устранить Платонова!
– Разумеется! Этим я сейчас и занимаюсь – поиском и координацией сил и средств, для предстоящей операции, – Петраковский остановился, развернувшись к Гурьянову.
– Вы имеете в виду отстранение, или устранение Платонова? – напрягся Гурьянов.
– Видите ли Миша…  Простите за фамильярность! Как вы понимаете, этот вопрос весьма и весьма непрост. Все будет зависеть от сложившейся конкретной  ситуации. И наши друзья с берегов Потомака и других милых сердцу мест, рассматривают оба варианта развития событий.
– Да, я вас понял!
– С отстранением Платонова, естественно возникает вопрос о замене всех членов кабинета министров, руководителей силового блока! Где мы найдем столько компетентных специалистов с опытом государственной работы?
– А нам пришлют опытных управленцев!  Наши друзья, как это было в Киеве.
– Ну, да,  ну, да…
– Будет нужна большая работа юристов, которые приведут законодательство России в соответствие с законами остального, цивилизованного мира!
– Эта работа займет много времени!
– А мы не будем спешить! Плюс раз и навсегда закрыть вопрос по Крыму!
– Возвращаем Украине?
– Разумеется!
– Представляете, какой будет резонанс в стране среди патриотов!
– Переживем! Пересажаем!
– Ну, и конечно – главный вопрос – кто будет ИО премьер-министра в этот непростой промежуток времени до внеочередных выборов Президента?
– И кто же? – опять напрягся Гурьянов.
– Мне кажется, наиболее оптимальна ваша кандидатура, как единственного человека в нашей команде, имеющего опыт серьезной руководящей работы на самых высших государственных постах.
– Спасибо… Но мне казалось, что мой опыт работы на самых высоких государственных постах, позволяет рассчитывать на президентское кресло? – грустно улыбнулся Гурьянов. – Вы меня простите, наши зарубежные партнеры имеют на этот счет несколько иное мнение!– блеснул линзами очков Петраковский, сразу переменив тему разговора,
– Ну и не менее важный вопрос – с государственными компаниями-монстрами:  Газпром, Роснефть, Алроса, Газнефтеэкспорт… Объявляем новую национализацию! Недра принадлежат народу! Так кажется?
– Хотите отыграться за Газнефтеэкспорт?
– Я ждал этого момента 16 лет! Ждал, когда сидел  в СИЗО, когда шил рукавицы на зоне, когда хоронил мать…
– Я очень вас понимаю!
– Это вряд ли… И немаловажно – информационное сопровождение! Я учредил специальную структуру, некое медийное ФБР, которое будет проводить независимые журналистские расследования деятельности клики Платонова по всему миру. Украина, Сирия, Африка, Венесуэла… Наемники ЧВК Глинки, Выборы в США, отравления в Англии, кокаин в Аргентине… Даже, если будет мор кроликов в Австралии, или пингвинов в Антарктиде! Немного фантазии и желания, и мы везде сможем отыскать след Кремля!
– Замечательно! Но, потребуются  разнообразные, дискредитирующие Кремль и Платонова, инфоповоды!
– Разумеется! Об этом я вам и говорю! Мы обеспечим новостные ленты этими инфоповодами!
– А, что делать с этими всеми Ментальными, Молодцовыми? Они ведь типа тоже оппозиция, тоже шатали режим! Захотят получить свою долю малую участия в будущем обустройстве России!
– Ну, это были полезные идиоты! А поскольку они все-таки идиоты, то ничего серьезного им обещать нельзя! Это люди только для горлопанства на площадях. Ничего стоящего они предложить не смогут. А тем более, что-то серьезное претворить в жизнь. Их кредо – ор ради ора! С обязательным указанием в соцсетях реквизитов банковской карты, или «Яндекс-кошелька» для сбора средств на борьбу с режимом.
– А что делать с премьером Волковым?
– Запишитесь на аудиенцию и подарите ему накануне, какой-нибудь новый гаджет, и мы о нем забудем на неделю, другую … Он даже ничего не поймет! А в идеале, его нужно переманить на нашу сторону! В случае его поддержки, смещение Платонова будет выглядеть вполне легитимным!
– Да, очень хорошо понял вашу мысль!
– Ну, и учитывая опыт украинского майдана, мы не должны позволить Платонову покинуть страну. В противном случае, я не дам ни копейки за успех миссии… И за наши жизни тоже.
– И все же, примерно, какие средства будут выделены на проведение этой миссии? Смена режима – мероприятие затратное! – у Гурьянова покраснело лицо.
– Ну, пока конкретную сумму я назвать затрудняюсь. Сейчас просчитываем все возможные затраты. Оружие, транспорт, наемники, пресса… И соответственно, источники финансирования.
– Михаил Борисович, а планируемых средств точно будет достаточно для проведения нашей миссии?
– Уважаемый, Михал Михалыч! Если никто по старой привычке, не начнет пилить и дербанить, то да! Будет интересно понаблюдать, если  кто-то попросит откат с наемников, – прищурился  Петраковский.
– Да, смешно! – Гурьянов нервно улыбнулся.
– Ну, и конечно, еще раза напомню, самое главное – полная секретность миссии. Малейшая утечка – и все пойдет прахом!
– Да, разумеется!
– Вы не очень спешите? Давайте зайдем в кофейню? На улице Йомас есть замечательное место! Чудный кофе и замечательный десерт!
– Конечно! С удовольствием!
Собеседники направились в сторону города.

Глава VI
Руслан Саитов с лицом, перепачканным кровью и копотью, с пистолетом Стечкина с пристегнутой деревянной кобурой в руке, в сопровождении личной охраны, вышел из горящего здания Правительства Чеченской республики.  Под ногами хрустело битое стекло и куски кирпича, катились в разные стороны, настрелянные автоматные гильзы. Легкий ветерок разгонял по двору  россыпи белых бумажных листов.  Вооруженные люди в форме спецназа, складывали перед зданием на красную плитку тротуара  трупы участников нападения. Объезжая обломки сбитого беспилотника, сновали «скорые»  с включенными сиренами, увозя раненных сотрудников администрации, бойцов спецподразделений и полиции. Кому то продолжали оказывать помощь прямо на газонах и скамейках. Прибывшие пожарные расчеты раскатывали брезентовые рукава, заливая разгорающееся пламя. По периметру прилегающей территории, выискивая цель, хищно вращали башнями подъехавшие серо-зеленые пятнистые БТРы. К зданию правительства подъехал чёрный «гелентваген» с синей мигалкой.
– Руслан Ахмедович, вы живы? – из машины выскочил начальник МВД республики Рустем Дасаев.
– Да, слава Аллаху, все нормально! Сколько наших братьев убито? – Саитов приобнял Дасаева, уткнувшегося лицом ему в плечо.
– Пятеро убитых полицейских, два спецназовца. Общее количество раненых выясняем. На данный момент известно о 15 раненых силовиках. Плюс много пострадавших гражданских лиц – работников администрации! – все повернулись к входу в здание, из которого выносили очередного раненого.
– Кто эти шайтаны, и что им было нужно, да? – поинтересовался Саитов, проходя мимо шеренги убитых террористов.
– Выясняем! Но, походу,  не нохчи! Мы захватили живыми двух человек! Судя по говору – украинцы. У некоторых соответствующая символика в виде татуировок – один из бойцов спецназа задрал на убитом толстовку, продемонстрировав татуировку в виде украинского герба. На груди другого убитого  синела наколотая эмблема одной из дивизий СС.
– Где эти шайтаны? – Саитов огляделся по сторонам.
– У фонтана напротив мечети, – махнул рукой боец.
– Хочу посмотреть на них! – Саитов решительно зашагал в сторону стоящей неподалеку, на территории правительственного городка мечети, у которой суетились люди.
На территорию административного городка республики въезжает чёрная «Приора» и на большой скорости подъезжает к Саитову. Быстро покинувший ее человек увешанный оружием, так же прижался лицом к плечу Саитова.
– Руслан Ахмедович! В Москве совершено покушение на Президента Платонова! Говорят  вооруженный переворот! Убит министр обороны!  – всем своим видом человек показывал озабоченность и тревогу.
– А, что с Платоновым? Он жив? – остановился Саитов.
– Информация противоречивая! Проверяем! Говорят,  упал Борт №1, на котором  Платонов вылетел из Москвы! – боец развел руками.
– Говорят, говорят! Что-то есть конкретное, да? – начал злиться Саитов.
– Самолет толи взорвали, толи сбили из ПЗРК! – боец виновато смотрел на Саитова.
– Я могу ошибаться, но, похоже, эти шайтаны вас хотели одним махом с Платоновым убрать! – задумчиво произнес Дасаев.
– Кто может стоять за всем этим? – Саитов посмотрел на Дасаева.
– Будем выяснять! – Дасаев достал из кармана телефон.
– Выясняй! И как можно быстрей! Где мой мобильник? Я  сейчас наберу Платонову! – Саитов подозвал своего помощника, державшего наготове автомат. Порывшись в кармане, помощник извлек из него «Айфон». Попытки дозвониться до Платонова оказались напрасными. Из динамика смартфона доносился голос автоответчика  сообщавшего, что абонент недоступен.
– Так, а что Волков? – Саитов набирает телефон премьер-министра. Так же безуспешно.
– Не понятно все это … Пытайся дозвонится по обеим номерам, да! Если  ответят, дашь мне трубку! – Саитов вернул мобильник помощнику, подойдя к мечети.
– И все же,  кто стоит за всем этим? – Саитов заглянул в глаза Дасаеву.
– Мы выясним! – Дасаев так же пристально посмотрел ему в глаза.
– УзнАем, ВЫясним! За что тебе деньги платят, Рустем? Хочешь, да, я прямо сейчас, все узнаю и выясню?  – Саитов подошел к захваченным террористам, сидящим на тротуаре в надетых за спиной наручниках.
– Как тебя зовут? – Саитов сел на корточки перед одним из террористов.
– Ще не вмерла України, ні слава, ні воля, ще нам, браття українці, усміхнеться доля. Згинуть наші вороженьки, як роса на сонцi…   – запел тот  в ответ.
Выстрел в голову обрывает пение. Саитов, вытерев брызги крови со лба, подходит ко второму террористу.
– Как тебя зовут? – Саитов наклонился к его лицу.
– Ме… Меня – Ярослав, – проглотив комок,  ответил террорист
– Будешь петь, или поговорим? – улыбнулся Саитов.
– Поговорим! – в глазах Ярослава застыл страх.
– Ай, молодец, да! Я так сразу и подумал, что пение это не твоё! И откуда ты приехал к нам, Ярослав? – Саитов щелкнул предохранителем, убирая пистолет.
– Из Житомира! – выдавил Ярослав.
– О-о-о! Иностранец оказывается! А зачем ты к нам приехал из Житомира? – Саитов с участием смотрел на собеседника.
– Нам обещали хорошо заплатить! У меня мама сильно болеет! – Ярослав начинает рыдать.
– А мама тебе не сказала, что можно пойти работать на стройку, как делают твои соотечественники, или в Польшу поехать, яблоки собирать, да? Или почку свою продать! А ты, шайтан, да, людей пошел убивать?
– Я не хотел! Не убивайте меня! – продолжает рыдать Ярослав.
– Понимаю, да! Тебя заставили обстоятельства! – снова раздался щелчок предохранителя, взводящего пистолет Саитова, – Сколько вас, кто послал и зачем?
– Я в армии контрактником служу. В 95-й  аэромобильной бригаде, – наемника продолжало колотить от страха. – Весной к нам в часть приезжали из Киева офицер СБУ с каким не то американцем, не то англичанином. Искали добровольцев. Сказали, что есть очень важная и хорошо оплачиваемая работа в России. Нужно будет немного пострелять. Нас собрали почти двести человек для подготовки. Тренировали  два месяца. Потом,  кого-то повезли в Москву, а нас сюда.
– Сколько вас приехало в Грозный? – Саитов поднялся, убирая пистолет в кобуру.
– Человек сорок-пятьдесят… – заерзал на земле Ярослав, – Мы сюда ехали по двое, по трое. Каждая группа еще в Украине по фоткам изучала это здание, как его штурмовать. Оружие было приготовлено в машинах-тайниках в городе. По команде должны были сосредоточиться у здания правительства и начать штурм. Сказали тому, кто убьет Саитова, заплатят сто тысяч долларов… Не убивайте меня, пожалуйста! – террорист снова зарыдал.
– Сколько их здесь лежит? – Саитов кивнул головой в сторону убитых террористов.
– Здесь – двадцать один! Там еще у ворот и по дороге в город есть. Когда пытались отсюда скрыться, – доложил Дасаев.
– Ну, а потом, что? Допустим, шайтаны, убили вы меня. Как обратно выбираться, вам сказали? – снова присел на корточки Саитов.
– Сказали потом пробиваться в аэропорт. За нами пришлют самолет! – немного успокоился Ярослав.
– Какой самолет? Кто пришлет? – удивился Саитов.
– Как кто? Американцы! – Ярослав пожал плечами.
– О как! Самолет, да?! И вы, олени, поверили? – Саитов и окружающие его бойцы рассмеялись.
– Да! Сказали, что из Грузии пришлют! Грузия хочет в НАТО, и они обещали помочь! – продолжал настаивать Ярослав.
– Шакалы! Срочно объявляйте план «Перехват»! Нужно оставшихся шайтанов отловить, да! – Саитов поднялся.
– С этим, что делать? И с остальными? Как первого? – Ахмед Аутаев, командир  спецназа, достал из кобуры пистолет.
– Дяденьки, не трэба! – Ярослав в ужасе отшатнулся, упав на спину.
– Нет! Пусть живет, да! В тюрьму пойдет! Увезите его! – сделал жест рукой Саитов.
– Ахмед! Срочно собирай весь свой спецназ с полной выкладкой, боеприпасами, сухим пайком на 7 дней, да! – Саитов сел на скамейку, его соратники стали перед ним, – Денег на непредвиденные обстоятельства возьми! Я распоряжусь!  Полетите в Москву на помощь Платонову!
– Когда? – спросил Аутаев.
– Сегодня! Медлить нельзя, да! В 18 часов встречаемся в аэропорту. Я вас провожу. Мне скорей всего, придется остаться в Грозном, да! А то боюсь, шайтаны могут снова полезть!
– И наберите мне наше представительство в Москве! Может они что-то знают! – Саитов снова подозвал помощника.
У Дасаева зазвонил мобильник.
– Руслан Ахмедович! Наши парни сейчас захватили фургон, с которого управляли этим дроном, – Дасаев с трубкой у уха, кивает головой в сторону обломков боевого беспилотника.
– Где? – Саитов чуть не подпрыгнул от удивления.
– У Алхан Калы! – Дасаев в карман прячет телефон.
– Поехали! Быстро! Времени мало! – Саитов вместе с помощником садится в подъехавший к нему «гелентваген».
Под прикрытием двух БТРов, с бойцами спецназа на броне, небольшой кортеж выехал в город.

Глава VII
Президент госкорпорации «Газнефтеэкспорт» Сергей Селезнёв вышел из кабины вертолета «Еврокоптер», приземлившегося на территории летней резиденции Президента РФ в Ново-Огарево, сразу окунувшись, после приятной прохлады салона вертолета, в духоту августовского полдня к которой примешивался устойчивый запах гари. Селезнев и сопровождавший его вооруженный человек, направились к зданию резиденции, проходя мимо тел убитых офицеров охраны и догорающего у входа в резиденцию внедорожника.  Кто-то из наёмников, на куполе резиденции, пытался снять с флагштока президентский штандарт.
Поднявшись по ступенькам резиденции залитым кровью, усыпанным битым стеклом и стреляными гильзами, мимо посечённых пулями колон фасада, Селезнев через распахнутую настежь входную дверь, оказался в просторном холле, где так же все напоминало о недавнем бое. Поднявшись в апартаменты Президента, он увидел сидящую у стола в центре комнаты жену Президента Платонова - Ирину, красивую брюнетку лет тридцати пяти, прижимающую к себе маленького испуганного сына. В комнате находится Скотт Гриффин и несколько вооруженных наёмников. Селезнёв сел за стол напротив женщины.
– Ирина, мне жаль, что все так вышло! Виктор, наверняка, будет тебе звонить. Уговори его не усложнять всё и сдаться. Эти люди шутить не будут! – Селезнев нервно забарабанил по столу пальцами, глядя на свои руки.
– Законно избранный Президент России должен сдаться кучке проходимцев и убийц? – Ирина Платонова метнула презрительный взгляд.
– Но, ты ведь хочешь увидеть его живым и здоровым? – поднял на нее глаза Селезнев.
– Ты угрожаешь?! Ты, человек, которому Виктор поручил крупнейшую госкорпорацию и сделал богатейшим человеком России?
– За последние сутки многое изменилось!
– И такие понятия, как честь и достоинство тоже?
– Всё очень не просто! И, мне кажется, во многом дело в «Газнефтеэкспорте». Прости…
Поднявшись со стула, Селезнёв вышел из комнаты. Скотт Гриффин угрожающе посмотрел на Ирину Платонову, задержавшись в дверном проеме а, затем вышел следом за Селезнёвым.
– Вы слышали!? Я сделал всё, о чем вы просили! Вы отпустите мою семью? – Селезнёв умоляюще посмотрел на Скотта.
– Терпение, господин Селезнёв! – Скотт покровительственно похлопал Селезнёва по плечу, – Еще одно небольшое усилие! В наших с вами общих интересах! Вы станете очень большой фигурой! Очень! И поверьте, вам это должно будет понравиться!
– Куда уж больше…и лучше, – Селезнёв тяжело вздохнул.
Скотт головой сделал знак  в сторону дверей. Селезнёв, развернувшись, вышел, в сопровождение Скотта и его людей. Вернувшись через половину часа, Скотт застал Ирину Платонову все так же неподвижно сидящей за столом. Скотт, попросил своего наемника принести воды и, усевшись за столом напротив, положил на стол свой пистолет и мобильник, отобранный у Платоновой.
– Ну, как, позвонит господин Платонов, или нет? Неужели, вы и ребёнок ему настолько безразличны?
Ирина проигнорировала вопрос Скотта.
Наконец, раздался звонок мобильника лежащего на столе. Скотт, перехватив руку Ирины, взял смартфон. Но прочитав имя звонившего абонента, сбросил звонок.
– Это был не наш абонент! Так продолжилось еще несколько раз. Видимо друзья и знакомые пытались узнать, что происходит. Наконец, на большом дисплее завибрировавшего под звук российского гимна мобильнике, высветилось слово ВИКТОР.
– Ну, наконец-то! И, как пафосно! – натянуто улыбнулся Скотт, нажимая на зеленую кнопку ответа.
– Ирина! Алло, Ирина! Ты меня слышишь? – раздался взволнованный голос в динамике.
– Господин, Платонов! С вашей женой всё хорошо! Она и ваш ребенок очень ждут вас дома! – Скотт положил трубку.
– Ну, а теперь нам остается просто дождаться вашего мужа! Если, конечно вы для него что-то значите! Поглядев на часы, Скотт достал из кармана «айкас». Увидев недоумевающий взгляд Платоновой,  Скотт, как бы извиняясь, улыбнулся, – Давно собираюсь бросить курить!
В это время в комнату вошел один из наемников.
– Сэр! Сообщение от «Чарли»! Засекли объект на Киевском шоссе! Направляется на Юго-Запад, в сторону Наро-Фоминска!
– Вот видите! Вашему мужу не до вас! – Скотт, бросив недокуренный стик в чашку, убрал «айкас», и направился к выходу из комнаты.
– Молитесь, чтобы Платонов не пришел за вами! – отчетливо, ему  вслед произнесла  Ирина Платонова.
Криво усмехнувшись, Скотт уходит. В дверях остался стоять вооруженный наёмник.

Виктор Платонов подавленно отбросил мобильник на капот машины, стоящей в зарослях небольшого лесочка. Николай Родионов, у открытого багажника «гелентвагена» набивал автоматные магазины патронами, разрывая бумажную упаковку пачек.
– Что? – Родионов оторвался от процесса.
– Ирина с ребенком у них! – выдохнул Платонов.
– Они захватили вашу резиденцию?
– Да!
– А, что наша охрана?
Платонов молча разводит руками.
– Какие наши действия?
– Я думаю! – Платонов, отвернувшись, шумно, носом втянув воздух.

Глава VIII
Выехав на Киевское шоссе, Игорь с трудом втиснул свой фургон в поток машин, текущий в сторону Москвы. В аудиоколонках звучала какая-то модная музыка. А ледяной  воздух включенного на полную мощность кондиционера,  наполнял салон машины приятной прохладой, после многих часов, проведенных на жаре и солнцепеке. Сидевшая рядом Юля листала на дисплее фотокамеры отснятые сегодня кадры.
– Это были точно не съемки фильма? – Юля вставила в камеру новую карту памяти.
– Да, нет! Вроде все было по-настоящему! – Игорь убавил громкость радиоприемника.
– Поправь меня, если я ошибаюсь! Теперь мы богаты? – Юля заерзала в кресле.
– Ты снова о продаже этих фото? – Игорь бросил на неё беглый взгляд.
– Ну, да! Не в «инстаграмм» же их выкладывать! – удивилась Юля.
– Итак, кому ты их хочешь продать? – не отрывая глаз от дороги, поинтересовался Игорь.
– Крутым масс-медиа! ВВС там, или CNN… Тем, кто заплатит больше! – все больше оживлялась Юля, – Хоть наши, хоть зарубежные! Представляешь, фотохроника  покушения на Президента России! Это же такой эксклюзив!
– Главное, чтобы за этот эксклюзив потом не отправили в Сибирь, снег убирать! – хмыкнул Игорь.
– Да, ну тебя с твоими шутками! – Юля снова занялась разглядыванием снимков в фотокамере.
– Что за гул? Ты это слышишь? – Игорь нажал клавишу стеклоподъемника.
Сильный гул, переходящий в надрывный, режущий слух тяжелый свист, ворвался в мерное звучание музыки, вытеснив все другие звуки. Прямо над дорогой, по ходу их движения теряя высоту, пролетел, мигая бело-жёлтыми сигнальными огнями огромный  серебристо-серый самолет. Он едва не задевал своими крыльями верхушки вековых сосен и елей, растущих вдоль дороги. Одна из четырех турбин выбрасывала языки оранжевого пламени.  Из огромного брюха самолета через полуоткрытую заднюю аппарель валил густой серый дым и вываливались, какие то чёрные точки.
– Что происходит? Он, что падает? – тихо спросила Юля, машинально наведя фотокамеру на летящий самолет.
– Да! Очень похоже! Но, мне кажется, пилот хочет его посадить!– охрипшим от волнения голосом, ответил ей Игорь.
– Что, прямо на дорогу? – щелкая затвором камеры, недоумевала Юля.
– Ну, да! Если удержит! Других вариантов, похоже, у него нет! – начал притормаживать машину Игорь.
– Смотри, что это?! – Юля убрала от лица фотокамеру.
В небе на фоне дымного следа, кружились, подобно семенам ясеня россыпи разноцветных листовок. Несколько листков желтой, синей и салатовой бумаги, прилипли к лобовому  стеклу машины, закрывая обзор Игорю, а Юле мешая снимать падающий самолет. Игорь, быстро включил «аварийку» и выехал на обочину.
– Я вижу то же, что и ты? – первой в чувство пришла Юля.
– Или одно из двух, или нас посетила коллективная галлюцинация, – негромко произнес Игорь, – Это, что – деньги?
– На первый, невооруженный взгляд,  это очень  похоже на деньги! – Юля отложила фотокамеру, – На стекле тысяч двадцать похоже!
– И на радиаторе еще тысяч сорок! – выйдя из машины, крикнул Игорь.
Юля тоже вышла из машины, и подошла к Игорю.  Сняв с решетки радиатора одну купюру, Юля стала внимательно ее рассматривать на свет.
– Походу, деньги настоящие – сделал заключение Игорь, после некоторых манипуляций с купюрой.
– Да, похоже! – согласился Юля.
Игорь подпрыгнул, пытаясь поймать в воздухе крутящиеся деньги.  Юля последовала его примеру. Собрав по небольшой охапке, они забросили деньги в салон своей машины и тут же начинали собирать следующую охапку, благо дорога и обочина были обильно усыпаны купюрами.
– Какой чудесный у нас сегодня день! Сенсационные кадры и бонусом – куча бабла с неба! – Юля не скрывала своего восторга.
Многочисленные машины, ехавшие по шоссе в сторону Москвы и обратно, остановились на обочине. Их пассажиры с большим  усердием и криками восторга, занимались собиранием денежных знаков на дороге и вдоль неё, снимая происходящее на мобильные телефоны.  Послышался отдаленный взрыв.
– Быстро в машину! Ты заметила, куда он упал! – забросив последнюю горсть наличности в салон, Игорь завел мотор, – Пристегнись, взлетаем!
Съехав через пару километров с трассы, Игорь поехал по грунтовке через поле к лесополосе, над которой поднимались клубы черного дыма.  Небольшой перелесок, куда упал самолет,  выглядел, словно после урагана. Верхушки деревьев, как бритвой,  были срезаны падающим по пологой траектории самолетом. Игорь осторожно вел машину по едва угадывающейся в лесополосе, заросшей травой дороге, пока путь не преградил возвышающийся  среди переломанных деревьев,  огромный хвост самолета. Рядом были разбросаны, какие то ящики, лежали несколько тел людей в камуфляже.  С места непосредственного падения самолета, которое было в паре десятков метров в глубине лесополосы,  доносились звуки пожара и треск, взрывающихся в огне патронов.
– Эй! Есть, кто живой? – крикнула Юля, – Неужели все погибли?
– Интересно, кто эти люди и что это за самолет? – Игорь наклонился над одним из погибших.
– Блин! Что за день такой сегодня? Давай уедем отсюда! – испугалась Юля.
– Да, сейчас уедем! Я думаю, вряд ли это был самолет инкассаторов! – Игорь поднял валявшийся гранатомёт.
– А он не выстрелит? – испугалась Юля.
– Надеюсь, что нет! – Игорь аккуратно кладет гранатомёт на землю.
– А мы можем взять пару пачек? – Юля подняла с земли пачки с деньгами.
– Это – уже деньги мёртвых! Ты хочешь, чтобы тебя считали мародером? – поинтересовался  Игорь. Юля брезгливо отбросила деньги. Неожиданно, совсем рядом, за деревьями, со стороны горящего самолета, раздаются треск автоматных очередей, слышатся крики.
– Вот теперь – бежим! – схватил Юля за руку Игорь.
Ломая корпусом ветки и едва не задевая стволы деревьев, Игорь гнал автомобиль из лесополосы обратно, в сторону поля, угадывавшегося совсем рядом,  светлым пятном сквозь гущу зеленых зарослей.  Юля тщетно пыталась пристегнуться ремнем безопасности, подлетая в кресле на ухабах. Наконец в глаза ударил яркий свет клонившегося к закату оранжевого, августовского солнца. Игорь на пару секунд остановил фургон на краю поля, до горизонта  усеянного качанами  молодой капусты. Несколько глухих ударов по корпусу машины заставили Игоря и Юлю пригнуть головы. Увидев в лобовом стекле два небольших, круглых отверстия, Игорь  до упора нажал на педаль газа. После нескольких минут непрерывной езды в клубах пыли по просёлку, опоясывающему капустное поле, Игорь остановил машину, заехав в небольшой  лесок.
– И что это значит? – Игорь  просовывает указательный палец в пулевое отверстие в лобовом стекле.
– Мамочка, что это?! – испуганно прошептала Юля.
– И главное – почему? – Игорь открывает дверь машины.
– Нас, что хотели убить? – Юля тянется, чтобы потрогать отверстие.
– Может быть! Но это пока не точно! – Игорь обошел вокруг машины.
– Дырка от пули это тебе не точно? – возмутилась Юля.
– Ну, не дырка, а дырки! – Игорь показывает на разбитую пулей фару и отверстия в бампере и крыле машины.
– И, что нам теперь делать? – Юля устало прислонилась спиной к машине.
– Соображаю! Нужно понять, из-за чего в нас стреляли – из-за того, что мы видели крушение самолета и его груз, или из-за того, что мы видели покушение на Платонова! Или это просто неудачное стечение обстоятельств?
– И что это изменит? В нас перестанут стрелять? – закрыла  глаза Юля.
– Мы тогда поймем, где прятаться! – Игорь огляделся по сторонам, – Тебе в туалет не нужно? Я отойду на минутку…
Отойдя на несколько метров от машины, Игорь, по какой-то только мужчинам присущей логике и интуиции, выбрал дерево по толще, и подошел к нему почти вплотную.
Боковым зрением Игорь заметил, что он здесь не один. Повернув голову влево, он увидел совсем рядом, за кустами дикой смородины, внимательно наблюдающего за ним незнакомца. Приглядевшись, Игорь заметил в руках соглядатая, автомат, а за его спиной – чёрный внедорожник.
– Уже пописал? – с участием, негромко поинтересовался незнакомец-вуайерист.
– Да! Вроде! Но теперь мне захотелось… – Игорь развернулся, чтобы уйти прочь.
– Сейчас не время! Сюда иди! – незнакомец закинул автомат на плечо.
Игорь подошел к странному незнакомцу в белой фирменной сорочке с расстегнутым воротом и ослабленным до неприличия галстуком синего цвета с автоматом на плече.
– Что здесь делаешь? – поинтересовался модный незнакомец.
– Писаю, ели вы успели заметить! – Игорь на ощупь, проверил, застегнуты ли у него джинсы.
– Да, заметил! Как тебя зовут? – незнакомец опустил автомат.
– Игорь! А вас? – тихим голосом ответил Игорь.  Его рука снова непроизвольно потянулась к молнии на джинсах.
– Не важно! Скажи, Игорь, ты на машине? – незнакомец поглядел куда-то, за спину Игорю.
– Да! Но еще со мной девушка! И, простите, но мне не совсем понятны ваши намерения…Нас и так только что, уже хотели убить! – Игорь кивает на автомат в руках Родионова.
– Это там сейчас по вам стреляли? – оживился Родионов.
– И по нам тоже! – голос Игоря стал немного бодрей.
– Я тебя понял! Смотри сюда! – Родионов достает из кармана брюк и показывает служебное удостоверение.
– Нам очень нужна твоя машина! С этой у нас некоторые проблемы! – Родионов кивает в сторону «гелентвагена».
– Да, досталось «гелику»! Скажите, а это случайно не по вам сегодня днем во Внуково? – осенило Игоря.
– Похоже, и у вас и у нас сегодня трудный день? – пришел черед удивляться Родионову, – А откуда ты знаешь про Внуково?
Послышался звук открываемой автомобильной двери и голос: – Добрый вечер!
Игорь, на какое то время замолкает, застыв с немного приоткрытым ртом. Родионов положив автомат на колени,  уселся на пенек и закурил в ожидание окончания «немой сцены».
– Игорь? Если я правильно расслышал! – голос Платонова звучал с нотками участия, – Мы можем продолжить разговор?
– Ну, да! Конечно! Наверное… Здравствуйте! А можно будет с вами сфотографироваться? – «затроил» Игорь.
– Обязательно! Но потом! – Платонов улыбнулся уголками рта, – Зовите своего дедушку!
– Дедушку? А-а-а! Нет! Со мной моя девушка – Юля! Юля! – крикнул  Игорь, – Юля!
Через некоторое время послышался хруст веток. Платонов и Родионов вскинули автоматы.
– Игорь! Что случилось?  Ты, что так долго? – из зарослей кустов показалась Юля. Увидев вооруженных людей, развернулась, чтобы бежать обратно.
– Юля, я здесь! Не беги! Это – «свои»! –  догнал Юлю Игорь.
– Кто «свои»? – испуганно спросила Юля.
– Пойдем! Только не сильно пугайся и удивляйся! – загадочно улыбнувшись, Игорь взял Юлю за руку.
– Это Юля, моя девушка! – Игорь подвел Юлю к Платонову.
– Здравствуйте! – смутилась Юля.
– Здравствуйте! Меня зовут Виктор Викторович! – протянул руку Платонов.
– Юля! Очень приятно! – Юля пожала руку Платонова кончиками пальцев.
– Николай! – кивнул Родионов, – И мы вам рады!
– Я пойду пока машину подгоню? – Игорь направился к фургону. – Хорошая идея! Погоди, я с тобой! Подстрахую… – Родионов проверил наличие патронов, отсоединив от автомата магазин.
– Да, мы вас ждём! – поддержал Платонов.
– Только у нас там немного не прибрано! – смутилась Юля.
– А мы, без претензий! – кинул, уходя Родионов.
Подъехав поближе к «гелентвагену», Игорь открыл дверь своей машины, из которой посыпались на землю разноцветные денежные знаки.
– Ого! Я смотрю, вы еще сегодня и банкомат ограбили? – присвистнул Платонов, – Теперь понимаю, из-за чего вас хотят убить!
– Нет, что вы! Это сыпалось с горящего самолета. Он здесь упал неподалеку! Я вам сейчас все покажу! – Юля достала из машины кофр с фотокамерой.
– Мы слышали взрыв! Что за самолет? – насторожился Платонов.
– Транспортный самолет Ил-76! Летел очень низко, с горящим двигателем. Видно, хотел сесть на шоссе, но видно, не вышло! – Игорь забросил в машину выпавшие деньги.
– Да, очень странный самолет! Был набит оружием и деньгами! И мы видели трупы людей в камуфляже! Здесь, не далеко! – Юля показала Платонову кадры на дисплее камеры.
– Мы поехали посмотреть, куда он упал. Увидели только хвост самолета. Потом там, за деревьями, где были основные обломки, началась стрельба, мы сели в машину, чтобы уехать и нас кто-то обстрелял на поле! – Игорь кивнул на пробитое стекло.
– Какой насыщенный у вас день! А ведь еще не вечер! – улыбнулся Родионов.
– Даже страшно подумать! В нас снова могут стрелять? – Юля округлила глаза.
– Могут! Но это пока не точно! – серьёзно ответил Родионов.
– Предлагаю сесть в машину! Мне кажется, так будет удобней! – Платонов открыл дверь «гелентвагена».
– А это мы сняли днем во Внуково! – усевшись, Юля продолжала показывать снимки на дисплее фотокамеры.
– Мы подумали вначале, что кино снимают! И актер очень похож на Пла… на вас! – смутился Игорь.
– Но когда не обнаружили рядом съёмочной группы, а потом начало что-то взрываться и гореть, догадались, что всё по-настоящему! – Юля выключила камеру.
– Я предлагаю посмотреть новости!  Понять, что происходит! – Родионов достает смартфон.
– Тоже хорошая мысль! Главное, чтобы здесь интернет был нормальный! – Платонов положил автомат на панель машины. В экстренном выпуске новостей, диктор со скорбным видом сообщил о гибели Президента Платонова в авиакатастрофе, о пропаже премьер-министра и о нападении неизвестных на кортеж министра обороны.
– Теперь понятно, почему министр обороны недоступен! Что, б-ть, происходит? – Платонов посмотрел на Родионова.
– Но почему Волков не берёт трубку? Он должен быть в Сочи, – занервничал  Платонов, – Попробуй еще набрать!
Родионов отрицательно покачал головой, убирая смартфон, – Кто-то все закрутил не по-детски! Пока этот кто-то считает вас погибшим – у нас есть время! Выясним – кто он! И решим, что делать. – Простите, конечно, вам мёртвым легко, но  нам нужно домой! – вмешалась в разговор Юля.
– Уважаемые, коллеги! Вы же понимаете, что в сложившейся ситуации мы просто не можем вас отпустить… Пока! – развел руками Платонов.
– Вы берете нас в заложники? – удивился Игорь.
– Нет! Что за глупости? Это дело государственной безопасности! Мы рассчитываем на ваш патриотизм и активную жизненную позицию! – абсолютно серьезно произнес Платонов.
– И мне кажется, эти ребята, обстрелявшие вас, уже ждут ваш весьма приметный фургончик, на въездах в Москву. Зачем им свидетели? Я думаю, больше  они не промажут! – усмехнулся Родионов.
– А, как быть с вашим «неприметным» «геликом», похожим на друшлаг,  с такими приметными номерами? Его эти ребята не будут искать? – съязвил Игорь.
– Да, согласен! Косяк! Вы правы! – Платонов потер пальцем лоб.
– Что будем делать? – повернулся к нему Родионов.
– Наши общие «друзья» будут ждать и вас и нас на въезде в Москву! А мы поедем в другую сторону! Короче, живем по законам военного времени! Я, реквизирую ваш автомобиль! Выберемся, подарю вам новый! Лучше этого!
– А, как же…? – открыл было рот Игорь.
– Никак! Помогите перегрузить кое-какое барахлишко из «гелика»! – Родионов подтолкнул Игоря к выходу.
Перегрузив из многострадального «гелентвагена» оружие в свой фургон, Игорь достал из машины пластиковую бутылку с водой и протянул ее Юле.
– Вы вообще то, чем занимаетесь? – поинтересовался Платонов.
– Мы – споттеры! Это увлечение такое!  Фотографировать самолеты. За хорошие кадры иногда неплохо платят! А вообще, только закончили институт! «Плехановку»… – Игорь выпил воды из протянутой обратно бутылки.
– А военная кафедра там была у вас? Игорь, вы вообще не думали о военной службе? – в упор посмотрел Платонов.
– Кафедры нет! Отменили! Давно! Вы разве не знали? Военная служба и я? Очень смешно! – рассмеялся Игорь.
– Ну, тогда немного похохочем! Как действующий Президент и Верховный Главнокомандующий, объявляю вас временно мобилизованными! – лицо Платонова стало серьезным.
– А, что и кормить нас будут? В армии, говорят, кормят! А сейчас, уже врем пообедать!– продолжал улыбаться Игорь.
– Это обязательно! Но еще там и воюют! Иногда! Сначала, я дам вам «парабеллум»! – Платонов, запрокинув голову, посмотрел на небо.
– Что? – вытянулось лицо Игоря.
– Шучу! Нет у меня «парабеллума»! Автомат вас устроит? – Платонов снова изобразил подобие улыбки.
– Но, я не служил в армии, не стрелял из автомата! И в армии принимают присягу! – Игорь закашлялся от волнения.
– Ну, это легко! Дайте ваш телефон! Окей, Гугл! Текст военной Присяги Российской Армии! – глаза Платонова весело заблестели. На дисплее смартфона появляется текст Военной Присяги.
– Прошу выйти и построиться! Читайте вслух! Не стесняйтесь! Кому еще так повезет, принимать присягу в присутствии Верховного Главнокомандующего? – Платонов протянул смартфон обратно.
Родионов и повесил Игорю на грудь автомат.
– Виктор Викторович, вы серьезно? – в голосе Игоря звучала надежда.
– Серьезней некуда! Прошу! – Платонов встал по стойке «смирно», – Приступить к принятию военной Присяги!
– Я Петров Игорь Михайлович, торжественно присягаю на верность своему Отечеству – Российской Федерации… – нервничая и запинаясь, начал читать Игорь.
– Поздравляю, вас! Вы теперь рядовой ФСО! Родные и близкие, могут поздравить новобранца! – Платонов пожал руку Игоря, когда то закончил читать текст Присяги, и посмотрел на Юлю. Юля подошла и осторожно чмокнула Игоря в щеку. – Как вы понимаете, медосмотр мы пропускаем! Будем считать вас здоровым по умолчанию! Переходим сразу к изучению устройства автомата! Мой коллега, сейчас проведет занятие по матчасти и зачет по стрельбе.
– Записать есть где, боец? Или сразу запомнишь? – Родионов кладет автомат на капот «гелентвагена».
– А мне, что делать? – Юля была несколько ошарашена происходящим.
– Вы умеете оказывать первую помощь? Там повязку наложить? – поинтересовался Родионов.
Юля утвердительно кивнула.
– Тогда готовьте перевязочный материал! Мало ли, что! Надеюсь, аптечка у вас в машине есть?  И возьмите еще в нашей машине! –  улыбнулся Платонов.

Глава IX
Белый фургон споттеров заехал на придорожную АЗС, остановившись на парковке у минимаркета. Платонов и Родионов через тонированные стекла салона стали рассматривать заезжающие на заправку машины, выбирая «жертву».
Вставив «пистолет» в бак японского внедорожника, высокий молодой человек в шортах и бейсболке, надвинутой на глаза, направился в минимаркет. Красивая девушка, сидящая за рулем, и оставшаяся в салоне машины, с кем-то оживленно разговаривала по мобильнику.
– Дело государственной безопасности!  Простите, но нам нужна ваша машина! – постучал в окно внедорожника Родионов, показывая служебное удостоверение.
Девушка от неожиданности выронила из рук телефон, с недоумением глядя на Родионова.
– Что здесь происходит? – Отпивая кофе из бумажного стаканчика, к машине подошел ее муж.
– Этот мужчина, хочет забрать машину! – выдохнула девушка, опуская стекло.
– А одежду и сапоги снимать? Отвалишь сам, или мне полицию вызывать? – молодой человек, поставил стаканчик на капот машины, бросив туда же свою бейсболку.
Николай Родионов и все сидящие в фургоне споттеров, узнали в молодом человеке всемирно известного хоккеиста Александра Козлова.
– Можно вас на минутку? Майор Родионов. ФСО. Пойдемте, что-то вам покажу! – Родионов жестом пригласил за собой.
– Бить будите? – снова взяв стаканчик и отпивая кофе, нехотя Козлов пошел за Родионовым.
– Проводить разъяснительную работу! – отвечая без тени иронии, Родионов открыл дверь фургона, – Прошу!
– Добрый вечер, Александр Геннадьевич! У нас серьезное дело! Эта машина засветилась, но нам очень нужно ехать дальше! – уголками губ улыбнулся Платонов.
– Здравствуйте, Виктор Викторович!  А в новостях сообщили, что вы погибли! – ошарашенный хоккеист плюхнулся на сиденье.
– Ну, как вы понимаете, слухи о моей смерти оказались несколько преувеличенными! – сдержанно ответил Платонов.
– Я вас понял! Одну минуту! – Козлов вышел из фургона и пошел к своей машине.
– Дорогая, возьми мою карту, вызови такси и езжай домой, пожалуйста! Очень срочное дело! Я  тебе позвоню! Постараюсь недолго! – Козлов целует ничего не понимающую жену, и помогает ей выйти из машины.
– Я готов! Куда едем?– подогнав свой внедорожник к машине споттеров, Козлов снова забрался в фургон.
– Александр, вы не обязаны это делать! Все весьма небезопасно! Мы только хотели воспользоваться вашей машиной! – удивился Платонов.
– Ну, машина – не моя, а жены! Она вас убьет, если поцарапаете! Так, что лучше я с вами! Для вашей же безопасности! – Козлов показал всеми узнаваемую щербатую улыбку.
– Тогда все понятно! – улыбнулся Платонов, повернувшись к Игорю, – Ребята, вам огромное спасибо и личная благодарность от имени Верховного Главнокомандующего! И последнее задание… вернее крайнее! Нужно отвлечь внимание наших «друзей», которые скорей всего уже вычислили ваш фургон! Сейчас выезжаете с заправки и, не останавливаясь в Москву! Машину оставите, пока все не уляжется, на какой-нибудь подземной парковке, в Ашане например… Покатаетесь пару дней на метро! И будьте осторожны! Эти люди не шутят!
– Спасибо! И вам удачи! Было прикольно! – Юля пожала руку Платонова.
– Игорь, а вы, когда все уляжется, свяжитесь со мной! Зайдете за военным билетом! – Платонов протянул Игорю бумажку с номером телефона.
– Хорошо! Спасибо! – покраснел Игорь.
Платонов и Родионов быстро пересаживаются в джип, после чего минивен споттеров выехал с АЗС.

Уже около часа, толпа вооруженных людей, штурмовала  КПП одного из полков Таманской дивизии в Наро-Фоминске. Раздавались автоматные очереди. Под огневым прикрытием нападавших, тяжелый бульдозер, смяв ворота КПП, отъехал назад, освобождая путь вперед, под  радостные крики штурмующей толпы.  Взрыв противотанковой  гранаты от РПГ разворотил моторный отсек бульдозера. Сильно задымив, бульдозер замер. Люди, атакующие КПП, не понимая, что происходит,  начали в панике покидать поле боя.  Хаоса добавил появившийся белый «ландкрузер», из окон которого на полном ходу, велся автоматный огонь по нападавшим на КПП. Проскочив мимо горящего бульдозера, через уничтоженные ворота, внедорожник остановился на территории части.
– Эй, на КПП! Не стреляйте! Мы – свои! – Родионов встал на подножку машины, – Это мы сейчас этих чертей шуганули!
– Выйти из машины! Поднять руки! – раздался грубый голос в ответ.
– Эй, военные! Вы там, полегче! Со мной - Верховный Главнокомандующий! – привел аргумент Родионов, спрыгивая на землю и помогая выйти из машины Платонову.
– Стоять! Осветить лицо! – грубо продолжал настаивать голос из темноты.
Родионов осветил свое лицо фонариком мобильного телефона, затем лицо Платонова.
– Да, ладно! Сообщили, что вы погибли в авиакатастрофе! – со стороны КПП навстречу двинулось несколько теней.
– И вам, добрый вечер! Товарищ,… не вижу вашего звания? – Платонов тщетно пытался разглядеть в темноте звездочки на погонах военного.
– Подполковник Стригунов! Заместитель командира дивизии! – военный приложил руку к надетому на голову бронешлему.
– Мне нужна ваша помощь, товарищ Стригунов! – Платонов пожал руку обладатели грубого голоса.
– Здравия желаю, товарищ Верховный… – вытянулся военный.
– Достаточно! Можно без церемоний! Вы, наверное, в курсе, что сегодня происходит в Москве? – Платонов пытался рассмотреть лицо подполковника.
– Ну, в общих чертах то, что в новостях сообщают! – замялся Стригунов.
– Когда дивизия возвращается с учений? – Платонов продолжил изливать вопросы.
– Пятнадцатый полк – завтра утром! – доложил подполковник.
– Сколько осталось личного состава в части? Чтобы могли оружие в руках держать? Экипажи для БТРов и БМП есть? Только обученные!
– Караульная рота – сто человек. Курсанты военных училищ прибыли на практику, тоже около сотни. «Партизаны», ну в смысле мужички взрослые на сборах – примерно ещё пол сотни человек, – перечислял Стригунов.
– Ну, вполне! Караульную роту тоже немного проредим. Пусть парни развеются! А то «через день – на ремень» наверное?
– Ну, примерно так!
– А теперь я предлагаю еще раз сыграть в части «боевую тревогу»!
– Сейчас? – подполковник был озадачен.
– Разумеется сейчас! Завтра уже будет поздно! Боюсь, эти  бармалеи перегруппируются и снова полезут! А мы пока поглядим на ваших гвардейцев, вооруженным глазом! – потер руки Платонов.
– Есть! – подполковник убежал куда-то в темноту.
– Александр,   вам большое спасибо! Я вашей услуги не забуду! – Платонов подошел к стоящему у своей машины Козлову.
– Рад был помочь! Может куда еще, нужно будет съездить? – Козлов сделал приглашающий жест.
– Нет, спасибо! Дальше я на танке! – улыбнулся Платонов, пожимая руку Козлову – Езжайте домой, пока все стихло!
Зажглось освещение на территории части, которое выключили во время нападения. В громкоговорителях на фонарных столбах зазвучал сигнал «боевой тревоги».

Глава X
В зал пресс-конференций ИТАР ТАСС полный журналистов заходят Гурьянов, Петраковский и члены теневого правительства, прибывшие из-за границы. Последним в зале появился Селезнев. Первым слово взял Гурьянов.
– Дамы и господа! Мы начинаем нашу пресс-конференцию! Хочу сразу сообщить печальную новость! Президент Платонов, погиб сегодня днем в авиакатастрофе. Мы выражаем искренние соболезнования семье господина Платонова! Я со всей ответственностью хочу заявить, что наше политическое движение не имеет к этому трагическому инциденту никакого отношения! – делает паузу Гурьянов, наливая воду в стакана.
– А сейчас слово предоставляется близкому другу Президента Платонова, президенту госкорпорации «Нефтегазэкспорт» господину Селезневу!  – Гурьянов разворачивается в сторону Селезнева.
– Уважаемые, господа! Коллеги! – Селезнев откашлялся, – Да! К огромному сожалению, именно Президент Платонов погиб сегодня в авиакатастрофе, при вылете из аэропорта Внуково!
В зале поднялся невообразимый гул, раздавались выкрики журналистов. Бесконечные вспышки и щелканье затворов фотокамер.
– Я хотел бы продолжить! – снова взял слово Гурьянов, – Ряд ведущих мировых государств, считают нынешний режим, который олицетворял Виктор Платонов, нелегитимным!  Они готовы признать наше политическое движение и выдвинутого нами на должность ИО Президента Российской Федерации кандидата! И мы предлагаем, на должность исполняющего обязанности Президента России, господина Селезнева!
И снова, шум и выкрики в зале.
– Господин Селезнев! – вскочил со стула один из репортеров, – Президент Платонов не мог погибнуть в авиакатастрофе! Борт №1 не падал! Это подтверждают и работники аэропорта. Упал другой самолет! Прессу на место крушения не допускают.
Эмоции в зале не утихали. Селезнев достал сложенный лист бумаги из кармана пиджака.
– Коллеги! Так случилось,  что группы экстремистов, прикрываясь сегодняшними трагическими событиями и различными слухами, пытаются дестабилизировать обстановку в стране! Это недопустимо! Я подписал распоряжение, как временно исполняющий обязанности Президента, для руководителей Министерства обороны, МВД и Росгвардии, о решительном пресечении любых поползновений по нарушению общественного порядка. Кроме того, для недопущения в стране хаоса, нами приглашен контингент наблюдателей и военные патрули войск ООН. Патрули войск ООН возьмут под свой контроль аэропорты и вокзалы, атомные электростанции и другие стратегические объекты. Поднялся, явно нервничая, Петраковский.
– Господин Селезнев будет исполнять обязанности президента в полном объёме до даты внеочередных президентских выборов! Обязанности премьер-министра на этот период возлагаются на господина Гурьянова.
Вспышки фотокамер. Гул, выкрики.
– Господин, Селезнев! Это значит, что РФ переходит под внешнее управление? А чем тогда будет заниматься армия?
– Ни в коем случае! – Селезнев изобразил на лице подобие улыбки, – Российская Федерация – независимое государство, член Совета безопасности! Данное решение принято с целью показать нашу открытость всему мировому сообществу! Всем частям и подразделением Российской Армии запрещено покидать казармы. Они должны находиться в местах своей постоянной дислокации до полной нормализации ситуации в стране.
– Господин Гурьянов! Вы не считаете, что подобное «признание» главы государства является вмешательством во внутренние дела России и меняет все понятия о демократии, и сложившийся мировой порядок? Мы уже видели, к чему это привело в Ираке, Ливии и Венесуэле,…
И снова на спикеров обрушивается шквал вопросов.
– Господин Петраковский, правда, что вас доставили в РФ тайно на иностранном военном самолете!
– Господин Петраковский, а какой пост вы будете занимать в новой, кремлевской администрации?
– Господин Селезнев, а что случилось с Министром обороны?
– Господин, Селезнев! А что теперь будет с Крымом?
– Господин, Селезнев! А у кого «ядерный чемоданчик»?
– С «ядерным чемоданчиком» все нормально! – Селезнев опять вымученно улыбается.
– Но, как? Он же должен был быть на борту разбившегося самолета Президента Платонова!
– Уважаемые, господа! Пресс-конференция закончена! Вам всем будут разосланы пресс-релизы. Спасибо! – Гурьянов встает из-за стола и направляется к выходу.
В спешке под свист, выкрики и вспышки фотокамер, тройка главных ньюсмейкеров дня, покинула пресс-конференцию.

Платонов, Родионов и зам. командира части смотрят пресс-конференцию по телевизору в кабинете заместителя командира части.
– Вот, уроды! Товарищ Стригунов, можно попросить у вас лист бумаги и ручку? – Платонов выключил телевизор.
Взяв протянутый лист бумаги и ручку, Платонов, что-то быстро пишет на этом листке. Родионов видит слово «Указ».

Глава XI
По сигналу «боевой тревоги» на плац выбегают и строятся солдаты в полной боевой экипировке. Зам. командира части докладывает Платонову.
– Товарищ, Верховный Главнокомандующий! Личный состав сводной роты пятнадцатого полка по сигналу «боевая тревога» построен! Заместитель командира дивизии подполковник Стригунов!
– Есть! Благодарю! –  принял доклад Платонов.
Платонов и Стригунов одновременно поворачивается к строю.
– Здравствуйте, товарищи гвардейцы! – Платонов окинул взглядом строй.
– Здравия желаем товарищ верховный главнокомандующий… – немного в разнобой, ответили гвардейцы.
Родионов, включив смартфон, начал трансляцию происходящего в прямом эфире в одной из социальных сетей.
Виктор Платонов откашлялся.
– Товарищи солдаты и офицеры! Наша Родина в опасности! Изменниками и предателями интересов России при поддержке зарубежных спецслужб была совершена попытка государственного переворота. Вооруженной атаке мятежников подверглись органы государственной власти, военные и стратегические объекты, должностные лица. Погибли люди, как военные, государственные служащие, полицейские, так и ни в чем не повинные мирные граждане. Исходя из этого обстоятельства, я, как законно избранный и действующий Президент Российской Федерации, подписал Указ о приостановлении действий Конституции РФ и введении на всей территории Российской Федерации военного положения. Все иностранные военные формирования и подразделения зарубежных спецслужб на территории РФ считать вражескими, подлежащими пленению, или уничтожению! Все лица поддерживающие путчистов подлежат немедленному аресту! – Платонов перевел дыхание.
– Исходя из вышесказанного, приказываю, командирам войсковых частей и соединений, начальникам УВД субъектов Российской Федерации, государственных военизированных формирований, принять все возможные меры по наведению конституционного порядка!
Родионов прекратил съемку и убрал смартфон.
– Товарищ Стригунов! А сейчас по машинам! Посмотрим на вашу подготовку! – Платонов,  посмотрел на подполковника.
– Есть! – козырнул Стригунов.
– Дежурным, открыть парки! Экипажи, по машинам! – раскатисто прокатилось над плацем. Неподвижная секунду назад живая коробка строя пришла в движение, растаяв на глазах. Заскрипели  огромные ворота танковых парков, загрохотали, выпуская клубы серого дыма двигатели  бронемашин. БТРы и БМП, подсвечивая себе фарами, выезжали на плац.
Неожиданно, черное августовское небо разрезал яркий луч авиационного прожектора. Гул работы вертолетного двигателя четко различался на фоне грохота танковых дизелей. Неизвестный  вертолет, освещая землю прожектором, завис над плацем.
– Полковник! Срочно вырубай освещение на плацу! – Родионов снял с плеча автомат.
Плац через несколько мгновений, снова погрузился в темноту.
– Эй, внизу! Салам алейкум! Не стреляйте! Мы свои! – сквозь гул двигателя, раздался громкий голос из аудиоусилителя на вертолете. Платонов и Родионов недоуменно переглянулись, заняв позицию за одним из стоящих на плацу БТР.
Разгоняя струи горячего воздуха, вертолет опустился на свободное место на плацу.  Тут же над плацем появился и завис еще один вертолет. Включив фары, к вертолету подъехало несколько БТРов,  наведя на него жала своих крупнокалиберных пулеметов. Пригнув голову и придерживая рукой бейсболку,  из кабины вертолета  появился вооруженный человек.
– Да, ладно!? – Платонов вышел из-за укрытия.
– Салам алейкум, Виктор Викторович! Я боялся, что меня опять собьют! Это было бы очень не смешно, да! И второй раз за день! – Саитов крепко жмет руку и обнимает Платонова.
– И вам мир, Руслан Ахмедович! – Платонов не скрывал радости, – Неожиданно и вовремя!
– А я всегда вовремя! Со мной еще десять человек. Остальные, кто жив остался, добираются сюда на лимузинах! – Саитов делает знак пилоту второго вертолета, чтобы садился.
– А с вами, что случилось? – удивился Платонов.
– Днем в Грозном, было нападение на здание правительства республики! С шайтанами мы разобрались! Потом мне докладывают, что в Москве вооруженный переворот! Что вы погибли! Ну, я думаю, не может такого быть! Собрал своих лучших людей, на самолет и в Москву!
– Очень правильное решение! Еще раз – спасибо! И что случилось потом? – Платонов не скрывал своего интереса.
– Вроде нормально долетели, а собрались садиться в Москве и получили ракету в двигатель! Короче, как мы сели одному Аллаху известно! Погибли, правда, при этом семь наших братьев и пилоты!
– Да, но, слава Богу, вы живы! Но, как вы узнали, что я здесь? – улыбнулся Платонов.
– Мы увидели ваше обращение в интернете, развернулись и прилетели сюда!
– А вертолеты, откуда? – снова удивился Платонов.
– Вы же знаете, у меня много друзей, не только в Грозном, но и Москве, да! Позвонил, объяснил ситуацию! Прилетели, нас забрали! Кому места не хватило, едут следом на лимузинах! У двоюродного брата моей жены – своя фирма по прокату лимузинов.
– Все ясно. А вертолеты когда вернуть владельцу нужно? – Платонов посмотрел в сторону вертолетов.
– Это вообще не вопрос, да! Сказали, Руслан, брат, сколько нужно, столько и пользуйся! – Саитов показал белозубую улыбку.
– Это просто замечательно! Теперь в дополнение к танкам, у нас есть еще и своя воздушная кавалерия! – улыбнулся и Платонов.
– Это точно! Товарищ, Верховный! Какие будут приказания? – Саитов изобразил строевую стойку.
– Утром прибывают основные подразделения дивизии с учений. Разгружаемся, строимся в походную колону, и на Москву! А пока – вольно, товарищ генерал-майор! – Платонов похлопал Саитова по плечу.
– Все ясно! Тогда, где можно моих людей разместить и накормить? – Саитов снова улыбнулся, – А там и снова в бой можно!
– А вот сейчас товарищ командир, нам все и организует! – Платонов подозвал стоящего неподалеку офицера, – Товарищ Стригунов! Нужно разместить и накормить наших джигитов!
– Есть, товарищ Верховный! Сейчас  все организуем! – Стригунов снова лихо козырнул,  сразу, жестом подзывая помощника.
– Еще просьба – нам для оперативной связи понадобятся рации! – вмешался в разговор Родионов, – И, как у вас обстоят дела с патронами?

Глава XII
Почти бесшумно летящий в темноте над Киевским шоссе беспилотник, активно сканирует дорожную обстановку, пытаясь найти в  непрерывном потоке машин белый фургон споттеров. Наконец, сидящие в большом и комфортабельном минивене, молчаливые  операторы дрона,  заметили на экранах мониторов искомую цель.
– «Альфа»! Это «Чарли»! Белый фургон обнаружен! Движется в сторону Москвы! Вести огонь не могу! Очень плотный транспортный поток! Будут жертвы среди гражданских!
– Окей, Чарли! Это «Альфа»! Вас понял! Мы же не в Ираке! Срочно направьте штурмовую группу «Браво» для устранения объекта.
– Вас понял, «Альфа»! Отправляю группу «Браво один»! Мирную, под негромкую музыку и легкий шум кондиционера,  идиллию езды Игоря и Юли, нарушил рев автомобильного двигателя и визг тормозов. Выскочивший с боковой дороги, примыкающей к шоссе, чёрный внедорожник с «кенгурятником», едва не задевая другие машины, пристроился позади машины споттеров.
– Похоже,  Платонов был прав! Наши новые «друзья» появились! – Игорь плавно начал увеличивать скорость автомобиля.
– Что будем делать? – Юля с опаской посмотрела в боковое зеркало заднего вида.
– Ехать быстрей! Нужно оторваться и как можно дольше тянуть время! Они, наверное, думают, что Платонов с нами! – Игорь крепко сжал руками  руль.
– А, если они опять будут стрелять? – Юля нервно заерзала в кресле.
– Значит, нам придется очень быстро убегать! – невесело улыбнулся Игорь.
Чёрный «гелентваген» поравнялся с машиной споттеров.  Из опустившегося боковое стекла, на секунду показался ствол автомата, а затем рука, жестом показывая, что нужно остановиться.
– Они весьма предсказуемы! Снова хотят по нам стрелять! – Игорь еще сильней надавил на педаль газа, пытаясь оторваться.
Преследователи поняли манёвр Игоря, начав обгон и пытаясь вытолкнуть  фургон в крайний правый ряд.  Из окна «гелентвагена» появился ствол пистолета с глушителем.
Игорь едва смог удержать потерявший управление фургон от опрокидывания.   Машина с простеленным задним  колесом  остановилась, выскочив на газон парковочного «кармана» у шоссе. Из остановившегося рядом «гелентвагена» вышли двое и, вытащив из машины Игоря и Юлю, поставили их на колени.
Неожиданно, с шоссе в их сторону свернул патрульный автомобиль полиции с включенной «мигалкой», из которого, надевая фуражку, вышел  полицейский.
– Что здесь происходит?
Увидев оружие в руках неизвестных, полицейский схватился за кобуру. Один из преследователей, вскинув пистолет с глушителем,  хладнокровно выстрелил несколько раз в полицейского. Второй  патрульный, увидев происходящее, попытался уехать, но второй из нападавших, дал по машине длинную очередь из автомата. Машина, проехав по инерции несколько метров, врезалась в опору освещения. Человек с пистолетом, поставив пистолет на предохранитель, подошел  к Игорю и приставил ствол к его лбу.
– Что вам от нас нужно? – Игорь тер ушибленную руку.
– Где Платонов? – склонился к нему рослый незнакомец.
– Какой Платонов вам нужен? Если тот, о котором я думаю, то, наверное, в Кремле, или говорят … – не успев договорить,  Игорь упал на асфальт, получив удар пистолетом по лицу.
– Где Президент Платонов? – незнакомец направил пистолет на Юлю.
– Я ничего не знаю! Мы едем домой! – Юля зажмурила глаза.
Незнакомец, взвёл курок пистолета.
– Скотт, ты солдат, или мясник? – остановил агрессивного незнакомца напарник.
Скотт опустил пистолет. Подойдя к машине споттеров, Скотт выстрелил  по двум целым колёсам фургона и забрался в свою машину. Напарник последовал его примеру. Зарычав мощным мотором «гелентваген» быстро уехал.
– Игорь, очнись! Что с тобой? – Юля, размазывая слезы и кровь,  пыталась привести в чувство Игоря.

Чёрный фургон без боковых окон с красными дипломатическими номерами, двигался в потоке машин. Но внутри, кипела напряженная работа – шел активный радиообмен.
– «Альфа»! Это «Чарли»! Платонов скрылся! Его не было в белом фургоне.
– Вас понял, «Чарли»! Чертов КГБшник! Где его засекли последний раз?
– На АЗС на Киевском шоссе по дороге на Наро-Фоминск.
– Наша агентура докладывает, что во время штурма группой протестующих военной части в Наро-Фоминске, кто-то на внедорожнике атаковал их в спину и прорвался в часть. Миссия по захвату части была сорвана.
– Понял, «Альфа»! Очень возможно, что это был Платонов со своими людьми!
– «Чарли»! Нужно срочно отправить две группы «Браво» в Наро-Фоминск. Произвести поиск. Если Платонов там, то он сейчас, скорей всего, собирает силы для ответного удара! Принять все меры для его устранения!
– «Альфа»! Это «Чарли»! Вас понял! Выполняю!

На плацу с выстроившимся личным составом и заставленный бронетехникой с десятком белых лимузинов появились Платонов, Родионов и Саитов. Разложив топографическую карту на капоте командирского «Тигра», заместитель командира дивизии в окружении нескольких офицеров уточнял план действий.
– Товарищи офицеры! Сейчас подполковник Стригунов поставит боевую задачу! – сделал жест рукой Платонов, приглашая заместителя командира дивизии.
– Наша задача – двигаясь форсированным маршем достичь аэропорта Внуково! Взять его под полный контроль, и удерживать столько, сколько будет необходимо силами 15-го полка!  Обеспечить возможность приема военно-транспортных самолетов. Затем силами прибывающих первого и третьего полков продолжить движение в направлении Москвы, выйдя на рубежи: улицы Академика Королёва, Знаменка, Моховая, Охотный ряд, Васильевский спуск, Лубянская площадь! Задача ясна? Вопросы? Головной дозор – вперед! – выпалил подполковник Стригунов.
Офицеры разбежались к своим подразделениям.
– Товарищ подполковник, можно вас на минутку! Вам, когда очередное звание получать? – Платонов подозвал к себе заместителя командира дивизии.
– В следующем году, товарищ Верховный! – удивился офицер.
– А хотите, генерал-майора… уже в этом? – Платонов хитро улыбнулся.
Стригунов принял строевую стойку.
– К завтрашнему утру Москва снова должна стать нашей! – Платонов внимательно посмотрел на подполковника.
– Будет нашей, товарищ Верховный! – козырнул Стригунов, – Разрешите выполнять?
– Разумеется! – Платонов сделал разрешающий жест рукой.
– Виктор Викторович, наденьте! Боюсь, сегодня тоже будет жарко! – протянул бронежилет Родионов.
Головной дозор из двух БТР и одной  БМП, отчаянно рыча и дымя сизым солярочным дымом, начал движение.  Выехав через ворота КПП в город, первая машина притормозила, дожидаясь остальных. В этот момент раздался сильный взрыв. Посыпались металлические обломки. Закричали раненные. Головной БТР окутало дымом, сквозь который начали пробиваться языки пламени. Выжившие в БТРе солдаты начали выбираться из горящей бронемашины.  Но следом раздался еще один взрыв. Запылала замыкающая колонну БМП. Уцелевший БТР беспомощно начал вращать башней с крупнокалиберным пулеметом, пытаясь отыскать невидимого убийцу. Подбежавшие дневальные по КПП и солдаты стоявшего недалеко автомобиля военной автоинспекции, стали вытаскивать раненых, уводя и унося их подальше от горящих машин.
Платонов, Родионов и Саитов, услышав взрывы и клубы дыма в районе КПП, укрылись за корпусом «Тигра» взяв автоматы наизготовку. Послышался треск, взрывающихся в горящих бронемашинах патронов.  С тихим шелестом двигателей, над плацем части пролетел боевой беспилотник.
– Что происходит? – с тревогой посмотрел на небо Платонов.
– Похоже, наши вчерашние «друзья» подтянулись! – Родионов в сердцах, для очистки совести, дал очередь из автомата, вслед улетевшему беспилотнику.
– Стригунов, бл-ть! Сделай что-нибудь! – Платонов развернулся к подполковнику.
– Щас сделаем, товарищ Верховный! – Стригунов взял в руки рацию. Через несколько минут на середину плаца укутанного сизым смогом от работающих танковых моторов,  выехала ЗСУ «Тунгуска». Вращая башней, на которой в свою очередь, вращался радар, зенитчики искали в небе цель. Захватив её, «Тунгуска»  громко «пролаяла»  несколько раз своими скорострельными  пушками, засыпав плац дымящимися гильзами.
– Товарищ Верховный! Зенитчики доложили! Цель уничтожена! – заулыбался Стригунов.
– Есть, понял! – Платонов показал большой палец Стригунову.
– Руслан Ахмедович! Лимузины говоришь? – Родионов хитро посмотрел на Саитова, – Есть тема!
Платонов и Саитов с любопытством повернулись к Родионову.

В чёрном минивене «Чарли» царила возбужденная атмосфера. Переговоры шли громче обычного.  На мониторах операторов  были видны горящие БМП и БТР российской армии, по которым они только что нанесли удар при помощи беспилотников.
– Хорошая работа «Браво два»! Сделайте еще один заход! – сам «Чарли» не скрывал восторга от вида горящей  российской бронетехники.
– Вас понял, «Чарли»! Как я люблю свою работу! Это «Браво два»!
– Да, «Браво два»! Мы давно об этом мечтали!
Неожиданно на нескольких мониторах пропадает изображение.
– «Чарли»! Это «Браво два»! Пропала связь с двумя дронами…
– Черт! «Браво два», что происходит?
– Русские применили зенитную установку!
– Два ударных дрона потеряны!
– Черт! «Браво два», вас понял! «Браво один», готовьте штурмовую группу!
– «Чарли»! Это «Браво один»! Но там целая дивизия!
– «Браво один»! Вам не нужно воевать с дивизией! Срочно организуйте засаду на шоссе на выезде из Наро-Фоминска! Атакуйте только машину с объектом и отходите!
– «Чарли», это «Браво один»! Но, как я определю, в которой машине объект?
– «Браво один»! Вы, что, первый день на службе? По президентскому штандарту!

 Два грузовых микроавтобуса без боковых окон остановились у перекрестка на окраине Наро-Фоминска.  Вооруженные люди в пятнистой униформе западного образца без опознавательных знаков быстро выгрузили из машин ручные гранатометы и пулеметы,  уютно разместившись в кювете вдоль дороги  и спрятавшись за машинами и деревьями.  Немногие прохожие пожелали побыстрее покинуть непонятное место.
– А вы кино снимаете? – Любопытный мальчишка лет 12-ти с мороженым в руке, подъехал к затаившимся спецназовцам на велосипеде.
– Кино, кино! Ну-ка быстро уезжай, не мешай! – с несильным акцентом ответил один из спецназовцев.
– А, что за фильм? Про войну! – мальчишка не отставал.
– Про войну! Тебе сказали, быстро пошёл вон! – не выдержал один из засады.
– Вот, уроды! – обиженный мальчик нехотя отъехал. Остановившись, достал смартфон и сделал несколько снимков. Один из спецназовцев вскочил, чтобы догнать мальчишку, но тот, показав средний палец на руке, укатил на велосипеде за угол ближайшего здания.
На перекрестке появилась колонна белых лимузинов. Защелкали затворы автоматов и пулеметов, досылая патрон в ствол.
– Стрельба только по команде! – прошелестело по цепочке.
Проследовав мимо на высокой скорости, кортеж лимузинов через минуту скрылся.
– Ты заметил машину с президентским штандартом? – недоумевающе спросил один из наёмников и наткнулся на не менее недоумевающий взгляд.

Скорые помощи с включенными сиренами отъезжали от КПП Пятнадцатого полка,  увозя раненых. Пожарные расчеты заканчивали тушение горящих боевых машин.
– Руслан Ахмедович, как прошла Операция «Кавказская свадьба»? – Платонов с Родионовым направлялись к вертолету с работающим двигателем.
– В лучших кавказских традициях! Немного постреляли! Заодно, новым транспортом у наших «партнеров» разжились! – Саитов проходит мимо лежащих трупов неизвестных спецназовцев. Бойцы Саитова грузят обратно в фургоны спецназа гранатометы и пулеметы.
– Вас понял! Догоняйте нас! – Платонов захлопнул дверь вертолета, – Ну, что, Николай, прокатимся?
– С удовольствием! – Родионов пристегнул ремень безопасности, зажав автомат между коленями, стволом вниз.
В стоящий неподалеку  еще один вертолет, садились вооруженные  солдаты Таманской дивизии. Плац снова окутался клубами сизого дыма, утонув в грохоте работающих моторов.
– Внимание, я – первый! Всё чисто! Головной дозор, начать движение! – Стригунов на командирском «Тигре» направился в сторону КПП.
– Виктор Викторович! Снова здравствуйте! – зашипела рация, – Мы на свадьбе гостя одного зацепили, да! Поделился очень любопытной информацией! Нужно срочно заскочить, проверить!
– Вас понял, Руслан Ахмедович! Проверяйте! До встречи в Москве!
– Да! Конец связи!

Глава XIII
Негромкое звучание лезгинки наполняло салон лимузина Руслана Саитова. Сидящий напротив него захваченный наемник-спецназовец глядел в пол, иногда бросая исподлобья, испуганный взгляд на бородатого человека напротив. Портрет наемника дополнял синяк под глазом.
– Вот скажи, американец, ведь ты американец, да? – Саитов перебирал пальцами четки, – В чем сила? Вы привыкли воевать со слабыми! И сейчас вы пришли на нашу землю, да, учить нас, как нам жить! И нас убивать! Потому, что боитесь нас! Потому, что наша сила в правде!
Наемник еще сильней опустил голову,  под пронзительным взглядом Саитова.
Саитов оглянувшись в заднее стекло, замечает пристроившийся к их колонне черный фургон. Достает рацию.
– Рустем, брат, слышишь меня? Сделай ка вот, что…
Посмотрев в заднее окно, Саитов увидел, как один автомобиль из колонны, свернул с шоссе на дорогу дублер. Уже через несколько минут подозрительный фургон был заблокирован лимузинами Саитова у дороги.
Саитов подошел к заблокированному фургону и постучал в окно:
– Здравствуйте! У меня сложилось впечатление, что вы нас преследуете! Предъявите ваши документы!
– I do not understand you! – невозмутимо ответил водитель фургона.
– Ну, ладно,– также невозмутимо Саитов достал из кармана куртки служебное удостоверение, – I'm General of the Russian police! Уour document, please!
Не ожидая такого поворота, водитель вопросительно смотрит на пассажира справа, с бумажным стаканчиком кофе в руках.
– Господин, Саитов! Вы не имеете права нас останавливать, а тем более досматривать! Я второй секретарь посольства США Чарльз Эйтон. А это машина американского посольства! А все мы – сотрудники посольства и граждане соединенных штатов! – человек со стаканчиком вышел из машины.
– Ого! Мы знакомы? Или вы подписаны на меня в инстаграмм? – удивился Саитов.
– Mister, Ayton! Get me out of here! – захваченный наёмник, со связанными руками, выскочив из открытой двери лимузина, бросился бежать к фургону с дипномерами.
Саитов не оборачиваясь,  сделал выстрел из пистолета в воздух. Пленный замер.
– Оппа! Сэр, это ваш мальчик? – Саитов сделал удивленным выражение лица.
– Это – провокация! Я понятия не имею, кто этот человек! – занервничал Эйтон.
– Mister, Ayton! Oh my God! They will kill me! – взмолился пленный, – I have a wife at home and two children!
Эйтон застыл в нерешительности, соображая, как поступить.
– Да, ладно! Надоело возиться с этим шайтаном! Забирайте его себе, если ваш боец! – Саитов решил помочь Эйтону принять правильное решение.
Эйтон сделал знак рукой, и наемник бросился к фургону. Эйтон помогает разрезать веревки на руках пленного.
– Мистер, Эйтон, простите меня! Они меня бы убили! У меня не было выбора! – продолжал причитать наемник.
– Ладно! Потом с тобой разберемся! Лезь в машину, тряпка! – на лице Эйтона читалось презрение.
– Мистер, Эйтон! Я оставил у них в машине маячок радионаведения! – замучено улыбнулся наемник.
– Похоже, тебя придется не казнить, а поощрять! – удивился Эйтон.
Руслан Саитов направился к своей машине.
– Руслан Ахмедович! Смотри, что этот шайтан в машине оставил! – боец незаметно показывает Саитову мигающий радио-маячок.
– Вах! Ну-ка, мотнись по-быстрому, да, прикрепи незаметно к фургону, пока я с ними снова перетру! – Саитов развернулся и опять, не спеша пошел к фургону.
– И все же мистер, Эйтон! Что вы делаете здесь и сейчас? – Саитов изобразил дружелюбную улыбку.
– Надеюсь, вопрос риторический? Господин Саитов, мой статус позволяет на него отвечать! Мы можем ехать? – Эйтон непринужденно поставил ногу на колесо фургона.
Саитов сделал разрешающий жест рукой. Фургон объезжая лимузин Саитова не спеша уехал. Боец, нашедший радио-маячок, улыбаясь, показал большой палец.
– Тогда, поехали! – улыбнулся в ответ Саитов.

Из вертолета, приземлившегося в резиденции Президента РФ в Ново-Огарево, вышел Скотт Гриффин, в сопровождении вооруженных наёмников.
– Госпожа Платонова, собирайтесь, у нас совсем немного времени! – Скотт без стука, вошёл в комнату Ирины Платоновой, - Вы выступите на пресс-конференции и сообщите о своем желании, уехать из страны, и просить политического убежища в США, Англии, ну или где-нибудь еще!
– Я могу отказаться? Я не собираюсь уезжать из страны! – не поднимаясь из-за стола, Ирина Платонова посмотрела на Скотта.
– Вы же красивая, образованная женщина! Насколько мне известно, ваш прадед, герой войны, сам кончил в подвалах Лубянки, лишенный генеральского звания и орденов! Неужели вам не хочется уехать в НОРМАЛЬНУЮ страну? Где не убивают, генералов, где у вашего ребенка будет блестящее будущее!
Скотт многозначительно погладил по голове маленького сына Платоновой.
– У моего ребенка и в этой стране все будет хорошо! – Платонова оттолкнула руку Скотта, прижав сына к себе.
– Простите, но ваш сын пока останется дома! Вот эта милая девушка за ним присмотрит! Ее зовут Ронда!
В комнату зашла вооруженная высокая, молодая женщина.
– Поиграешь со мной? Как тебя зовут? – Ронда подошла к малышу и взяла его за руку.
Ребенок испуганно посмотрел на незнакомую женщину и еще сильней прижался к матери. Ирина Платонова, вскочив со стула, бросилась на Ронду, пытающуюся увести упирающегося ребенка, схватив ее за волосы. Ронда развернувшись, ударила кулаком Платонову по лицу, и вышла с плачущим ребенком из комнаты. Ирина Платонова упала.
– Ирина Владимировна! Где ваши манеры? – Скотт усмехаясь, уселся за стол.
– О манерах мы с вами поговорим как-нибудь в другой раз! – Платонова поднялась с пола. На разбитой губе появилась капелька крови.
– Быстрей приводите себя в порядок! А с вашим ребёнком ничего не случится… Если, конечно, вы не наделаете глупостей! – Скотт снова закурил «айкас».
– В таком случае, может, вы выйдите отсюда? Мне нужно переодеться! – взяла себя в руки Ирина.
Нехотя, Скотт и его люди вышли из комнаты. Ирина Платонова, прислушавшись к звукам за дверью, бросилась к сейфу-тайнику, достав оттуда пистолет. На рукоятке сверкнула хромом, табличка с надписью: «Виктору Платонову за безупречную службу…».

Перед глазами Ирины пронеслось воспоминание. Ирина на своем огневом рубеже стреляет из спортивного пистолета по мишеням. Она мастер спорта по пулевой стрельбе, член сборной России.
– Такое впечатление, что вы родились с этим пистолетом в руках! – из-за перегородки соседнего огневого рубежа выглядывает мужчина в защитных очках, привлеченный ее интенсивной стрельбой.
– Нет, я просто сплю с ним! – Ирина нехотя повернула голову в сторону незнакомца.
– А не хотите попробовать мой? – улыбнулся незнакомец.
– Пострелять, или переспать? – Ирина берет в руки протянутый ей пистолет Макарова с именной гравировкой: «Виктору Платонову за безупречную службу…»

 Ирина Платонова проверила патроны в обойме. Дослав в ствол патрон, поставила пистолет на предохранитель. Переодевшись, спрятала пистолет под одеждой.  Посмотрела на себя в зеркало, загримировав ссадину на губе.
– Ладно, сучка! Посмотрим! – Ирина решительно открывает двери.

Глава XIV
Уже минут двадцать фургон «Чарли» ехал по шоссе в сторону Москвы, в соседнем ряду с колонной лимузинов Саитова, демонстративно их не обгоняя.
– «Чарли», это «Альфа»! – раздался знакомый позывной в наушниках Эйтона,– Вижу, сигнал радиомаяка наведения! Это что за цель?
– «Альфа», это цель – машина Руслана Саитова! Он едет рядом с нами! Один из парней «Браво» успел установить маячок! Он сейчас у меня в машине!
– «Чарли»! Саитов жив? Мы же сбили его самолет вчера! – прокричал голос в наушниках.
– «Альфа», это «Чарли»! Ну, видно не совсем удачно вы его сбили! Сегодня он сбил всю группу «Браво» два! – скептически заметил Эйтон, – «Альфа»! У меня почти не осталось людей, и остался один ударный дрон.
– «Чарли», это «Альфа»! Не паникуйте! Сейчас исправим! Внимание! Атака цели по сигналу радиомаяка! Чарли, вы бы отъехали в сторонку!
– «Альфа» это «Чарли»! Вас понял, выполняю! – Эйтон повернулся к водителю! Сome on, come on!
Фургон «Чарли» резко, с набором скорости,  перестроился в правый ряд, едва не создав аварийную ситуацию, пытаясь оторваться от опеки Саитова.
– Сэр! Они, что нас догоняют? –  один из операторов недоуменно стучит пальцем по экрану монитора, не понимая, почему красная точка радиомаяка стала так же быстро двигаться вместе с ними.
Эйтон-«Чарли» выглянул в открытое окно, осматривая дорогу. Машин Саитова по близости не оказалось. Эйтон переглянулся с водителем.
– Не может быть! – успел произнести Эйтон.
Руководитель штаба операции с позывным «Альфа», с бумажным стаканчиком кофе «Starbucks» в руках,  стоял перед стеной работающих мониторов, передававшую непрерывную картинку с веб-камер установленных в фургонах «Чарли» и «Браво», а так же и на борту ударных беспилотников, в ожидании удара по машине Руслана Саитова.  Неожиданно на нескольких мониторах операторов центрального командного пункта «Альфа»  одновременно исчезла картинка.
– «Чарли», это «Альфа»! «Чарли», что случилось? Не вижу вас! Доложите о результатах атаки! – бросив стаканчик с недопитым кофе в мусорную корзину, взывал человек с позывным «Альфа».
 
Поток машин на шоссе стал замедляться и почти остановился.  Впереди, над дорогой, в небо поднимался столб чёрного дыма. Приоткрыв окно, Руслан Саитов увидел перегородивший дорогу, горящий фургон Эйтона с валяющимся на асфальте бумажным стаканчиком из-под кофе.
– Ну, Аллаху, акбар! – Саитов не торопясь перебирал четки, – А теперь поднажми, да! Опаздываем!

Подмосковное спортивное стрельбище жило своей размеренной жизнью. Огневой рубеж ощетинился ружейными стволами под непрерывный треск выстрелов. В секторе стендовой стрельбы от ударов дробью,  разлетались вдрызг, керамические «тарелочки».
– Дай! – молодой стрелок с двухствольным «Ремингтоном» замер в ожидании.
Звучит выстрел, другой по вылетевшей тарелочке.  Но тарелочке сегодня повезло, и она благополучно приземлилась в траве газона.
– Не огорчайся! Нужно было немного ниже брать!  Пожалуй, хватит на сегодня! – инструктор похлопал  стрелка по плечу.
Забросив преломленную «вертикалку» на плечо, огорченный стрелок направился к раздевалкам. Непонятный грохот на стрелковом поле привлек внимание всех присутствующих. Обернувшийся молодой стрелок увидел упавший на стрельбище большой темно-серый беспилотник.  Подбежал испуганный инструктор.
– Я же говорил, ниже нужно было брать! –  куда-то вдруг заторопился инструктор.

 Надрывно гудя турбинами, уже далеко не «молодой», серо-голубого цвета «Ил-76», без опознавательных знаков, заруливал на стоянку после приземления в аэропорту. Из открывшейся рампы фюзеляжа, с криками и смехом, появилась толпа  вооруженных людей в разношерстном камуфляже с нарукавными шевронами в виде желто-голубых и красно-черных флажков.  Кое-как построив рядом с самолетом, у стоящей огромной цистерны топливозаправщика,  свое подразделение, командир начал перекличку, под продолжающийся смех и разговоры. 
Неожиданно, зарычав мотором и выпустив клуб черного дизельного дыма, топливозаправщик уехал. Командир разношерстного формирования замер с полуоткрытым ртом на полуслове.  Увидев это, его бойцы развернулись в сторону, где стоял заправщик. Смех и разговоры, как то сразу сошли на «нет». Из-за выстроившихся в колонну, в каких-то десяти метрах, белых лимузинов, на них были направлены два десятка автоматных стволов. Пулеметчик в люке одного из лимузинов передернул затвор. С противоположной стороны к прилетевшему самолету подъехал фургон и, развернувшись, стал сдавать назад. В открывшихся задних дверях фургона отчетливо читался ствол крупнокалиберного пулемета. Послышался характерный металлический лязг затвора, досылающего патрон.
– Петь будем? Или сразу в плен? –  спрыгнув из фургона, Саитов показал присутствующим белозубую улыбку.
Громкий хлопок выстрела пресек попытку самого отчаянного из прибывшего воинства вскинуть автомат. Его безжизненное тело упавшее ничком на бетонку и растекающаяся темная лужа крови, возымели необходимый эффект.  На бетонке перед Саитовым стала расти горка сложенного оружия и подсумков.
– Ну, вот! Героям слава! – Саитов снял бейсболку и почесал затылок, – И, что мне теперь со всем этим делать?

В наушниках у Виктора Платонова сидящего кабине, летящего на небольшой высоте  черно-желтого «Ми-34», звучала музыка группы «Любэ». Неожиданно песня любе сменилась на увертюру к опере «Валькирия»
– Николай, ты это так пошутить решил? – Платонов удивленно посмотрел на Родионова, поменявшего трек в смартфоне, – Любишь запах напалма по утрам?
– Да, как-то вдруг навеяло! – улыбнулся Родионов.
– Эй, Родионов! Слышишь меня? Ты ещё живой? – вдруг раздался незнакомый голос по рации.
– Мы знакомы? – Родионов ответил вопросом на вопрос.
– Не важно!
– А хочешь и живым остаться, и денег заработать? Много денег!
– Кого-то нужно убить?
– Да! Твоего босса!
Возникла небольшая пауза в разговоре. Родионов и Платонов посмотрели  в глаза друг другу.
– Боюсь, на это я пойти не смогу! – продолжил переговоры Родионов.
– Пятьсот тысяч!
– Ну-у-у, мужик! Это не серьезно!
– Долларов! Скажи номер карты! Через пять минут деньги будут на ней!
– Да, ладно? А я уже на 500 тысяч рублей готов был согласиться! У меня ипотека!
– Какое твое решение?
– Как тебя лучше послать, по-русски, или по-английски?
– Уже не важно! Только что, ты умер! – рация замолчала.
Платонов, развернувшись в кресле,  молча пожал руку Родионову.
Неожиданно, летящий рядом параллельным курсом такой же «Ми» задымил и стал терять высоту. Платонов снял наушники и похлопал по плечу Родионова, показывая на падающий вертолет. В этот момент послышались металлические удары по корпусу вертолета.  Родионов рукой показал Платонову приближающийся сзади, слева бело-синий «Еврокоптер». Человек, сидящий рядом с пилотом, высунул в открытое окно, прицеливаясь,  ствол автомата.
– Уходи! Уходи вправо! – прокричал пилоту  Платонов.
Вертолет резко, с правым креном провалился вниз, вызывая у всех сидящих в нем неприятные ощущения внизу живота. Родионов, отодвинув прозрачную оконную задвижку, дал короткую очередь из автомата. Вертолет-преследователь,  маневрируя, исчезает из сектора огня.  Платонов и Родионов, крутя головами во все стороны, пытались увидеть противника, который не заставил себя долго ждать.
«Еврокоптер»  снова появившись откуда-то сзади, стремительно сокращал дистанцию. Неизвестный, через открытую дверь, сделал несколько выстрелов  по вертолету Платонова. Платонов так же, через открытое окно в двери вертолета, навел автомат на преследующий их вертолет. Увидев это, неизвестный, развернувшись, свободной рукой схватил за локоть и притянул к себе женщину, сидевшую сзади в салоне вертолета. Виктор Платонов, узнав в этой женщине жену, опешил и опустил автомат. И тот же час, по корпусу вертолета ударило градом пуль. Застонал от боли пилот. Заистерил зуммер аварийной сигнализации, сообщая о возникшем пожаре. Оставляя за собой дымный шлейф, вертолет устремился к земле.
– Держи! Держи машину, дорогой мой! – закричал Родионов.
Увидав, что вертолет Платонова задымил и начал падать, вероломный «Еврокоптер» отстал. С трудом, зажимая одной рукой рану, пилот посадил дымящуюся машину посреди площади, распугав прохожих и едва не задев мачты городского освещения. Платонов и Родионов, выбравшись уже из горящего вертолета,  достали из кабины раненного пилота, аккуратно уложив его на газон неподалеку.
Родионов с автоматом в руках, выбежав на дорогу, остановил проезжающую мимо «скорую помощь».
– Доктор, быстрее! Огнестрел! – Родионов почти силой, вытащил из неотложки врача.
– Держись! Все будет хорошо! Спасибо тебе! – Платонов пожал окровавленную руку пилоту, которому медики начали оказывать помощь, – За его жизнь головой отвечаете!
– Всё, как обычно! – резюмировал доктор.
Подхватив автоматы, Платонов и Родионов выбежали на проезжую часть и остановили проезжающее такси. Таксист ошеломленно  посмотрел  на усевшегося назад Платонова.
– Земляк, барев дзес! Мы очень спешим! Нужно к Никитским воротам, где ИТАР ТАСС! – запрыгнул на переднее сиденье Родионов.
Таксист судорожно стал забивать адрес в навигатор.
– Послушай, некогда! Поехали, я покажу дорогу! – остановил его Родионов.
– Руслан Ахмедович, как меня слышишь? – достал рацию Платонов.

Глава XV
В сумерках, к арке-воротам загородной резиденции Президента РФ, увенчанной двуглавым орлом и с сорванными кованными воротами, с такими же орлами, подъехали два фургона с красными дипномерами. К машинам подошли несколько вооруженных людей в камуфляже.
– Стой! Кто вы такие?  – вскинул автомат охранник.
– You do not see the numbers? Some kind of boss from the embassy! Skip it! Проезжайте!– делает разрешающий жест второй наёмник.
Охранник отошел в сторону, пропуская первый автомобиль. У поравнявшегося с охранниками фургона отъехала назад, открываясь, боковая дверь. Раздались два приглушенных выстрела. Охранники, как подкошенные, с глухим стуком упали на землю. Вскинувшие автоматы еще двое охранников, стоявших с дугой стороны фургона, так же глухо шлепнулись на землю, застреленные из второй машины.
– Куда дальше? К главному входу? – раздался голос в полумраке автомобиля.
– Нет! Давай направо! Там служебный вход на кухню, напротив беседки. Я, как то Платонова там шашлыком угощал! – прозвучал в машине голос Саитова.

Группа людей с оружием наготове крадется через большую, пустую, полутемную кухню. Слышатся чьи-то шаги. Группа замирает. Человек с автоматом на плече подошёл к большому холодильнику и начал открывать по очереди его дверцы. Наконец найдя бутылку с газировкой, не закрывая холодильник, пьет воду из бутылки. Наконец, закрыв дверцу холодильника, развернулся и уперся взглядом стоящего прямо перед ним человека с бородой.
– Только тихо! Жить хочешь? – человек прикладывает ствол пистолета к своим губам.
В глазах наемника ужас и непонимание.
– Do you want to live? – повторяет вопрос борода.
Наёмник часто закивал головой.
– Тогда я возьму у тебя это! – «борода» - Саитов снял с плеча наёмника автомат.
– How many people are in the house? Where is the son of President Platonov? – Саитов пистолетом, подтолкнул пленника к выходу из кухни, – Показывай, где ребенок!
Группа вооруженных людей продолжила неслышно продвигаться по резиденции Президента РФ. В большой гостиной несколько наемников сидели в креслах и на диване перед огромным  телевизором,  показывающим новости телеканала CNN.
– «The events taking place today in Moscow are purely internal affairs of Russia! The United States has nothing to do with this! We will provide maximum assistance for the speediest normalization of the situation» … – вещал с экрана телевизора президент Крамп, заявляя о непричастности к последним событиям в Москве.
Погасший и заискривший  от попадания пули плазменный экран не позволил дослушать речь Крампа. Вскочив со своих мест, наемники увидели наведенное на них оружие.
– Hands up, gentlemen! – снова эффектно в центре гостиной появился Саитов.
Ошеломленные наемники подняли руки.
– Where is the baby? – Саитов недобро посмотрел на стоящих перед ним наёмников.
Захваченные наёмники с поднятыми руками повернули головы в сторону парадной лестницы резиденции, по которой  спускалась Ронда, со спящим сыном Виктора Платонова на одной руке.
– Мне нужна машина! Срочно! Иначе ребенок может умереть! – второй рукой, Ронда приставила ствол пистолета к голове ребенка.

Ронда за рулем фургона, быстро отъезжала от резиденции. В кресле, рядом с ней, сидел сонный, пристегнутый ремнем безопасности сын Платонова. Выбежав из резиденции, Руслан Саитов со своими людьми увидев, что колеса у второй их машины прострелены.
– За мной! В гараж! – Саитов устремился в сторону гаража.

Из приоткрытых ворот гаража на землю падала косая полоска электрического света, и раздавались какие-то звуки. Саитов предостерегающе поднял вверх руку и снял пистолет с предохранителя.
Посреди гаражного бокса, в офисном кресле на колесиках, сидел окровавленный министр обороны Георгий Шиму.  Его руки и ноги были примотаны скотчем к креслу. Униформа разорвана и залита кровью. Голова безвольно лежала на груди. Крепкий наёмник стоял рядом, вытирая куском бумажного полотенца кровь на своих руках.
Из соседнего помещения появился еще один наёмник.
– Что опять отрубился?
– Да!
– Он назвал код?
– Нет! Упертый ублюдок!
– Заканчивай с ним! Итак, весь день без толку провозились! Что скажем Скотту?
Услыхав за спиной шаги, наёмники разом обернулись, интуитивно, сделав движение в сторону лежащих на столике автоматов, но увидев наведенное на них оружие, оставили эту затею и медленно подняли  руки.
– На сегодня лимит по пленным исчерпан, господа! I am so sorry! – Саитов вскинув пистолет,  расстреляв  пытавших Шиму наемников. С глухим стуком тела упали на бетонный пол.
– Ахмет, нужно перевязать министра! – Саитов склонился над Шиму, – Георгий Сергеевич, вы живы?
Ахмет ножом разрезав скотч на руках и ногах Шиму, достал перевязочный пакет из подсумка. Саитов склонился над министром, придерживая его за плечи. Шиму открыв глаза, обвел окружающих взглядом.
– Где адъютант? Где «черный чемоданчик»? – Шиму попытался подняться, но застонал от боли, схватив Саитова за рукав.
– Пока не знаю! Но, мои парни его поищут! – сделал знак Саитов, – Вы не переживайте! Сейчас вас перевяжут и отправят в больницу.
Двое бойцов вышли на улицу, пытаясь найти следы адъютанта министра и «черного чемоданчика».
– Нужно срочно вызвать скорую! – Ахмед заканчивал перевязывать министра, – Он сильно избит!
– Никакой скорой! Где Платонов? – Шиму посмотрел на Саитова.
– Георгий Сергеевич, с Платоновым все хорошо! Он в Москве! Наводит порядок!
– Мне нужно к нему! Срочно!  – попытался подняться с кресла Шиму.
– Сейчас, закончат перевязку и поедем.  Правда, с транспортом пока проблема! Наш – выведен из строя коварными врагами!
– Посмотри в соседнем боксе! – головой кивает Шиму в сторону выхода.
Саитов с одним из бойцов направился в соседний бокс. Включив свет в боксе, они увидели две ярко отполированные «Волги» ГАЗ – 21.
– Еще где-то должна быть желтая «Калина»!– похлопал по крылу машины рукой Саитов.

Ронда за рулем фургона мчалась по вечернему шоссе.
– Скотт, у нас проблемы! – достала мобильник Ронда.
Неожиданно, сзади раздалась сирена. Ронда в зеркало заднего вида увидела машину ДПС с включенными маячками и, сбросив скорость, остановила машину на обочине, бросив телефон на сиденье. К фургону подошел полицейский.
– Здравствуйте!
– Привет! – улыбнулась Ронда.
– Старший лейтенант Тарасов! Вы знаете, с какой скоростью вы ехали? Ваши права, пожалуйста!
– Of course! Конечно!– Ронда, из-под локтя выстрелила в стоящего рядом с ней полицейского из пистолета.
Выскочив из машины, вскинув пистолет, с двух рук, расстреляла сидящего в патрульном автомобиле второго полицейского. Сев обратно в свою машину, погладила по головке проснувшегося малыша.
– Не плачь!  Поехали к маме? – Ронда изобразила улыбку на лице.

Колонна из «Лады-Калины» и двух старых «Волг» быстро двигалась в сторону Москвы. За рулем «Лады» был сам Руслан Саитов. Шиму полулежа, устроился на заднем сиденье. Проезжая мимо убитых полицейских ДПС, колонна сбавила скорость. Вокруг стояли подъехавшие патрульные машины и «скорая» с включенными «мигалками» и толпа зевак. Саитов взял рацию.
– Парни, поторопимся, да, пока эта сука больше бед не натворила! Где ее теперь искать?
– Мне кажется, там, где сейчас должен быть Платонов! – подал идею сидящий рядом боец.
– Ай, молодец, Тагир! Поехали! – Саитов хлопнул бойца по плечу.
Колонна машин снова увеличила скорость.

Глава XVI
Скотт Гриффин, в сопровождении наемников, взяв под руку, вел  Ирину Платонову прочь от вертолета, приземлившегося на московской площади, к зданию ИТАР ТАСС. У входа их встретили несколько вооруженных наемников.
– Вот текст вашего заявления! – Скотт протягивает сложенный листок, – Прочтите его четко, спокойно! И не забудьте, о чем я вам сегодня говорил!
Появление Ирины Платоновой вызвало ажиотаж в зале. Непрерывно мерцали вспышки фотокамер. Скотт проводил Платонову к столу, на котором стояла табличка с ее именем. Спикер, поприветствовав Платонову, показал, куда ей сесть.
– Дамы и господа, коллеги! – начал спикер, – госпожа Платонова хочет сделать заявление! – и, пресекая возможный вопрос из зала, – Ответов на вопросы журналистов не будет!
Скотт стал в стороне, у стены, недалеко от Ирины, которая первым делом налила себе в стакан воды из бутылочки, стоящей на столе. Жадно выпив воду, она развернула листок с заявлением, и, не читая, отложила его в сторону. Зал замер в ожидании.
– В моей жизни за последние сутки очень многое изменилось! – Ирина Платонова поближе придвинула микрофон, – Мне говорят, что я потеряла мужа, говорят, что мне не место в этой варварской стране… Не место среди вас! Сегодня меня заставляют отказаться от мужа и от Родины! Ну, и вдобавок ко всему, эти люди сегодня похитили моего пятилетнего сына!
Снова в зале поднялся шум, слышались выкрики журналистов, пытающихся задать свой вопрос, сквозь которые, вдруг отчетливо,  стал слышен шум танковых двигателей за окнами зала. Журналисты с фото и видеокамерами, диктофонами вскочили с мест и окружили Ирину Платонову, сидящую за столом.
Скотт подбежав к окну, оценил ситуацию и стал пробираться к Платоновой через толпу журналистов. Увидев это, Ирина поднялась со стула.
– Но, самое главное, Президент Платонов – жив! Они хотят его убить!
И снова посыпались вопросы журналистов.
– Ирина Владимировна, кто хочет убить Президента Платонова?
– Что случилось с вашим ребенком? Кто эти люди?
Скотт, схватив за руку, вытащил Платонову из-за стола, направляясь к выходу из зала.
– Напрасно! Вы совершили большую глупость! – прошипел он ей на ухо, больно сжимая руку.
С улицы послышались выстрелы. Скотт в замешательстве остановился, достав пистолет. Журналисты шарахнулись от него в стороны.
– Босс, проблемы! Солдаты Платонова внизу! Что будем делать? – подбежал к Скотту один из наемников.
– Прорываться! В посольство! Любое! – Скотт передернул затвор пистолета.
Кивнув, наемник убежал, заряжая автомат.

Из откинутых по бортам десантных люков, подъехавших к зданию ИТАР ТАСС БТРов, выпрыгивая на ходу, российские солдаты, сразу попали под огонь наемников. Укрывшись за броней, солдаты открыли ответный огонь из автоматов.Зная всю сокрушительную мощь крупнокалиберных пулеметов, наводчики БТР не открывают огонь по зданию, понимая, что пострадают невинные люди.  Часть наемников, отстреливаясь и прикрываясь журналистами как живым щитом, попыталась прорваться из здания. Рассыпались под пулями стеклянные двери входной группы. На асфальте мостовой появились неподвижные тела убитых. Десант, наконец, прорвался внутрь здания, сразу вступив в рукопашную схватку в холле первого этажа. Крики, выстрелы, стоны. Журналисты и случайные гражданские, оказавшиеся в здании комплекса, в панике разбежались, или лежали на полу, прикрывая голову руками.
Скотт решил пробиться через толпу журналистов, рванувшихся на выход из зала, к лифту и лестнице, прикрываясь Ириной Платоновой. Выбравшись в холл, Скотт нажал кнопку вызова лифта, чтобы спуститься на первый этаж. Несколько  журналистов и телерепортеров, невзирая на опасность, подогреваемую профессиональным азартом,  продолжали снимать все происходящее. Видеосъёмка, вспышки и стрекот затворов фотокамер не прекращались не на секунду.
– Все назад! – Скотт выстрелил в потолок. Послышался женский визг. На пол полетели куски офисного потолка и пыли.
Негромкий звонок сообщил о прибытии лифта на этаж. Но неожиданно, Скотт попятился назад от открывшихся дверей лифта, из которых появились Платонов и Родионов с автоматами в руках. Скотт, продолжая прикрываться Ириной, уперся спиной в стену холла, приставив ствол пистолета к голове Ирины Платоновой.
– Господин Платонов! Ну, зачем было все так усложнять? Нужно было просто умереть! А теперь умрет ваша семья!
Ирина Платонова, пристально глядя в глаза мужа, незаметно достав спрятанный под  одеждой пистолет, опустила руку в низ. Два громких хлопка неприятно ударили по ушам в замкнутом пространстве холла.  Скотт, как подкошенный,  со стоном рухнул на пол. Родионов подбежав, наступил ногой на руку с пистолетом, и ударом приклада в лицо вырубил Скотта. Виктор Платонов, не выпуская автомат, подхватил жену, у которой от волнения подкосились ноги. Прижав к себе одной рукой, крепко ее поцеловал в губы, под крики и аплодисменты присутствующих.
– Прости, что все так вышло! Как ты? Где сын?
– Я в порядке! Сын был дома, с какой то няней! Нужно его у нее забрать!
Неожиданно послышались выстрелы с лестничной площадки. Из  открывшейся боковой двери на лестницу, появилась Ронда, с плачущим ребенком в одной руке и с разряженным пистолетом в другой. Следом за ней появился Руслан Саитов со своими людьми. Ирина Платонова, убрав пистолет, подошла к Ронде,  молча забрала у нее своего ребенка, который увидев мать, крепко обхватил ее руками за шею. Поцеловав сына, она передала его отцу.
– Сынок, все хорошо! Иди к папе! – и, развернувшись, Платонова ударила Ронду кулаком в лицо, вновь вызвав бурные аплодисменты присутствующих.
– Не смей прикасаться к моему ребенку! Сучка!
Ронду, с разбитым носом, подхватили под руки и увели бойцы Саитова.
– С этим, что будем делать? – Родионов несильно пнул ногой пришедшего в чувство Скотта.
– Перевязать! Берем с собой! – Платонов с женой и ребенком на руках направился к лифту.

Все было кончено. Выйдя на улицу по хрустящему битому стеклу входных дверей, Платонов увидел солдат, складывающих на тротуаре трупы убитых наемников. Послышались сирены подъезжающих машин «скорой помощи». Родионов и Саитов в окружении солдат, вывели хромающего Скотта с перебинтованной ступней и связанными за спиной руками.
Неожиданно к зданию подъехал черный лимузин с небольшим флагом США на крыле. Выскочивший из лимузина американский морпех с автоматом в руках, открыл заднюю дверь, из которой появился посол США.
– Господин посол! Я гражданин США! Вытащите меня отсюда! – увидев посла, закричал Скотт Гриффин.
Услышав крик, посол вытянул голову, пытаясь понять, кто его зовет. Увидев лицо звавшего человека, посол поморщился.
– Господин Президент, разрешите выразить вам искреннюю радость и восхищение вашим мужеством! – посол подошел к Платонову, – Президент Соединенных штатов попросил меня передать вам его наилучшие пожелания! И мы хотели бы забрать этого человека. Он подданный США! Это просьба нашего Президента!
– Господин посол! – Платонов пожал послу руку, – Передайте господину Президенту, мою благодарность! Но ваш подданный совершил тяжкое уголовное преступление на территории Российской Федерации, и отвечать должен по российскому законодательству! Однако, из уважения к господину Крампу, мы вам его отдадим… Но через недельку. Наши следователи я думаю, захотят с ним пообщаться!
– Понимаю, вас, господин Президент! –  кисло согласился посол.
 К зданию ИТАР ТАСС с Малой Никитской свернул штабной «Тигр» из которого вышел подполковник Стригунов. Подбежав к Платонову, вскинул руку к бронешлему.
– Товарищ, Верховный Главнокомандующий! Всё! Москва – наша! Подполковник Стригунов!
– Спасибо, товарищ генерал-майор! – Платонов обнял Стригунова.
– Служу России! – снова козырнул Стригунов.
– Поздравляю, генерал! – Руслан Саитов пожал руку Стригунову.
– Виктор Викторович, мы тут без разрешения на ваших машинах покатались! – извиняясь, начал Саитов, – А сейчас лимузин подъедет! И можем ехать!
– Отставить лимузин! Всегда мечтал на работу на танке приехать! – под общий смех, Платонов хлопнул Саитова по плечу.
Через опущенную нижнюю створку десантного люка Платонов помог жене и сыну зайти в БТР. Закинув автомат за спину, залез и уселся на броню. Его примеру последовали  Родионов и Саитов. Стригунов направился к своей машине.
– Да, жестковато будет! – похлопал ладонью по броне Платонов, – Товарищ сержант! Где я работаю, знаешь? – обратился он к торчащей из люка голове механика-водителя.
– Так точно, товарищ Верховный! – бодро и с улыбкой ответила голова в шлемофоне.
– Тогда – на работу! Заводи!
– Есть! Выбросив густой клуб серого дыма, БТР с грозным ревом поехал по улице.

Глава XVII
Колонна БТР с триколорами на антеннах и солдатами на броне, под дружеский рев десятков автомобильных клаксонов, двигалась по улицам Москвы. На головном БТР с автоматами в руках сидели Платонов, Родионов и Саитов с группой солдат.
Подъехав к памятнику маршалу Жукову возле Исторического музея, колонна остановилась.
– Спасибо! Дальше мы пешком! – крикнул водителю Платонов и склонился над открытым люком, – Ирин, а вы пока посидите здесь!
– Знаешь, кто это? – прокричал сквозь рев мотора БТРа, Платонов к солдату, сидящему на броне, кивая на жену и сына.
– Так точно! – кивнул солдат.
– За них отвечаешь головой!
– Есть! – гаркнул солдат.

Многочисленные туристы, гуляющие по Красной площади, увидели незабываемое зрелище. Под звук бьющих курантов, Президент России  Виктор Платонов в белой рубашке и одетом поверх бронежилете, с автоматом в руках, бежал средним темпом, как на марш-броске, по Красной площади в окружении большой группы солдат Таманской дивизии и спецназа Руслана Саитова в сторону Спасских ворот. Чуть сзади уступом, на небольшой скорости, двигались БТРы. В сидящей в люке на одном из них, красивой, молодой женщине, можно было узнать Ирину Платонову, держащую на коленях сына. Туристы и просто зеваки, на площади аплодировали Платонову, снимая происходящее  на мобильные телефоны.

Гурьянов и Петраковский, в лимузине с дипломатическими номерами, въехали на территорию иностранного посольства. Развернувшись, в заднее окно лимузина Петраковский наблюдал, как за закрывающимися створками ворот, исчезает залитая ярким электрическим светом вечерняя московская улица.
– Тайно прилетел, тайно улетел… – вздохнул Петраковский.
– Это всё? – посмотрел на него Гурьянов.
– Боюсь, да… В Россию мы уже вряд ли сможем вернуться! Во всяком случае, пока Платонов будет в Кремле!
– А, что будет с Селезневым? – поинтересовался Гурьянов.
– Не знаю! – Петраковский пожал плечами, – Знаю, что Платонов предателей не прощает! Но это был его выбор… А может и не его… Но, каждый сам отвечает за свои поступки.

Спустя два дня в одном из московских аэропортов приземлился зарубежный чартер. Гудя турбо-винтовыми двигателями, старенький «Ан -12»,  зарулил на указанное место стоянки. По опустившейся рампе, из самолета строем, организованно, вышли люди в камуфляже и полной боевой экипировке. Неуверенно озираясь по сторонам, командир группы остановил проезжающий мимо буксировщик, с багажом пассажиров.
– Как нам можно поскорей добраться до Москвы? – поинтересовался военный с сильным акцентом.
– На аэроэкспрессе! А вы кто? – удивился водитель буксировщика.
– Мы – спецназ армии Эстонии! – гордо ответил человек в камуфляже, – Приехали на помощь новому демократическому правительству России!

Президент Платонов за столом в своем рабочем кабинете в Кремле, читал и подписывал какие-то документы.
– Виктор Викторович,  к вам министр обороны! Очень срочно! – раздался голос секретаря в динамике селектора.
– Да, конечно, пускай заходит! – Виктор Платонов поднялся из-за стола  навстречу.
В кабинет, прихрамывая, вошел министр обороны Георгий Шиму. На лице отчетливо виднелись следы побоев.
– Здравия желаю, Виктор Викторович!
– Георгий Сергеевич, почему не в госпитале? – осторожно пожал руку Платонов, – Присаживайся!
– Виктор Викторович! Не стал по телефону…– сразу перешел к делу министр, усевшись за стол напротив Платонова, – Мне час назад доложили! Кто-то пытается активировать коды с двух захваченных «черных чемоданчиков»!
– Уверен?
– Абсолютно! Мы сменили коды, но кто его знает!
– Их место нахождения засекли? Они уже за границей!
– Да! Но мы не знаем, какого уровня эти хакеры! У них два наших портативных прототипа терминалов управления! И если они взломают пароли – дальше лишь дело техники, последствия могут быть самые непредсказуемые.
– Нанесения ракетно-ядерных ударов? По США, например? Или по Китаю?
– Именно! Они могут атаковать любое государство!
– А разве мы не сможем заблокировать их попытки запуска ракет?
– Теоретически, конечно сможем! Но как то проверять на практике не хочется! Всегда, может произойти какая-нибудь хрень!
– Да, конечно! И кому все это нужно? Все тем же, нашим заклятым «друзьям»?
– Да! Я думаю, заказчик все тот же… Хотя конкретных данных у меня пока нет!
– Ну, выгодоприобретатель всегда найдется! – Платонов, поднявшись из-за стола, несколько раз прошелся взад-перед по кабинету.
Пойдя к рабочему столу, нажал кнопку селектора мини-АТС.
– Срочно вызовите ко мне Директора ФСО!
Через несколько минут раздался стук в дверь. В кабинет вошел Директор ФСО.
– Разрешите? Директор Федеральной Службы охраны полковник Родионов по вашему приказанию прибыл!

Вместо эпилога
Присыпанный снегом внедорожник с нарисованной «георгиевской лентой» на дверях и надписью «За веру и Верность», подъехал к зданию Управления делами Президента РФ на Ильинке.  За рулем, в новенькой форме лейтенанта ФСО, сидел Игорь Петров. Через пару минут пассажирская дверь открылась и в машину села Юля, в волосах которой блестели снежинки.
– Прости, что долго! Только освободилась! – наклонившись, Юля целует Игоря.
– Да, ничего! Я сам пару минут, как подъехал! – Игорь целует Юлю в ответ.
– Никак не привыкну видеть тебя в военной форме! – Юля погладила рукой погон на шинели.
– Ну, не фотографировать же мне самолеты всю жизнь! – улыбнулся Игорь.
– Разумеется! Ну, что? Готов ехать за кольцами? –  Юля оценивающе взглянула на Игоря.
– Ну, конечно, если ты настаиваешь! – поддержал игру Игорь.
– Что?! Ну, ты и нахал! – Юля, шутя, бьет Игоря рукой  по плечу.
– Тогда, поехали? –  Игорь нажал кнопку на панели автомобиля.
Салон наполнился веселой предновогодней музыкой. Машина медленно покатилась в пробке, вперед по улице, вперёд, где сквозь сумерки и падающий снег, виднелась кремлёвская стена, и сверкали яркие, разноцветные огни Новогодней ярмарки  на Красной площади.


Рецензии