Катарсис глава восемнадцатая

Когда я открыл глаза, вокруг было темно. На секунду показалось, что я ослеп. Я попытался встать, но тело меня не слушалось. От отчаяния я сделал попытку крикнуть что было мочи, но вместо крика из моего рта доносилось что-то похожее на шепот деревьев. Я боялся даже представить, что со мной произошло. Но ответ пришел быстрее, чем я успел впасть в отчаяние.
Яркая белая вспышка вновь промелькнула перед моими глазами, затем я почувствовал, что тело снова может двигаться. Пошевелив руками и ногами, я встал. Пространство вокруг было абсолютно белым, словно стены помещения, в котором я находился, были сделаны из света. От такого освещения болели глаза, и я старался идти, не открывая их. Пройдя примерно минут десять пешком, я обнаружил дверь. Она была сделана из стекла, но в то же время это стекло было настолько мутное, что я не смог разглядеть того, что было за ним.
Слегка толкнув дверь, я вышел. За ней было огромное зеленое поле, а сверху – небо с миллиардами звезд. Почувствовав усталость в ногах, я сел на траву. Поле, открывшееся взору, было настолько огромным, что невозможно было разглядеть, что же находится дальше. Осмотрев себя, я понял: на мне нет одежды. Однако особой нужды в ней не было, так как погода стояла довольно теплая. Мне захотелось пить. Как только я это понял, пошел дождь. Жадно ловя каждую каплю, я удовлетворял чувство жажды.
Напившись вдоволь, я поднял глаза и увидел, как на месте пустого поля возникло строение, внешне напоминающее мне буддийский храм. Пройдя несколько метров в его направлении, я вдруг понял, что храм отдаляется от меня, с каждым шагом становясь все дальше и дальше. Я остановился, закрыл глаза, а когда открыл их, оказался прямо у входа. Передо мной  были огромные деревянные двери с непонятными для меня цифрами. Я попробовал открыть дверь, но она не поддавалась. Попытавшись вглядеться в надписи, ко мне пришло осознание того, что каждая из них – это тот или иной отрезок моей жизни, каждая цифра – это день, месяц и год определенного момента, начиная от даты рождения и заканчивая трудоустройством на работу или смертью кота.
Мне вдруг стало не по себе. Отпрянув назад, я хотел спуститься вниз, как вдруг понял, что вместо поля под храмом разверзлась темная бездна. Повернувшись обратно к дверям, с удивлением обнаружил, что они приоткрыты. Мне было немного страшно входить внутрь, но выбора не было, и, толкнув тяжелые двери, я оказался внутри.
Интерьер храма был больше похож на планетарий. Звезды над головой, Млечный путь и планеты, которые кружились по стенам. В центре стоял круглый столик, на нем лежал телефон с дисковым аппаратом, похожий на тот, который использовался в двадцатых годах прошлого столетия. Подойдя к нему и сняв трубку, я услышал женский голос:
– С кем вас соединить?
– У меня есть варианты? – спросил я.
– Молодой человек, не тратьте мое время или говорите, с кем мне вас соединить. В противном случае положите трубку.
– Соедините меня, пожалуйста, с Вашим начальством.
– Секунду.
Раздался длинный гудок, затем второй, после третьего я услышал мужской голос:
– Я думал, не догадаетесь.
– Кто Вы? – с удивлением в голосе спросил я.
– Я тот, кто поможет Вам.
– И как же Вы мне поможете?
– Сейчас Вы находитесь где-то между раем и адом. В привычном для Вас мире это называется чистилище.
Сердце замерло, я вдруг понял, что все мои опасения оправдались. Мне хотелось просто провалиться сквозь землю, но ощущение ада под ногами не давало мне этого сделать.
– И что же будет дальше? – с дрожью в голосе спросил я.
– А чего бы Вы хотели?
– Вернутся обратно.
– То обстоятельство, что Вы тут, уже говорит о том, что до этого сделали все неправильно.
Внутри я понял, что мне нужно было послушать себя и остаться на том вокзале с Линой.
– В каждом отрезке времени так или иначе есть момент, в котором Вы допустили ту или иную ошибку. В каком участке пространства Вы окажетесь в следующий раз, решать не мне. Система сама распределяет людей.
– Система?
– Судьба, случай, можете называть ее так, если Вам будет привычнее.
– Значит, я не один такой?
– Вы слишком зациклены на своей жизни, поэтому время не принимает Вас до конца.
Затем в трубке раздались короткие гудки.
Через пару секунд в глазах потемнело, и я очнулся.


Рецензии