Кукла Барби

Летом Надя жила у бабушки и дружила с Алиной, которая была на год старше, лучше одевалась, волосы ее лежали белокурыми волнистыми локонами, она лучше знала таблицу умножения, говорила на иностранных языках и вообще, считала себя королевой. Так отчасти и было, ведь папа ее служил в ГДР, и Алина имела вещи, которые даже представить себе не могла обычная советская девочка, например, Надя. Все Алинины преимущества сконцентрировались для Нади в одном – в кукле Барби.

Барби!
Предмет обожания, запредельная мечта, что-то невообразимо милое: красивое личико, изящные руки, ноги невероятной длины, которые не разводились в стороны, когда кукла садилась, а кокетливо оставались сдвинутыми и чуть согнутыми в пластиковых коленях. А какие у Барби наряды: воздушные платья, похожие на зефир, узкие брючки, разноцветные топики, сумочки, сапоги, туфли на каблуках. Все это не шло ни в какое сравнение с топорными пупсами в сарафанах и пухлыми куклами в ситцевых платьях, сделанными в СССР.

Алина не давала Наде играть в Барби, разрешала только смотреть, как играла сама: переодевала, наряжая то на бал, то на прогулку, подолгу красовалась у зеркала, что-то рассказывая жеманным писклявым голосом, как если бы это говорила Барби, потом шла по магазинам или пила в кафе чай из маленьких серебристых чашечек, встречалась с Кеном, они танцевали, потом ложились спать, а затем Алина складывала Барби в пластиковую прозрачную коробку и ставила на самую высокую полку до следующей игры. Надя смотрела на куклу и мечтала, мечтала так, что готова была на воровство: дождаться, когда Алина выйдет в туалет, схватить Барби и убежать, спрятаться с ней где-нибудь и поиграть хотя бы десять минуток, а потом пусть придут и арестуют ее.
Но родители научили, что воровать плохо, и на преступление Надя не решилась. Лето вскоре кончилось, началась школа, и Алина исчезла из Надиной жизни и памяти, осталась только Барби как мечта.

Прошло несколько лет. Надя приехала в Москву и поступила в институт. На первые летние каникулы она устроилась работать официанткой в стриптиз-баре. На третий день работы ее заметила директриса и предложила танцевать стриптиз.
- Я плохо танцую, - сказала Надя.
- Мы тебя научим. Фигура у тебя хорошая, ноги длинные, ну-ка встань прямо и юбку приподними. Отлично. Сиськи у тебя какого размера?
- Второго.
- Пойдет. Волосы тебе нарастим, ресницы наклеим. Будешь как куколка танцевать.
- А если я не хочу.
- А если не хочешь, значит ты дура. Официанткой тебе придется целый месяц ноги стаптывать, а стриптизершей это же заработаешь за один день.

На первые заработанные деньги Надя решила осуществить мечту, купить куклу Барби. Она поехала в детский мир и выбрала самую дорогую, в яркой коробке, в розовом платье с блесками, с волосами, красиво разложенными волнистыми локонами по сияющей серебристой подложке. Надя принесла куклу домой, вытащила ее из коробки, раздела и заплакала. Это была точно такая же кукла, как десять лет назад, даже еще лучше, с фантастически узкой талией, длинными ногами, которые кукла не разводила в стороны, когда садилась, а кокетливо оставляла сдвинутыми и чуть согнутыми в коленях. Теперь у куклы так же невидимо под пластиковой кожей сгибались локти и во все стороны вертелась голова. Кукла по-прежнему была совершенством. Но Надя уже не знала, как в нее играть. Не говорить же за нее писклявым голосом, предлагая воображаемому Кену поехать на бал.

Надя утерла слезы, открыла свой гардероб и достала лучшую свою блузку, шелковую, с нежными розовыми цветами. Она обернула куклу в ткань, представляя, какое могло бы получиться платье, а потом взяла ножницы и безжалостно отрезала от блузки рукав.

Когда платье было готово, Надя сделала кукле шляпку и сумочку-клатч, нарядила Барби и поставила на самую высокую полку. И больше не снимала, как-то уже было не до того.


Рецензии