Конунг Севера. XIII, XIV

XIII
В назначенное время Бера отправилась к реке. Когда она пришла, Велор уже ждал ее. Сначала они немного поговорили, а потом долго стояли молча. Велор смотрел на нее так, как будто он был опоен зельем. Затем он сказал:
–  Фрейи золотых обручий
   Луны лба дивные светят.
   Очень скальд дорого платит
   Ныне за то, что в них смотрит.
Бера улыбнулась, потому что ей было приятно, что Велор сложил о ней вису. 

XIV
Эйрик Непобедимый прибыл в Хладир и сразу же отправился к Хокону ярлу. Хокон встретил его радостно, потому что был очень дружен с Эйриком. Эйрик сказал ярлу, что видел, как корабли конунга плывут по фьорду неподалеку от Агданеса.
– Ты уверен, что это корабли конунга? – спросил Хокон.
– Уверен, - ответил Непобедимый, - Это очень большие и богато украшенные корабли, и один корабль под красным парусом и с драконьей головой на носу. А борта этого корабля покрашены в красную и синюю полоску. Это может быть только драккар конунга.
Ярл Хокон был очень недоволен полученной вестью.
– Что конунг забыл в Агданесе? Уж не значит ли это, что скоро ждать нам его в Хладире? – сказал ярл.
– Видать, правду говорят, что у конунга везде глаза и уши, - сказал Эйрик.
Хокон распорядился насчет пира и на всякий случай приказал собрать людей.

Когда корабли конунга Альрика подходили к Хладиру, Альрик велел своим воинам вооружиться.
– От ярла Хокона можно ждать, чего угодно, - сказал он Хальвдану. Херсир согласился с правителем.
– Должно быть, ярл уже знает о нашем приближении, - сказал Хальвдан.
Альрик приплыл в Хладир и стал на якорь. Скоро к пристани приехал Хокон ярл и его люди. Все они были вооружены, но прятали оружие под одеждой.
–  Рад видеть тебя в Хладире, конунг, - произнес ярл Хокон.
– Вижу, ты ждал меня, Хокон, - сказал Альрик ярлу.
– Твой корабль слишком приметен, владыка фьордов.
После этого конунг, ярл и их люди поехали в поместье ярла. Там ярл очень хорошо принял конунга и его людей. Он сказал, что готовит пир в честь конунга. Альрик был недоволен этим и сказал:
– Ты пускаешь мне пыль в глаза, Хокон.
– Воля твоя так думать, - отговорился ярл, - Только почему мы должны враждовать теперь, коль каждый из нас получил то, чего он хотел?
– Ты не смотришь в глаза мне, ярл. И несет от тебя ложью.
Конунг Альрик был очень разгневан. Так, что к нему нельзя было подойти. Рассказывают, что всегда, когда конунг гневался, глаза его делались такими яркими, что могли ослепить. И всякий, кто осмеливался заглянуть в них, испытывал большой ужас. Так было и в этот раз. Конунг Альрик не захотел оставаться под одной крышей с Хоконом ярлом и поехал в свое хладирское поместье, которое находилось недалеко от усадьбы Хокона.
У Хокона ярла жил в доме один доблестный муж, он был уже стариком, но в свое время повидал многое, пожинал славу в военных походах и получил в них немало ран. Ярл часто советовался с ним, когда предстояло решить трудное дело. Звали этого воина Гудмундом Везунчиком. Он был сыном Кетиля Густобородого сына Торберга Медведя сына Херлауга Достославного. Матерью его была Тора, дочь ярла Сигурда из Ирьяра.
Когда конунг Альрик уехал, Гудмунд сказал ярлу Хокону:
– Нельзя тебе сейчас ссориться с конунгом. Тебя поддерживают многие влиятельные бонды в Трандхейме, а конунга – вся остальная Норвегия. Поехал бы ты завтра к конунгу и помирился с ним. Конунг знает, что ты не любишь его, и куда лучше было бы тебе встретить его равнодушно, чем так, как ты его встретил.
Ярл Хокон согласился с Гудмундом и сказал, что утром поедет к конунгу и помирится с ним.



Кеннинги: Фрейя золотых обручий - женщина, здесь - Бера; луны лба - глаза



Иллюстрация из интернета.


Рецензии