Дачный компромисс

  Ниже публикуется отрывок из книги:



Игрушечные люди: Повести и рассказы/Тимофей Ковальков.
— [б. м.]: Издательские решения, 2018.—262с. ISBN978-5-4493-9971-7

Ознакомиться с книгой и прибрести печатную или электронную версию 
можно по адресу:
https://ridero.ru/books/igrushechnye_lyudi/

Ссылка на книгу расположена внизу авторской страницы. Приятного чтения.

***



       Об чем хотел с вами обсудить, граждане? Дачный вопрос тонет во мраке. Освещен в интернете из рук вон. А там — безальтернативный компромисс, аж уши стынут. У нас ведь как? Организм жаждет хобби, мать его, а хобби требует кишки наружу выпустить. Вошел в строительство на свою жопу, а выхода нет. Возводи, пока карман не опустеет. Все желают личной индивидуальности на участке строго в размере лимита ресурсов. Выход какой? Обращаем взоры на бытовки экономкласса. Молись на них, а на размер плюнь. В бытовку при желании влазит любое хозяйство, окромя дурной фантазии владельца.

      К примеру, сосед отхомячил аж четыре. Скидку ему, видишь ли, дали — четыре по цене трех с половиной. Но четвертая меньше, нестандартная. К первой прилепил чердак и мезонин, получился коттедж в охотничьем стиле. Во второй — кухонка масенькая. В третьей — собака улыбается. В четвертой, что поменьше, — баня. Развлечение уже для души, не для тела. На дачке почему не попариться, не попотеть? На печку не скопилось внутренней смелости, пристроил пару утюгов помощней. Обложил камнями. Камни правильные, речные — малахит, сталактит, сапфир, эбонит. Говорят, от них микроэлемент в легкие попадает. Сандуны от зависти пятки грызут. Там вместо камней — чугун, одно слово — ширпотреб. Теплая баня вышла, словом. Душ бы втиснуть. Сортира тоже критически недостает. Рук не хватает — борьба со стройкой кипит седьмой год. Ночью в бане теща временно отдыхает. Днем — природные удобрения от дождя прячутся.

      Другой бедолага похлеще отчебучил. В бытовке основал винзавод и сырный цех. Камамбер и кальвадос. Насмотрелся телевизеру. Во дела! Французы интересовались, в ихних европах — не то. Кальвадос слабоват, а Камамбер твердоват и несладкий. Контракт предлагали, да хозяин слег. Свезли в клинику. То ли перегрелся, то ли отравился — не знаю. А на дальней дачке, что у леса, отставной майор соорудил в бытовке театр по типу миланской оперы. В Большом театре ему, видишь ли, акустика показалась недостоверной. Индивидуальности — шиш, едрена-корень, массовое искусство. Выдрессировал сам мышей, те хором поют, а прима — кошка Мурка. На задних лапах выплывает и давай: «Меня не любишь ты, ну что ж, ты бер-регись любви моей! Мяу…» Красава.

      Но это все семечки, подсолнухи впереди. Спившийся летчик с пятьдесят восьмого участка, дядя Витя сконструячил летальный аппарат. Обратно из типовой бытовки. Высоту набирает адскую. Боинги туда не залетают. Одна проблема — в загранку не выпускают. Нет договоренности. А врачиха, что у пруда участок схлопотала, переплюнула соседей. В бытовке у эскулапши роддом учрежден, приходи — рожай. И что? Да ничего — стоит себе. Только справа подгнил, забыла врачиха укрепить фундаментные блоки. Значит, засосало врачиху в почву с потрохами. Слышал, на праздники там не то родился кто-то, не то застрелился. Не помню. Знаю только, что скорая гудела полночи.

     Сам я пока сортир финский поставил. На бытовку денег нет — кризис пошел, рубль упал в яму, мать его. В сортире и живу. Ночью спокойно там, а днем соседи выгоняют на участок. Своего-то у них нет — стройка дело святое, сплошной компромисс.


Рецензии