Конунг Севера. XXI

XXI
Весной конунгу Альрику вновь снился давний сон. Он видел древо предела и руку могущества, пред ним распростертую, зеленела листва, влагой омытая, над источником Урд то древо раскинулось. Ветви его в небо вонзились все. Росло древо высоко на стенах йотунов, а внизу воды фьорда зыбились. Сидел конунг у корней ясеня, глаза его были закрыты – он спал. И видел он, как кто-то в богатых одеждах на креслах тронных сидел, разговаривал. И вещи все из золота были у тех совещавшихся. Он видел их, слышал, о чем говорили все, да только помнил не все, что было сказано. Он чувствовал кровь и жар в теле огненный, он ранен был стрелами быстрыми. Он слышал сквозь сон голоса, его к дому зовущие; бранились и спорили их обладатели.
– Альрик! – в том голосе было отчаянье.
– Мы уже все обыскали здесь, Харальд, - звучал другой голос.
– Ты что предлагаешь нам бросить поиски, Хельги?!
– Разумеется нет, но…
– Харальд! Хельги! – третий голос был моложе и звонче.
– Что такое, Свейн? – спросил Харальд.
– Я нашел его! Я нашел Альрика! Пойдем!
Харальд и Хельги переглянулись и побежали за Свейном.
Конунг почувствовал, как чьи-то руки подняли его и положили на что-то жесткое. Он открыл глаза. И увидел в вышине небо. Сине-белые тучи клубились вокруг солнечных просветов. А в них виднелись окружья щитов. И было все вокруг яркое, и спускался к земле Биврёст, и поднимался от земли пар от недавно прошедшего дождя.
– Все будет хорошо, брат, - голос был успокаивающим. То говорил Хельги.
– У него что-то в руке, – сказал Свейн и потряс Альрика за запястье. Кулак конунга разжался и за кромку щита, на котором его несли, что-то посыпалось. Когда Свейн наклонился к земле, он увидел, что то были руны, вырезанные на кусках коры и окрашенные кровью.
Видел конунг Альрик и другой сон. Как однажды в Согне заколосились знамена Хокона ярла. И были подняты копья. Как сошлись тучи над Согнефьордом. И началась ожесточеннейшая и кровопролитная сеча. Как рьяно пробирался вперед Харальд конунг, сверкая золоченым доспехом, и рубил мечом направо и налево. Как яростно сражалось его войско.
Видел конунг Альрик, как Харальд, его брат, шел перед знаменами, когда Харальд конунг уже пал, и своей храбростью воодушевлял воинов. Рядом с ним шел Хельги и рубил на обе стороны. Конунг Альрик видел, как Харальд закрыл собой Хельги, когда ратник Хокона Альв Косоногий бросился на Хельги с длинным боевым топором. Удар был сильным и рассек Харальда надвое. Хельги ударил Альва щитом, Альв упал, и Хельги вонзил ему в сердце копье, и Альв тут же умер. Затем Хельги стал пробираться к Свейну, потому что Свейна окружило несколько воинов Хокона ярла. Когда Хельги это удалось, Свейн был ранен в нескольких местах, и у него из ран кровь лилась так сильно, что ее нельзя было остановить. Хельги овладело неистовство, и он стал рубить мечом всех, кто ему только попадался из войска Хокона. Дружинники Хельги, видя, что Хельги склонился над братом, сомкнулись вокруг него и Свейна и не позволяли врагам подойти к братьям. Хельги держал Свейна за руку, и у него в глазах был влажный блеск. Ему было тяжело терять брата.
– Я поклялся отцу, что буду защищать тебя, - сказал Хельги, - И нарушил клятву.
– Скоро я буду пировать с Одином, порадуйся за меня, брат, - сказал Свейн.
– Рано призывает тебя отец ратей…
Но Свейн уже не слышал брата. Он улыбался и смотрел куда-то в небо. Затем он умер. 
К этому времени уже много людей с обеих сторон было убито, а кто-то бежал к кораблям, поэтому поле брани заметно поредело. Хельги приказал воинам защищать тело брата, а сам взял в руки меч, после того, как ему перевязали раны. Он стоял на поле битвы и смотрел по сторонам. Везде лежали трупы, и было много крови, кое-где шевелились раненые, кто-то еще бился. Лицо Хельги и вся его кольчуга были забрызганы кровью. Он смотрел на ратное поле и думал об отце и братьях. Он смотрел перед собой, как будто смотрел куда-то, и то, куда он смотрел, находилось не на поле боя.
Хокон ярл, видя, что сын Харальда конунга все еще жив, приказал Эйрику Непобедимому и его людям стрелять в Хельги из лука. Дружинники Хельги закрыли сына конунга щитами, тогда ярл Сигурд, зять Хокона, отправился к ним с большим отрядом витязей. Противники сошлись в жесточайшей схватке. Бой был долгим, и много могучих воинов сложило в нем головы. Хельги сражался отважно, но и за ним явилась валькирия. Человек Сигурда Торлейк Берсерк нанес Хельги глубокую рану секирой. От этой раны Хельги умер.
Хельги, сын конунга Харальда, был очень красивый и добрый нравом. У него были голубые глаза и очень густые светлые волосы, которые падали ему на плечи. Многие говорили, что он был очень похож на конунга Альрика, своего старшего брата. Харальд сын Харальда был человек могущественный, статный и красивый, доблестный и воинственный, он должен был стать конунгом после отца, так как был старшим из всех братьев. Свейн был очень добрый и приветливый, и за это его все любили.  Когда он пал в сече, ему было семнадцать зим.

Конунг Альрик видел во сне сражение и лицо Хельги перед тем, как Хельги вступил в бой с Сигурдом ярлом. В глазах Хельги отражались мысли – об отце и всех братьях, и о матери, и о всех тех, кому придется хоронить убитых. Конунг также видел, как Хельги пал. И как кровью запачканы были его красивые волосы.
Когда Альрик пробудился, он встал.  Конунг прошелся по комнате, затем сел на скамью.
– Будь ты проклят, Хокон. – сказал он вслух.
«Не знаю, зачем я пощадил тебя… Но будь уверен, что я убью тебя, коль мы сойдемся в битве».



Кеннинги: стены йотунов - скалы
отец ратей - Один


Иллюстрация из интернета


Рецензии
Эпическая картина, хорошо выдержана в соответствующем духе.

Михаил Сидорович   04.11.2018 13:09     Заявить о нарушении
Вы меня засмущали немного. Спасибо.

Сигрун Фьельстад   04.11.2018 13:49   Заявить о нарушении