Ты похож на астероид... -2 Глава-2

Начало: http://www.proza.ru/2018/11/04/526



Глава - 2


Садились на полосу, будто падали между сопками со срезанными пиками, грязно-серыми, покрытыми хвойными деревьями, напоминающими ёлки или карликовые сосны, решившими найти в расщелинах небольшие островки земли, за которые можно зацепиться и жить. "Бетонка" показалась невероятно короткой, а, может, лётчики были такими асами, что уместились на этой дистанции. Стюардесса легко открыла входную дверь, почти к самому борту самолёта подъехали два чёрных "Лексуса", другие машины я не успел рассмотреть.

- Ваш автомобиль - второй, - услышал слова, сказанные мне в ухо телохранителем, увидел, как Бобо быстро садится в первый лимузин. Со мной в салон уселись банкир и предправления, думаю, им тоже заранее сказали, с кем они едут. Остальных разобрали другие машины. Вся процедура заняла считанные минуты, сделав небольшой круг на полосе, кавалькада помчалась по узкому асфальту среди скал. Первый раз присутствуя на подобном мероприятии, я неотрывно смотрел в боковое окно, улыбался. Банкир, заметив мою улыбку, на полном серьёзе сказал:

- Вдруг начнётся обстрел, тут же наклоняйся к ногам, старайся вжаться в пол... - помолчал, заметил философски, - главное - не дать понять, куда расселись первые лица, а весь эскорт за раз не расстреляешь...

- Я тебя умоляю, - сказал, скорчив гримасу, предправления, - если хорошо заплачено, гранатомётами разнесут всё в клочья, - он выругался, посмотрел на меня, добавил, - извиняюсь, я - моряк, говорю, что думаю и напрямик. Не против, если я закурю, командир наш - не пьёт, не курит, измучил меня в самолёте, - я кивнул, хотел спросить о сумке и портпледе с костюмом, которые остались на борту, но он, будто прочитав мои мысли, добавил, - не волнуйся, вещи привезут на нашу базу...

В окно бьёт свет, как будто мы прилетели днём, впечатление такое, что из-за горизонта вот-вот выглянет солнце. Недалеко от шоссе виднеется река, широкая, полноводная, спокойная, будто на ней совсем отсутствует течение, берега тоже зеленеют хвоей, но уже кое-где пробиваются лиственные посадки, низкорослые, вдвое меньшего размера, чем в средней полосе.

- Тулома, красавица, - сказал мой собеседник, раскуривая сигарету, - боже ж мой, какая здесь сёмга водится... Просто поросята резвятся в воде.

Мы почему-то не поехали в город, свернули с дороги влево, миновали мост и выскочили на другой берег реки. Через какое-то время промчались сквозь посёлок, состоящий из деревянных красивых домиков финской постройки, очутились почти в среднеполосном лесу с соснами, елями, осинами и берёзами, остановились у деревянной лестницы, спускающейся к водной глади. Нас окружили шесть-семь молодых людей в пятнистой форме, телохранитель Бобо кивком головы указывал, к кому из гостей они прикреплены. Мне достался русоволосый крепыш среднего роста с умными серыми глазами, представился:

- Сергей, 29 лет, женат, есть сын. Служил на Кавказе, в спецназе, закончил военное училище, в своё время, был комиссован...

Я тоже назвал себя, он, молча, выслушал, добавил:

- Я знаю главное: вы - новый хозяин фирмы, для меня этого достаточно, чтобы охранять вас двадцать четыре часа в сутки. Идёмте, ваши апартаменты - на втором этаже. Скоро подвезут вещи, отдохните, будут ужин (или ранний завтрак, не поймёшь), баня, бассейн - с подогревом, можно искупаться до и после парилки. Вы любите пар?

- Да, наверное, - сказал я, - но я так редко бываю в бане, что даже не знаю, что ответить...

- А ничего не говорите... Испытаете всё сами, парильщики здесь классные, с можжевеловыми вениками, думаю, вам понравится.

- А что солнце так и будет гулять по горизонту? - спросил я, видимо, показав свою дремучесть. Сергей засмеялся, как-то по-домашнему всплеснув руками:

- Так Север же! Солнце заходит на час - полтора, всего, поэтому такие толстые портьеры держим, гости балдеют от такой ночи, первые дни - почти все ломаются на бессоннице. Потом ничего, привыкают...

***

В гостевом доме я, первым делом, проверил зарядку на мобильнике, набрал номер отца. Он долго молчал, пришлось поставить его на дозвон. Наконец, он заговорил так, будто мы не прощались и находимся в соседних комнатах:

- Значит, так, сынок: бабушке - хуже, наверное, начнут готовить её к операции. Я, конечно, подпишу все бумаги, врачи здесь замечательные, у нас двое учеников академика Воробьёва... Но в таком возрасте, как у нас, все боятся даже говорить о пересадке костного... Будут пока и лазер, и химиотерапия. В общем, хорошего мало... 

- Подожди, пап, а как же возраст? Ведь врач говорил, так обнадёжил нас... Почему у бабули рецидив, что толкнуло на резкое ухудшение?

- Что сейчас об этом говорить, сынок? Надо надеяться на чудо, но готовиться и к худшему...

- Погоди, отец! - почти заорал я в телефон, - что ты вечно паникуешь?! Мы, в своё время, и деда Колю могли спасти, от сердца редко так умирают, как с ним случилось...

- Что ты хочешь сказать, сын? Меня не было с ним в то время. Они с мамой были, вдвоём. Напарился, выпил водки, хорошо заснул, а утром не проснулся. Так дело было...

- Ладно, проехали. Извини, не хотел тебя обидеть. А с врачом можно будет поговорить? Позвони, когда он придёт к бабуле, я сам переговорю.

Он, конечно, ничего не знал, так ходил, видимо, из угла в угол, ждал, когда проснётся его мама, ожидал очередного укола и очередного сна. "Что же делать? - лихорадочно думал я, - может, послать всё это дело и Бобо к чёртовой матери, рвануть домой на рейсовом самолёте, благо, аэропорт недалеко? Тоже мне, хозяина нашли, нового нувориша из книги рекордов Гиннеса или как там у них, Форбса, что ли?! Ладно, не кипятись, надо подождать ещё день, самому поговорить с врачом..."

В дверь постучали, но пока я не сказал: "Войдите", - никто не заходил. Сергей принёс мои вещи, вместительную сумку и портплед, сложил всё на диванчик, сказал:

- Я в соседнем номере, дверь полуприкрыта, услышу, если позовёте...

- Двери запирать, если спать ложишься? - я говорил с юмором, он отвечает на полном серьёзе:

- Естественно. Я вижу всех, кто идёт в ваш блок... И выходит от вас - тоже.

- Послушай, Сергей, зачем вся эта комедия? Вы главу соседнего государства, прибывшего с визитом, охраняете?

- Вопросы не ко мне. Начальник у нас - телохранитель Бобо Константиновича, старший на базе - Тужуркин, между прочим, полковник КГБ в отставке...

Запел мелодией блюза телефон, отец как-то торопливо и скомкано пытался сказать мне, что врач нашёл минутку, но он спешит... Я выждал паузу, понял, что могу говорить:

- Здравствуйте, доктор! Вы так спешите, что не можете поговорить? Татьяна Васильевна - ваш пациент, я её внук, нахожусь за тысячу километров...

- Да-да, я слушаю, извините, меня не поняли... Могу, конечно, могу говорить.

- Наш лечащий врач обнадёживал, что возраст бабушки позволит ей долго сохранять стабильное состояние...

- Это лейкоз... Что тут сказать? Нового ничего нет, как и случаев, о которых вы говорите, у нас не наблюдалось. Вы можете приехать? Надо спешить...

Я не стал продолжать разговор, поблагодарил доктора за информацию, за то, что он по телефону сказал такую голую правду. Отец, похоже, не врубился в его слова:

- Видимо, она не узнаёт меня... Или не может проснуться. Как ты, сын, что там делаешь?

- Да так, пап, хреновиной какой-то занимаемся. В бизнесменов играем... Я ещё выйду на связь. Мне надо кое-что обдумать и принять решение. Не бросай телефон, будь рядом с бабулей, вдруг она проснётся, захочет что-то сообщить нам.

***

- У него люди, - сказал телохранитель Бобо, - извините, Александр, он никого не велел пускать, - высокий, симпатичный, лет сорока, не больше, человек стоял у двойной двери и смущённо отводил глаза.

- Понимаю, - сказал я, - освободится, скажите ему обо мне. Я пока осмотрю территорию...

- Держи рацию, - телохранитель передал чёрный аппарат Сергею, - к реке пока не ходите, там наши работают...

- Что значит: наши работают? - спросил я охранника, когда вышли на улицу, - что-то случилось?

- Точно не могу сказать, вернее, не имею права, - ответил Сергей, - у причала лодка, в ней - двое мёртвых...

- Господи, что это за Сицилия, - пробормотал я в сердцах, посмотрел на охранника, увидел, что он понял меня, сильно засмущался от сказанной мне ранее фразы, - не переживай: ты - не говорил, я - не слышал.

Пошёл к свежим молодым посадкам, среди которых разместился теннисный корт с прекрасной сеткой и машиной для автоматической подачи мячей. Чуть левее, у одноэтажного строения, похожего на ангар, выстроилось с десяток машин, самым дешёвым оказался кроссовер "Вольво-90", с небольшим пробегом. У открытых дверей чёрного внедорожника "Мерседес-Бенц" стояли трое мужчин, тихо говорили:

- Похож - это ещё ни о чём не говорит... Хотя, ты прав: рост, волосы, одежда - всё напоминает Геннадия. Он зря, конечно, отказывался от охраны, всё-таки главный инженер...

- Серёга, ты с кем тут бродишь, родственник что ли? - спросил мужчина низенького роста, уже в годах, видимо, назначенный за старшего в гараже.

- Да, Степаныч, не волнуйся, это Саша, свой человек в Гаване...

- Какой Гаване? Что ты вечно горбатого лепишь... Идите скорее отсюда, не бродите, в такую ситуацию попадёте, не дай вам бог!

Сергей, видимо, вопреки инструкции, шёл впереди, постоянно оглядывался, уводил меня от вспомогательных и хозяйственных построек, остановился на аллее у красивых скамеек с гнутыми ножками и латунными подлокотниками, сказал:

- Вот, видели лоха? Влетит мне по первое число...

- Что-то серьёзное произошло, да? - я не напирал голосом, не проявлял неумеренного любопытства, знал, что, сказав "А", человек должен сказать и "Б". И когда сел на скамейку, достал планшет и открыл его, услышал:

- Геннадия Фомича, главного инженера фирмы, вместе с сопровождающим его местным рыбаком нашли в сетях. Вроде бы за сёмгой пошли, и вот - затонули, запутавшись в сетке... Хотя они не первый год их ставили, профессионалы. Чудно всё выглядит, тем более, случилось это накануне вашего приезда...

Я увидел, как вздрогнул Сергей, когда у него в руке защёлкала рация, услышал:

- Ответь первому... Где вы? Первый хочет видеть гостя.

- На аллее мы. Идём к корпусу, - сказал Сергей, приглашая меня подняться и следовать за ним.

- Оставайтесь там... Мы вас видим, ждите, - рация умолкла, а по дорожке, выложенной красным битым кирпичом и вливающейся в аллею, шли три человека. Среди них я узнал Бобо Константиновича. Он был одет в серое японское трико с полосками, в бледно-жёлтую штормовку, на ногах - яркие, тёмно-бордового цвета, кроссовки.

- Привет, Саша! - бодрым голосом сказал Бобо, - а я думал, ты спишь... Мне сказали, что ты хотел меня видеть? Извини, был страшно занят... - хозяин внимательно посмотрел на меня, умолк на полуслове. Мне показалось, он понял моё состояние, вернее, он понял, что я знаю о смерти на реке, - медленно идите за нами, - сказал он охране, - так, чтобы не мешали разговаривать...

Минуту-вторую мы шли молча, он ждал, что первым заговорю я. Но я молчал. Видимо, на правах старшего, ответственного за братьев меньших, он сказал:

- Я понял, что ты знаешь о происшествии на реке... Не хотел тебя расстраивать. И так уже многого наговорил тебе, трудно всё это переварить с непривычки... Я понимаю, что попахивает пошлой мафией, но такова жизнь. Где деньги, там - смерть, они ходят рядом... Мы во всё этом разберёмся, поверь, это никак тебя не коснётся. Я за тебя обещал дедушке Коле, и я умею держать слово. Но я искал тебя по другому поводу: звонил Чесноков, помнишь, главврач из медцентра, он сказал, что Татьяну Васильевну, твою бабушку, ввели в искусственную кому и тебе надо поторопиться, чтобы застать её живой... - он смотрел на меня с полуоткрытым ртом, не закончив фразы. Видимо, моё лицо выражало такую боль и такой страх, что он не смог больше вымолвить ни слова. Я достал телефон, набрал номер отца, но соединения не было. "Бабуля, милая моя, что ты делаешь с нами? Чёрт его дери, этого отца... - думал бессвязно, какими-то урывками и отрывками мыслей, - ну, что ты молчишь, пап? Что, как с бабушкой?" - я готов был закричать, обозвать Бобо гнусными словами за то, что он втянул меня в эту грязищу. Наконец, я понял, что ещё минута, и я опять, как когда-то при смерти Кати, начну истерить, биться в падучей, потеряю сознание.

Трое мужиков силой уложили меня на скамейку, телохранитель Бобо достал мини фляжку, разжал мои губы и влил в рот несколько глотков спирта. Я кашлял, хватал ртом воздух, наконец, пришёл в себя, стал соображать, что происходит со мной.

- Саша, успокойся, всё прошло, всё позади, приступа больше нет, - тихий ровный голос Бобо полностью успокоил меня, - ты сейчас отдохнёшь несколько часов, а потом, как свободный от всех обязательств человек, поедешь в аэропорт, тебя ребята посадят в самолёт и ты полетишь домой. Увидишь бабушку Таню, отца, очень обрадуешь своих родных людей... Забудь об этой поездке, пусть она не снится тебе даже в самом страшном сне. Так, други мои, помогите ему встать, идите в номер и напоите его крепким чаем с мёдом. Утро вечера - мудренее...

***

На высокой железной коляске, прямо напротив моего корпуса, лежал человек, закрытый белой простынёй, готовый к погрузке в карету "скорой помощи". Его руки были заведёны поверх простыни на грудь. Они не падали, видимо, их связали верёвкой. У санитаров заели полозья, они никак не могли втащить труп в машину, чертыхались, тихо переругивались между собой. Майор в тёмно-синей форме буквально заорал:

- Ну, что за чёрт! Вы погрузите тело или ума не хватает?

Санитары плюнули на полозья, втащили коляску внутрь машины, дверцы захлопнулись, скорая с места рванула к хозпостройкам, где был запасной выезд с территории базы.




Продолжение: http://www.proza.ru/2018/11/13/1424












 


Рецензии
В такую даль Саша улетел, а уже надо возвращаться обратно. Какой смысл поездки? ведь все знали, что Татьяна Васильевна совсем плоха.
Грустная ситуация. И самое главное в том, что ничем нельзя помочь близкому человеку, которому остаются последние жизненные часы.

Здравствуйте, дорогой Юрий! Душа болит, что Вас не читаю. Пока маленько разгреблась с делами и появилось немного свободного времени.
Будьте здоровы.) Всего Вам наилучшего.)

Клименко Галина   18.11.2018 18:27     Заявить о нарушении
Спасибо, дорогая Галина!
Рад вашему душевному отклику.
ЛГ-внук, у него свои проблемы
в жизни, за маму - сын отвечает...
Но вот так уж складывается жизнь.
Не болейте, здоровья вам!
С добром всегда,
Юрий.

Михайлов Юрий   18.11.2018 20:22   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.