Катарсис глава двадцать пятая

Утром я проснулся в своей квартире. Обстановка была та же, что и в последний проведенный день в настоящем. На полу валялась недопитая бутылка виски, с балкона пахло табачным дымом, телефон проигрывал на повторе «You and whose army». Взяв телефон в руки, я отключил музыку и, посмотрев в справочник, понял, что вернулся.
Пропущенные звонки от начальства, сообщения от знакомых женщин –все это было неважно. Мне хотелось просто уехать. Куда? Не имело значения. Главное – покинуть пределы этого города, двигаться куда-то вперед без оглядки. Приведя себя в порядок, я приехал на работу. Выслушав мнение со стороны начальства о себе, я молча кивнул головой и написал заявление об увольнении. После нескольких дней, проведенных в прошлом, все происходящее было для меня бессмысленным. Я не смог ничего изменить, но в то же время понял, что все-таки сам строю свое будущее. И мне не хотелось бы оставлять его в таком виде, в каком оно находится сейчас. Начальство было ничуть не против моего ухода, меня даже не заставили отрабатывать две недели и, рассчитав, отпустили на все четыре стороны.
Я вдохнул в себя холодного зимнего воздуха и отправился домой, чтобы решить, что мне делать дальше. Мои ноги чувствовали свободу, теперь я был волен идти, куда захочу. Снег хрустел под тяжестью шагов, напоминая мне о том, что зима будет долгая. Мне ни капли не хотелось оставаться в этом городе наедине со своими воспоминаниями, нужно было придумать для себя дальнейший план, но в голове гулял ветер. Лишь желание бежать, куда глаза глядят, было настолько сильным, что я не мог ему противиться.
Придя домой, я достал деньги. Финансов хватало, чтобы улететь в одну из среднеазиатских стран и греться под солнцем до наступления тепла в родных краях. Но мне почему-то совсем не хотелось покидать пределы страны. Я перестал слушать свой разум и полностью отдался ощущениям. Оставалось только решить, куда ехать.
Безумная мысль пришла ко мне через несколько секунд: просто прийти на вокзал и сесть в любой поезд, а там уже как решит судьба. Собрав вещи и отпустив мысли, я отправился спать. Всю ночь мне снилось прошлое, но на этот раз вместо участника я был сторонним наблюдателем. Действия происходили, как в театре с немыми сценами: я совершал те или иные поступки, которые приводили меня к будущему, а свет то гас, то снова зажигался, меняя акты происходящего. Спустя какое-то время на сцену вышел человек. Он посмотрел мне прямо в глаза и произнес:
– Кажется, твое представление закончено. Не пора ли спустить занавес?
В попытках ответить ему что-то я потерял дар речи. Плотная ткань алого цвета опускалась все ниже, а я лишь размахивал руками, пытаясь жестами остановить происходящее. Как только занавес упал на сцену, я проснулся.


Рецензии