Катарсис глава тридцать третья

Ближе к обеду я все же решил пойти к морю. Прохладный соленый воздух окутывал город, местных жителей практически не было видно на улицах, до сезона оставалось около трех месяцев. Большинство людей, узнав, что я приехал сюда в это время, посмотрели бы на меня, как на чудака. Для меня же это все было некой паузой для того, чтобы подумать. Зима всегда считалась неким временем для размышлений. Мой друг часто говорил о том, что зимой ничего не происходит, и если не стало лучше, то хуже точно быть не может. Эта мысль с годами стала для меня как мантра, которую я повторял себе каждую зиму.
Волны грустно бились о холодный каменный пляж. Стоя у самого края, я вдруг подумал о том, чтобы упасть камнем вниз и остаться лежать на глубине.
 – От себя не убежишь, – раздался голос за спиной.
Я обернулся, но вокруг никого не было. Подумав, что мне просто это послышалось, я продолжил наблюдать за волнами.
– Стараешься увидеть голос своего рассудка? Я не вокруг, я внутри тебя.
– И что же ты хочешь мне сказать? – раздраженно спросил я.
– Каждая твоя попытка уйти от себя возвращает тебя ровно на то место, откуда так сильно пытаешься сбежать.
– И что же мне делать дальше?
– Отпусти все, просто отпусти. Ты слишком сильно цепляешься за людей, события, смерть и свою жизнь. Когда ты отпустишь все, за что так держишься, то пойдешь вперед.
В его словах был смысл: ведь каждый раз, когда я пытался так или иначе бороться с миром, я заранее предвещал себе поражение. Ведь на каждое действие, так или иначе, есть свое противодействие.
– Ты создал игру, в которой никогда не сможешь победить. Застряв где-то между уровнями, ты пытаешься взять свое, но твоего тут ничего нет. Создатель всегда пожинает плоды своих созданий, грех ведь горький?
Дослушав его, я продолжил свой путь. Я шел по пустой набережной, кажется, уже наступал вечер, были слышны крики чаек. Все вокруг казалось мне незнакомым. Пройдя несколько метров вперед, я заметил ступени, ведущие вниз к берегу. Я спустился, снял обувь и вошел босиком в воду. Вода по ощущению была жутко холодная, я шагнул пару разшагов вперед, опустил голову вниз, чтобы посмотреть на свое отражение, но его не было. На секунду меня охватила паника, словно меня вовсе не существует. Я не мог до конца принять все происходящее как сон. Выбежав на берег, двинулся вдоль него, шел вперед, пока не заметил, что ступаю в свои же следы. Я блуждал по кругу. Сев, решил сделать небольшую передышку и разобраться со всем происходящим. «Хочу проснуться», – бормотал я себе под нос.
Но сон не заканчивался. Крики чаек становились все сильнее, каждый крик начинал напоминать мне карканье ворон. От безысходности происходящего я взял с земли камень и со всего размаху бросил его в воду. На поверхности начали образовываться круги, их становилось все больше. Я с разбегу прыгнул туда и почувствовал, что тону. Пытался нащупать дно ногами, но его не было. Погружаясь все глубже и глубже, я чувствовал, как перестаю дышать. В момент, когда я потерял надежду на спасение, кто-то выдернул меня на берег.
– Вам не кажется, что Вы выбрали неудачное время для купания? –  сквозь мрак полузабытья произнес приятный женский голос.
Я пытался разглядеть ее, но передо мной был только яркий белый свет.
– Вы ангел? – тихо произнес я.
– Я? Я точно не ангел, меня зовут Дана.
– Дана? Какое прекрасное греческое имя.
В этот момент я смог разглядеть ее. Глаза цвета неба, темные длинные волосы, тонкие губы, светлая кожа и родинка, что нашла себе место над верхней губой.
– Идти сможете? Еще несколько минут – и Вы точно замерзнете насквозь.
Я кивнул головой.
– Тут рядом есть гостиница, я могу помочь Вам устроиться туда.
– Отель «Калифорния»?
– Именно он.
– К счастью или несчастью, я там уже живу.
– Какое совпадение, я тоже, но давайте об этом позже. Сейчас нужно как можно быстрее отправиться в путь.
Я чувствовал, как мое тело покрывается мурашками, но я не подавал виду. Мы шли по улицам ночного города, вокруг не было ни души. Лишь одинокие огни холодных окон освещали наш путь. Кто-то послал ее, чтобы спасти меня, а значит, еще не все было для меня потеряно.
Дана проводила меня до номера и, взяв с меня слово, что я больше не пойду плавать, скрылась в полумраке коридоров. Натерев себя водкой, я укрылся с головой одеялом. Обретя спокойствие, уснул.


Рецензии