тёлку снял

Геннадий Кузьмич приоткрыл дверь моего кабинета, просунул в него голову и почему-то шепотом спросил:
- Ты один?
- Как видишь, один.
Я отложил в сторону бумаги и стал наблюдать, как Кузьмич засуетился вокруг стула, передвигая его ближе ко мне, после чего также шепотом произнес:
- Тёлку снял.
Он вытер пот и откинулся на спинку стула, тот недовольно заскрипел. Геннадий Кузьмич приблизил свое лицо к моему носу, и выдохнул краковской колбасой.
- Молодую, - добавил он.
И опять стул тревожно заскрипел.
- Ты не поверишь, красавица, Наоми Кэмпбелл.
- Черная, что ли?
- Да при чем тут это, экстра класс, я в этом смысле. Богиня. Жена уехала к сестре в Псков, на три дня, делать нечего и тут так подфартило, в автобусе подцепил, ее и уговаривать не надо было, то да сё, намекнул и сразу ко мне, разделась, бог мой, и без всякой виагры все получилось.
- А ты ж говорил, у тебя проблемы.
- Были, были, конечно, пока ее не встретил. Она говорит, мягкие не люблю, а я, - тут Кузьмич по-мальчишески с всхлипом рассмеялся, - а я на этот случай года два назад в "Интиме" надувной член купил. Натягиваешь его, как презерватив, а к нему трубочка с грушкой сбоку, пожмакаешь ее, стоит как молодой, только грушу нельзя отпускать, а то сразу сдувается. Китайцы делают.
- Так что, Наоми довольна осталась?
- Сдулся, сволочь, я в запарке прихватил бедра двумя руками, грушу то и отпустил, потянул бабу к себе, а груша вроде как пукнула и все. Девка носом потягивает, а не пахнет, спрашивает, а что это было, а я говорю – любовь. Извини, что отвлек, надо было фаллоимитатор с семяизвержением купить, пожмотничал.
Он тяжело встал, чувствовался возраст.
- Так, ты зачем приходил? - задержав Кузьмича в дверях, спросил я.
- Вчера жена приехала и с порога - как ты без меня, как да как.., вот и зашёл к тебе, захотелось поговорить.
Он по-стариковски зашаркал ногами. Я взял отложенные бумаги и углубился в работу.


Рецензии