Соседи. Часть 4

     http://www.proza.ru/2018/11/12/1494

      В каждой семье витал свой мир, и детей называли по-разному: Сашик и Андрюшик, или Санька и Ванька, или Ванечка и Денечка, или Сашуля и Машуля.
      Мальчишек из квартиры номер двадцать называли Юрок и Сашок. Это были погодки, совсем непохожие друг на друга. Сашок оказался классическим  папиным сыном: с чёрными подвижными глазами и повадками разбойника. Юрок, напротив, своей белобрысой головой, светлыми большими глазами, вне сомнения, внешне пошёл в маму. Правда, мама считалась женщиной без комплексов и даже скандальной. Их отец рано умер от сердечного приступа, и это ещё более озлобило овдовевшую женщину. Юрок же был мечтательный, спокойный, с медлительными движениями, как медвежонок панду.

      В школе, как и следовало ожидать, Сашок стал бедой учителей и опасным препятствием на пути мальчишек. Встревал во все разборки, отстаивал своё мнение, не считаясь с авторитетами, защищал слабых. Таким и останется до конца короткой жизни и погибнет именно из-за врождённого чувства справедливости. А ещё он любил шутить. На свой манер, конечно.
      - Примите мои соболезнования, - классная руководитель пятого класса, где учился Сашок, обратилась ко встреченной в магазине маме СашкА.
      - А что случилось? - не поняла та.
      - Ну, как же: Саша рассказал о смерти бабушки.
      - Да вы что! Никто у нас не умирал. Вот балабол. Да вы его не слушайте. 

      А Юрок был просто Юрок. Никто его не опасался и не избегал. Он подружился с соседом Серёгой из тридцать первой квартиры. Родители Серёги целью жизни ставили материальное благополучие. Особенно развернулись, когда обе старшие дочери вышли замуж и уехали далеко от родного дома. К слову, сёстры Серёги были похожи на Катерину и Дашу из фильма «Хождение по мукам» по роману Алексея Толстого. Красивые до изумления, с нежными голосами. Такие девушки не могли засидеться без принцев.
 
      Трёхкомнатная квартира Серёги с полами, застеленными коврами, со шкафами, заставленными изысканными сервизами, шёлковыми шторами, богатой мебелью безоговорочным контрастом выделялась от всех остальных. Впрочем, к ним никто не ходил, и даже отец и сын не имели особого права ложиться на диваны и топтать ковры.
      - Пацаны, не материться, - приказывал Серёга во дворе, - моя девушка идёт.
      Это в шестнадцать лет Серёга влюбился в Нику. Если действительное нельзя принять за желаемое, то можно желаемое принять за действительное. Вот Серёга и тешил себя мыслями, будто Ника отвечает ему взаимностью. К такому выводу он пришёл, когда Ника попросила его помочь принести ведро воды из родника. На три дня отключили летом холодную воду, и всё население города потянулось с бидонами и вёдрами к роднику метров за пятьсот. Серёга нёс эмалированное ведро, само по себе тяжёлое, с набранными десятью литрами прозрачной ключевой воды двумя пальцами и ни разу не переменил руку. Для него это была пушинка. Ника восхитилась физической силой парня, а он вообразил себе невесть что.

      - Ника, хочешь прочитать «Трёх мушкетёров»? – подлизывался он к «любимой», зная, что она без чтения не представляет своей жизни.
      Приём, конечно, запрещённый. От такого предложения Ника не могла отказаться. Вместе с Ниночкой девушки первый раз побывали в квартире Серёги по его настойчивому приглашению. Каких там только книг не было! Всё, что душе угодно. И все новые, нечитаные. Глаза Ники лихорадочно пробегали по корешкам, она хотела бы прочитать все до единой.
       - Выбирай ещё что-нибудь, Ника. Я ни разу не открывал этот шкаф. Прочитаешь, мне расскажешь.
       Ниночку тоже мало интересовали книги, но она в этом ни за что не призналась бы и делала вид, что жить без книг не может. Серёга и ей разрешил взять одну книгу.

      Учился мальчишка слабо, ничем особенно не интересовался, никаких высоких душевных качеств не имел, но девчонки, начиная с пятого-шестого класса, не обходили его вниманием из-за высокого роста, крепкого телосложения и явного расположения к ним, девчонкам.
       Девочки не сразу понимают, чтО именно нужно ценить в мальчишках, и часто красивую внешность путают с красивыми поступками, а за словесной лапшой не видят душевную пустоту.  А некоторые не видят этого не только в пятом классе, но и много позже.  Женился же Серёга. 
               
      Девушка ему попалась, как серенькая мышка: увидишь подобную десять раз и не запомнишь. О душевных глубинах она не подозревала. Даже старомодного имени  Паша тогда ни у кого не было. Встретив неотразимого красавца, она поняла, что готова ради него на всё. Её не интересовали никакие его качества, лишь бы он был с ней. Иначе замужество, скорее всего, никогда бы не случилось в её жизни. Задолго до свадьбы она безропотно таскала его, пьяного, на себе, но это не уменьшало её любви. Серёга понимал, что есть люди намного интереснее его, с бОльшими требованиями к себе, поэтому и нашёл выход забываться – выпил и, глядишь,  и самоуважение заглянуло подобно приятному гостю, а с ним и настроение жить проклюнулось. «Пусть, -  думала Паша, - я  согласна на всё».

       После свадьбы тихая Паша несколько лет терпела запои мужа, а потом прибегла к хитрости. Её тётка работала врачом в ближайшей поликлинике. Паша уговорила родственницу помочь ей. Придумав подходящую причину, привела Серёгу на приём к тётке, и там мужчина узнал, что по анализам у него обнаружилось опасное заболевание, при котором категорически запрещается пить спиртное.
      - Так что, молодой, красивый и внешне здоровый мужчина, вы должны выбрать одно из двух: жизнь или скорую смерть, - услышал он серьёзный приговор.
      Серёга, конечно, выбрал первое и превратился в трезвенника. Ложь во спасение – очень даже неплохо. У них появились детки. Паша расцвела.

      Однако есть такие девушки, что с детства умеют оценить материальное положение семьи мальчика, подсчитывают возможные выгоды для себя, в общем - природные карьеристки. Наверно, умные мамы подсказывали им правильное направление. Или разговоры в семье велись на тему, как выбирать спутника жизни и что ценить, а дети внимательно прислушивались.

       Юрок потому сошёлся с Серёгой, что ему не хватало качеств, в избытке бродивших в голове дружка: уметь заговорить с интересной девчонкой, навязаться в провожатые, пригласить в кино. А вдвоём у них получалось вполне нормально. И это их устраивало.   
       Частенько и особенно в долгие зимние вечера собирались они,  пятиклассники, вечером у Тани, чтобы играть в лото. Таня жила на втором этаже. Сама девочка отличалась спокойствием, рассудительностью, хорошо училась в школе. Однако семья не считалась благополучной. Работала одна мама, а трое детей – два старших сына и Таня – не были избалованы ни нарядами, ни особым вниманием. Из обстановки в квартире был стол и шкаф для одежды – в зале, кровать и швейная машина – в спальне мамы, две узкие кровати и маленькая тумбочка – в третьей комнате для детей. Уроки дети делали на широком подоконнике. Мама шила им одежду и вязала на продажу входившие в моду полосатые безрукавки для парней и девушек.

       Этой азартной и безобидной игрой тогда увлекались почти все. Раздав по две, а то и по три  карты, с удовольствием закрывали кружочками цифры, которые оказывались после выкрикивания номера бочонка и с нетерпением ждали приближающейся развязки, то есть выигрыша. Игра сильно увлекала.
      Серёга от избытка чувств запевал популярную песню «Люди встречаются, люди влюбляются» и вместо слова «очень» ставил имя: «Стройная, милая, Ника красивая де-вуш-ка». Ей было не только приятно, но и сильно волновало. Это впервые мальчишка вслух, при всех, признавал её красивой. И в песне как раз пелось про косы.

      "Что он увидел в моём лице с заалевшими щеками, блестящими каре-зелёными глазами и яркими пухлыми губами?" - девочка подходила к большому зеркалу бельевого шкафа и мельком оглядывала себя. Теребила косы и мысленно соглашалась с ним.
      Однако чётко оценила своё лицо только через год, забрав из фотоателье первые профессиональные фотографии. Удивленно разглядывала и думала: "Смотри-ка, глаза внимательные, овал лица правильный, кудряшки у висков, а главное - губы: чувственные, красиво очерченные, аккуратные". До этого момента она и не подозревала, что природа довольно щедро наградила её приятной внешностью. Это от папы. Ника была папиной дочкой. Зато в решительные минуты выходил на сцену сильный характер мамы и раскидывал все препятствия, после чего снова прятался за кулисы жизни.

       А Юрок не умел открыто выражать свои чувства, хотя, конечно же, хотел, поэтому только кивал головой, соглашаясь с Серёгой, и улыбался.

       Летом они облепливали две скамейки около подъезда и, ни о чём конкретно не разговаривая, смеялись. Мальчишки плели из тонкой цветной проволоки колечки и тут же дарили, говоря: "Это для Ники" или "Это для Тани". Почему-то все хотели сплети для Ники, у неё все десять пальцев были "укомплектованы".

       Год спустя, как всегда собравшись там, перекидывали друг другу мяч. Когда мяч укатывался далеко и кто-нибудь из девчонок бежал за ним, Серёга моментально срывался с места и, делая вид, что тоже хочет поймать мяч, как бы нечаянно обнимал девчонку. Новизна чувств обволакивала обоих. Было очень хорошо: резко, остро и сладко. Хоть и длилось мгновение. Ника понимала, что Серёгу толкала просыпающаяся сексуальность. И она же придавала ту сладость обоим при мимолётном объятии.
      Юрок наверняка завидовал тогда Серёге, но сам сделать что-либо подобное не мог. Он молчал и опять улыбался. Однако их дружба только крепла.

      Как-то к их компании подошёл незнакомый и явно взрослый парень. Они тогда по очереди катались на двух велосипедах и смеялись, перебрасываясь шутками, остротами и просто от беспричинной радости, от сознания, что дружны и молоды. Тёплый августовский вечер кружил голову. От цветов, посаженных всем подъездом в палисаднике и вечером политых из шланга, исходил запах свежести, смешанной с истомой.
      Когда наступила очередь Вероники ехать на велосипеде, она возьми и скажи с задором: «Кто со мной, тот герой» и, закинув за спину косы, поехала, не зная, кто будет вторым. Выехала на большую площадь, а при повороте, почувствовав сильный толчок, полетела вместе с велосипедом под ноги прохожим.
       Оказалось, её специально сбил тот чужой парень. Это он таким диким способом показал, что Ника ему понравилась. Толстые коросты от сильных ударов об асфальт держались на локтях и коленях девушки не меньше месяца, а, отпав, оставили следы на долгие годы.
       Пнуть со всей силы ногой соседний велосипед и спокойно укатить, радуясь падению, - вот настоящий мужской поступок! Только сделав девушке плохо, можно показать свои «нежные» чувства к ней. Других способов просто не существует.

      - Ах ты трус! – Сашок, решительный и смелый, коршуном налетел на чужака. – Негодяй! Связаться с девчонкой – это ты можешь. А ну, давай с нами, - и принял стойку для борьбы. Высокий и крепкий Серёга встал рядом. Юрок тоже поднялся.
      Чужак не на шутку струхнул.
      - Вот ещё -  с мелюзгой связываться, - сделал вид, что для него это унизительно и, сплюнув, ушёл.
       Все утешали  Веронику и успокаивали. Они так долго росли вместе, соседи с трёх лет, что стали почти родными людьми. Их слова действовали лучше лекарства.

       На первое сентября уже в ранге семиклассниц Ника и Таня шли на школьную линейку с букетами цветов, с радостными улыбками, рассматривая одноклассников, учителей, убранство школы, как вдруг из-за спины подбежал мальчишка и подставил Тане ножку. Она с высоты роста упала одновременно обеими коленками на асфальт и от дикой боли едва не лишилась чувств. Тот пацан ещё с пятого класса поедал Таню глазами. И вот теперь «объяснился».
      Растирая ей коленки и показывая свои коросты на локтях, Ника успокаивала её: «Танечка, не плачь, они все придурки».

      А через два дня девочки пошли в кинотеатр. Смотрели фильм про школьников и первую любовь «Всё наоборот». Главная героиня из десятого класса рассказывала подшефным шестиклассникам: «Однажды в пятом классе меня побил мальчишка, а потом оказалось, что он влюблён в меня» В темноте зала они с Таней переглянулись и  поняли друг друга без слов. Да, все мальчишки – придурки.

       Вслух они, притворяясь, высказывали подобные мысли, а в душе любая девочка, конечно, ждала мальчика, который не ударит, а пожалеет, и поможет, и согреет светом доброго, любящего взгляда.
      «Пусть все будут придурками, а мне, именно мне, встретится тот единственный, самый лучший. Должны же где-то быть не хулиганы, не драчуны, а искренние, весёлые парни, чтобы вместе радоваться, светиться от счастья»,  - верила каждая девочка.
 
    
      В восьмом классе все заметили, что Ниночка и Юрок что-то слишком часто оказывались вместе, то возвращаясь после школы домой, то посещая стадион или просто сидя на скамейке. И тогда все поняли, что между ними завязалась дружба.
      Ниночка далеко не была красавицей: кривоватые ноги, узкие губы, широкие ногти на коротких пальцах рук, жиденькие волосы.
      - Какие у тебя длинные пальчики с ноготочками подобно бокальчикам, - любовалась Ниночка, разглядывая тонкие ладошки Ники. - почему мне не досталось?

      Зато мама Ниночки сама знала житейские премудрости и учила детей, наставляла, как умело использовать людей, чтобы они и не догадались, что служат не своим интересам. В общем, Ниночка обладала житейским умом, хотя математического не имела совсем. Используя тонкую, годами выплетаемую мамой сеть для обучения своих детей правильному выбору спутника жизни, Ниночка и заарканила высокого и красивого ЮркА, хотя на него имели виды почти все девчонки. Что уж она применила, чтобы парень из многих более умных, более привлекательных девушек выбрал весьма посредственную, ничем не блиставшую Ниночку, осталось тайной. И держала она парня цепко и неотступно. Даже умела представить себя в таком свете, что Юрок её безумно ревновал.
       Оба поехали учиться в техникум в соседний город. Ниночка жила в однокомнатной квартире родственницы, уехавшей на гастроли, а Юрок - в общежитии.
      Старостой в группе выбрали Станислава – высокого, умного, весёлого парня. Какое-то время Ниночка, Юрок и Стас втроём составляли компанию: ездили на Медео, высокогорный каток в Алма-Ате, ходили в кино, просто болтались по городу. Явно было видно, что Стасу не хватает подруги.
 
       Однако Ниночка, прекрасно понимая, что Стас – это просто клад во всех отношениях и зная  умственные и  душевные качества Ники, чувствуя её явное превосходство во всём, включая внешность (как-никак столько лет каждый день вместе), немилосердно завидуя, не только не захотела познакомить их, но и приложила все усилия, чтобы Ника не могла приблизиться к нему даже во сне. Вот как надо бороться за своё счастье: локтями, зубами, кулаками, хитростью. Парню-то только дай возможность сравнить, а уж он, даже самый отсталый, не ошибётся. И совсем не стоит дарить на блюдечке жениха своей подружке. Надо всё себе, себе. Вот какой «искренней» оказалась дружба двух соседок, совершенно разных от рождения.
   
        А Стасу «досталась» ветреная, шустрая девчонка Аллочка, хорошенькая на личико, вертлявая, общительная, но недалёкая. Она охмурила парня, пока он ещё не умел разбираться в таких делах, и Стас влюбился по уши. Аллочка между тем крутила романы и с другими пацанами за широкой и верной спиной Стаса, чего он не замечал. Или не хотел замечать.

 http://www.proza.ru/2018/11/16/77            


Рецензии
"Ника была папиной дочкой. Зато в решительные минуты выходил на сцену сильный характер мамы и раскидывал все препятствия, после чего снова прятался за кулисы жизни." - потрясающая, ёмкая характеристика образа, Ольга!
Окружение Ники многообразное. И она не потерялась посреди него. Интересная героиня. Хочется для неё счастья.

Богатова Татьяна   17.12.2018 22:45     Заявить о нарушении
Татьяна, по первой главе видно, что Ника всего добилась и вполне счастлива. Другое дело, чего ей это стоило, какие тяжелейшие ситуации пришлось преодолеть.

Ольга Гаинут   17.12.2018 23:19   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.