Вторая молодость немолодых людей...

    Меня зовут Александр, – представился экскурсовод группе туристов из Нью-Йорка.

     Группа состояла из пожилых русскоязычных эмигрантов, решивших на старости лет познакомиться с легендарной Францией.

     Александр помог загрузиться тучным дядькам и тёткам в автобус, и привычно начал длинный рассказ в микрофон.

     Через десять минут Марья Евсеевна закричала, чтобы остановили автобус.

     Что случилось? – спросил Александр.

     Мы проезжаем аптеку! Мой boy-friend хочет выйти! – объяснила Мария.

     Саша взглянул на дружка. Старый мужик. Плешь закрыта жидкой прядью волос. Уткнулся носом в стекло и что-то там смотрит...

     Народ недовольно начал бурчать – Не успели поехать, уже началось!

     Почему ваш сосед сам меня не попросит? Ему плохо? – спросил Александр, успевший всё же сказать по-французски шофёру, что нужна остановка.

     Он по-русски не может. Роберт – американец, – объяснила Мария Евсеевна сразу всей группе.

     А зачем он поехал?! – зашушукались сзади, – Если совсем не бельмеса по-русски?!
     Коллектив, как всегда и бывает в таких случаях, начинал сплачиваться. Против чужого.

     Роберт, уже побывавший в аптеке, вернулся с покупкой, и Саша продолжил рассказ.

     А где Вы его подцепили? –  с интересом спросила Наталья Петровна у Марьи в отеле, – Зачем он, Вам, такой ещё молодой? Пятьдесят пять? А ему? Небось, все семьдесят будет?

     Ну, и что! – гордо ответила Марья  Евсеевна, – после аптеки он хоть, куда!

     А, что он там покупает? Женьшень? – рванулась в разведку Наталья Петровна.

      Вы, как с луны, Наталья Петровна! Какой там женьшень?! В наше время!  «Виагру» он перед сном принимает! – сказала Мария Евсеевна, – И словно, огурчик!

     По пути на Елисейские поля муж Натальи Петровны Ефим Владимирович и муж Эсфири Иосифовны Юлий Арнольдович, завидев вывеску аптеки, в один голос попросили остановиться.

     Надо! – отвечали они односложно на вопрос обеспокоенного экскурсовода.

     По пути в Лувр шесть мужей, пихаемых в бок своими жёнами, а именно: Давид Израилевич, Натан Семёнович, Наум Яковлевич, Аркадий Эдуардович, Захар Абрамович и Борис Борисович,  увидев аптеку, потребовали остановки автобуса.

     Экскурсовод заподозрил массовую инфекцию или отравление в поганой дешёвой столовой отеля и, не споря, открыл двери автобуса.

      К назначенному времени в Лувр опоздали. Пришлось торчать у входа в музей два лишних часа.

     На следующий день, перед выездом в Версаль, Александр сразу всех предупредил, что экскурсия будет тяжёлой, и тем, кто плохо себя чувствует, лучше остаться в отеле.

      Поехала вся группа целиком, но перед самым Версалем, увидев аптеку, сошли Лев Александрович и Вениамин Романович.

     В автобусе, который направлялся к последней запланированной достопримечательности Франции – Эйфелевой башне, царило оживление.

     Из общей картины выпадал только один восьмидесятилетний Исаак Сергеевич. Он пытался отмахиваться, от жужжащей что-то в ухо жены, но силы были явно не равны...

     Французский водитель давно уже выучил русское слово «Аптека».  Увидев её, он резко затормозил, распахнул двери автобуса, вылез из кабины и помог спуститься ветерану...

    Что с них возьмёшь?! – философски решил рассуждать Александр, – Старые люди.  Куда ж старикам без аптеки!
      


Рецензии