Соседи. Часть 19 финальная

     http://www.proza.ru/2018/11/30/45

      Вероника на второй же день пошла прогуляться по городу. Ближе к обеду увидела кафе на том месте, где раньше стояла чебуречная. Зашла. За стойкой мужчина лет сорока внимательно её выслушал.
      - У вас очень интересно. Чья это идея – украсить одну из стен старыми моделями магнитофонов?
      - Я сам неплохой дизайнер. Эти «старушки» и «старички» появились тут по моему боевому кличу знакомым. Оригинально, правда?
     - Безусловно. Это ставит ваше заведение на первое место из всех остальных. Если ещё и готовят вкусно...
      - Ах ты – губочки сладкие какие, милая вы моя посетительница, - сверкая глазами, не удержался от комплимента хозяин, вероятно, думая, что Вероника – его одногодка.
      - Сразу чувствуется настоящий мужчина, - подхватила она задорную игру.
      - Я ж для вас что угодно сделаю. Заказывайте.
      - Хочу с друзьями детства собраться, поговорить, вспомнить молодость. Жили мы в одном подъезде, как одна большая семья. Много лет, правда, прошло с тех пор.
      «Так, место выбрала. Осталось всех собрать».

      Олеся с семьёй жили в новом микрорайоне. Мама Олеси нянчилась уже с внуками, по-прежнему весёлая и временами поющая, как раньше. Только уставала быстро.
      На встречу прилетели из Бишкека Валентинка с Михаилом.
      
               

       Таня вышла замуж на парня из соседнего дома. Ника помнит, как Ромка с неразлучным другом Ильёй каждый год после последней школьной линейки шли домой с грамотами за отличную учёбу. Роман поступил в технический вуз, а Таня в педагогический. Из комсомольского вожака Роман постепенно переместился в горком комсомола. А во времена перестройки вместе с Ильёй организовали собственный бизнес. Роман к сорока годам был избран мэром города. Казалось бы, всё хорошо. Но Таня не чувствовала себя счастливой.
      Роман разлюбил жену, соблазнённый шустрой секретаршей не первой молодости, жившей без мужа, с семнадцатилетним сыном.
      "Разобьюсь в доску, а начальник будет мой", - с первого дня работы решила для себя одинокая служащая. И добилась-таки, своего.

      Две дочери Романа и Тани учились в Англии, но денег на учёбу Роман добровольно не давал. Тане приходилось часами унижаться перед ним, рассказывая о нуждах дочерей. На что муж отвечал: «Пусть учатся крутиться сами, а не ждут подачек от отца». Тогда как сыну секретарши купил машину, отправлял его часто в заграничные поездки, оплачивал учёбу в московском университете. Таня возненавидела мужа. Не столько за то, что бросил её, сколько за равнодушие к дочерям.
      Он как-то высказал ей, что мужчина любит детей через жену. Если жена превратилась для него в неинтересное существо, то и совместные дети уже не радуют и даже не интересуют.


      Таня всю жизнь работала учителем младших классов. Но перед этим судьба послала ей испытание.
      Сразу после получения диплома в пединституте знакомая, уходя на пенсию, предложила ей место, где проработала много лет.
      - Ромка, - закричала с порога Таня, - поздравь меня: с понедельника  выхожу на службу.
      - Ну, расскажи, дорогая, чем судьба порадовала нас? – муж, конечно, тоже переживал за неё.
      - Я стану  педагогом – организатором  по месту жительства, - отчеканила. – Мне понравилось, как звучит эта должность.

      - Уверен, что мало, кто знает, что это такое, - удивился муж, - и я, увы, не исключение. Дети, идите сюда, - Роман позвал дочерей, - будем слушать интересный рассказ нашей мамки.

      - Так вот, объясняю всё подробно, - Таня настроилась решительно. – Город разделён, как известно, на четыре района. В каждом примерно по тридцать школ, где с детьми занимаются в учебное время. А после школы детям тоже надо уделять внимание. И трудным подросткам, состоящим на учёте в детской комнате милиции, тоже. Вот это и есть обязанности педагога – организатора. У него есть свой кабинет при домоуправлении.

      Пока, чисто теоретически, её заинтересовала будущая работа.
В понедельник сразу отправилась на знакомство с инспектором по делам несовершеннолетних. Передо ней предстала женщина лет сорока пяти,  доброжелательная и разговорчивая.
      - Я на этой должности, дорогая Эрика, двадцать лет, а потому уже съела не один пуд соли. У меня тесные связи с завучами всех школ. И ты, - она указала на меня пальцем, - тоже иногда будешь ходить со мной в школы, где мы периодически общаемся с  учениками, совершившими уже правонарушения. Также будешь посещать их на дому. Сама понимаешь: человек должен быть занят делом, и подросток - тем более. А у тебя есть право заказывать автобус для поездки в горы, участвовать с дворовыми командами в туристических соревнованиях вместе со станцией юных туристов и многое другое.

      Таня подтвердила, что полностью согласна с её взглядом на созидательный труд. И  прониклась трепетным уважением к своей работе. Надо же, какая ответственность.

      В один летний вечер, по пути с работы домой, как супер исполнительный работник, пошла к подопечному шестнадцати лет по имени Денис. Он участвовал в краже сумки одноклассника. И поэтому состоял на учёте, как склонный к правонарушениям. Дверь открыл ростый парень в спортивном костюме с несколько "помятым" лицом и скучающим взглядом. С высоты его роста Таня казалась птенчиком.
"Наверно, весь день провалялся перед телевизором", - определила она.
 
      - Добрый вечер, Денис. Я работаю с подростками по месту жительства. Хочу рассказать тебе, как можно интересно проводить хотя бы часть свободного времени, - с энтузиазмом начала Таня. – Мне кажется, что ты скучаешь без общения, без интересного дела. Ведь так?
      В ответ не услышала ни слова. Только равнодушные глаза оценивали её.

      - Знаешь, ребята из соседних домов организовали клуб песни под названием "Пилигримы". Но так получилось, что им совсем негде собираться. И я предложила  свою комнату в домоуправлении. Они смогут приходить с гитарами, сочинять  новые песни, обсуждать творчество других певцов. Я в это время постараюсь уходить по другим  делам, чтобы они чувствовали себя совершенно свободно.
   
      - Так вот, - продолжила, - они с удовольствием хотели бы принимать в свою группу других ребят. Как ты на это смотришь? Тебе было бы интересно вместе со сверстниками?

      Тане самой двадцать пять. У неё чудесные длинные распущенные волосы до талии. Модное платье на стройной фигурке. Красивый макияж.

      Денис слушал рассеянно, не выказывая никаких эмоций, сидя, развалившись, на диване. Но тут женщина, ожидая его ответа, увидела, что в нём произошла перемена: глаза замаслились, взгляд превратился в лукавый, даже озорной. Весь облик отражал только одно -  желание интима. И мысль, что его можно реализовать, коль скоро перед тобой такая молоденькая посетительница, хоть и с правами инспектора милиции.

      Парень находился один дома и ничего не делал. А от безделья непременно пробуждается сексуальное желание, равно, как от работы оно на время гасится.
Ей ли, имеющей двоих детей, не понять это.

      Подопечный легко поднялся с дивана, губы его растянулись в похотливую улыбку. Для себя он уже всё решил, только не знал, с чего начать.

      Таня почувствовала  реальную опасность и, продолжая забалтывать, медленно принялась отступать к выходу. Не дав ему понять, что она всё поняла, выскользнула за дверь, сохраняя  вид  должностного лица.
      Такая она – работа  педагога!

      В соседнем районе подобный подросток пришёл на приём к инспектору и нанёс ему несколько ножевых ранений, от чего тот скончался.


      Роман настоял перейти в школу. И Таня, послушав мужа, поняла, как хорошо работать в большом коллективе. Взяла первый класс и с энтузиазмом окунулась в работу.
Последние годы жила делами дочерей. Старшая вышла замуж за англичанина и осталась жить в маленьком английском городке. Младшая уехала в Москву и там свила семейное гнездо.

      Все друзья детства собрались в уютном и тихом кафе и могли говорить долго и спокойно. Рассмотрели, конечно, друг друга. Знакомые с детства черты радовали: они всё равно родные, они соседи.
      - Соседей бывших не бывает, - смеялись вместе.
      - Нет с нами Маши, - посетовала Вероника, - я даже ничего не знаю о ней.
      - А мы для чего? – быстро отреагировали Таня и Олеся, - расскажем. И даже приготовили тебе сюрприз, - не выдержала Таня, за что Олеся возмущённо всплеснула руками, осуждая её за болтливость. Они за время работы в одной школе превратились в верных подруг.

            
      Родители Маши, всегда копившие деньги, ещё при жизни купили дочери дом в частном секторе города. Мужу Маши, Петру, нравилось после сидячей работы водителя  грузовика возиться в земле, сажая, пропалывая, а потом собирать урожай. Да и трёхлетняя Ирина радостно бегала и играла на большом участке земли.
      Подружились с  молодой семьёй по соседству. Их дочь оказалась ровесницей Иринки. Девочки быстро нашли общий язык, как и родители. Лет через десять нахлынула волна переезда из республик Советского Союза в Россию. У соседа Сергея, сварщика на заводе, жила родня в Новокузнецке. Ему обещали помочь на первых порах с жильём и работой. Он для верности съездил туда, разведал обстановку. И решился на переезд.
      - Петро, а давайте вместе махнём, - предложил он соседям. – Вы же видите, что жизнь в Казахстане для русских становится всё тяжелее.
      Раз упавшее в почву зерно сомнения прорастало и, наконец, Маша и Пётр согласились. К тому времени отец Маши умер от инфаркта, а мама с младшим братом, уже женатым, втроём уехали на постоянное житьё во Владивосток к родителям невестки.
      «КАМАЗ»  Петр  приватизировал и работал на этой собственной машине. Загрузили всё нужное имущество и мебель двух семей, продали домА. Решили так: мужчины поедут на «КАМАЗе», взяв с собой для большей безопасности основные деньги, а жёны с детьми и самой необходимой одеждой - поездом.
      За полчаса до отъезда Пётр заметил, что бензобак с соляркой слегка протекает, роняя каплю в минуту. Сергей, как специалист, решил быстренько заварить, не разгружая вещей. Мужчины склонились, нашли нужное место и принялись за работу. Видимо, бак не был заполнен полностью горючим, в пустоте скопились парЫ. При большой температуре сварки произошёл взрыв. Сергей погиб сразу, а Пётр ещё три дня промучился в больнице без сознания с ожогами восьмидесяти процентов кожи и скончался.

      Женщины остались без мужей, без жилья, без денег, без имущества. Произошла ужаснейшая трагедия. Маша, отойдя от шока, смогла понимать реальное положение, но не нашла в себе сил да и желания бороться и сопротивляться жестокой судьбе. Дочь Ирина без мужа была ей не нужна. Где питалась дочка, как училась, что делала после школы, кто давал ей одежду – Маша не интересовалась. Что оставалось делать, чтобы заглушить боль потери и отключить разум, не думать, не страдать? Да, именно так. Она стала пить, пить по-чёрному. И очень скоро превратилась бы почти в ничто, но тут судьба преподнесла ей такой подарок, что дороже не бывает.
 
      Обо всём узнал через третьих лиц Максим. И не смог бросить бывшую соседку на погибель. Он нашёл их пристанище и стал вытаскивать обеих со дна, куда они скатились. Его Настюша сейчас как раз была бы четырнадцатилетней девушкой. Он спас Машу, вернул её в нормальную жизнь. Столько времени они провели вместе, что уже не захотели расставаться. Маша снова вкусно варила, помогала Иринке в учёбе, выращивала цветы и даже участвовала в конкурсах цветоводов. Полюбила Максима и готова была отдать за него жизнь. Ирина смотрела на Максима с благоговением. Для неё он превратился в образец Мужчины, человека с большой буквы, счастьем несказанным.
 
      Сашок после отказа Маши в восемнадцать лет пошёл служить в армию.
      Через полгода был комиссован. Как-то ночью взвод солдат подняли по тревоге.  Посадили в грузовик ряд против ряда и велели держать автоматы со снятым предохранителем. Потом долго куда-то везли. Солдаты один за другим засыпали. Один  наклонялся вперёд, тело его обмякло, и палец непроизвольно нажал на курок. Пули влетели в живот солдату напротив. Им оказался Сашок. Там наскоро залатали ему желудок и списали со службы, взяв с него крепкое слово никогда никому не рассказывать о том, что случилось, мол, государственная тайна.
       Много позже юристы ругали: своим молчанием сильно навредил себе - армия должна была платить ему все годы последующих страданий.

      «Как я сама любила стрелять в тирах, - вспомнила Вероника. - Там давались винтовки, в которые нужно было вставить не маленькую пульку, а вполне серьёзную: металлический конус длиной полтора сантиметра с вмонтированным в него пучком жёстких конских волос, торчащих из конуса  сантиметра на два.
      Мне было лет шестнадцать. Купила я пять таких пуль за десять копеек, согнула винтовку, вставила остриём внутрь пулю, а в момент разгибания оружия держала руку на курке. Пуля пролетела в сантиметре от головы служащего тира на уровне его глаз. Оба побелели и не могли вымолвить ни слова.
С тех пор обходила тиры стороной.
      Это ведь кто-то спас нас от ужасного и непоправимого несчастья, - с благодарностью к тому, всесильному, облегчённо думала я».

      На гражданке Сашок выучился на водителя тепловоза и стал работать на металлургическом заводе. Не женился. Может, был однолюб, никто не знает. Жил с мамой. Но и работа не задалась. Ночью задавил человека. Суд признал виноватым его и назначил пять лет отбывания тюрьмы общего режима. После отсидки снова привыкал к изменившейся жизни. Друг помог устроиться личным водителем представителя Ирана в Казахстане. Одно время Сашок даже уезжал с ним в Иран, так они доверяли друг другу. Вернувшись на родину, работал водителем чиновника из правительства. Всё у них шло мирно и спокойно.
      Как-то утром Сашок почувствовал боль в горле и высокую температуру. Пришлось позвонить на работу и отпроситься. Каково же было его потрясение, когда  из вечерних новостей по телевизору узнал, что автомобиль чиновника вместе с водителем взорвали неизвестные, и оба человека погибли.

       Судьба спасла СашкА от смерти. Может, это был знак переменить жизнь. Тем не менее Сашок не задумался. По характеру остался таким же, как в детстве: правдолюбец, отчаянный, забияка. В сорок пять лет случайно увидел, как парни скопом избивали хорошо одетого мужчину. Пройти мимо не мог, заступился. И получил ножевое ранение. Через неделю скончался в больнице.
      
      Их мама осталась одна, потому что к тому времени и ЮркА уже не было в живых.
      "Не может быть",  - Вероника обхватила ладонями горящие щёки и, поражённая, качала головой. Сердцем предчувствовала, что услышит что-то страшное и непоправимое. И услышала.

       Ниночка сразу после свадьбы сделала так, чтобы Юрок забыл про своего друга  детства Серёгу, словно того никогда и не было в его жизни, и стала усиленно лепить из мягкого, сентиментального парня хапугу, который не должен брезговать ничем, лишь бы приносить домой как можно больше денег. Заставила его стать комсоргом большого цеха на заводе и использовать это место максимально возможным образом. В тяжёлое для завода время Юрок даже был заместителем директора завода. Это уже была значительная высота на карьерной лестнице. Не каждый выносит высоту. Многие просто боятся. Юрок, пока мог, выполнял все наказы Ниночки, но такая высота ему не далась.

      Потом довольно долго был вообще без работы. Но комсомольские вожаки как-то умели неплохо устраиваться. К тому времени уже началась приватизация. Ниночке стоило труда втиснуть Юрка в «струю». В результате они неплохо поучаствовали в той самой приватизации. На эти деньги построили трёхэтажный дом. В сосновом бору, на берегу речки, из чистого ароматного дерева. Вот так сбываются мечты. Надо только крутиться, быть в курсе событий и на проводе контактов и связей. В конце концов, не одни же они такие. И Петров, и Сидоров, и даже Кузнецов.

     Кому-то не очень нравилось, что некоторые могут позволить себе такие постройки. Потому что кто-то прекрасно понимал, что на честные деньги так разбогатеть нельзя.
     Трёхэтажный особняк из чистого дерева горел быстро и даже красиво. Но ни Юрок, ни Ниночка этого не смогли увидеть. Им снились, наверно, приятные сны. Поэтому пробуждения не последовало.
      Может, они до сих пор накапливают ТАМ богатства, никто уже этого не знает, кроме Создателя.

      Все огорчённо молчали. Обрывки мыслей скакали по разным воспоминаниям детства и юности. Однако Веронику эти события затронули особенно, ведь именно она провела первые двадцать лет рядом с ЮркОм и Ниночкой, бок о бок почти каждый день. Валентинка тихо плакала.

      Когда человек умер, теряют смысл обиды, недоразумения, непонимания. Уже никому не позвонишь, не поговоришь, не расскажешь и ничего не докажешь.

      Тут двери раскрылись, и вошла красивая пара. Стройный мужчина приятно улыбался.
      - Максим, это Максим, - по улыбке узнала Вероника и, раскрыв объятия, шагнула навстречу, - ни с кем не спутаешь.
      - Максима ты помнишь, а меня?
      Вероника внимательно вглядывалась в лицо высокой и немного располневшей женщины.
      - Бог мой, Маша! Вот так встреча, - обрадовалась Вероника.
      Они долго обнимались, осыпали друг друга приветствиями.
      - Это и есть наш сюрприз! – кричали «девчонки», хлопая от радости в ладоши, как малышки на новогодней ёлке. - Ещё мы звали Серёгу, но жена боится любого застолья, потому что после замужества дочерей он снова стал выпивать. Поэтому не пустила его. Они обещали, Вероника, завтра зайти к тебе домой.

      Вероника много рассказывала про Швейцарию. Развенчала миф, что там всё распрекрасно и деньги валятся с неба, только и нужно подставлять мешки и грести широкой лопатой. Показывала фотографию своей семьи. Передала привет от Анны.

      - Ты среди нас добилась самых больших успехов, - все сошлись в едином мнении, - мы гордимся, что наше детство прошло вместе с тобой.
      - Не зря моё имя Ника – победа, - шутила Вероника, - перемахивала преграду за преградой, как в беге с препятствиями, лишь бы достичь цели.
      Вероника смеялась, а в душе-то знала, что все её слова – чистейшая правда.

      Олег и Потапыч с удовольствием общались с Максимом. Артист совсем не изменился, всё так же переживал больше за других, чем за себя, и смешил, выплёскивая, как фейерверк, умные остроты, шутки, поднимающие настроение. Маша смеялась вместе со всеми, но явно читалась в глазах тревога за любимого и хорошая доля ревности.

      Все они были совсем разные. Судьбы достались каждому, как сценарии в театре. "И всюду страсти роковые. И от судеб защиты нет".
      - Я – самая счастливая, - заявила Таня, не скрывая свою душевную боль, - только почему-то никто не завидует.

      Как бы то ни было, они большой кусок жизни росли вместе добрыми соседями. А соседи с трёх лет – почти родные люди. Не зря именно они сидят вместе спустя столько лет и им хорошо, удобно, приятно. "Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались", - пытаясь угодить Веронике, хозяин кафе выбрал самую правильную для этого момента песню. Но когда все услышали следующую, никто не мог сдержать слёзы.
Вот снова этот двор,
Мой добрый старый двор.
Я с тех счастливых пор
Три года не был в нём.
На милом этаже
Квадратики огня.
Теперь они уже
Горят не для меня.

Здесь всё иное вдруг.
И дождь иной и снег.
Другой пластинки звук,
Другой девчонки смех.
Стучат давным-давно
Другие каблучки...

      В тот далёкий день на пороге школы после выпускного вечера все думали: "Что ждёт меня впереди?". Теперь каждый получил свой ответ.
      Тем не менее вопросы продолжают волновать: "Что ждёт моего сына?" или "Что ждёт моего внука?"
      Оказывается, в смене поколений и есть смысл жизни. Поддерживать прочной и радостной нить между прошлым и будущим, заполняя промежуток работой, чтением, творчеством, общением, полётами души, замиранием от музыки. Всё просто и буднично, но жизнь нам дана именно для этого.
Всё чревато повтореньем.
Он, объятый вдохновеньем,
Зорко с облака следит.
И грядущим поколеньям,
Обожжённым нетерпеньем,
Тоже это предстоит.
(Булат Окуджава)


Рецензии
Прекрасный финал.

Поддержу в рейтинге.

С уважением,

Виктор Николаевич Левашов   03.01.2019 14:07     Заявить о нарушении
Виктор Николаевич, мне бы критики подкинуть. Понимаю, это накладно.

Благодарна вам за труд прочтения до финала.
Всех вам благ.

Ольга Гаинут   03.01.2019 22:42   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.