Как выживают мальчики

На написание этого рассказа меня сподвигла сценка у подъезда. Пацан лет десяти пинает ногами железную дверь и со слезами в голосе умоляет в домофон: "Ну, мааам!! Ну, дай хоть телефон возьму..." Но дверь не поддается, на дворе белый день, все соседи давно на работе, и из подъезда никто не выходит. А из домофона раздается суровое и беспощадное: "Я кому сказала, гулять!!!!!"

КАК ВЫЖИВАЮТ МАЛЬЧИКИ, ИЛИ ТЕХНИКА БЕЗОПАСНОСТИ ДЕТСТВА

Супруг у меня парень простой, деревенский. Свою приключенческую жизнь начинал еще в горьковской глубинке. Хотя, какие у них там глубинки, когда из одной деревеньки в другую пешим ходом пятнадцать минут... Вот то ли дело, у нас! Ширь! Простор! Раздолье!
Думаете, почему Юрьич в Сибирь перебрался? Да потому что душа у него широкая, как тайга прибайкальская, а широкая душа — она пространства требует для реализации.

Но начинал он, как я уже сказала, там, в нижегородчине. Рос по-простому, по-деревенски, босоного, голопопо, животных любил. Они его тоже... ценили. Детская попа, она, знаете ли, часто вызывает у домашних питомцев нежную любовь, а также здоровое желание проверить ее на мягкость и упругость. А в деревне для этого все условия.
Это мы сейчас своих детей свободы лишили, не желаем уважать их стремление к познанию мира. А в те времена раз до щеколды на калитке дотянулся, значит вырос, молодец, хороший мальчик, возьми с полки пирожок.  А за калиткой жизнь кипит! Тут куры, там гуси, соседский Тузик с цепи сорвался, по деревне шастает, приключений ищет. И у каждого есть дело до детской попы, в том числе и до Юрьичевой.

Как-то раз баран попался. Вы не думайте! Юрьич его вовсе не дразнил! Он рос мальчиком умным, и уже в четыре годика понимал, что ежели по дороге стадо идет, то его лучше пропустить. Ну он и пропустил. Коровушек пропустил, а баран отстал от своих старших товарищей. Вернее, подруг. А тут Юрьич уже начал движение через проезжую часть. Сначала неторопливо начал, а когда барана заметил, скорость попытался увеличить. Но не тут-то было... Баран тоже не слепой был. И не старый. Двигался он значительно быстрее четырехгодовалого Юрьича. Для оценки упругости пацанячьего филея хватило одного удара. Юрьич стремительно взлетел вверх над дорожной пылью, и последний, кого успело зафиксировать его угасающее сознание, был самодовольный баран, бодрой рысцой удаляющийся вслед меланхолично бредущему стаду.

К счастью для моего будущего супруга, его исторический полет узрела с крыльца бабушка. Она оперативно доставила в дом раненого бойца и окружила заботой и вниманием, что позволило ему уже поутру вернуться к своим босоногим делам.
Год спустя на малолетнего Юрьича напал бык. Вернее не на него одного. В этот раз Юрьичей было двое. Мой будущий любимый выступал тогда супротив быка дуэтом со своим старшим братом Володькой. Нужно заметить, что большинство своих пацанячьих шалостей эта парочка совершала совместно. Два года разницы давали им мало преимуществ друг перед другом в случае раздачи родителями воспитательных люлей.

И вот однажды эти два малолетних кекса решили обследовать соседнюю улицу на предмет только им одним известной пацанской надобности. Каким-то ветром на ту же улицу вынесло колхозного быка, ушедшего от пастушьего внимания.
Справедливости ради, бык не был таким уж крупным, как можно было бы себе представить. По прошествии лет Юрьич оценил его как молодого бычка-однолетку, но двум недоросшим шпанятам наверняка бы хватило одного легкого кивка бодучей животины.
Бычок только-только вошел в пубертатный возраст и каждого встречного воспринимал как потенциального соперника. Мало того, он целенаправленно искал, с кем бы помериться силами.
Юрьич до сих пор отчетливо помнит момент, когда они с братом внезапно стали объектами бычьей воинственности. Животное наклонило голову, дважды копнуло копытом дорожную грязь и ломанулось в атаку. Пацаны поняли, что промедление смерти подобно, в бой решили не вступать и резво стартанули в сторону родного порога.

Володька летел первым, поскольку в силу возраста обладал более длинными ногами. Мой будущий благоверный от брата слегка приотстал, тем не менее, скорость, с которой он мчался, позволяла ему некоторое время поддерживать между собой и быком очень даже приемлемую дистанцию. Кроме того, бегущие пацаны громко и надрывно визжали, издавая звук сродни пароходной сирене.
Вся надежда была на бабушку.
Бабушка не подвела. Издалека заслышав рев несущихся внуков, она выскочила на крыльцо и, мгновенно оценив обстановку, схватила в одну руку полено, а другой как можно шире распахнула дверь.

Первым в дом влетел Володька, моментально забившись в дальнюю от входа комнату. Спокойно, без суеты, бабушка ждала своего второго внучика, который уходил от погони уже из последних сил. Расстояние между ним и быком стремительно сокращалась, но спасительное крыльцо было рядом. На остатках дыхания Юрьич-младший рухнул через порог, и бабушка мгновенно захлопнула дверь и подперла ее поленом. Через секунду дверь содрогнулась от удара, но, к счастью, устояла. Было слышно, как зарвавшаяся скотина, пару раз возмущенно мыкнув, некоторое время потусовалась во дворе, а затем все-таки потрусила по своим бычьим делам. Два Юрьича, наконец, выдохнули и расслабились, но из дома в тот день на всякий случай больше не выходили. 

А полгода спустя мой будущий супруг едва не лишился обеих рук. Дело было в декабре. В тот день матушка этих юных шалопаев отбыла в город чтобы продать на колхозном рынке некоторое количество сметаны и творога падким до натуральных продуктов горожанам. Братовья, как всегда, остались на попечении бабушки, ибо отец целыми днями пропадал на работе.

Набегавшись за день, к вечеру мальчишки начали заглядывать по окнам в нетерпении встречи — наверняка мать привезет каких-нибудь гостинцев. Однако за окном стемнело, а родительница с гостинцами все еще отсутствовала. И тогда старший брат предложил пойти и встретить матушку. Естественно, младший брат поддержал это смелое решение. Пацаны дождались, пока бабушка отвлеклась по своим хозяйским делам, живо оделись и выскочили за дверь. В какую сторону идти, эти два малолетних засранца знали лишь приблизительно. Но уверенные в своих силах они даже не потрудились выйти на дорогу, а двинулись прямо через колхозное поле, проваливаясь в сугробы по самое, что ни на есть "не балУйся". Особое "удовольствие" испытывал при этом Юрьич-младший, забывший дома варежки. Ему в буквальном смысле приходилось грести по снегу голыми руками.
Прокувыркавшись в сугробах изрядное количество времени, братья едва не заблудились, мать не встретили и, с трудом ориентируясь на мигающую огоньками деревню, не солоно хлебавши, подались домой.

Подходя к родному порогу, младшенький от боли уже рыдал в полный голос. Увидев его руки, бабушка захотела было упасть в обморок, но победили любовь и чувство ответственности за жизнь и здоровье драгоценного внука. В сенях стояли ведра с ледяною колодезной водой. Бабушка схватила маленького Юрьича в охапку и засунула его руками в одно из ведер по самые плечи. Пацан заорал так, что наверняка распугал половину деревни. "Шансы есть", — подумала бабушка, отчаянно пытаясь удержать в ведре ревущего белугой Юрьича.
Кисти рук, немного отошедшие в ледяной воде, были смазаны гусиным жиром и надежно перевязаны бинтами из старых простыней. Неделю горемычный Юрьич пролежал в постели, будучи не в состоянии пошевилить отмороженными ручонками. Ситуацию спас отец, раздобыв где-то старенькие детские лыжи и, о чудо!, настоящие лыжные палки. Тонко поскуливая от еще не ушедшей боли и от одновременно свалившегося счастья, мой будущий супруг постепенно возвернулся к своей прежней беззаботной жизни.

Следующая шалость дорого обошлась Юрьичу-старшему. В один прекрасный день пацаны начали познавать основы взрывного дела. Начали, как водится, с карбида кальция. Несколько кусочков заветного вещества, раздобыть который в те годы труда не составляло, немного влаги и пустая консервная банка — вот основные компоненты для деревенского фейерверка, яркого, зрелищного, а главное — бесплатного и самостоятельно произведенного. В донышке банки пробивалась небольшая дырочка, сама банка наполнялась взрывчатой газовой смесью, к дырочке подносилась горящая спичка, ииии..... раздавалось великолепное "Бдыщщщщььь!!!"

Дырочку на банке первоначально пробивали прямо посредине, но после того, как пара-тройка подрывников чуть не остались без пальцев, ее благоразумно сместили к самому краю, и горящую спичку подносили, держа за кончик, максимально оберегая кисти рук. Под радостные крики, восторги и улюлюканья юных взрывателей, коих по деревне собиралось изрядное количество, банка, аки мощный реактивный снаряд, со свистом и грохотом взлетала высоко вверх. Вот так, на практике, пацаны познавали основные законы термодинамики.

И вот в один прекрасный день будущему Юрьичу-младшему удалось запустить в небо особо мощный снаряд. Взлетевшая банка, получившая недюжинное ускорение, мгновенно ушла в точку. Восторгам аудитории не было предела. Ватага босоногих пиротехников, задрав чумазые физиономии, самозабвенно вопила, выражая свое восхищение мастерством малолетнего взрывника. Достигнув максимальной точки полета, банка, повинуясь закону всемирного тяготения, начала снижение. В этот момент наблюдателям важно было правильно просчитать траекторию падения снаряда, дабы вовремя покинуть зону риска.

Но случилось так, что будущий Юрьич-старший не был свидетелем исторического полета ракеты, запущенной в небо младшим брательником. Причина была весьма банальной. Старшенький пребывал в ближайших кустах по некоторой физиологической надобности. Вылезая оттуда и на ходу натягивая штаны, он успел услышать только: "Володька, атас!", взглянуть вверх и получить в лоб консервную банку, стограммовая масса которой была изрядно усилена ускорением свободного падения.

Доставка в дом раненого была осуществлена на плечах боевых товарищей. Родители, проведя с участниками воспитательные мероприятия, залили рану зеленкой и замотали голову страдальца очередной порцией бинтов, нарезанных из старых простыней. Пару дней он в таком виде распугивал окрестных собак, а потом потерял повязку в каких-то кустах, но особо не расстроился, потому что к тому времени уже успел позабыть о пережитых мучениях.

А однажды в Нижегородской губернии случилось особенно жаркое лето. Жаркое и сухое. Люди молили у неба дождя, чтобы хоть немного напоить измученную зноем землю. Радостно и вольготно было только босоногим шалопаям всех мастей, с утра до ночи пропадавшим или в ближайшем лесу, или на совершенно обмелевшей речке, протекающей недалеко за деревней. Естественно, братья-Юрьичи, как всегда, выступали в авангарде коллективно творимых проделок и шалостей.
В тот день кто-то из пацанов приволок на тусовку несколько неизвестно где раздобытых ампул аммиака. Ампулы были довольно большие, из толстого крепкого стекла. Некоторое время их разглядывали, передавали друг другу, снова разглядывали, восхищались столь замечательными штуками и завидовали их владельцу. Вдруг в толпе кто-то произнес, что эти ампулы, наверное, здорово взрываются. Столь смелая идея была с ликованием поддержана подавляющим большинством мальчишеского сообщества.

Понимая, что данное мероприятие нежелательно делать достоянием деревенской общественности, пацанячья ватага скрылась в небольшом соснячке. Кучу сухого валежника натаскали быстро. Костер загорелся мгновенно и так же мгновенно вышел из-под контроля. Лепестки огня резво побежали в разные стороны и даже начали осваивать стволы ближайших сосенок. Слабые детские попытки затоптать разрастающееся пламя, естественно, ни к чему не привели. Пацаны кинулись сбивать огонь всем, что попалось под руку: стаскивали с себя майки и футболки, выломали в кустах несколько веток поразлапистей, кто-то лупил по огню куском старого, невесть откуда взявшегося, брезента.

Нужно заметить, что никто из мальчишек не струсил и не удрал домой, хотя ближайшие перспективы вырисовывались перед ними, прямо скажем, не очень радужные.

Юрьич-младший в компании поджигателей был наиболее юным из всех. Кто-то из старших, выцепив его взглядом из толпы, закричал: "Сааанькаааа! Беги в деревню, быстро! Одна нога здесь, другая там! Давай!!!" И делегированный за помощью парламентарий припустил изо всех своих сил.
Летняя деревня была практически пустой, ибо день был будний, и основная масса людей были на работе, поскольку труд в те времена был почетной обязанностью каждого гражданина нашей необъятной Родины. Залетев в деревню и не встретив на своем пути потенциальных помощников, пацан кинулся во двор ближайшего дома, ворвался в какую-то сарайку, сгреб в кучу все попавшиеся под руку лопаты и вилы и, кряхтя и припадая на обе ноги, потащил их к калитке. К счастью,   хозяйка шанцевого инструмента оказалась в этот момент дома. Заметив юного похитителя лопат, она выскочила во двор и, взяв краткое интервью у пыхтящего от напряжения мальчишки, бросилась по деревне собирать народ.

Помощь подоспела вовремя. Изнемогающая от усталости ребятня уже не в состоянии была сдерживать огонь, который разрастался все шире, захватывая у леса чудесные солнечные лужки и поляны.

Юрьич, с честью исполнив возложенную на него миссию, попытался было вернуться в строй, но допустил тактическую ошибку, ломанувшись к друзьям через еще не остывшее пожарище. Дважды провалившись в ямы от прогоревших старых пеньков, сначала одной ногой, а затем другой, он захромал на обе, заработав серьезные ожоги на своих полубосых пятках. Чуть позже выяснилось, что старший брат тоже понес боевые потери в борьбе с огненной стихией. Вновь в дело пошли бинты из старых простыней и гусиный жир из бабушкиных запасов.

Вообще-то, родители этих двух малолетних шалопаев были людьми умными, и понимали, что неуемную пацанячью энергию нужно как-то направить в мирное русло. Принятое ими решение, наверняка, не все сочли бы разумным, но оно однозначно было нетривиальным. В то лето, когда будущему Юрьичу-младшему исполнилось 9 лет, а его старшему брату соответственно 11, родной дядька с одобрения отца подарил им мотоцикл. Конечно, это был не харизматичный Харлей, и даже не пижонская Ява . Это был старенький Минск, уже несколько лет пылившийся в деревенском сарае. Но для двух начинающих техников эта куча железа стала настоящим богатством.

Следует заметить, что подарок вручался пацанам не просто так, а с оговорками типа "для изучения матчасти", "чтобы хорошо себя вели" и прочее-подобное, что требуют родители в таких случаях. И пока железного коня выгребали из-под вековых сарайных завалов, мальчишки усиленно кивали и соглашались со всеми выдвинутыми условиями. Соглашались ровно до того момента, как мотоцикл был выведен во двор. Стоило детской руке прикоснуться к рулю, погладить старенькое потертое сиденье, провести пальцем по эмблемам на корпусе, как сердце сладостно затрепетало, в ушах загудел ветер дальних странствий, а все обещания были позабыты резко и навсегда.

Двухколесная техника целиком и полностью завладела умами, сердцами, а, главное, временем двух неугомонных Юрьичей. "На ход" мотоцикл был поставлен этим же летом. Все составляющие части транспортного средства были вычищены, оттерты, надраены до блеска и смазаны. Не обошлось и без казусов. Толстым слоем солидола были покрыты все детали тормозной системы мотоцикла, вплоть до колодок. Естественно, что тормозить железный конь перестал, а надежды на пятки босоногих наездников не было никакой. Даже старший из братьев не доставал еще ими до земли с мотоциклетного сидения. Пришлось пацанам под хохот дядьки и отца снова разбирать тормозную систему и оттирать солидол.
В связи с малым ростом юными байкерами была разработана и отточена до автоматизма особая технология вскакивания на железного друга. Сначала заводился двигатель. Затем малолетний мотоциклист выжимал сцепление на левой рукоятке руля и включал скорость. После нужно было, удерживая сцепление, грудью улечься на бензобак, дотянуться до второй рукоятки и забросить ногу на сиденье. И только потом, тронувшись с места, наездник, поерзав, занимал равновесное положение в седле.

Технология падения с железного коня была отточена с меньшей тщательностью. Вариантов здесь было больше, и основной проблемой ездока было своевременно соскользнуть с сидения в нужную сторону, дабы не оказаться погребенным под собственным мотоциклом.
Например, как-то в одну из поездок по окружным проселочным тропам мотоцикл жестко занесло в мягкой и густой дорожной пыли. За рулем был будущий Юрьич-старший, который, проявив все свое недюжинное мастерство при управлении транспортным средством, из первого виража мотоцикл таки вывести сумел. Но на втором вираже его мастерство кончилось, и железный конь вместе со своими седоками закопался в придорожной канаве. Падая, младший брат, как в замедленном кино, увидел сначала медленно переворачивающегося в воздухе, а затем вдруг стоящего на голове старшего брата, после чего оба рухнули в теплую летнюю пыль.

Падение обошлось без тяжких последствий для молодых гуттаперчивых организмов, а вот байк отчего-то не завелся, и его шесть километров пришлось пешком толкать до родного сарая.

Вообще, как ни парадоксально, но с обретением транспортного средства, юные шалопаи стали гораздо больше времени проводить дома, с утра и до ночи ухаживая за своим железным конем. Как-то, в новогодние каникулы, они решили его заново покрасить и, обосновавшись в свинарнике, наиболее тЁплом из всех надворных построек, разобрали мотоцикл на запчасти. Конечно, с точки зрения эфиров и ароматов, свинарник был не самым удобным местом для проведения покрасочных работ. Бедные...свиньи!!! Вы даже не представляете, что им пришлось испытать, пока мотоцикл красился, лакировался и сох, источая вокруг себя запахи нитрокраски и растворителей всех видов и сортов, смешанные и перемешанные друг с другом!!!

Несмотря на то, что занятия с железным другом поглощали львиную долю свободного времени двух братанов, у них оставалось еще достаточно для организации в своей жизни красочных и незабываемых моментов. Один раз, например, Юрьич-младший, проходя мимо соседского дома, увидел валявшееся в кустах старое, слегка помятое, цинковое ведро. В ведре лежал полуразорваный потертый бумажный пакет, в содержании которого зорким мальчишечьим глазом была безошибочно угадана серебрянка, для тех, кто понимает, — замечательный компонент для изготовления взрывчатки или, как минимум, великолепного фейерверка. Юрьичу тогда было 12 лет, и он уже весьма неплохо разбирался в основах прикладной пиротехники и теории горения. Алюминиевой пудры в ведре было не меньше четырех литров, — настоящий клад, воплощенная мечта поджигателя и пиромана, еще не вступившего в стадию полового созревания.
Прижав находку к груди и стараясь не бежать, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания, Юрьич заскочил в дом и быстро спустился в подвал, где мужская половина семейства обустроила себе что-то вроде мастерской. Поставив найденное ведро посреди подвала, Юрьич еще раз внимательно осмотрел находку и, чтобы окончательно убедиться в правильности своих предположений относительно содержимого ведра, решил поджечь краешек торчащей наружу бумажной упаковки. Но для чистоты эксперимента нужен был независимый свидетель.

К сожалению, старшего Юрьича дома не было. Зато была... младшая Юрьевна. Сестрица появилась на свет в аккурат в ту весну, когда братья начинали постигать основы мотодела. К моменту проведения эксперимента маленькой Юрьевне уже шел четвертый годок, и она вполне подходила на роль как зрителя, так и ассистента.

Заманив сестрицу в подвал классической фразой "Таня, пойдем, я тебе щаз такое покажу!..", Юрьич продемонстрировал ей свою находку и чиркнул спичкой. Специфические сверкающие шарики горящей серебрянки весело зашипели и брызнули вокруг ведра. Юрьич с радостью убедился, что не ошибся в своих пиротехнических ожиданиях, и, чтобы затушить огонек, легонько на него дунул.
Что последовало потом, навсегда запечатлелось в памяти обоих экспериментаторов. Юрьич до сих пор гадает, почему ведро не порвало в том подвале сразу и одномоментно, какой ангел закрыл их с Татьяной своим крылом... Скорее всего, плотный бумажный пакет просто не дал металлической пудре сильно разметаться в воздухе.  Но первый же раздавшийся "Бдддыыщщ!!!" подвел Юрьича к мысли, что дому, возможно, пришел "капец". Не помня себя от ужаса, он схватил ведро с полыхающей серебрянкой и, понимая, что шансов практически нет, ибо высота огня была уже не меньше полутора метров, каким-то небывалым чудом проскочил мимо сеновала и изо всех сил швырнул свой факел во двор. Ударившееся о землю ведро выдохнуло наружу облако алюминиевой пыли, раздался второй "Бдддыыщщ!!!", настолько мощнее первого, что огонь взметнулся под самую крышу дома. Юрьич бросился в баню и, черпанув тазиком воды, плеснул ее в огненное нутро полыхающего железного факела, в отчаянной попытке сдержать беснующееся пламя. В результате, образовавшаяся в воздухе паро-металлическая смесь выдала еще один, третий "Бдддыыщщ!!!". Ведро же продолжало полыхать, дожирая остатки драгоценной серебрянки. "Здооорово!!!" — внезапно раздалось за спиной у Юрьича. Он оглянулся. Стоя позади, за всем происходящим наблюдала младшая сестрица, и в глазах ее светился непередаваемый восторг.

К счастью, запас алюминиевого порошка был не бесконечен, канонада из ведра прекратилась, полыхающий факел, наконец, значительно сократился в размерах. Юрьич с облегчением выдохнул и, повернувшись к сестре, взмолился: "Таня, только взрослым ничего не говори, пожалуйста!"

Таня оказалась девочкой с настоящим пацанским характером, "кремень-девочкой!" оказалась Таня. С момента того злополучного эксперимента с серебрянкой прошли целые годы жизни. Сейчас уже Танины дети пребывают в замечательном возрасте познания мира, но вот родители Тани и, соответственно, моего супруга покинули этот мир так и не узнав, что когда-то их дом едва не взлетел на воздух благодаря неуемному любопытству младшего сына. А любимый мой до сих пор с сожалением вздыхает о бездумно растраченном богатстве: "Эх... какую бомбу можно было сделать... а я..."


Рецензии
Классно!!!! Настоящие мальчишки!!

Державина Светлана   09.10.2019 10:10     Заявить о нарушении
Точно-точно!!! Самые что ни на есть настоящие! 😄😄😄

Ирина Окунева   10.10.2019 05:13   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.