Завтрак художника

Солнце светит, будто кидается лимонами. И молодая кухарка легко и весело открывает свой рот, обведённый помадой:
– Будете жульен из шампиньонов?
Платону 17 лет. Его родители работают в управленческом аппарате Моссельпрома и уже год как живут в новой квартире, неподалёку от Красной площади.
Солнце раскладывает свои кружева по скатерти – пожалуйста, любуйтесь! Трогает фарфоровую, ещё пустую, тарелку и махровый халат Платона каким-то таинственным светом.
– Салат из Кандинского, посыпанный перцем  а-ля Дали, – отвечает Платон, блеснув своими фисташковыми глазами. Затем откидывается на спинку плетёного кресла и долго смеётся.
Платон – будущий художник. Он учится в мастерских ВХУТЕМАСа и безумно влюблён в авангардизм.
По карнизу окна, ещё не открывавшегося после долгой зимы, разгуливает голубь. Его крыло, хорошо видное из кухни, лоснится, по нему пробегают сине-зелёные отражения. Платон задирает рукава халата и театрально хлопает в ладоши. Раз, два, три… Картина меняется!
Облака – футбольные мячи на поле ОСОАВИАХИМа – плывут над весенней Москвой. Среди них порхает голубь и пишет крыльями, обмакнутыми в чернила, стихотворение…
 Платон улыбается своей наполовину увиденной, наполовину придуманной картине, вытирает салфеткой губы, так и не вкусившие еды, и встаёт с кресла. Кухарка, ещё не привыкшая к странностям жизни артистической среды, пытается что-то сказать…
– A-ля Дали… перец… потом… – отвечает Платон рассеянно и спешит в мастерскую. Она представляет собой отдельную комнату в квартире, с окнами, залитыми солнцем.
В мастерской, пахнущей красками и растворителем, Платон потягивается. Затем подходит к мольберту и долго стоит возле него, наблюдая, как увиденный голубь превращается в голубя нарисованного. Затем заключает голубя в нимб, используя цинковые белила, и произносит:
–  Спасибо, голубь, за вдохновение!


Рецензии