Семейные ценности

(шутка в одном действии)


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ПЕРСОНАЖИ

М а р к
Д ж е с с
Р е г и н а
Ч а р л и
« Б а б у ш к а »

* * *

Гостиная небогатого дома. Марк и Джесс стоят у большого настенного зеркала. Джесс подбирает к новому платью уместную бижутерию. Марк просто любуется на себя в зеркало (в частности – пытается определить, не слишком ли выпирает его пузо).

М а р к. Почему бы просто не пригласить няню?
Д ж е с с. Потому что я не хочу оставлять своих детей с плохо знакомым человеком. И не хочу пускать в наш дом первого встречного. К тому же нянями часто оказываются легкомысленные невоспитанные студентки. Ты только подумай, чем это может аукнуться нашим детям?
М а р к. Другие же оставляют?
Д ж е с с. Другие? Это наши с тобой дети, Марк! Другие… Поверить не могу, что ты употребляешь это слово, говоря о наших детях…
М а р к. А как же Уайт и Сэнди? Они не боятся нанимать нянь.
Д ж е с с. О, да отличный пример! Одна из их нянь оказалась беглой проституткой из Румынии. Еще одна – украла у Сэнди ее венчальное кольцо. Еще одна – беспардонно опустошала бар Уайта. А у него там отнюдь не кока-кола припрятана! Вдобавок выяснилось, что когда маленький Дэнзел капризничал, эта, с позволения сказать, – «няня» запирала его в стиральной машине.
М а р к. Но ведь не включала же?
Д ж е с с. Еще бы включала!
М а р к. Я просто констатирую факт. 
Д ж е с с. Да? А еще она научила малышку Викторию слову из четырех букв!
М а р к. Слову из четырех букв? Какому слову?
Д ж е с с. Тому самому слову!
М а р к. Тому самому? Боже, милостивый! Ей же только четыре! Тогда действительно – лучше позвать бабушку. Эй, а может, реальную бабушку надо было пригласить? Мою мать, к примеру.
Д ж е с с. Ни-ког-да.
М а р к. Но почему?
Д ж е с с. Твоя мать меня ненавидит. Не хочу, чтобы она передавала эту ненависть мои детям!
М а р к. Тогда надо было пригласить твою.
Д ж е с с. Нет. Моя мать будет не приглядывать за внуками, а проведет эти несколько часов отдраивая кухню и ванную, так как сама грязнуля Джесс этого сделать не в состоянии!
М а р к. Что еще за «грязнуля Джесс»?
Д ж е с с. Я, Марк, грязнуля Джесс – это я! К сожалению, моя мать считает именно так…
М а р к. Ну и отлично. Заодно и прибралась бы.
Д ж е с с. По-твоему, у нас тут свинарник? По-твоему, я не способна поддерживать чистоту в своем доме? По-твоему, моя мать?..
М а р к. По-моему, в вопросах воспитания детей лучше доверять близким. А эта приглашенная бабушка, – кто она? Да, в ее объявлении написано, что она бабушка по вызову, что у нее море довольных клиентов, что она что-то там гарантирует…
Д ж е с с. Не что-то, – а порядочность в быту и предельно теплое отношение к детям.
М а р к. О чем и говорю. Наобещать можно многое. Наверняка, в объявлениях тех нянек, что нанимали Уайт и Сэнди, все тоже было пристойно. Откуда мы знаем, что она действительно бабушка? А не беглая проститутка из этой самой…
Д ж е с с. Румынии.
М а р к. Да. Что она не запрет Чарли в стиральной машине? Хотя он туда даже не влезет… Или не опустошит мой бар!
Д ж е с с. В твоем так называемом баре только бутылка Smirnoff, и стоит она там уже… Лет пять?
М а р к. Шесть с половиной.
Д ж е с с. Тогда это уже не напиток, а полироль для мебели. И его лучше выбросить. А эта, как ты выразился – «приглашенная бабушка» сделает все, чтобы наши дети провели весь сегодняшний вечер окруженные теплотой и лаской.
М а р к. Ладно, убедила. Только пусть не дает им карманных денег.
Д ж е с с. За это, я думаю, ты можешь не волноваться.
М а р к. Эй, а что если она им понравится?
Д ж е с с. Кто?
М а р к. Ну, эта псевдо-бабушка.
Д ж е с с. Надеюсь, что так и будет.
М а р к. А если они к ней привыкнут? Не вызывать же ее каждые выходные?
Д ж е с с. Что-нибудь придумаем.
М а р к. Что?
Д ж е с с. Скажем им, что она переехала.
М а р к. В Румынию?
Д ж е с с. Ну… или умерла.
М а р к. А это наших детей не травмирует?
Д ж е с с. Давай будем решать проблемы по мере их поступления? (Обратив внимание на внешний вид мужа, возмущенно.) Ты что – в твидовых штанах на юбилей к своему шефу собрался?
М а р к. Да. Они мне нравятся.
Д ж е с с. Мало ли что тебе нравится!
М а р к. В приглашении ведь сказано – прием носит неофициальный характер, форма одежды свободная.
Д ж е с с. И только поэтому ты решил нацепить на себя что попало? Марк, на мне новое платье за полторы тысячи! Там будут люди в костюмах! Возможно, даже от Armani!
М а р к. И что же делать?
Д ж е с с. Как это что – немедленно поднимись наверх, сними этот бежевый кошмар и надень джинсы!
М а р к. А в джинсах не от Armani  среди костюмов от Armani  я не буду выглядеть неуместно?
Д ж е с с. По джинсам не видно – от Armani они или нет! А от этого твидового ужаса за километр несет секонд-хендом! Я не шучу! Быстро поднимись наверх и надень джинсы!
М а р к. Хорошо. Переодеваюсь, и едем?
Д ж е с с. Да.
М а р к. Детей не хочешь предупредить насчет новой бабушки? Даже интересно, как они это воспримут…
Д ж е с с. Черт! (Зовет детей.) Де-ети! Спуститесь сюда на минуточку!

Марк уходит переодеваться на второй этаж. Со второго этажа спускаются худенькая светловолосая девочка и крайне упитанный кудрявый мальчик – Регина и Чарли. Мальчик, должно быть, на пару лет старше девочки, но ни своим видом, ни образом мысли никак не проявляет это.

Ч а р л и. Вы куда-то собрались?
Д ж е с с. Да, у папиного начальника сегодня юбилей.
Ч а р л и. Это тот, которого папа каждый вечер ругает за ужином?
Д ж е с с. Да.
Ч а р л и. И которого называет кретином?
Д ж е с с. (Мужу.) Быстрее, Марк!
Ч а р л и. Тогда зачем вы идете к нему на юбилей?
Д ж е с с. Потому что так положено. Если мы туда не придем, папу могут уволить с работы. (Взглянув на часы.) Ах, нас не будет всего несколько часов.
Ч а р л и. А мы с кем останемся?
Д ж е с с. За вами будет приглядывать бабушка.
Ч а р л и. Бабушка Кэтти?
Д ж е с с. Нет.
Ч а р л и. Бабушка Роузи?
Д ж е с с. Нет, с вами останется бабушка Эстель.
Ч а р л и. А у нас есть бабушка Эстель?
Д ж е с с. Теперь да.

Мальчик и девочка переглядываются.

Ч а р л и. А почему мы о ней никогда не слышали?
Д ж е с с. А вы спрашивали?

Дети дружно трясут головами.

Д ж е с с. Вот поэтому вы о ней и не слышали.
Ч а р л и. Бабушка Дэнзела и Виктории живет в соседнем с ними доме. А где живет наша бабушка Эстель?
Д ж е с с. Несколько дальше.
Ч а р л и. Насколько дальше?
Д ж е с с. Дальше.
Ч а р л и. В конце переулка?
Д ж е с с. Еще дальше.
Ч а р л и. На другой улице?
Д ж е с с. Дальше. (Мужу.) Марк, поторапливайся! Иначе цветы для жены твоего шефа придется брать на первой попавшейся клумбе!
Ч а р л и. Наша новая бабушка живет в другом штате?
Д ж е с с. Да. Именно.
Ч а р л и. До соседнего штата два часа на машине. Почему она к нам ни разу не приезжала?
Д ж е с с. Она… она… Она живет в другом соседнем штате!
Ч а р л и. В Техасе?
Д ж е с с. Нет. (Зовет мужа.) Марк!
Ч а р л и. В Миссури?
Д ж е с с. (Снова зовет мужа.) Марк, ну где же ты!
Ч а р л и. В Западной Луизиане? Во Флинстоуне? В Коламбусе?
Д ж е с с. (С умиленной улыбкой.) Нет таких штатов.
Ч а р л и. А какие есть?
Д ж е с с. Регина, золотце, ну хоть ты меня поняла?
Р е г и н а. Да, мама. Пока вы с папой идете на день рождения к папиному начальнику, которого папа не любит, но уважает, за нами будет приглядывать наша новая бабушка Эстель. И хотя мы ее никогда не видели, мы должны во всем ее слушаться и любить.
Д ж е с с. Молодец. (Обнимая дочь.) Ах, ты моя принцесса! (Мужу.) Марк, ну где тебя черти носят!
Г о л о с  М а р к а. Сейчас! Я уже спускаюсь!
Д ж е с с. Спускается он…

Раздается звонок дверь.

Д ж е с с. Это бабушка Эстель. Марк!
М а р к. (Спускаясь по лестнице.) Да вот, вот он – я. Вот.
Д ж е с с. Наконец-то!

Джесс направляется к входной двери.

Ч а р л и. А почему наша новая бабушка не присылала нам подарки на Рождество?
М а р к. А по-твоему, бабушки нужны только для этого?
Ч а р л и. А разве нет?
М а р к. Негодник! Что это у тебя?
Ч а р л и. Где?
М а р к. (Ухватив сына за нос.) Оп! (Дочери.) А у тебя? Что это? Вот тут? (Хватает дочь за нос.) Оп!
Р е г и н а. (Капризно.) Папа!
М а р к. Ну, ладно, ладно.

Джесс отворяет входную дверь.

Д ж е с с. А вот и бабушка!
« Б а б у ш к а ». Здравствуйте, мои дорогие!..
Д ж е с с. Простите нас. Мы совершенно опаздываем. Просто ни минуты свободной. Разберетесь сами, хорошо? Мальчика зовут Чарли. Девочку – Регина. У Чарли аллергия на арахис. У Регины – на морковь. Вообще-то мы им ничего не запрещаем, но… В общем – действуйте по ситуации. Проследите только, чтобы Чарли не ковырялся в ушах фломастером, а Регина не напевала «Like a Virgin». Хорошо?
« Б а б у ш к а ». Думаю, что с фломастерами проблем не будет. А вот песня… Должна сказать, что впервые о ней слышу.
Д ж е с с. Это дурацкая песня дурацкой певицы. И наша дочь никогда бы не узнала про нее, если бы не наш папа с его Ретро-радио и хитами 80-х!
М а р к. Эй, я думал услышать U2. И я уже извинился.
Д ж е с с. («Бабушке») В общем, если услышите, как из нашей дочери вырывается нечто несуразное – знайте, это та самая песня.
« Б а б у ш к а ». Хорошо.
Д ж е с с. Можете ее пошпынять. Разок-другой. А можете и не шпынять. Вам решать. Мы вернемся… Часа через три?
М а р к. Где-то так.
Д ж е с с. Часа через три. Все, мы побежали. Холодильник в вашем распоряжении. Пока-пока! Люблю вас!
Р е г и н а. Пока-а!
Ч а р л и. Пока. Возвращайтесь скорее.

Родители уходят. Дети остаются наедине с «бабушкой». Продолжительное молчание.

Ч а р л и. Вы из Айовы?
« Б а б у ш к а ». Вообще-то… да.
Ч а р л и. (Пожав плечами.) Я все равно не знаю, где это.

Продолжительное молчание.

« Б а б у ш к а ». Давайте-ка, перекусим, а?

Брат и сестра переглядываются и пожимают плечами.

« Б а б у ш к а ». Вот и хорошо.

Место действия перемещается на кухню. «Бабушка» направляется к холодильнику, дети становятся неподалеку.

« Б а б у ш к а ». (Изучая содержимое холодильника.) Посмотрим, что тут у нас… Сыр, томаты, вяленое мясо… Может, приготовим пиццу?
Р е г и н а. Это вредно. Так мама говорит. У тех, кто часто ест пиццу, потом возникают с замужеством, так как каждый ее кусочек откладывается на попе.
« Б а б у ш к а ». Твоя мама говорит глупости. Трудности с замужеством возникают, если слишком ярко краситься, слишком вычурно одеваться и гоготать, как подвыпивший матрос, над каждой услышанной шуткой. К тому же, если ты в маму, – а ты в маму, –  никакая пицца твоей попе не угрожает.
Ч а р л и. А я люблю пиццу. А еще у меня мамины глаза. Моей попе пицца не угрожает?
« Б а б у ш к а ». Думаю… тебе уже не о чем беспокоится.
Р е г и н а. Попа важна только для девочек. Для мальчиков главное – хороший ум и умелые руки. Правильно я говорю, бабушка Эстель?
« Б а б у ш к а ». Правильно, деточка.

Сестра показывает брату язык.

« Б а б у ш к а ». Но, справедливости ради, стоит сказать, что ум и умелые руки для девочек тоже важны. Правда, не так, как для мальчиков. Но – важны.

Теперь уже брат показывает сестре язык.

« Б а б у ш к а ». (Достав из холодильника миску с изрядно потемневшими бананами.) О, тут есть бананы…
Ч а р л и. Они давно там лежат.
« Б а б у ш к а ». Вижу. Что вы скажете насчет банановых кексов?

Брат и сестра переглядываются и дружно пожимают плечами.

« Б а б у ш к а ». Значит, решено. Будем печь банановые кексы.
Р е г и н а. Наша мама тоже готовит кексы, но кофейные. Они получаются сухие и несладкие. Их ест только папа. Он пропитывает их ликером и кушает, когда смотрит футбол. К концу матча с дивана его уже не поднять.
Ч а р л и. Я тоже ем мамины кексы.
Р е г и н а. Ты только делаешь вид, что ешь! На самом деле ты набиваешь ими карманы, чтобы потом подложить под колеса проезжающим грузовикам!
Ч а р л и. (С восторгом.) Видели бы вы, как они взрываются под колесами! Бу-ум! (После паузы.) Бабушка, а твои кексы будут взрываться?
« Б а б у ш к а ». Надеюсь, что нет. Но специально для тебя я могу испечь один особенный. Положу в него побольше муки и поменьше разрыхлителя.
Ч а р л и. Здорово! Спасибо, бабуля!
« Б а б у ш к а ». Не за что.

«Бабушка» принимается за готовку.

Ч а р л и. А ничего, что эти бананы похожи на какашки?
« Б а б у ш к а ». Ничего, в кексах это будет совсем незаметно.
Ч а р л и. А если положить туда какашки – тоже будет незаметно?
Р е г и н а. (Зажав обеими руками нос и рот.) Фу!
« Б а б у ш к а ». Может быть, пока я готовлю, вы посмотрите телевизор?
Ч а р л и. А можно?
« Б а б у ш к а». Конечно.
Ч а р л и. Класс!
« Б а б у ш к а ». Только ничего агрессивного и…
Ч а р л и. Похабного?
« Б а б у ш к а ». Вот именно. Постой, а откуда ты знаешь это слово?
Ч а р л и. Его часто папа говорит, когда переключает каналы. Говорит: «Опять какую-то похабень запустили!» А что такое похабень?
« Б а б у ш к а ». Это… нечто содержащее мало полезной информации.
Ч а р л и. Ого, у нас в школе столько похабени! Особенно на уроках математики.
« Б а б у ш к а». Так, Чарли. Слово «похабень» это плохое слово. Достойные мужчины…
Ч а р л и. Какие?
« Б а б у ш к а». Достойные.
Р е г и н а. Те, которые нравятся женщинам. Верно, бабушка?
« Б а б у ш к а ». Верно. Так вот достойные мужчины его не употребляют. Особенно – в присутствии дам.
Ч а р л и. А как быть, когда вокруг происходит похабень?
« Б а б у ш к а ». Говори не «похабень», а «ерунда». Ерунда – хорошее слово. Его можно употреблять в любой компании.
Ч а р л и. Опять какую-то ерунду запустили… У нас в школе столько ерунды… Мне нравится. Спасибо, бабушка!
« Б а б у ш к а ». Не за что. Регина, золотце, может, ты хочешь мне помочь?
Р е г и н а. Не-а.
«Б а б у ш к а». Тогда иди, смотри телевизор с братом.
Р е г и н а. Ага.

Дети направляются в гостиную, к телевизору. Регина на ходу негромко напевает запретную песню. Дети устраиваются на диване перед телевизором. Начинает звучать веселая детская музыка. Некоторое время дети неотрывно следят за происходящим на экране.

Ч а р л и. Как думаешь, наш папа достойный мужчина?
Р е г и н а. Конечно.
Ч а р л и. Тогда почему он употребляет то слово?
Р е г и н а. Наш папа много слов употребляет. Какое?
Ч а р л и. Ну, то. На букву «П». Ерунда, которое.
Р е г и н а. Он же не при маме то слово употребляет. Поэтому все в порядке.

Пауза.

Ч а р л и. Тебе нравится наша новая бабушка?
Р е г и н а. Она милая. (После паузы.) Не знаю пока. А тебе?
Ч а р л и. Я тоже рождественских подарков подожду.

В гостиную приходит «бабушка».

« Б а б у ш к а ». Кексы будут готовы через пятнадцать минут. Вы мне позволите присоединиться к вам?

Брат и сестра переглядываются, затем уже привычно дружно пожимаю плечами, и рассаживаются по разные стороны дивана, уступая место посередине – «бабушке». Все устремляют свое внимание на экран.

« Б а б у ш к а ». Хм… Какой странный господин сейчас кривляется на экране… Похож на двухметрового синего пса с красной гривой…
Ч а р л и. Это Букваглот. Он уже проглотил все гласные в этом слове. И теперь надо угадать слово, пока он не доел остальные.
« Б а б у ш к а ». Ох уж этот Букваглот! (Надевая очки.) Ну-ка… посмотрим… ПВРТ.
Ч а р л и. Уже ВРТ.
« Б а б у ш к а». Кто мне скажет, что это за ПВРТ?
Ч а р л и. Может, мороженое?
« Б а б у ш к а ». Маловероятно.
Ч а р л и. Почему? В Айове не едят мороженое?

Пауза.

« Б а б у ш к а ». Ну, а ты что думаешь, Регина?
Р е г и н а. (Кивая на брата, недовольно.) Вообще-то это его любимая передача.
« Б а б у ш к а ». По-моему, это слово ПОВОРОТ. Как вы думаете, я права?
Ч а р л и. Мне больше нравится мороженое.
« Б а б у ш к а ». А как узнать, правильный ответ?
Ч а р л и. Дождаться, когда Букваглот срыгнет все, что успел съесть.
« Б а б у ш к а ». Срыгнет?
Ч а р л и. Ага. Вот так вот: буа!..
« Б а б у ш к а ». Вы уверены, что это детская передача?

Чарли пожимает плечами.

« Б а б у ш к а ». Ладно, посмотрим, что будет дальше.

Некоторое время все увлеченно следят за происходящим на экране.

« Б а б у ш к а ». Никак не могу понять, – Букваглот уже срыгнул?
Ч а р л и. (Довольно улыбаясь.) Только что.
« Б а б у ш к а ». И что там получилось?
Ч а р л и. ПО-ВО-РОТ. ПОВОРОТ. Все верно.
« Б а б у ш к а». Что ж, это было не трудно.
Ч а р л и. Лучше бы это было мороженое.

И снова все устремляют свое внимание на экран.

« Б а б у ш к а ». А это что за большая рыжая птица?
Ч а р л и. Это Повторяус. Он поет разные песенки, чтобы детям было легче выучить алфавит. Вроде: «Буква А, буква А – до чего ж она важна! До чего ж он важна – буква А! Без нее нет ни яйца, ни начала и конца! Потому то и важна – буква А!»
« Б а б у ш к а ». Какая полезная песня.
Р е г и н а. (Пренебрежительно.) Она детская.
« Б а б у ш к а ». (Регине.) Ну, а у тебя что за любимая передача?
Р е г и н а. «Катрин и ребята».
Ч а р л и. Фу!
Р е г и н а. Сам ты – фу!

Сестра показывает брату язык.

Ч а р л и. Фу! Фу! Фу!

Сестра также несколько раз показывает брату язык.

« Б а б у ш к а ». Чарли, немедленно перестань фукать! Это неприлично!
Ч а р л и. (Пристыженно.) Хорошо.
« Б а б у ш к а ». А ты, Регина, перестань показывать язык. Девочке это неприлично вдвойне!
Р е г и н а. Хорошо, бабушка Эстель.

Теперь уже брат показывает сестре язык.

Р е г и н а. (Брату.) Фу!
« Б а б у ш к а ». Так-то лучше. А в «Катрин и ребятах» тоже поют песенки про буквы?
Р е г и н а. Нет, там…
Ч а р л и. (Задорно.) Вообще-то это та еще похабень! (Поймав на себе укоряющий взгляд «бабушки», виновато.) Прости, бабушка, я хотел сказать – ерунда.
Р е г и н а. Ничего не ерунда! Да, – там не поют дурацких песенок! Зато там дружат, встречаются, обнимаются, любят, носят друг друга на руках!..
Ч а р л и. А еще трутся друг об друга носами!
Р е г и н а. Они не трутся! Они целуются!
Ч а р л и. Нет – трутся!
Р е г и н а. Целуются!
Ч а р л и. А вот и трутся! Я сам видел! Вот так… (Показывает.) Как кошки!
Р е г и н а. (Гневно морща нос.) М-м-м!

Сестра скрещивает руки и показательно отворачивается от брата. Из кухни доносится сигнал духовки.

« Б а б у ш к а ». А вот и кексы! Регина, деточка, поможешь мне с противнем?

«Бабушка» направляется на кухню. Девочка, успев показать язык брату, следует за ней. Мальчишка остается в одиночестве. Он быстро находит, чем себя занять: достает из кармана фломастер и принимается ковырять им в ухе. Так продолжается какое-то время. Услышав приближающиеся шаги «бабушки» и сестры, он скоро прячет фломастер и принимает непринужденный вид.

« Б а б у ш к а ». Ну, вот и кексы. Берите смело! Только осторожно, они еще горячие.

Дети берут по кексу и принимаются их поедать.

« Б а б у ш к а ». Нравится?

Дети дружно кивают.

« Б а б у ш к а ». Очень хорошо. Чарли, а это твой особенный кекс.

При виде особенного кекса глаза мальчишки наполняются восторгом.

« Б а б у ш к а ». Ты доволен?

Чарли несколько раз довольно кивает.

« Б а б у ш к а ». Хочешь его опробовать?

Чарли снова мотает головой.

« Б а б у ш к а ». Тогда – быстрее на улицу!
Ч а р л и. (Жуя.) Сейчас?
« Б а б у ш к а ». Ну, не ждать же до завтра!
Ч а р л и. Класс!

Все выходят на улицу. Через какое-то время с улицы доносится сильный звук удара и ужасающий металлический скрежет. Затем «бабушка» и «внуки» возвращаются.

Ч а р л и. (Восторженно.) Класс! Это в сто раз лучше, чем мамины кексы!

Возвращаются Марк и Джесс.

Д ж е с с. Господи, это что же там творится?
М а р к. Да, ничего особенно. Просто у какого-то кретина колесо отвалилось. Растяпа, наверняка, плохо затянул болты, когда ставил запаску. Или наехал на кирпич. Или кто-то из кретинов рабочих забыл закрыть канализационный люк. А может, и все вместе.

«Бабушка» жестом призывает «внуков» держать в секрете причину того, что произошло на улице. Дети дружно кивают.

Д ж е с с. (Детям.) Ну, как провели время?
Ч а р л и. Замечательно!
Р е г и н а. Было весело.
Д ж е с с. М-м, рада за вас! («Бабушке».) Вы их покормили?
Р е г и н а. Мы пекли кексы.
Ч а р л и. С бананом.
Д ж е с с. С бананом? Ай, вы мои молодцы! (Шепотом, мужу.) Рассчитайся с бабушкой. (Снова детям.) А что еще делали?
Ч а р л и. (Радостно, видимо, желая рассказать про то, что произошло на улице.) Еще мы!..
« Б а б у ш к а ». (Напоминая «внуку», что об этом не стоит рассказывать.) Кхм.
Ч а р л и. (Поумерив энтузиазм.) Телевизор смотрели…
Д ж е с с. Надо же! Телевизор!
М а р к. (Негромко, украдкой передавая деньги.) Вот, возьмите.
« Б а б у ш к а ». Благодарю.
М а р к. Да что вы, это мы вас благодарим. Наши дети буквально светятся.
« Б а б у ш к а ». Что ж, я думаю, мне пора.
Р е г и н а. Бабушка Эстель, а ты разве не останешься?

«Бабушка» не знает, что ответить и взглядом просит помощи у родителей.

Д ж е с с. Нет, бабушке Эстель пора домой.
Ч а р л и. В Северный Иллинойс?
Д ж е с с. (Умиленно улыбаясь.) Нет, такого штата.
Ч а р л и. А какой есть?
Р е г и н а. Бабушка, а ты приедешь к нам на следующие выходные?
« Б а б у ш к а». (После некоторого раздумья.)  Думаю, об этом вам лучше спросить у родителей.

Дети переводят свои вопрошающие взгляды на мать.

Д ж е с с. Обсудим это утром, хорошо? А теперь быстро прощайтесь с бабушкой и бегите чистить зубы!
Ч а р л и. Пока, бабушка Эстель!
Р е г и н а. До свидания, бабуль!
« Б а б у ш к а ». До свидания, мои хорошие.

Простившись с «бабушкой», дети быстро улепетываю на второй этаж – готовиться ко сну.

« Б а б у ш к а ». Всего доброго.
Д ж е с с. И вам.
« Б а б у ш к а ». Обращайтесь, если вам опять понадобиться моя помощь.
Д ж е с с. Непременно.
М а р к. До свидания. Еще раз спасибо.

«Бабушка» уходит. Марк запирает за ней дверь.

Д ж е с с. У нас получилось!
М а р к. Да, признаю, идея с приглашенной бабушкой была просто отличной.

Марк сближается с Джесс и обнимает ее.

М а р к. Так что же – теперь каждые выходные будем ее вызывать?
Д ж е с с. (Выдохнув.) Нет, это мы не потянем.
М а р к. Я рад, что ты это понимаешь. Черт, а в следующий четверг на гастроли приезжает какой-то русский балет... Ты когда-нибудь видела русский балет?
Д ж е с с. (Вздохнув.) Нет.
М а р к. Я думал сходить. Может, все-таки еще раз воспользуемся услугами бабушки Эстель?
Д ж е с с. Нет.
М а р к. Почему?
Д ж е с с. Не хочу, чтобы дети слишком к ней привыкли.
М а р к. А. Ладно, обойдемся без балета.
Д ж е с с. (Восторженно.) Но мы можем пригласить деда!
М а р к. Твоего отца? Не боишься, что после этого наши дети узнают очень много слов из четырех букв?
Д ж е с с. Нет, моего отца мы с детьми не оставим.
М а р к. А чьего тогда? (С усмешкой.) Предлагаешь воскресить моего?
Д ж е с с. Мы можем пригласить… (Взяв газету с объявлениями.) К примеру… дедушку Фрэнка. Отставного моряка и энтомолога. Он гарантирует детям уход, вежливое обращение, а также может научить их вязать морские узлы или вырезать из дерева ложки. Или же… мы можем пригласить дедушку Эниса, который…
М а р к. Постой-постой. Это все деды по вызову?
Д ж е с с. Ага. Тут полная газета таких объявлений!
М а р к. Серьезно?
Д ж е с с. Да!
М а р к. Черт, я должен это увидеть! Дай-ка…

Джесс передает Марку газету.

М а р к. (Уставившись в газету.) Ого! Бабушка… Тетка… Кузина… Сводный старший брат… Давний приятель мамы… Опять бабушка… О, а вот и дедушка. Дедушка Норман. Отставной военный. Знаток старинного оружия и Гражданской Войны. Может дать подержать кремниевый пистолет из своей коллекции или сводить детей на историческую реконструкцию реального боя. Хех, с этим дедом я сам не прочь провести время! О, смотри-ка, здесь есть даже двоюродный дядя. Дядюшка Кэмпбелл. Может позабавить детей игрой на баяне и преподать им уроки садоводства. Хм, и берет за свои услуги сущие крохи… Давай как-нибудь вызовем его? Пусть преподаст Чарли азы садоводства. Военный из него вряд ли получится.
Д ж е с с. Почему бы и нет!
М а р к. (После паузы.) Черт поверить не могу, что всех их можно просто нанять!
Д ж е с с. Двадцать первый век на дворе, Марк. За деньги сейчас можно купить все, что угодно.

Марк снова приобнимает свою жену. Пауза.

М а р к. Эх, как жаль, что нельзя нанять для наших детей маму и папу, а самим на недельку махнуть в Вегас или Сан-Диего… (После паузы.) Я это вслух сказал?
Д ж е с с. Ага.
М а р к. Прости. Прости, я не должен был…
Д ж е с с. Да все в порядке. Я тоже иногда об этом думаю. Особенно, когда вижу беспорядок в их комнатах…

Конец


Рецензии