Искушение. Часть 01

 

Как-то за завтраком  Филипп, просматривая газету "Sommerfeld Zeitung",  обратил внимание на одно  объявление. Некто господин Крюгер, поместив своё фото,  обещал один миллион долларов тому, кто  найдёт и вернёт украденную у него монету.  Для всех эта монета якобы не имела ценности, так как изготовлена была  из меди и  дорога была только владельцу, как памятный  подарок от уважаемого человека.

Немыслимо щедрое вознаграждение  — один миллион долларов за медную монету — поразило мужчину, "занозой"  застряв в его сознании. 
Он даже перестал жевать круассан и принялся разглядывать изображения на монете.

При этом его удивило, что на аверсе — лицевой стороне  был изображен  индеец, а на  реверсе портрет господина Крюгера, под которым был выгравирован номинал—"FIVE CENTS".
"Странно,— подумал Филипп, — если бы я  хотел подарить памятную монету, то  на лицевой стороне отчеканил бы портрет друга".

Однако, Филипп  никогда не был нумизматом и поэтому  не стал озадачиваться вопросом — почему и как была отчеканена украденная монета,  и тем более размышлять, как найти её, и получить вознаграждение. 
Время завтрака прошло и он, отложив газету в сторону, допил кофе, и поспешил в офис.

На рабочем месте, за чередой неотложных дел и поручений  мужчина забыл об объявлении, поразившем его воображение. А после работы он обычно проводил время в кругу друзей. Они засиживались до поздна в баре или в ночном клубе. Филипп, как менеджер по рекламе,  неплохо зарабатывал, поэтому не задумываясь тратил деньги. Он был оптимистом и надеялся, что ничего плохого с ним не должно случиться.
Однако, в один "прекрасный" день, фирма где работал Филипп, обанкротилась и всем работникам  объявили, что они должны искать новые рабочие места.
 
Собираясь  на биржу труда, Филипп  задержался перед зеркалом и оценивающее посмотрел на себя. Выглядел он ухоженным и модно одетым. Мужчина был высокий и статный, чуть выступающие скулы не портили лицо с тонким и прямым носом, а резкая линия губ и подбородок с небольшой ямочкой выдавали его аристократическое происхождение.
 
Однако, из-за переживаний, что он слишком беспечно жил и к сорока годам успел выкупить только  однокомнатную квартиру, не  отложив ничего на "чёрный день", складка на лбу между чёрными бровями  стала глубже и в тёмно-каштановой шевелюре
появилась прядь седых волос.

***

Время шло, дни сливались в недели, а недели в месяцы.  Филиппу не везло, поиск работы затягивался. Его начали раздражать  безразличные чиновники, дежурно отвечавшие, что  вакансий нет и в ближайшее время не предвидятся. Пособие по безработице заметно изменило его жизнь — теперь он не мог позволить себе многое из того, что было доступно, когда он работал.
Все его приятели  постепенно "попрятались" за "ширмами" неотложных дел.
Эльза — давняя подруга — ссылаясь на нехватку времени увиливала от встреч.

Как-то он  зашёл в бар, где будучи менеджером проводил свободное время с друзьями. В этот раз за пиво пришлось рассчитаться мелочью.  Поймав на себе презрительный взгляд официанта, пересчитывающего его центы, Филипп вдруг вспомнил о медной монете, за которую можно было получить миллион долларов.

Бедолага напряг память, пытаясь "выудить" из неё что-либо существенное  об объявлении господина Крюгера,  и к своей радости отметил, что  вознаграждение   никто  так и  не получил.  Случись это  —  журналисты  растрезвонили бы  об этом на весь мир, да и телевидение не осталось бы в стороне.
На лбу Филиппа даже  выступила испарина при мысли, что  он сможет стать миллионером, если попытается найти монету.
 

Но в последующие дни  он проклял то мгновение, когда вспомнил о злосчастной монете.  Каждую ночь ему стал сниться один и тот же сон, в котором он, оказавшись на дне загадочного каньона  созерцал причудливые формы его рельефа, созданные ветрами и дождями. Это были "башни", "купола", "медведи", "лисы", очертания красавиц и замысловатые строения...

Потом,  перед ним, возле каменной террасы, изрезанной красными и жёлтыми пластами  горных пород, вдруг появлялся индеец с той самой медной монеты.
Индеец был чуть выше Филиппа и одежда не могла скрыть его статную фигуру. 
На его лице, миндалевидные глаза, чёрные, как ночь, блестели загадочно,  выступающие скулы и красно-коричневый цвет кожи свидетельствовали о его принадлежности к племени  апачей, а огромный плюмаж из орлиных перьев доказывал, что он один из вождей.

На нём были рубаха из оленьей кожи  и леггины, украшенные вышитым орнаментом с использованием игл дикобраза и бисера, а мокасины  блестели новизной.   Индеец приветливо улыбался Филиппу и, повернувшись к стене каньона, вдруг  взмахивал рукой. И Филипп  тут же  оказывался в пещере перед  кучей золотых монет, и  начинал лихорадочно хватать их, набивая карманы.. но когда выходил из пещеры, обнаруживал, что карманы пусты.

Индеец, стоявший у входа, загадочно улыбался и пересыпал золотые монеты из одной руки в другую.  Филипп пытался вырвать у него хотя бы одну, но руки хватали пустоту, а индеец невозмутимо продолжал улыбаться.. Злость и разочарование захлёстывали сознание бедолаги и он просыпался совершенно разбитым и опустошённым...

Чтобы избавиться от этого навязчивого сна  Филиппу пришлось даже обратиться к врачу, но даже сильное снотворное не помогало ему. И каждую ночь, во сне, он должен был встречаться с индейцем, который не хотел делиться с ним своим богатством.
 
В очередной раз, возвращаясь с биржи труда с отказом, он зашёл в  любимый бар. Ему хватило  мелочи, чтобы заплатить за кружку пива  и он не торопился, с наслаждением отхлёбывая приятный на вкус напиток. Но тревожные мысли мешали расслабиться  и, прикрыв глаза, мужчина затосковал по прошлому.

Вдруг Филипп  почувствовал, что его тело как будто обволокло чем-то и он  ощутил боль. Мужчина взмахнул руками,  инстинктивно пытаясь освободиться,   а открыв глаза,  увидел  господина Крюгера, сидящего напротив.  Крюгер был одет в неброскую серую рубаху. Его волосы, черного цвета и коротко стриженные,  были точно такими  же, как на фотографии в газете.  Лицо с мелкими чертами не производило впечатления, но взгляд холодных серых  глаз испугал  Филиппа.   

Бедолага судорожно отхлебнув остаток пива, растерянно огляделся, ища поддержки у посетителей заведения, а Крюгер, наклонившись над столом, прошептал:
 — Я могу тебе помочь.
Филипп  вздрогнул, не ожидая такого предложения:
 — И сколько это будет стоить?  —  неуверенно спросил он, так как давно перестал верить в благодетелей.
Вместо ответа  загадочный  господин задал вопрос:
 — Тебе последнее время сниться один и тот же сон, не правда ли?

Мужчина насторожился. Он по-прежнему чувствовал на себе  изучающе-пронзительный взгляд  незваного собеседника и не мог заставить себя посмотреть ему в лицо, хотя невидимые "путы" уже не сдавливали Филиппа. Опустив голову и сделав вид, что заинтересовался пятном на скатерти,  он выдавил с трудом:
 — А откуда вы знаете?
 — Это не важно. Вот если сможешь пройти по золоту и найти медную монету — ту, на которой отчеканен мой  портрет, то получишь миллион долларов.

Филипп изумлённо взглянул на господина Крюгера и тут же пожалел. Его "заморозил" холодный взгляд "добродетеля",  глаза которого, сузившись, превратились в две серые полоски стали, излучающие ледяное спокойствие и затягивающие в серую бездну. 
Однако, мужчина нашел  в себе силы спросить искусителя:
 — Почему вы просите об этом меня?  И разве можно вынести что-то материальное из  сновидений? 
 — Если хочешь получить миллион, просто сделай то, о чем тебя просят.  Ты не первый, кого я прошу об этом. Все, кто читал моё объявление, в определённое время начинали видеть  в  снах золотые монеты, но пока никто   не смог  выполнить мою просьбу.  Если  через десять дней я не получу желаемого, ты забудешь обо мне, но и ничего хорошего в твоей жизни не произойдёт.   Запомни: ты должен  взять  только  медную монету.  Я буду ждать за этим столом.
Помни — одну монету!

Филипп хотел возразить,  понимая всю абсурдность просьбы. Он опустил голову и закрыв глаза, лихорадочно размышлял над услышанным, но когда вновь осмелился взглянуть  на собеседника,  за столом уже никого не было.


Рецензии