Планета оборотень. Окончание

 
В пути Стив  старался ещё раз проанализировать ситуацию. Он не  мог игнорировать предположение Тоя о том, что песчаная буря может быть всего лишь миражом.  Звезда здесь  хоть и похожа на Солнце, но  ведь ещё совсем не изучена, как и  атмосфера Хамелеона. А мираж, ведь  не обман зрения, а реальное оптическое явление. Может где-то на планете и было торнадо и оно каким-то образом визуализировалось  на  экранах.  Тогда  можно было  объяснить,  что после такого "торнадо", в речной долине    ничего не изменилось.

Приблизившись почти  вплотную к Блицу, капитан в сопровождении андроида Била вышел на берег. Увидев под ногами синий цветок, он совал его и поместив в контейнер Супера, решил, что ещё один экземпляр надо изучить досконально. 

Андроид Бил ждал указаний и получив приказ,  начал помогать Стиву   "смывать" очистителем  голубую субстанцию с Блица.   Вездеход неожиданно легко очистился от всего и  его броня  приобрела первоначальный цвет. В это время связь с орбитой прервалась, но Стив решил не останавливаться.  Он потянулся к замку люка, но вспомнив правила, отступил и андроид Бил легко открыл люк, и  вдруг.. замер.
 
 —  Капитан, это ловушка, —   глухо произнёс он и на глазах Стива начал превращаться в зелёную пыль, которая, оседая на траву, поглощалась  ею. Не прошло и нескольких секунд, как от Била остался только нагрудный бронированный кожух.
 —  Ловушка?  —  обескураженно произнёс Стив, в недоумении озираясь и держа в руках  кусок углепластика - всё что осталось от андроида.

Всё произошло так быстро и неожиданно, что ни искусственный интеллект Била, ни тем более  человеческий разум землянина не могли осознать случившееся -  ведь ничего не предвещало гибели андроида - не было  ни испепеляющей радиации, ни  экстремального выброса каких-либо агрессивных веществ,  способных разрушить  прочные материалы, из которых состоял робот.


Стив возмутился столь изощрённому уничтожению Била.  Когда роботы погибали в  экстремальных ситуациях на других планетах, это ещё можно было объяснить,  но здесь, на зелёном лугу,  в  этом "райском" месте,  такое событие потрясло человека и он  не думая об опасности,  шагнул в вездеход Блиц.
Когда люк вездехода  за Стивом  захлопнулся, связь с звездолётом  неожиданно восстановилась, но капитан почему-то не  услышал взволнованный крик связиста  Тоя:
 — Стив, тебе приказано вернуться в челнок, мы не видим и не слышим тебя! На наших экранах  только пустыня!
 
Между тем астронавт осторожно приблизился к  Джону.  Робот был  без каких либо видимых повреждений, но по-прежнему не  реагировал на вопросы капитана. Стиву  оставалось изъять его процессор, чтобы понять, что же произошло.  Как только процессор оказался в руках капитана, его скафандр и то, что он держал в руке, начало превращаться  в серую пыль.  Потом исчез Джон, а следом  и  Блиц.   

Одетый только  в комбинезон,  астронавт  босой стоял на зелёной траве и его ноги приятно   ласкала шёлковая растительность Хамелеона, в лицо дул тёплый ветерок,  а лёгкие наполнились свежим воздухом. Приятное тепло и тишина усыпляли.   Превозмогая слабость, Стив смог дойти до Супера и захлопнуть за собой люк.  Упав в проходе и  засыпая, он  успел  мысленно  пожалеть, что отправился на разведку только с одним андроидом Билом.   

Взволнованный голос  Тоя  разбудил его.  Связист  с  флагмана   пытался "докричаться" до  капитана:
  —  Стив! Отзовись! Уже сутки не выходишь на связь,  а мы видим сейчас,  что вездеход Супер находится среди цветных барханов.

Капитан бросился к экранам и увидел вместо речной долины  вздыбленный песок жёлтого цвета. Звезда освещала  гребни барханов и они  постоянно меняли  цвет от коричневого до светло-жёлтого, вводя Стива в ступор. То же самое он видел и в иллюминатор.
 — Стив,  мы ничего не поймём! Что случилось? —  спрашивал Той,  —   Где Блиц и Джон? Где Бил?  Попытайся их найти!
И  почему ты вдруг оказался в пустыне?

Но капитан первый раз в жизни не знал, как объяснить  случившееся.
Собравшись с мыслями,  он ответил:
 —  Доложу позже, а пока мне надо самому во всём разобраться.
 —  В чем ты хочешь разобраться? Ты ведь должен всё сообщать сразу!  —  не унимался Той.
Но неожиданно  связь вновь оборвалась.
"В чём разобраться?   —  задумался капитан,  —  вероятно эта  планета оборотень  —  да ещё и очень умная,  и если это так, она постарается  меня в этом убедить".

И будто подслушав его мысли, Хамелеон ответил ему завыванием ветра, предупреждая о надвигающихся переменах.    Навигатор высветил местоположение Блица, но  это уже не  удивляло Стива, ведь  в отличии от других астронавтов  он видел, как исчезли Блиц вместе с Джоном, как исчез Бил, а значит планета вновь что-то замышляла.
И капитан   закричал:
  —   Планета! Ты решила поиграть со мной?  Я готов!

Хамелеон ответил ему тем, что Супер вдруг начал буксовать и погружаться в песок.   
Мысленно выругавшись, Стив переключил планетоход  на лётный режим и полетел над желтым плато.
Он  пытался рассмотреть всё,  но внизу ничего не было видно, кроме  простиравшейся во все стороны до самого горизонта, пустыни.

 —  Вот же хитрющая,  —  в сердцах воскликнул капитан,  —  ведь разведывательные зонды сфотографировали и материки, и океаны, и леса. Всё здесь было почти как на Земле.
И  вдруг его осенило: "Видимо  планете не понравились  земляне, что-то испугало её, может она прочитала их мысли и теперь пытается избавиться от непрошеных гостей?"
Но это были уж очень  фантастические догадки, которым ещё нужно было найти подтверждение. 

Поэтому, когда  на навигаторе высветилась  пятиминутная готовность к посадке в зону нахождения андроида Джона, Стив надел запасной скафандр и, не раздумывая, направил Супер вниз.
Звезда уже закатывалась за горизонт, указывая, что капитан долго был в пути. Потоптавшись возле вездехода  и оглядевшись, Стив  растерялся, не увидев Блиц, и  тогда, подняв забрало гермошлема, он  закричал что было мочи:
 — Хамелеон! Что ты  хочешь мне сказать?
Планета молчала,   не пытаясь  испугать Стива даже завыванием ветра, но вдруг  перед ним  почва начала расходиться  и  из жёлтой бездны  появился  Блиц.
Стив   рванулся к люку, но стоило ему прикоснуться к нему, как  он намертво прилип к металлу. Астронавт попытался оторваться от вездехода, но все его усилия были тщетны, а Блиц вдруг вновь начал рассыпаться,  превращаясь в жёлтый песок.


Подсознательно почувствовав опасность,  астронавт поспешил в  Супер и резко поднял его в воздух. И тут Звезда  скрылась за горизонтом, но в наступившей темноте  Супер работал как часы и летел  на автопилоте  к челноку. Мысли Стива лихорадочно метались,  его сознание не успевало адаптироваться к  меняющейся реальности: "Как мог вновь материализоваться, а потом исчезнуть массивный планетоход?"
Вдруг на  навигаторе вновь высветились  координаты Блица.  Планета продолжала "играть" с ним.
 — Ну что ж надо доиграть до конца, чтобы всё понять!  —  вырвалось у Стива и он изменил курс, надеясь, что челнок никуда не денется.

И сразу на сенсорном  экране   он увидел бескрайнюю водную синь.  Вскоре  бортовой прожектор  осветил Блиц, который   теперь покачивался  на небольших волнах. Супер приводнился рядом с ним,  но как только Стив попытался  вплотную приблизиться к нему, "море"  вдруг застыло.

Волны "окаменели"  и  в свете  прожектора  каждая волна переливалась, то желтым, то красным, то серым, то зеленоватым  цветом, а их вершины постоянно были  в белой пене.   Супер  оказался "зацементированным" в волнах неземного океана и не мог сдвинуться с места. Понимая,  что рискует, Стив всё равно открыл люк.  Он был  в  надёжном скафандре, но первый раз в жизни не представлял, какая опасность его ждёт впереди.   Дрожащей рукой он коснулся Блица и рукавицы из легированной стали прилипли к обшивки вездехода, но человек не стал дёргаться, ожидая, что на сей раз покажет ему Хамелеон  и когда мелкие синие песчинки закружились вокруг него, Стив медленно пошёл прочь. 

Теперь капитан был уверен, что Хамелеон хочет  показать ему все свои возможности и что он не желает  принимать чужаков.
Подтверждая его догадки,  водная гладь "ожила", качая Супер на небольших волнах. Сделав  экспресс-анализ   воды, Стив недоуменно всмотрелся в формулу вещества, так похожего на воду, но это была не вода  —  спектрометр не мог идентифицировать это вещество  ни с одним земным.  Это было вещество планеты Хамелеон.
 —  Наконец-то планета показала своё  истинное лицо! — воскликнул мужчина.

А реальность вновь менялась. Супер вдруг оказался на вершине белой горы.   Сначала она была из соли, а  потом, как показали приборы,  из сахара. Мозг  человека разрывали противоречивые догадки, от которых мурашки покрывали тело и от  озноба сводило челюсти. Когда сахарная  гора сменилась голубым барханом,  Стив перестал анализировать, решив просто наблюдать за происходящим.  Больше до утра ничего не изменилось, а когда Звезда  показалась из-за горизонта, голубые барханы сменили красные, потом жёлтые, а потом зелёные.  Стив как будто попал на сцену, где каждые двадцать минут менялись декорации.

Сигнал тревоги отвлек его от созерцания цветных барханов. Он  очнулся от резкого звука, проникающего в сознание.  Вездеход качнуло, или  это ему показалось, но нет; Стив больно ударился рукой о подлокотник кресла. Рука заныла пульсирующей болью, но то, что он увидел в иллюминатор, заставило забыть всё.  Супер находился рядом с челноком, а вокруг простиралась речная долина.
Командор вызывал его, не стесняясь в выражениях:
 —  Стив, какого чёрта? Почему не выходишь на связь?
 —  Криз! Хамелеон — это живая планета!  Она уничтожила Блиц и  андроидов Джона, и Била, а  мне позволила выжить, видимо для того, чтобы я понял,  что она не рада нам, — сообщив главное, капитан направил Супер в ангар челнока.
 
Он знал, что входной люк должен открыться автоматически, но он не открылся. Тогда Стив устало откинулся на спинку кресла:"Я кажется не угадал —  Хамелеон не хочет отпускать свидетеля". И он не стал больше  отвечать на запросы командора.
Однако он ошибся.  Планете,  видимо, нужно было время, чтобы решить судьбу Стива. Когда прошли сутки, она открыла люк челнока, позволив землянину вернуться на звездолёт.

***
Командор и астронавты  долго обсуждали доклад Стива.  Понять всё, что  случилось с первыми исследователями планеты,  мешала скудность информации из-за плохой связи с челноком. На сто процентов Стиву поверили только Айди и Кармен, а остальные проголосовали за решение командора  —  направить следующий челнок на Хамелеон уже с пятью астронавтами и двадцатью андроидами.  Возглавил экспедицию   сам командор.
 
Стив  догадывался, что Криз рано или поздно попытается  отвоевать у него  Айди  и не прочь  избавиться от соперника, но побывав на Хамелеоне, капитан отчётливо понимал, что теперь планета будет  уничтожать непрошеных гостей, ведь не зря она показала ему, на что способна и отпустила.
И он попробовал остановить командора:
 —  Криз! Эта планета оборотень! Она не позволит нам создать  колонии. Ты и сам погибнешь, и погубишь отряд.
 —  В отличии от тебя я построю там, возле реки, сказочный замок! И подарю его Айди! —  высокомерно посмотрев на Стива, ответил командор.

И челнок  благополучно опустился на Хамелеон.  Астронавтам на пяти  вездеходах удалось  достичь реки, но  потом   связь с ними оборвалась. Планету  затянуло жёлтым плотным  "покрывалом"  и все спасательные челноки,  которые пытались пробиться к людям,   рассыпались в пыль, даже не достигнув поверхности планеты.

Но люди  не хотели терять чудо-планету и пытались любым способом пробить защитную оболочку   Хамелеона.  Никто не хотел слушать Стива, а те кто  остался с командором на планете, молчали...
Но "покрывало" уничтожало всё, что только прикасалось к нему. И землянам  пришлось отказаться от своих замыслов.

***

 А Стив и Айди открыли на Земле небольшой "музей", в своём особняке.  Это была  небольшая комната с прозрачными стенами. На полу, в центре, они поместили   цветок, тот самый, который Стив  сорвал на загадочном Хамелеоне. Цветок в течении суток менял цвет; при этом он  крошился на маленькие  разноцветные снежинки, заполняя всё пространство комнаты. Из них непонятным образом  складывались удивительные диорамы -  горные ущелья, цветущие долины, морские ландшафты  и   никогда "цветок" не повторялся,  всегда "создавая" что-то новое,   совершенно  незнакомое людям. И они замирали, созерцая неведомые им миры,  осознавая  величие и необъятность Вселенной,  и не понимая, как инопланетному цветку удаётся выжить  на чужбине.
Конец


Рецензии