Зерокуль - в работе

                Посвящается актрисе Марии Шубиной.

                Чем бы мы занимались,
                если б не телевидение?!?

Так уж получилось, что в 1991 году Миша Кошечкин попал в аварию, да не просто попал, а «попал», сидя за рулём «Фиата» модели «темпо» 1987 года, буквально первого такого в перестроечной Москве. Миша увидел на повороте точно такую же «Мазду-626», на которой ездил великий вратарь советской сборной Лев Яшин, но у того она была стариковская, малоподвижная и с ручным управлением, а это был мощный универсал на сильно накаченных высоких импортных покрышках с яркими надписями на английском языке — наверное «Эх, прокачу-у-у!» ... Такие покрышки совращали советского человека быстрее жвачки и «Свободы». Они было визуально-самоходным доказательством того, что США во всём победили ... Кошечкин метнулся следом за «Маздой» — ну, чтоб посоревноваться в скорости! - как вдруг … шарах ему в борт, да ещё с «проскальзыванием» прямо в центральную стойку кузова! Оказывается это какой-то старикан на «Волге» начал ни с того ни с сего перестраиваться из ряда в ряд, а Миша так ничего на свою беду и не заметил. В общем, умчалась его мечта. А далее … далее было почти всё, что могло произойти в этой непростой ситуации, — из машины его вытаскивали случайные прохожие, кости в левой ноге оказались основательно сломаны, а потом и «дело» завели за нарушени каких-то правил, и страховку отказались выплачивать, а советская милиция очень смешно разочаровала молодого парня, ещё не знакомого с её повадками, когда спёрла импортную пробку с бензобака!

Вот сволочи-то!

Да-а ... И как им не стыдно?!?

Однако же бывает в жизни и что-то хорошее: «дело» вскоре закрыли, кости в ноге срослись, а страховку — с уважением выплатили. Даже поклонились. Дело в том, что вмешался отец пострадавшего. И теперь оставалось только продать то, что было «Фиатом». А это оказалось посильнее «Фауста»! Ему предстояло выставить васильковые «автоостанки» на «обезличку» в Южном порту - там, где и сейчас целое море сомнительных кантор и магазинчиков. Приехал туда Миша на старой маминой «Волге», которую по такому случаю перегнали с дачи, побродил туда-сюда, опираясь на трость и загребая снег перестроечной кроссовкой с тремя полосками, - нет, не бывает хуже зрелища! Кругом беспросветно — очень грязно и холодно! Стоят разбитые и разграбленные «Жигули» и «Москвичи» всех цветов и моделей и народец какой-то стрёмный шляется. А цены на советский автометаллолом далеко не заоблачны — всего-то 1000-1500 рублей за экземпляр, да ещё надо сказать «большое спасибо», что поставили на продажу.

Ну, Миша поспрашивал у торговцев - ну, 3000 «деревянных» ещё можно заработать, и то за строгую начальственную чёрную «Волгу»-универсал с небольшими «увечьями», а больше никак нельзя. И иномарок почти не наблюдается. Только какой-то субъект с физиономией Скумбриевича из любимого Мишкиного кинофильма продавал свой битый «Вольво» из категории «машина для ленивых водителей» - даже смешно! А Мишка-то в импортных «тачках», как уже тогда называли автомобили, разбирался не хуже эксперта из журнала «За рулём», - благо, что родился в семье знаменитого адвоката, смолоду ездившего на больших «шведах». И машина, которую ему предстояло продать, тоже была, между прочим, родительская. Другое дело, что маме она не понравилась, а Мишин папа только что пересел на длинный серебристый «Линкольн-Континенталь» 1990 года выпуска - прям как на вкладыше жевательной резинки «Turbo»! - и ни о каком васильковом «Фиате» в стиле итальянского телесериала «Спрут» и слыхивать не слыхивал — сам его разбил, сам, так значит, и разбирайся с ним, а ко мне не лезь!

- Понял или нет?

- Нет, не понял!

Но как же его продать, чтоб и без убытка, и чтоб только - в «хорошие руки»? «Да, как?» - туго соображал Миша Кошечкин, а перед его глазами неподвижно висел портрет современной мадонны в чёрных очках «Рэй-Бан» - с младенцем-переростком определённо женского пола! - и ярко-зелёная надпись на рекламном французском: «Comptoir des Cottonners» - это была реклама женской одежды, продававшейся только за доллары! На дворе ж Перестройка ... А чуть дальше — реклама гонконгской фирмы «Mekosonik», предлагавшей самые плохие на свете аудиоплейеры - притом под вывеской «made in Аustria» ... Миша недавно выбросил одно такое изделие из окна своей квартиры на Ленинградском проспекте! О, боже, где теперь тёмно-вишнёвый «245»-ый универсал «Вольво», кремовые брюки-клёш и свитера из Югославии, коричневые американские куртки из бизоньей кожи с огромными накладными карманами и бахромой в индейском стиле, и где розовые очки его родителей?!? А где продолжается бесконечный концерт группы «АББА», на который его мама и папа так и не попали в 1979 году, о чём громко сожалели до самого его, Мишикиного, рождения, - а любимого и единственного сына чуть было не назвали Бьёрном?!? Где?

Увы, всё это осталось в прошлом.

Теперь в ходу «блат» да «халтура» ...

«Но откуда эти дрянные аудиоплейеры вообще берутся в «комках» и на «развалах», притом там же, где раньше продавалась только добротная шведская продукция?!?» - Миша искренно этого не понимал. И правда — откуда?!? Что ж, теперь и СССР не исключение из правил «рынка»! Вот только московский горизонт затянут тучами, а реальным капитализмом, к приходу которого он готов был получше некоторых, нигде поблизости не пахло. Пахло - помойками. Пахло - чебуреками. Пахло дорогим и невкусным табаком и контрафактной водкой на разлив. Пахло мелкой наживой, пополам с насилием и унизительной проституцией. Пахло бомжами и плохо спрятанными человеческими трупами ... Увы, приход бизнеса в Россию не сопровождался всеобщей радостью и вспышками соцоптимизма. Великая Советская Страна, разом переставая трудиться, быстро скатывалась к примитивному торгашеству, непродуктивному и безграмотному, не доброму и не талантливому. А ведь Миша мог бы забраться и куда повыше своих родителей, настоящих «семидесятников» во всём, кроме отношения к панк-культуре. Он мог бы стать настоящим мистером Фрэнком Каупервудом, биржевиком, капиталистом и хозяином чёрного «Кадиллака-Флитвуд» - тоже настоящего, как всякое божество.

Но он не умел торговать битыми «тачками».

А жаль! Теперь это был самый главный талантище.

До Августовского путча оставалось ещё довольно много времени — целых 7 месяцев! - но Москву уже «пучило», «пучило», и ещё раз «пучило», притом с большим переизбытком мощности. Чего уж никогда не хватало столице, так это сдержанной солидности, хорошо понимал коренной москвич Миша Кошечкин. То Москва кричит «ура-а!» без повода, то воет без причины ... И кругом пошлая перестроечная музыка! Это ж просто балаган, а не мегаполис! И в каждом подъезде знакомые пацаны из хороших семей делают напиток «трипшика» - берут простое советское пиво «Жигулёвское» и три раза пшикают в него дихлофосом, а потом утверждают, что оно стало не хуже «Кромбахера».

Где они слышали о пиве с таким названием?

Да они никакого «Кромбахера» отродясь не видали, смеялся над ними Миша. Они только слово «хер» знают, з-з-з-знатоки фиговы ...

- А ну их в болото … правильно? Токсикоманы!

Кошечкин вставил в свой дорогущий «Sony» (он называл его просто «соником») старенькую и много раз перезаписанную кассету «BASF» с новым альбомом немецкого романтика по имени Karunesh и собрался уже направиться к автостоянке, как вдруг его грубо окликнули:

- Слышь! Ты Софи Лорен видел?

- Не, не видел ... А почему вы спрашиваете? - обернулся он на голос и его брови немного приподнялись от удивления. Ого-о, какая «птица»! Потом такие «птицы» наплодили столько «глухарей», что хватило на целые «Улицы разбитых фонарей». Но до 1995 года, когда были сняты первые знаменитые серии, было ещё довольно далеко, поэтому «птицы» с московских рынков ещё не видели шикарных своих киновоплощений.

- Ты одет слишком цивильно ...

- Да так ... средне!

- А чё тут ходишь? Чего шукаешь?

К нему приближался невысокий мужичок с физиономией типичного российского алкоголика, но одетый в очень яркую «фирму» из категории «индпошива» — «свой человек» по меркам бывшей советской торговли! Миша сразу всё понял, благо, что и сам одевался в духе уходящего времени — дорого, модно и чуть пошловато, как какой-нибудь простой дворовый «пацан», учащийся то ли ПТУ, то ли МГУ — без водки не разберёшься ... Там одни «кроссы» чего стоили – оранжевые, с тремя полосками, и все в чёрных англоязычных надписях, помещённых вкривь да вкось и даже вертикально! Миша запросто пожал ему руку и чуть блатоватым тоном рассказал о своей проблеме — так, мол, и так, есть битый на Кутузовском проспекте «Фиат» - Италия же, нах! - и надо бы только кузовок ему поправить и дверцы с одной стороны заменить, а так, в общем, он в рабочем состоянии — буквально садись и езжай! А главное, что машина - «ништяк»! В Москве вообще очень мало иномарок – так ведь? А «иномарки» в цене и становятся только дороже!

- А у меня персональный «запор» Леонида Ильича, - тихо признался мужичок, угрюмо озираясь по сторонам, - да всё никак не могу продать. Нет, тут нужен иностранец с валютой, а не «совок» с «деревянными». Я тут одного интеллигента уже послал на половой орган, чтоб тот не цеплялся с глупыми вопросами ... А с твоим «Фиатом» я знаю, как поступить. Ты ко мне на «точку» его притаскивай с утреца пораньше и оставляй до времени. А я позвоню, если что. Моя «точка» - вона, - Он указал куда-то в пасмурное зимнее пространство, лишённое всякого просвета, - Найти меня проще простого. Спросишь у мужиков Таракана.

- Как-как? - с улыбкой переспросил Миша. Ему показалось, что он ослышался. Мужичок тут же вспылил и накричал на него, как педагог труда в средней школе:

- Таракан я! Запомнил?!? Меня так зовут! И ты осторожнее тут ходи! Я тебя ещё оттуда заприметил ... - он круто отогнул большой палец, чтобы показать себе за спину, - И, если ты не хочешь остаться без денег, и «тачки», то слушай меня и нос больше не задирай, ты понял, малой?!?

- Да, ладно!

- Что «да ладно»?!? Так договорились или нет?

- Договорились …

Как бедный Миша ухитрился притащить битую машину на рынок — это тема отдельная! И никаких Тараканов, понятное дело, нигде поблизости не наблюдалось, зато колоритный спекулянт с прозвищем Деньга (или это была его фамилия?) позвонил тому на работу - приезжай, мол, как договорились, бляха! И только где-то ближе к вечеру – когда Миша устал слушать группу «Кино» и глотать растворимый кофе в офисе господина Деньги - возле торговавших водкой кооперативных ларьков остановился зелёный ВАЗ-2106, заделанный под «BMV». Тогда было много подобных машин. Да и людей, подобных Таракану, тоже в то время не считали – а смотрелся Тараканище, как царь морской! Он был весь «зелен» с ног до головы и с широкой золотой цепью на шее. Из машины он вылез, держа в руке предмет, определённо напоминающий резиновую дубинку ПР-24.

Ею он и махнул Мише:

- Загоняй свою «ласточку» на территорию ...

Что ж, Миша быстро выполнил его повеление, хоть это оказалось и не очень-то и просто. Но к нему тут же прицепился какой-то «специалист», разительно напоминавший сельскохозяйственного клеща-вредителя:

- Ты по какой цене ставишь «иномарку»? За три?

- За 3500 долларов — не меньше!

- Ну ты лосяра …

- Так она на ходу …

- А какая хер разница?

Таракан начал тащить Мишку за рукав и говорить ему шипящим голосом:

- С-с-с-делаем умнее! Слышь сюда? Ты этих не слушай! Они могут и просто так всё забрать … ты … эт-та … ставь её за 4000 «зелёных». Я её завтра куплю, а разницу ты мне вернёшь. Я, братан, птица не свободная, а мне деньги — во, как нужны. 500 «зелёных»? Ну, ты понял, малой? Договорились или нет?

- Ну, договорились ...

Таракан подвинулся поближе и стал, как показалось Мише, усиленно «вешать лапшу на уши».

Он говорил:

- Твоя «тачка» нужна нам, как воздух, ты понял? Мы новое дело начинаем, ты понял? Рэкет и всё тому подобное, ты понял? Киллера мы уже нашли, а теперь нам нужен «тачняк» на ходу – чтоб импортный и чтоб без «заморочек»! Ты понял? А твоя «тачка» - «чистая» и не советская, как у всех «лохов» и интеллигентов. Ты понял? Поэтому я говорю – ставь за четыре, а разницу мне вернёшь «наличкой» ... Ты понял?

Клещ-специалист цинично ухмылялся, глядя откуда-то сверху на этого «царя морского» с его постоянным «ты понял». Ну да, не без юмора сообразил про себя Миша Кошечкин, у базарных торгашей дисциплина не хуже, чем в первом главке МВД, так что «проверенному верить» - как, впрочем, и «исправленному»! Но, где их потом «исправляют», — то тема отдельная! Утром, спустив больную ногу с кровати, он позвонил Таракану и в шутку поздравил его с успешной покупкой почти новенького василькового «Фиата-темпо», «битого в погоне за Львом Яшиным». Однако мужичок даже и не думал радоваться. Утро настало!

- Слышь, братан, - сказал он заспанным голосом, в котором ясно слышались вчерашние алкогольные камертоны, - Да не купил я твою «ласточку». Мне ночью позвонили и сказали, что она ушла Илье Курякину. Видел этого парня на рынке? Он на Деньгу работает, а тот твою «итальянку» заранее наметил ... к нему и топай за деньгами.

- Ну, понятно, - ответил Кошечкин, - Значит, ты такой ажиотаж создал вокруг моей «бибики», что её сразу забрали?!?

- Да не я, - как отмахнулся Таракан, - Это свободный рынок так работает …

- Свободный рынок? – удивился учёный московский паренёк, однако частный торговец, не попрощавшись, положил трубку. Всё, разговор – окончен! Кошечкин – криво ухмыльнулся и мысленно попрощался с этим деятелем «рыночной экономики». Он больше никогда его не видел, и даже предполагал, что не увидит, но, когда лет примерно через двадцать ему рассказали о нём и о его процветании на поприще «свободного рынка», то первым делом серьёзно предупредили:

- Если вам при каких-нибудь обстоятельствах доведётся повстречать вышеуказанное лицо — лучше уклонитесь от встречи … Это совет профессионала! Вы понимаете? Впрочем, не мне вам объяснять!

- Слушаюсь, товарищ полковник!

«Полковник» - это был Гоша Митин, когда-то друг юности, а теперь действительно полковник, замначальника управления в министерстве.

Годы проходят, меняя людей, а некоторых и подменивая.

О гражданине Курякине (фамилия-то сильно запоминающаяся!) он тоже кое-что узнавал из «оперативок» московского УГРО - спекулянт, сутенёр, вымогатель, подозревался в убийстве. Задержан, потом освобождён в связи с недостатком улик ... лежал (или просто прятался?) в «психушке» в городе Казани. Дерьмо, если одним словом. Попался бы он Митину и Кошечкину в их лучшие молодые годы, то состарился бы на нарах, а не на Канарах, где у того семья, недвижимость, и счёт в 100 миллионов.

Да, время летит ...

Иногда Кошечкин сам себя спрашивал: что с тех пор переменилось? Да, а что? Пожалуй, всё ... Даже фамилия. Через двадцать с лишним лет Кошечкин уволился из бывшей советской милиции и получил паспорт на новую фамилию — Шатен! «Почему — Шатен?» - почти обиделся Кошечкин, однако так решил его непосредственный руководитель, человек с «говорящей» фамилией Козленко ... Трудно с ним поспорить, хоть это и необходимо. Однако странно всё получилось - когда-то это слово было его оперативным именем («погоняло», как в криминальном мире), а теперь он обращался к незнакомым людям с такими, вот, словами:

- Здравствуйте! Я - Шатен!

И, конечно, вызывал недоумение! Фамилия казалась ну очень смешной, а женщины принимали её за игривую провокацию:

- Очень приятно! А я блондинка …

И – начинали кокетливо приглаживать волосики.

... Однако жизнь только начинается. И в подсоединённых к дорогому смартфону наушниках звучал всё тот же немецкий романтик Kарунеш.

                1.
 Всерьёз работать в юридической фирме противно и как-то уж совсем неинтересно. Это очень напоминает постоянную зубную боль. А ещё у этой работы есть цвет, и это цвет — коричневый, как краска. В узких и высоких коридорах фирмы «Борщёв и партнёры» всегда тихо и - то ли облачно, то ли туманно — такое впечатление, будто и воздух в этих коридорах совсем не тот, что на улице. Или наоборот — абсолютно тот же самый, и со всеми природными явлениями – дождь, снег, гроза, туман, ветер, лёд ... По узким и высоким коридорам коричневого цвета тихо путешествуют адвокаты и их помощники, включая молодых стажёров, почему-то стесняющихся носить костюмы. Но костюмы вообще не очень в чести у «правовиков», как они сами себя называют. И - никто ни с кем не разговаривает, будто бы все объявили друг-другу бойкот до второго пришествия. Это тем более удивительно, поскольку примерно половина сотрудников явилось сюда прямиком с Тверской межрайонной прокуратуры - мастера уголовно-процессуального права РФ и бывших республик СССР! - и почти все относились к числу коренных обитателей тесных светло-зелёных кабинетов на втором этаже того самого здания между Самотёчной и Центральным рынком — ах уж эти интриги, интриги! Вон вдоль стены тихо крадётся «товарищ подполковник милиции» в отставке Анфиса Николаевна Коровицына, женщина с рыжеватой плохо чёсаной головой и конопатым вечно улыбающимся лицом двенадцатилетней девочки-даунёнка, - «упоротая лиса и принципиальная мать-одиночка», как о ней говорят коллеги по службе, как бывшие, так и нынешние. У неё - взрослый сын-балбес, как-то раз чуть не попавший за решётку, и дочь лет пяти, которая отличается молчаливостью, зато очень любит широко улыбаться незнакомым людям - она вытягивает шею, как какая-нибудь птица, лицо своё вперёд выдвинет и неподвижно улыбается, как кукла в магазине. Вот уж странный ребёнок. Впрочем, у матерей-одиночек все дети — странные, а особенно девочки. Что такое отцовство, они почти не знают, да и матери как бы не велят это знать. И все они - вечный зоопарк «Ура, обезьяны!». А мужчины … ну они же все такие гады, не правда ли? От них плохо пахнет ... Но они и мёртвые пахнут не лучше.

А вот, в курилке, которой заканчивается коридор, неподвижно торчат у открытой форточки настоящие мужчины - Хазин и Рабинович, оба по гражданским делам и - строго непьющие. Уже это вызывает уважение, не так ли? У адвоката Гарри Борисовича Хазина лицо пожилого нервного склеротика, готового отойти в мир иной, а лицо Рабиновича всегда болезненно напряжено, как-будто он боксёр и готовится к битве-реваншу. Они оба свыклись с ненормальным рабочим графиком и предпочитают находиться «под рукой» у клиентов, притом их отношения с клиентурой носят характер полусекретный и потому немного комический. И оба они занимают кабинеты ровно в середине коридора - там, где длинный коричневый коридор делится пополам зелёной дверью, закрывающейся в нерабочее время на «хитрый» японский замок с цветовой индикацией. Налево от неё — кабинеты мужчин в серых однобортных костюмах - Гуркина, Липкина, Стоянова, Каштанова и Сергачёва на пару с Анатолием Михайловичем Ловчевым, а также Жачёва, Рачёва, Драчёва, Грачёва и Рвачёва (иногда там включают магнитофон - «Чёрный ворон, что ты вьёшься над моею головой?» - и даже негромко подпевают стройным милицейским хором!), а направо заседают такие же «настоящие мужчины», только более похожие на адвокатов - Абрамчик, Кошмарчик, Минский, Моисиенко, Юдкин, Гольденфарб, Старьевич, Лазаревич, Мухин, Иванов-Лучинский и, конечно, всем известный Константин Николаевич Александренко.

Товарищ Александренко ещё довольно молод. Он отличается статью и цепким «фотографическим» взглядом, но внешне — вылитый аптекарь с картинки из старого советского журнала. Он был из той любопытной категории граждан, которые прекрасно смотрятся на торжественном приёме в Министерстве Внутренних Дел – в специально пошитой по такому случаю парадной полицейской форме с генерал-майорскими погонами. Прежде Александренко испонял обязанности зама главы следственного управления по Московской области - «личность весьма курьёзная», как многие о нём говорили. А он и правда довольно «курьёзен», поскольку сумел сохранить интеллигентность и даже приличный внешний облик после почти тридцати лет службы в уголовном розыске. Вообще же, он был на «службе её величества» ещё с июня 1976 года — с 25 съезда КПСС, притом на службу его притащил «сам» заместитель генпрокурора СССР товарищ Маляров, знакомый его семьи.

Прошло 40 с лишним лет ...

«Молодым везде у нас дорога!» - гласил популярный в те годы лозунг, только теперь от таких формулировок шарахаются, как чёрт от ладана, - заслуженные старики не позволяют работать молодым, а молодые почти открыто издеваются над старыми, более «блатные» унижают менее «блатных» и ни во что не ставят честных сотрудников фирмы, благо, что «честных» и так явное меньшинство — это на их счастье, вероятно. А бывшие «менты», налоговики, ФАПСИ и «чекисты» вообще всех кругом ненавидят. Ведь нельзя много знать о людях, не так ли?

«А иначе будешь колдовать с усердием бобра, но не добьёшься даже сырости» - помните смешную сцену с волшебником Мерлином из «Янки при дворе короля Артура»? Шатен бросил в стол книжку Марка Твена, накинул пиджак, вышел из своего кабинета, закрыл дверь и направился по набитому юридическими сокровищами коридору — прямо к самому главному начальнику. Константин Борщёв - грешный человек по прозванию «Карман» - принял Шатена молча, даже не пожав руки. Ни с кем не разговаривать и вообще открывать рот только по праздникам - это было и правда обыкновенное дело для этой юстициональной канторы. Две недели назад он съездил в Уфу и вернулся в крайне разочарованном настроении, поэтому Шатен предполагал, что речь зайдёт об уфимских проблемах - а там то ли что-то не поделили, то ли вообще не хотели ничего делить, хоть их к этому и принуждали всей «ментурой» и прокуратурой. И удивляться здесь вовсе нечему: всевозможные посторонние влияния иногда доводили господ адвокатов до самого полнейшего бессилия что-либо решить и предпринять.

- Присядь-ка …

- Присядько – это такая фамилия!

- Терпеть не могу твой юмор ...

Шатен занял одно из трёх стоявших перед столом мягких кресел на больших белых роликах. Борщёв что-то долго набирал на компьютере, азартно бегая глазками то туда, то сюда. Через находившееся за его спиной огромное окно в форме подковы —  белое в середине и красное по краям - можно было увидеть серебристый «Ягуар» Хазина, чёрный «Мерседес» Сергея Рвачёва, красную, как кровь, «Хонду-цивик» цивилиста Липкина и ещё с десяток адвокатских автомобилей. Сам Шатен ездил на старой белой «Волге» и ничего не стеснялся. В принципе, какая разница, на чём попадать в аварии?!? Адвокат Гарри Хазин за то время, что Шатен работал в юридической фирме, сменил два автомобиля, а Рвачёв три или даже четыре, и все «Мерседесы». И «Карман» Борщёв тоже не оставался в стороне от коллектива: его белый «Кадиллак-Эскалейд» был по счёту вторым и, наверное, уже последним. «Я жене на днях сказал, чтоб она била меня по рукам, если я опять захочу купить этот сервант на колёсах!» - как-то раз сказал Борщёв, ни сколько не пытаясь пошутить. Он редко шутил и никогда не смеялся.

- К тебе есть дело, - сказал он, протягивая Шатену тонкую папку с разноцветными завязками, - Ознакомься сейчас же и выскажи своё деловое мнение, Михаил Николаевич. У нас очень мало времени.

- Совсем?

- Горим …

Из материалов следовало, что в некоем провинциальном городе, который называется Зерокуль, скончался богатый коммерсант — Шатен отметил: «Обязательно уточнить причину смерти!!!» — не оставивший распоряжений по поводу денег и имущества. Что ж, обычные дела, как пела Валерия. Годы — уходят, а бизнес «новых русских» остаётся по-прежнему закрытым, непонятным и нецивилизованным. А вернуть покойника «обратно» и попросить, чтобы тот написал юридически грамотное завещание, не представляется возможным даже для шамана из Африки, поэтому первым делом следовало бы уточнить размеры состояния: коммерсант интересовался глубокой нефтепереработкой, а также высокосложным химическим производством, и от этих тем никуда не отходил на протяжении 15 лет своей весьма деловой деятельности.

Из прилагавшейся справки МВД следовало, что его прозвание было «Туранчокс» и что он неоднократно «привлекался», но всякий раз без последствий, - «матёрый волк-спекулянтище», сразу же сообразил Шатен! Но что там с ним случилось такое?!? Пил, что ли, много? В качестве материально заинтересованных лиц значились вдова коммерсанта гражданка Никанорова и её постоянно проживающий в Таиланде сын-Никаноров, а так же некая гражданка Турции, имя которой тоже надо было уточнить - на этот раз в полиции города Стамбула. В материалах она фигурировала как ... Наташка-Матрёшка. «Ну, не можем же мы судиться с матрёшками!» - не без юмора прокомментировал Борщёв, всё также уткнувшийся в экран трудового компьютера.

- Сможем, если придётся.

Прочие материалы из папки с разноцветными завязками не выглядели существенными, поэтому Шатен неуверенно положил их на край стола, а Борщёв тут же подхватил бумаги и небрежно бросил в выдвижной ящик.

- Опять «палата номер шесть»?

- Не то слово, - ответил Борщёв, не отрываясь от «ящика», - Но надо съездить.

- В Зерокуль?

Глаза Борщёва насмешливо блеснули:

- Ну да! А разве слишком далеко?

Самым удивительным предметом на начальственном столе была большая кружка для кофе. На ней было написано «Пока горячо».

Ну, пока ...

- Может, направить стажёра? - тихо предложил Шатен, - Да всё равно там всё решено без нас, ёп! А гражданка Вера Фёдоровна Никанорова пусть утрётся на пару со своим сыночком в Таиланде! Надо было раньше думать. Всё равно завещания нет! Кроме того: кто поедет в Стамбул, чтобы выяснить данные этой Матрёшки? И что за Матрёшка такая, раз у неё имеется доступ к средствам покойного? Тем паче, гражданка Никанорова обвиняет её в сокрытии денежных средств и имущества. Значит, они знакомы, да? Не лучше ли оставить эту гражданку в покое?

- Слушай, у тебя впервые такое «дело»? - Борщёв перевёл на него иронический взгляд, - Если мы будем «отмазываться» от всех подобных историй, то грош нам цена. Там же всё просто! Если мы постучимся, то нам откроют, а, если не откроют, то придётся ломать замок ... Не ферштейн, что ли? Не понимаешь? Или мы, к примеру, тихо пойдём назад - на попятную то есть - и скажем, что это не наша работа и пусть там «пашет» местная юстиция. Ну, чё ты, как маленький, а? - мягко иронизировал Борщёв, - Ну, не будем же мы нести ответственность за эту сволочь, правильно? Лично я - не буду и тебе не советую ...

- Может, сразу?

- В смысле на попятную? Нет. Не «сразу»! Это ты на «Волге» катаешься, а у меня в кармане лежит чек на 250000 долларов, понимаешь? - спрашивал шеф, - Я мог бы вернуть деньги назад и даже плюнуть за них прямо в морду, но, во-первых, я этого делать не хочу, а, во-вторых, 100000 - твои. Ты понял? Так что, бери билет и лети в Зерокуль. А я тебе подскажу, с кем надо посовещаться, прежде чем начинать работу. Есть у меня там один знакомый - кандидат на тот свет. Он прежде мухлевал через посредников в Москве, а я его на этом деле поймал один разок и попросил об одолжении. Сейчас он в тамошней полиции служит.

- И кем?

- Был «замом», а сейчас старший оперуполномоченный «уголовки». Майор, по-моему ... я не знаю.

Сам он ходил подполковником госбезопасности.

- Потом подойдёшь, и я тебе дам тебе очень интересный телефончик на заметку ...

- Хорошо, подойду!

Из соседнего кабинета заиграла музыка — и очень знакомая.

«Что это такое?» - прислушался Шатен. Ах да, «Высокий блондин в жёлтом ботинке»! Как раз в тему. Точно так же абсурд, только куда смешнее ... Шатен сконцентрировал взгляд на зелёной фарфоровой кружке, а сам стал прикидывать в уме, какие действия можно было бы предпринять в этом отдельно взятом случае. Действительно, что ли, сгонять на деньги материальной заинтересованной стороны в Турцию и выяснить личность анонима? Нет, зачем в Турцию?!? Потом он взглянул на тёмно-зелёные шнурки своих новых ботинок ... Или просто взять да отказаться от этой дурацкой истории? Начальник, как теперь уже видел Шатен, начал расставлять летающие тарелки на экране своего компьютера — там начиналась большая игра в «Звёздные войны»!

- Хорошо, - согласился Михал-Николаевич, - Я покручу эту историю с покойным толстосумом. Но мы ж с тобой — деловые люди, не так ли?

- Деньги - в день зарплаты, - ответил Борщёв. На экране его компьютера чубаки рубились с десантниками, - Так сказать, без отрыва от производства. А пока ... - в глазах Борщёва ярко заблестели лазерные мечи ... - подумай, как взять паузу в делах и посетить курортик. А то у тебя лицо совсем зелёное ...

Когда-то в детстве Шатену объяснили, что качество усвоения дисциплины более зависит от учеников, чем от педагогов, из чего следовало, что педагогом может быть почти кто угодно, тогда как ученики должны отличаться умом и сообразительностью. Как птица Говорун. Но тогда зачем вообще нужен педагог, если он - «кто угодно»? Однако ж и педагог бывает не лишним, когда нужно снабжать учеников интересными заданиями. Борщёв по прозванию «Карман» - этот не любимый никем «Карман»! - и был тем самым педагогом — почти «sine qua non» - которому все «правовики» были немножко благодарны. Иначе как бы они заработали денег на своих молодых и очень капризных женщин с рекламной внешностью, на дорогие квартиры и автомобили?

Как?

У Шатена не было женщины с рекламной внешностью, а его жена давно переехала на ПМЖ в Испанию. Квартира в хорошем московском районе и дачка 70-ых годов постройки под Зеленоградом составляли почти всё личное состояние Михал-Николаевича Шатена. Были ещё долги и многократно высмеянные в детективах мужские привычки, но об этом он старался не беспокоился. Тем более что долги ему регулярно прощались, а мужские привычки не позволяли о них забывать.

- Ладно, я пошёл ...

Яркий ненастоящий свет в кабинете, коробки с документами на полу и полный стол фотографий из уголовного дела — вот, что увидел Шатен в кабинете Анатолия Михайловича Ловчева, своего бывшего сослуживца по «главку» МВД. Сергей Сергачёв, вечный «подсобник», перечитывал бумаги, присланные, судя по коробкам, прямо из Краснопресненского суда. Если же оценить вес коробок, то получалось, что в предстоящем слушании подразумевалось участие множества сторон, и далеко не все они вызывают доверие, - «Вообще, чем больше бумаг, тем меньше ясности», говорил когда-то отец Михал-Николаевича, известный адвокат.

И правильно говорил. 

- Привет. Я тут только что выяснил, что, если три раза поддать ногой по коробке с материалами, то в голову приходят интереснейшие мысли, - прокомментировал Сергачёв и тут же спросил Шатена, не дожидаясь, пока тот закроет дверь в коридор: - Вы от патрона?

- От Кармана, - ответил Шатен, присаживаясь на коробку с бумагами, - Ловчев в отъезде?

- В СИЗО на Селикатной ...

- Кто судит? - Шатен кивнул на коробку..

- Копец судит, - ответил Сергачёв, - Тут, как не крутись, сразу три статьи и материальная ответственность, так что фигуранту надеяться почти не на что. Капец наверняка запрёт его лет на восемь ... Но мне не жалко!

- Собственно, я, вот, с чем пришёл к вам, Сергей ... - очень аккуратно начал Шатен, - Меня в Зерокуль забрасывают с непонятными целями.

- И что там?

- Там? Там ваша подпись стоит. Я хотел проконсультироваться.

- Моя?

- А то нет?

Пауза.

- Вам какое вознаграждение пообещали?

- Процент.

- Много. Но я на вашем месте не стал бы связываться. Пошли они все в одно место! Патрон же не сказал вам, что мы туда уже забрасывали человечка примерно год назад? Не сказал, нет?

- Человечек не вернулся, так понимаю?

- Нет, вернулся. Но он оттуда вылез, как из сумасшедшего дома, если не хуже. Такие, вот, дела, Михаил Николаевич ...

Нет, Сергачёв - парень тёртый. Его надо слушать.

- А подробнее - никак нельзя? - попросил Шатен. Он обладал куда большим воображением, чем Сергачёв, поэтому считал его человеком достаточно простым и не заслуживающим внимания. Но тот прослужил 10 лет на невысокой и грязной должности в УВД Дзержинска Московской области, пока, наконец, не попал на глаза Ловчеву, а уж тот был столь восхищён его опытом, что не постеснялся перетащить парня в Москву, в своё управление, и назначить на ответственную должность – это ж какой успех для рядового сотрудника, только и мечтавшего, что о майорской звёздочке к сорока пяти годам. Даже странно, что в Зерокуль направляют именно его, Шатена, а не Сергачёва или, допустим, самого же Анатолия Михайловича, человека очень ловкого в сборе информации. А Ловчев любит рядиться — то бухгалтером представится, то инженером из «РосТехНадзора, то врачом «Скорой помощи» оденется и даже машину угонит с мигалками, чтоб никто не сомневался ... И все ему верят, и всё у него в порядке! Или это снова интриги «жарят»? Михаил Николаевич видел, что Сергачёв что-то недоговаривает, но спросить так и не решился и, в конце концов, молча вышел из его кабинета: «А ну к чёрту!» - даже подумалось мельком - однако не успел он сделать и десяти шагов по служебному коридору, как за его спиной быстро появилась голова Сергачёва и раздался тонкий свист:

- Михал-Николаевич, эй-эй!

Шатен оглянулся. Голова Сергачёва торчала из дверей под углом почти в 90 градусов и при этом очень широко улыбалась.

В его улыбке было что-то очень нехорошее. Однако что именно?

«Учись доверять своим чувствам!» - вспомнил Шатен.

- Когда приедете, сразу направляйтесь в дежурку первого горотдела и попросите Андрюху Макаревича, - посоветовала голова оперативника, - А если не там, так сразу в УВД. Вообще, звать его Алексей Макаров, но лицом он точь-в-точь Макаревич из «Машины времени», поэтому все его так и кличат. Родом из Зерокуля, там родился и там же вырос, одно время был как бы главным в городе и районе, но его выперли олигархи. С тех пор он всех ненавидит, зато многих знает с самого детства, вы понимаете? Городок-то у них маленький, тысяч семьдесят - не больше. И здоровенный режимный химкомбинат, ровесник первых пятилеток. Райцентр, одним словом. Вот «Макаревич» вам и поможет, если, конечно, самзахочет. А то он гад по натуре и может заартачиться. Вообще, к нему можно — почти с любым вопросом, кроме денежного!

- Там - как раз денежный вопрос, - намекнул Шатен, на что голова с понимаем мигнула одним глазом:

- Окей! Всё равно к нему ...

На том и разошлись. Голова продолжила громко пинать коробки, а Миша-Шатен воспользовался ногами, чтобы добраться до своего кабинета. А вечером Шатен снял с полки несколько очень толстых справочных сочинений, отпечатанных ещё в СССР, как следует вчитался и вскоре обнаружил, что до города Зерокуль непросто доехать поездом — совсем не просто! Да как бы и не надо. Потом, листая старый том Большой Советской энциклопедии, он выяснил, что город под таким названием появился при Сталине, а до того на его месте было какое-то большое село — возможно, старообрядческое. Впрочем, это не важно. Важным представлялся факт, что прямая железнодорожная магистраль соединяла Зерокуль с жизнерадостным градом Пнёвым и далее с Йошкар-Олой, но трасса давно не функционировала — поезда из Йошкар-Олы в Зерокуль перестали ходить в 90-ые годы и, пойдут ли когда-нибудь снова, оставалось загадкой ... Шатен грустно ухмылялся, листая старые карты. Многое из того, что было уничтожено в 90-ые, никогда не возродится, и сердиться тут не на кого. На себя разве ж только?!? Нет, следовало найти в себе мужество не говорить о таких вещах. В конце концов, до Зерокуля можно было быстро домчаться по прямой автостраде, проложенной от Казани в «нулевые» годы, хоть это и казалось чем-то слишком долгим.

Шатен медленно взял мобильный телефон стоимостью в 20000 рублей и позвонил в справочную Щёлковского автовокзала или - Центрального московского автовокзала на Щёлковском шоссе, как всё это называется на самом деле - чтобы спросить, как можно доехать до Зерокуля и сколько это будет стоить. Но девушка-оператор почему-то не смогла найти такой город в базе данных:

- Может, вам просто до Казани? - поинтересовалась она и прочитала расписание движения автобусов по маршруту Москва-Казань на сегодня, завтра, и ещё на три дня вперёд. Шатен немного засомневался. Во-первых, он ещё не знал, как поедет, а, во-вторых, судя по карте, от Казани до Зерокуля было не ближе, чем от Киева. В чём он был точно убеждён, так в том, что лучше было бы поехать как раз в Киев, а не в Зерокуль. Или вообще никуда. Это тоже хороший выбор. Он попрощался с красивым голосом девушки-оператора и решил, что ехать надо по автодороге, проложенной вдоль заброшенной железнодорожной трассы — от одного населённого пункта до другого, от другого до третьего и так далее, пока не приедешь. А кто сказал, что нет такой дороги до Зерокуля?!? Опыт подсказывал, что везде, где есть железнодорожная магистраль, обязательно найдётся какая-нибудь дублирующая автодорога — и неважно, какого она качества! Проехать можно везде. А заодно можно «войти» в тему и узнать быт местных жителей ... В восемь вечера он поужинал блюдом под названием пелло - свининой с рисом и ананасами в очень дорогом вычурно-гламурном индийском ресторане, располагавшемся недалеко от дома, на Кутузовском, и, направляясь на такси в Печатники, к принимавшей на дому проститутке по имени Любовь, твёрдо решил, что если и поедет в Зерокуль, то за рулём своей «Волги»: та уже столько километров намотала по всей большой Москве и Подмосковью, что дорога до Зерокуля будет для неё буквально утренней пробежкой до супермаркета.

Однако для начала надо было уточнить маршрут предстоящего путешествия. Большая Советская энциклопедия и самый полный Атлас Советского Союза 1968 года выпуска были отложены в сторону и им на смену явились интерактивная карты из интернета. Мы ж больше не живём в привычном материальном мире - каким бы он нам не представлялся - не так ли? Мы давно оцифрованы и живём в просторах интернета — и он всё о нас знает! Однако вот тут Михаил Шатен озабоченно наморщил лоб — город Зерокуль нигде не значился! Его не было в базе.

Совсем нигде.

Это был просто какой-то город-призрак в Аризонской пустыне или в Неваде. И ни рек там нигде поблизости не наблюдается, ни даже озёр, хоть Шатен и видел в названии татарское слово «куль», — круглом была довольно холмистая равнина, посереди которой торчало непонятное урочище, которое так и называлось - Зерокуль! «Хорошо, что не имени Клинта Иствуда!» - подумал Шатен, вспомнив фильм «Назад в будущее», и принялся заново перелистывать интерактивные карты нашего отечества — все до одной англоязычные. Однако ничего подходящего, как на зло, не попадалось. Впрочем, одна из найденных в интернете карт свидетельствовала, что город с таким названием всё-таки существует: туда направлялись две направленные в разные стороны полосатые железнодорожные ветки и одна автодорога от стольного града Пнёва, - ну, та самая, дублирующая. «Ну, значит, в Пнёв и надо ехать! А там разберёмся!»  - рассудил Шатен и пошёл собирать дорожную сумку. Он открывал один за другим ящики маленького серванта, вытаскивал нужные и не нужные предметы и очень практично — в чём сразу угадывался служивый человек! - укладывал их в сохранившуюся со времён Перестройки большую широкую сумку с фирменным логотипом в виде прыгающей дикой кошки. Он никогда не был  бесквартирным мужчиной и никогда не бедняцствовал, как очень многие из тех, которые называют себя коренными москвичами, поэтому вещей у Шатена было очень много, и все — нужные. А уж таких сумок, какие продавались некогда в столичных «комках» и «берёзках», в современных магазинах уже не продаются — шалишь! Их больше не производят, эти большие спортивно-дорожные сумки в полузабытом стиле «диско». Зато человека с такой сумкой никто не перепутает с дачником или торговцем. И, как всякий большой предмет, такая сумка создаёт своему владельцу некий определённый положительный статус.

Он в этом удостоверился, когда через пару дней прибыл за рулём своей «Волги» в город Пнёв и стал постояльцем небольшой гостиницы «Солнечный луч», спрятанной в самых тёмных переулках уездного городишки. Его встретили буквально с поклоном, а потом поселили с таким невероятным комфортом, что Михал-Николаевич почти от всей души пожалел, что так плохо относился к этому маленькому городку с названием в стиле Салтыкова-Щедрина. «Нет, ну тут всё нормально! Приличная гостиница и симпатичная хозяйка, - мысленно улыбался Шатен, устраиваясь в своём номере, оформленном в мягких осенних тонах, - очень, впрочем, похожая на старую учительницу средней школы - да!» Может, она и была в прежней жизни учительницей? Ведь если кто и похож на себя самого, то это только офицеры и педагоги. Прочим гражданам, чем бы они не занимались в повседневной жизни, как правило, удаётся скрывать своё истинное занятие. Шатен удостоверился в этом, служа в «ментовке». Ох, чего он только не видел за те годы!

«Сплошной День сурка!» - иронизировал Шатен, путешествуя по скользким, словно намыленным улицам города. Дорогу ему переползали лесные муравьи и перебегали собаки. В Пнёве было холодно и сыро, накануне как раз прошёл дождь, «на который» Шатен не успел, поэтому его машина ещё много дней несла на себе грязь московских и многих других столбовых дорог нашего Отечества. Вот одна деревянная улица с муравьями и собаками, вот другая, точно такая же, но только без собак. Зато там муравьи размером с собаку ... А вот и третья, на которой нет ни собак, ни муравьёв, зато в изобилии водятся голуби и над которой возвышается одинокий серенький домишко хрущёвской постройки, сверху густо утыканный высокими прямоугольными голубятнями и антеннами в форме буквы «Х» – это прям шестой этаж какой-то! Даже смешно ... Примерно пятьдесят лет назад здесь жили очень тихие провинциальные обыватели, от которых и плохого слова не услышишь, а сейчас местные только и думали, как бы не понравиться приезжему человеку. Вот едет такси, одно из немногих в Пнёве, и на взмах рукой не останавливается, а вот ларёчница под оранжевым пластиковым козырьком, которая молча и состредоточенно лузгает семечки. И ей тоже предельно неинтересен приезжий человек. Впрочем, даже если бы Михаил Шатен был популярным киногероем, она всё равно никогда бы не подняла голову, чтобы взглянуть на него.

Зато пару раз его собственную ничем не защищённую голову пытались оседлать или обгадить домашние птицы — беспородные до такой степени, что они напоминали не голубей, а собак-дворняжек — а один раз навстречу Шатену выкатилось некое человеческое подобие - в тренировочных штанах с жёлтым лампасами и стоптанных пёстрых кроссовках на «липучках», чрезвычайно старомодных. Судя по алчущему взору, этот гражданин, которого только по недоразумению не взяли на роль ужасного зомби в болливудском кинофильме, желал бы вернуться куда-то назад, в прошлое – наверное, сразу на дерево! – но какое-то обстоятельство мешало ему это сделать. «Интересно, какая телевизионная Кассандра напророчила ему счастливую жизнь и процветание в эпоху глобальных коммуникаций?» - с иронией подумал Шатен, безропотно уступая дорогу этому бандерлогу, которому не хватало только хвоста, чтобы вернуться к первоистокам эволюции человечества. Нет, никто не станет спорить с утверждением, что алкоголь — это великий волшебник, и что когда-то жажда удовольствий заставила диких обезьян спуститься с деревьев и вооружиться палками, но теперь она же загоняет их обратно на деревья. Впрочем, во внешности этого гражданина было столько кошмарного, что Шатен вряд ли стал бы с ним связываться, не имея при себе дубинки и пары наручников, - это какая-то Каинова печать алкоголизма ... Он, наверное, проспал самый главный момент в своей жизни и не стал космонавтом. Или он должен был изобрести «машину времени», а изобрёл коктейль «Вставные челюсти», благодаря которому и передвигается «на бровях»?!?

- Во, хорош, сволочь ...

В Москве такой гражданин давно бы стал бездомным, а здесь он благополучно погребён в своей первобытной пещере. Интересно было бы узнать: а в какой среде воспитывался этот человек?

Да в той же, что и все остальные!

«Ладно, забудь о нём!»

Вечером он удручённо вернулся в гостиницу. Да, какая же в этом городе тишь да благодать — таки и не захочется уезжать!

Ты словно у себя дома!

Здесь сколько здесь знакомого и родного прямо с самой юности. Например, судя по объявлению на первом этаже, проводной интернет появляется в гостинице только «после» обеда (а не проводной в основном отсутствует), и мобильная связь здесь работает только с перебоями (притом ни одна из СИМ-карт крупнейших операторов страны не подавала ни единого признака жизни, поэтому Шатену пришлось купить СМИ-карту с весьма комическим изображением «жука Бигбага» из самого первого фильма «Люди в чёрном»), и кормят в прекрасной гостинице «Солнечный луч» по графику, как в детстве в пионерлагере, и в основном горошком и соевыми сосисками. Эх, хорошо, не так ли? И — никаких проблем! Зато, вот, за плохо мытыми окнами номера виднелись рекламные картинки, напоминавшие дрянной телесериал на 110-ом телеканале. На плакате справа ползло нечто вроде таракана, - неизвестное насекомое с большими загнутыми на спину усами, которое волокло длинный воз с фирменным женским бельём. Шатен даже сфотографировал это зрелище на телефон. А слева громоздились плакаты, на которых были изображены рекламные женщины разной степени худобы и обнажённости, и одна из них очень напоминала цыганку. Шатен, сколько не вспоминал, так и не вспомнил, есть ли в нашей стране хоть одна рекламная модель этой национальности ... а, вроде, и нет таких! «Красивая, - коротко подумал Шатен, - И ангажемент — в её руках!» Чуть дальше находилась реклама гинекологического кабинета – «Семейный врач доктор Гасанов», гласила надпись на плакате, а чуть ниже располагался номер, по которому можно было связаться с Гасановым. Да уж, если принимать всерьёз всё, что пишут на таких плакатах, то получается, что муж тут вовсе и не надобен, - Гасанов всё сделает сам, притом в лучшем виде. Не это ли заветная мечта всех гинекологов?!?

Михаил Николаевич немножко посмеялся сам с собой, неподвижно глядя в мокрое оконное стекло, а потом снова перевёл взгляд на цыганку. Ещё Набоков писал, что «роскошь женских форм на картине намекает на роскошь в экономическом смысле». Однако Шатен не видел в отечественной рекламе ничего, напоминающего изобилие. Отечественная реклама как бы говорила: «Это — не для тебя!» - ещё раз доказывая несуразному обывателю провинциального города Пнёва, что труд и совесть не приносят изобилия, а полуобнажённые модельки с какими-то призывно-насмешливыми и очень автобиографичными взглядами, и все эти шелестящие «джунгли» с гигантскими тараканами больше свидетельствовали о хамстве и пошлости, чем о благоденствии.

Да и Гасанов тоже был пошл до невозможности!

Впрочем, никто и не думал о благоденствии в основном полусонных обывателей города Пнёва. В таких далёких от центра русских городах жизнь останавливается один раз и навсегда, притом это событие, как правило, связано с личностью какого-нибудь гоголевского градоначальника. И, как у каждого Гасанова есть своё кладбище, так и у каждого градоначальника найдётся свой дурдом или концлагерь. А, что касается хамства и пошлости, то эти социальные явления более знакомы людям коренным, чем приезжим. Каждый маленький город с виду тих, мил и уютен, а изнутри он непрост и иногда парадоксален. И этим он вполне напоминает изящную морскую раковину, в которой спрятался маленький противный крабик с огромной острой клешнёй. Сунь туда пальчик, и ты сразу поймёшь, почему его не стоило брать с собой в самолётик. Шатен отлично помнил, что такая история была у Ивана Козленко, его непосредственного руководителя. Смешного в ней ничего, право же, не было, однако генерал был глубоко оскорблён неуправляемой реакцией окружающих. Ругая себя, на чём свет стоит, генерал Козленко отцепил от пальца хищного крабика — а сперва все подумали, что это тропический паук! - и со всей дури бросил его в лицо стюардессе:

- Лови, сука!

Однако стюардесса была не из тех молодых и прекрасных созданий, которым улыбаются пассажиры с неженатыми лицами. Эта рослая и смуглая брюнетка с большим носом и сильно накрашенными губами шуток вообще не понимала — как и все прочие члены экипажа турецкого «Боинга-737». В конце концов, бедолагу-крабика с треском раздавили прекрасной дамской туфелькой, а генерала сняли с рейса, прокричав на прощание нечто темпераментное. Примерно через сутки Козленко был снова на службе, но с того дня в его поведении появилось нечто совершенно новое и немного непривычное — он стал недоверчивым и всё время говорил Михал-Николаевичу:

- Всегда избегайте неожиданностей ...

А Шатен охотно с ним соглашался. Он вообще не собирался ничего предпринимать – даже нужного. Ведь нет никакой необходимости пускаться в долгое и бессмысленное путешествие по «зыбким водам», не удостоверившись, готовы ли твои начальники произвести тебя в полковничье звание или не готовы. А начальники и не скрывали, что они недовольны работой некоторых сотрудников «главка». Повода у них, правда, не было, однако  недовольства нашлось сколько угодно. Именно тогда на стене в генеральском кабинете появился листок с таким, вот, забавным текстом, скаченным, само собой, с интернета:
 
                Всё о стакане:

1. Буддизм: стакана на самом деле нет.
2. Солипсизм: стакан есть только у меня. А весь мир — мой алкогольный бред.
3. Ислам: нет стакана кроме стакана.
4. Иудаизм: ну почему стакан наполовину пуст только у нас?
5. Православие: стакан наполовину пуст за грехи наши.
6. Католицизм: стакан наполовину пуст только у плохих людей. У остальных он наполовину полон.
7. Фрейдизм: в детстве вам недоливали.
8. Стоицизм: Стакан наполовину пуст, и так мне и надо.
9. Коммунизм: каждый имеет право на полный стакан.
10. Социализм: стакан пустой. Зато у всех одинаково.
11. Йоги: ты и есть стакан и его содержимое.
12. Виктор Пелевин: стакан не пуст и не полон. Это и не стакан вовсе. И это не ты на него смотришь, а стакан смотрит на твою проекцию его мыслей о том, чем ты хочешь казаться самому себе.

Вот хотелось бы узнать: а которое из мнений о стакане представлялось предпочтительным генералу Козленко? Наверное, под номером 9, только не все об этом догадывались. Многие считали генерала истинным философом под номером 8 ... Что же касается Кошечкина, переименованного его волей в Шатена, то он более склонялся к одиннадцатой концепции, чем к первой.

Но и первая концепция тоже вполне его устраивала.

«Всё зависит от меня, но я постараюсь сделать всё, чтобы не поехать в Зерокуль!» - твёрдо решил Михал-Николавевич и ещё раз пошёл к Борщёву, однако никакого выбора ему не оставили, и, вот, теперь он находился на расстоянии примерно двух с половиной третей пути до заранее проклятого города Зерокуля, намереваясь посетить его с не вполне понятной ему целью. В машине Шатен сильно тёр лицо бумажным полотенцем – так сказалось действие дрянного мыла в душе гостиницы «Солнечный луч» - и искренно предполагал, что на обратном пути В Москву никаких подобных инцидентов более не ожидается. Зато теперь он уверенно говорил себе, что никогда и ни за что не заедет в город Пнёв, - в качестве интеллектуальной компенсации, скорее всего! А машина мчалась ... Нет, «never again», как говорят в голливудских фильмах. Ведь даже самое простое сканирование окружающей действительности подсказывало Михаилу Шатену, что ничего хорошего его не ожидает ни там, ни здесь, ни где-то сбоку. И поэтому лучше не суетиться. А ровно посередине трассы навстречу его «Волге» бежала долгая разделительная полоса белого цвета – почти непреодолимая стена для автомобилистов. «И она закончится только там, куда ты едешь!» - чуть усмехнулся Шатен и чуть прибавил скорости.

Мобильная сеть «Бигбаг» не проявляла признаков жизни.

На фоне абсолютно пустой и гладкой дороги и окружавших дорогу полупустынных коричневых ландшафтов это смотрелось вполне объяснимо. Тут же нет толпы суетливых столичных клерков, никогда не знающих, где право, а где «лева» - так ведь?!? – и поэтому пользующихся интернет-навигатором. И нет «тырнет-девочек», вообще не знающих, что это такое – право, лево, «перёд», назад! Они всё это изучают, только сев за руль папиного «Дэу» или «Мерседеса», а это прекрасное событие редко происходит раньше выпускного вечера в элитной средней школе. И вообще! Мобильная связь нужна тому, у кого есть выбор, а всем прочим этот карманный «почтмейстер» с яблоком на крышке нужен ровно постольку, поскольку и не нужен совсем. Зачем человеку, почти не имеющему мозга, такая серьёзная штука?!? Чтоб выставить свои половые органы на обсуждение социальных сетей и написать в «комменте» - «Для тебя, любимая»?!? Или, может, он как-то способен улучшить породу подобных граждан?!? Нет, чтоб хоть как-то улучшить человеческую породу, сначала нужны дозиметр и «глюкометр», а уж только потом смартфон, включённый в мобильную сеть «Бигбаг» - ну и названьице, не так ли?!? Но и это мало что обещает на практике, ибо - «нет стакана, кроме стакана».

Шатен вспомнил страхолюдного алкоголика в городе Пнёве и ещё раз поклялся никогда туда не возвращаться, - нет, на обратном пути я проеду мимо! Однако не вовремя припомненный пьяный космонавт словно сидел на заднем сидении его личного автомобиля и никак не собирался уходить. Шатен нервно бросил полотенце туда, где тот должен был сидеть, - справа от себя на заднее сидение – и в этот момент, случайно тронув руль, пересёк всем бортом белую черту. Машина кивнула так резко и неожиданно, что рот у Михал-Николаевича как-то сам собой округлился для испуганного крика. Бывает же такое?!? Только, вот, только кричать было уже почти некому. В этот момент позади его «Волги» один за другим появились хищные силуэты легковых машин странной служебной расцветки, притом они заметно забирали вправо, точно зная, что у этой дороги есть ответвление, ведущие прямо в Зерокуль. Шатен присмотрелся к ним, на секунду оглянувшись через плечо. Время летело с огромной скоростью, не давая ему опомниться. Их было четыре – все белые сверху и снизу, но у каждой посередине борта от крыла до крыла находилась широкая полоса какого-то ярко-медового цвета с надписью «служба безопасности». Точно такие полосы, только густо-синие и с какими-то непонятно что означающими четырьмя латинскими буквами белой краской, тянулись поперёк капотов. Машины были явно американского производства – хоть окраской и очень напоминали английскую «панду», автомобиль патрульной полиции Великобритании, как это сразу заприметил Михал-Николаевич – и явно принадлежали какой-то частной охране, однако никаких спецсигналов и проблесковых маячков Шатен, как ни странно, так и не увидел.

Как это понимать?

Зато внутри каждого «американца» сидели по три очень странно экипированных гражданина. Во всяком случае, у Михал-Николаича появилось прочное впечатление, что он видит нечто-то вроде стеклянной витрины в магазине игрушек, - в машинах сидели двенадцать одинаковых Дартов Вейдеров - «чёрных рыцарей» из киносаги «Звёздные войны», только, наверное, они были в этот раз без развивающихся плащей и лазерного оружия. А откуда они в нашем материальном мире, аккуратно поделённом на «толчки» и «толкучки»?!? Но куда и зачем мчались эти странные люди на типичных полицейских «перехватчиках», наверняка происходивших из огромного автосемейства «Форд-Таурус»?!? И что они здесь делают и почему гонятся за ним?!?

Вот он, съезд на городок Зерокуль. «Американцы» двигаются быстро и чётко, как дрессированные табуретки в цирке на проспекте Вернадского, - бампер в бампер. Шатен заметно добавил скорости и - чуть тронул руль.

- Так-с ...

Вот белую «Волгу» плавно, почти без тормозов, сносит вправо – как по маслу! В этот момент четыре «американца» быстро проскакивают прямо позади багажника «Волги» и немедленно останавливаются, разъехавшись широким веером. Минуту они стоят, как бы спрашивая себя: а как он это сделал? – а потом снова позади счастливой «Волги» появились их хищные широкие морды с квадратными глазами – ох, какие они упрямые!

Чуть присмотревшись, Шатен усмехнулся – машины-то были хорошо знакомые! Он и сам на таких ездил в конце 90-ых, когда в чине старшего лейтенанта служил замкомроты в отдельном полку ППС Московского региона. Московского региона ... да, от казённо-газетного звучания этого наименования даже скулы сводило, однако многие сослуживцы Шатена гордились своим служебным статусом: мы ж не «кто-то», а - столичная милиция! Да-да, «ещё» милиция ... И все они ездили на точно таких же огромных по нашим меркам и лениво-норовистых «Форд-Кроун-Виктория» 1993 года выпуска, рамной конструкции и с пневмоподвеской на задней оси. Но это совсем неважно – пневмоподвеска! В мире циничной меркантильности марка и год выпуска имеют большее значение, чем конструкция. А жлобизм и меркантильность не плодит гуманистов, и, как в его роте ППС служили, в основном, хулиганы с Барилёва да всякие обиралы из Мытищ и Кузьминок (а также некоторое количество крушителей устоев общества, от которых никак не могли избавиться), так и эти с виду игрушечные «дарт-вейдеры» на рамных американских седанах тоже, скорее всего, не шибко сложны и особой образованностью не отличаются. И именно поэтому Шатен чесал от них на полной скорости – нет, тут лучше не связываться! Тем более что преследовать его они, какие-то «частники», работающие на какой-то там ЧОП, никакого права вообще не имели. Но сколько ещё они будут висеть в зеркале заднего вида?!? Пора бы уж и отстать от счастливой «Волги» - хотя бы из чувства уважения к старой и неожиданно ходкой машине!

Тем более что на таких машинах ездят только упрямые парни!

Однако чем ближе становилась цель поездки, тем яснее Шатен чувствовал, что достичь её могут только наиболее упрямые парни из всех упрямых, - навстречу ему стремительно нёсся (или Шатен нёсся ему навстречу?) чрезвычайно странный и очень квадратный объект, выполненный в высокотехнологическом индустриальном стиле и высотой с добрую пятиэтажку, очень напоминавший ворота какой-то футуристической крепости. В молодые годы Шатен уважал недорогие фантастические романы, поэтому сейчас ему подумалось, что когда-нибудь в будущем мегаполисы планеты Земля перестанут быть просто мегаполисами и превратятся в колоссальные города-гнёзда, а живущие там и сям граждане станут как бы насекомыми и ничуть не больше того – во всяком случае, в сравнении с общими масштабами жизни во Вселенной - и вот тогда президентам этих городов-гигантов понадобятся такие, вот, сооружения, как это, уже во весь рост возвышавшееся перед Шатеном, - оно было из коричневого армированного бетона с добавлением крупной гранитной крошки и с целым ворохом толстой колючей проволоки наверху. С одной стороны в эти ворота упиралась железобетонная стена с мотками колючей проволокой наверху, и с другой стороны простиралась точно такая же стена, только, пожалуй, чуть-чуть почище, - да уж, выбор тут невелик, если он вообще существует! Всё это рождало в голове Шатена самые сумрачные мысли, поэтому он не сразу и заметил, что въезд в город Зерокуль был, в общем—то, закрыт, и притом основательно – на стальное полотно размером «10 на 10», которое, судя по конструкции, должно было состоять из двух равных частей и разламываться ровно посередине, притом без всякого звука и железного содрогания. Однако, ни предупреждающих надписей, ни знаков, ни звуковых предупреждений здесь почему-то не оказалось, а это странно! Наверное, хорошо быть человеком, который знает, что мир вертится, в то время, когда никто об этом не знает. Однако, чтоб об этом что-то знать, надо чтоб тебе об этом сказали, не так ли? Шатен в готовности немедленно действовать остановился перед воротами и ... в полнейшем недоумении вышел из машины. Медленно снимая тёмные очки, он услышал, как примчались «американцы», как разом открылись все дверцы машин, но никак на это не реагировал. Михаил Шатен был просто огорошен простиравшимся перед ним зрелищем, - тёплое, но всё же сероватое небо с небольшими голубыми промоинами, в которые изредко заглядывает солнце, коричневая полустепь, в глубине которой он видел какие-то мелкие и обшарпанные строения, и огромные футуристические ворота из какого-то старого и знаменитого научно-фантастического произведения – из годов, наверное, 90-ых, а то и пораньше, из самых «золотых» времён космических боевиков и «стрелялок». Редкое зрелище в наше время ... Но чего-то в этой картине всё-таки не хватало – и не жуткого ксеноморфа из фильма «Чужой», и не кожнодышащего мутанта, владеющего только языком цефалопоидов из фантастической камедии «Люди в чёрном». Нет, здесь не хватало живых людей, самых простых.

И не колючих.

И не было, кстати, кнопки звонка, чтоб вызвать дежурного.

А, может, здешний дежурный не менее колюч, чем «чужой»?

«Ну почему стакан наполовину пуст только у нас?» - не без юмора задумался Шатен и, надев очки, быстро повернулся на шаги по сухой и плотной земле с мелкими камешками. Ему показалось, что он сейчас увидит ковбоя в мексиканских сапогах, или мотоциклиста из какого-нибудь старенького фильма о бандитах-байкерах, однако к Мише Шатену медленно приближался персонаж из «Звёздных войн», - это был среднего роста человек в карбоновых доспехах, какие носили космические десантники - только у него они были чёрного цвета, а не белого - и в глухом чёрном шлеме, верхняя часть которого напоминала каску Дарта Вейдера, а вся лицевая часть состояла из маски респиратора с двумя торчавшими на уровне носа фильтрующими «банками» и разговорного устройства с серым выпуклым динамиком. Также он заметил на чёрной маске довольно простенькое сканирующее устройство китайского производства и видеокамеру с назойливым лазерным «прицелом».

У Шатена была аппаратура классом повыше.

Он даже удивился.

Но удивление прошло, когда на него тупо уставились два глаза из очень дешёвого прозрачного пластика. В одной руке этого игрушечного Дарта Вейдера находился настоящий полицейский дробовик «Моссберг-500» с 20-ти дюймовым стволом, в другой он держал резиновую дубинку. Прочие «чёрные рыцари» тоже были вооружены дробовиками. Они неподвижно стояли возле своих автомобилей и разнообразно двигали головами в чёрных шлемах – то кивая ими друг-другу, как это делают муравьи, то покачивая ими, то продолжительно глядя друг на друга. По-видимому, стрелки их бензомеров плотно лежали на нуле. Или они ждали какого-то очень особого предложения присоединиться к «старшому» и окружить этого странного незнакомца на старом автомобиле, неожиданно быстром, как чемпионская «Формула-1»?

На Михаила Шатена равнодушно смотрела какая-то современная маска чумного доктора эпохи Средневековья – не хватало только чесночной вони и кривого птичьего клюва, уткнувшегося тебе прямо в лицо. Странный он тип, этот чоповец! А Шатен отлично знал, что видит эта маска перед собой – мужчину немного «за» сорок, обладателя множества масок на службе или в интернете – и не исключено, что маски Гая Фокса тоже! – однако такого, которому в принципе и скрывать-то особо нечего. Он - коренаст и коротко стрижен, как всякий военный человек, с угасшей молодостью на лице и брюхе, с виду не женат, и скорее – разведён. Такой человек привык быть анонимом – бухгалтер ли он, знающий множество номеров чужих кредитных карточек, или же он - лицо, собирающее информацию об этих картах, с целью взломать их через всемирную сеть. Это почти не имеет значения. Как невозможно укрыться в сети, так и на любой службе есть десятки маркеров занятия и прочих демаскирующих признаков. И, как на любом электронном устройстве есть данные, которые называются «переменные окружения», так и каждое живое лицо оставляет после себя множество впечатлений, а шпионы и полицейские отлично знают, как их «читать». И не лучше ли в этом случае носить маску Дарта Вейдера, способную полностью обнулить твою личность, одновременно вознеся её на высшую ступень сетевых структур человеческих коммуникаций?!? Ведь это так значительно упрощает процесс взаимодействия в обществе, что превращает всех людей в однородную массу, а в однородной массе можно мимикрировать почти в кого угодно – например, в того же самого Дарта Вейдера – вот только этот Дарт Вейдер будет носить не «каску смерти», а обыкновенный полицейский шлем, только несколько замысловатой конструкции ... Однако Шатен всегда считал, что социальная мимикрия и ношение масок могут стать настоящей религией общества людей недалёкого будущего, а всякие там полицейские методики и спецтехнологии уже давно изменяют наш мир к лучшему – не так ли? - в ходе этого бесконечного сражения с пагубной природой человека, и, пожалуй, только им и можно по-настоящему доверять. А разве не так, позвольте? Это запросто объяснит любой боец ОМОНа!

- Документы есть? – Дарт Вейдер произнёс это через говорящее устройство на маске респиратора, поэтому голос его звучал неестественно звонко и надтреснуто – ещё немножко, и это был бы голос Буратино из старинной радиопостановки. Шатен грубо усмехнулся, прямо взглянув в его карбоновый намордник, потом быстро поправил тёмные очки, и медленно произнёс в ответ:

- Я не обязан тебе их показывать ...

- Ты шпион? – спросила маска. Шатен ответил тем же:

- А ты кто?

Маска - терпелива, как всё неживое, однако она не способна шутить.

Взмах дробовиком ...

- Стой! Руки на капот! Расставить ноги!

Ну, вот и началось! Жлоб в костюме из карбона придерживался принципов солепсизма – «стакан есть только у меня. А весь мир — мой алкогольный бред»! Ну, а если это бред, то ты вряд отвечаешь за свои действия. За твои действия отвечаю Я … Но самое интересное, что в интонации маски Дарта Вейдера Шатен услышал нечто довольно немолодое и по-особенному усталое, и он внезапно понял, что её обладателю лет за пятьдесят, и никак не меньше. Он – немолод, хоть и страшен в своих весьма ультрасовременных полицейских доспехах, и его вполне можно «отключить», притом почти безнаказанно.

Но где у него кнопка?

- Покажи удостоверение ...

Вот удостоверение – это и есть та самая «кнопка», нажатием на которую можно «отключить» любого, даже самого активного сотрудника полицейской службы:

- Удостоверение сюда давай!

- Тебе что-то другое не показать? – звонко поинтересовалась маска. В этот момент со стороны, где стояли «перехватчики», стало раздаваться нечто вроде мяуканья. Шатен перевёл туда взгляд, отсканировал изображение и увидел, что патрульные экипажи дружно покачивают шлемами в приступе веселья, - типа, глянь-ка, какой у нас весёлый босс! По всей видимости, не смеяться его шуточкам было опасненько для здоровья.

- Ну, тогда хоть шлем сними, а то ведь смотришься - крокодил крокодилом … - довольно примирительно произнёс Шатен, однако «чёрный рыцарь» снова повторил – теперь уж с нажимом:

- Руки на капот! Расставить ноги!

- Эй, смотри сюда ... - начал, было, Шатен, показывая пальцем на свои т ёмные очки, однако его звонкий оппонент в чёрных доспехах никак не унимался. В конце концов, он больно ткнул Шатена стволом дробовика и ... ну, а то, что произошло дальше, можно назвать «автоматической реакцией». Считается, что если ты чему-то научился, то уж всегда пустишь в ход этот метод при повторе ситуации. Однако и повтор ситуации бывает нечасто – вот, в чём проблема. Шатен уже был однажды лицом к лицу с аналогичным оппонентом, и тот тоже пытался пользоваться ружьём, как палкой, считая, что перед ним кондовый дилетант, готовый обделаться от страха при одном виде крупнокалиберного «ствола» на боевом взводе. Но не тут-то было! В тот раз Шатен так ловко изъял оружие, что его любимый отец-адвокат, всегда считавший, что сын выбрал неправильную дорогу в жизни, вынужден был признать: «Да, полиция – это твоё призвание! Терзай ... »

Это такой юмор. Был. А что было дальше? Итак, жил на свете хороший мальчик Миша Кошечкин, а потом он стал «плохим мальчиком» по имени Михал-Николаевич Шатен, причём «Шатен» - это было его оперативное имя в правоохранительных органах. Короче, Шатен ловко выхватил у маски дробовик, после чего так заехал им прямо в сероватый динамик шлема, что несчастную маску отбросило навзничь. Шатен даже удивился:

- Ого!

Как всё просто!

- Эй, вы, там ... папараци!

Внезапно – выстрел поверх чёрных голов.

- Лежать, сказал ...

Теперь и резиновая дубинка, и дробовик находятся в его руках. Дубинкой он повторно сбивает с ног Дарта Вейдера, притом тот падает на землю, уже почти лишившись сил – да, немолод «чёрный рыцарь», и на дворе уже не 1979-ый год! - а дробовик он наводит на замерших в недоумении парней в карбоне, молодых и глуповатых. Те, чуть опомнившись, дружно прячутся позади патрульных машин и, угрожающе покрикивая и посвистывая надтреснутыми голосами, наводят на него свои помповые ружья. Однако стрелять они почему-то не спешат. Может, страшатся за жизнь «старшего»? В этот момент железное полотно ворот стало тихо разламываться пополам, открывая перед Шатеном точно такое же коричневое пространство, по которому можно ещё ехать, и ехать – даже сколько угодно долго! Ворота просто делили мир пополам – на гипотетические «там» и «здесь», и человек был в праве самостоятельно выбирать, где ему находиться. У Шатена не было дороги назад. Он прыгнул в машину и ударил по газам и через полсекунды его счастливая «Волга» уже неслась по абсолютно прямой и гладкой хорошо асфальтированной дороге цвета молока с шоколадом. В машине победоносно звучал «The days of pearli spenser» легендарного Марка Алмонда ... А вскоре начал медленно вырисовываться Зерокуль – сравнительно небольшой населённый пункт с многочисленными цветниками и небольшими частными сельхозпредприятиями, с абсолютно пустынной окружной автотрассой, вдоль которой стояли древние фонарные столбы с похожими на лапти лампами городского освещения, с никак неохраняемым аэродромом малой авиации – давно уж не работающим, однако там стояли самолёты Ан-2 и ещё с десяток старых вертолётов с грустно повисшими лопастями винтов! - с небольшой и тоже давно не работающей железнодорожной станцией под странным названием Коротчарово, окружённой со всех сторон маленькими и кривоватыми домишками из покрытых трещинами бетонных плит, гниловатого дерева и очень старого некрупного кирпича, с пяти и девятиэтажными жилыми кварталами, построенными в виде самых разнообразных геометрических фигур и построений – даже в виде кругов и вытянутых овалов, сердцевиной которых служили искусственные озёра! – с несколькими старенькими театрами, кинотеатрами и спортивными залами в стиле 70-ых годов, давно требовавшими серьёзного ремонта, и прочей атрибутикой счастливой жизни в сравнительно небольшом провинциальном городе советских времён. Когда-то до революции такие города были тихими и целиком деревянно-усадебными, и там проживали обыватели в картузах и вообще всякие господа-провинциалы средней руки, а обязательной приправой к пресному обществу этих небольших социальных «муравейников» служили пьяные попы и местные донжуаны, какие-нибудь вечные «женихи» и «старые девы», ну и всякие прочие безобидные персонажи Чехова и Тэффи. Теперь здесь не наблюдалось ни Чехова, ни Тэффи, ни даже Райкина с Хазановым. Шатен считал себя человеком сугубо практическим и вряд ли склонным к философии и всякой созерцательности, но он всё-таки научился за много лет службы отличать среду культурных людей от тех приятных сообществ, где о культуре знают только благодаря телеканалу «Культура», а, если б этого канала не было, то не знали бы и вовсе, и он крепко себе уяснил, что культурные люди не представляют такой явной угрозы, как бескультурные – какими бы «практиками» они не оказались в конечном итоге! Это легко объяснить на таком примере: как выглядит преступность в престижном районе и в соседнем - непрестижном? В престижном районе в лучшем случае пропадают автомашины, а часто и этого не бывает, потому как всё кругом охраняется зловещими чоповцами на «Фордах-кроун-виктория» и круглосуточной Вневедомственной охраной, тогда как в непрестижном районе – сплошные убийства, хулиганства, грабежи, насилия, и так - на каждом углу, хотя Вневедомственная охрана «пасёт» этот район не менее, а даже и более тщательно, чем соседний ... бывшая советская милиция ничего не боится — выше нос, дорогие пострадавшие! Так вот, этот город, который носил название странное Зерокуль, и на подъезде к которому высились железобетонные футуристические ворота из старого научно-фантастического романа, не представлялся Шатену культурным центром. Скорее уж наоборот!

Что-то было такое странное в местном воздухе, что магнитола «Волги» отказывалась проигрывать музыку «Enigma» и Karunesh, а сканирующие глаза Шатена почти не находили ничего такого, что могло бы надолго привлечь внимание. Может, так сказался инцидент с той не назвавшейся службой безопасности?!? Может, и так! А ещё он удивился почти полному безлюдию ... Лишь несколько раз он видел издалека какие-то человекоподобные фигуры, но они с тем же успехом могли бы оказаться лишь причудливо изогнутыми кустами живой изгороди или же просто глупым обманом зрения, и без того падкого на глупые обманы. В конце концов, полицейское правило гласит, что, если ты что-то хочешь увидеть, то увидишь это обязательно, разве не так? А городские улицы были совершенно свободны от машин. Их немало стояло по всем обочинам Зерокуля, но ни одна из них не трогалась с места, а некоторые, как показалось Шатену, были буквально вросшими в землю или в старый асфальт, словно неживые изгороди. А в одном месте он видел лежащие на тротуаре предметы из тех, которые обычно не принято терять или просто выбрасывать, - золотую фирменную зажигалку отечественного производства, старые и благородные дамские часики на цепочке из серебра (на циферблате застыли стрелки – 6 часов 37 минут – и просто чудо, что не разбились!) и пёстренькую, в очень индийском стиле, косметичку. А в косметичке вместе с дорогой восточной косметикой лежали деньги – несколько тысяч рублей сотнями и пятисотками. И – золотое кольцо с изображением цветка. Это очень странно ... Шатен сделал ещё несколько таких внезапных остановок, и всякий раз подбирал предметы, с которыми лично он никогда бы не расстался, - впрочем, как и всякий нормальный человек. Но один раз ему пришлось чуть-чуть призадуматься. В его ушах даже появился какой-то звук, который шёл словно бы снизу, от самой сырой земли, - некий назойливый сигнал о том, что что-то здесь не в порядке и требует вмешательства, притом на весьма компетентном уровне.

Он подобрал сплющенную пулю от АК-47.

Найдя такую штуку, каждый служивый человек обязательно вытаскивает пистолет из кобуры или, во всяком случае, тут же перекладывает его в карман куртки. Но у Шатена не было с собой пистолета – а жаль! Внезапно в его голове как-то сама по себе появилась короткая фраза, сказанная голосом девочки из какого-то сентиментального американского кинофильма:

«Сегодня умерла мама! Или, может, вчера, я не знаю».

А, может, это не из фильма, а из книжки Альбера Камю?

Впрочем, это неважно. Смерть только тогда хороша, когда она внезапна, не правда ли? Однако в этот момент, держа в руке пулю от автомата, Михаилу Шатену почему-то очень захотелось связать факт обнаружения пули (кстати, а где гильза от неё?) и нескольких дамских вещичек, включая пёстренькую индийскую косметичку с деньгами. Возможно, что кто-то тоже не очень ожидал, что его окатят из автомата Калашникова, верно? А кто-то писал заявление в «органы», и, судя по всему, так и не увидел никакого результата. Однако – куда ехать в этом довольно паршивом и безлюдном городке, в котором можно запросто найти на улице кольца, пули, косметички?!? У многих городов сердцевиной и живым центром человеческого «гнезда» служат мосты или памятники, и даже фонтаны? но ни того, ни другого, ни третьего в Зерокуле не наблюдалось. Да уж, этот городок, по всей видимости, ничего не сообщает «просто так».

Шатен сразу это понял.

Он положил трофейный дробовик так, чтоб его было удобнее схватить одной рукой (если это придётся сделать!) и помчался дальше по коротким и уже довольно тёмным улицам этого замечательного «городка в табакерке». Пуля от автомата лежала теперь не на мостовой, а во внутреннем кармане его пиджака. А в трофейном «Моссберге» было ещё одиннадцать пуль – вернее, не пуль, а мощных зарядов из крупной дроби. Мало, конечно - одиннадцать! – но на первое время хватит, сказал себе Шатен, надо лишь найти надёжное пристанище на пару ночей. Но у кого бы спросить, где здесь гостиница?!? Ведь кругом – пусто и голо, будто кто-то неадекватный, типа Пэддока и Брейвика, перестрелял из автомата весь этот город.

Впрочем, вскоре мимо его машины мелькнуло нечто вроде высокохудожественного памятника, - такие сооружения обычно ставят в атриумах или возле дирекций промышленных компаний. Это были настоящие кинетические часы высотой в человеческий рост – причудливое изделие с несколькими неодинаковыми циферблатами, определённо из серии «А как это работает?!?» - детский вопрос, конечно, однако неистребимый ... как там было у Владимира Высоцкого - несерьёзно? А примерно так:

Мы оба с ним как-будто из металла, -
Но только он действительно металл.
Штанга, перегруженная штанга,
Вечный мой соперник и партнёр.

Попробуй сделать что-нибудь подобное, и ты сразу всё поймёшь ... Шатен остановил машину и подал чуть назад, аккуратно подруливая. Нет, в детстве он видел что-то подобное и был всегда восхищён, хоть и не мог правильно оценить увиденное. Часы были изготовлены из голого, потрёпанного временем железа крайне низкого качества, собранного, скорее всего, на свалке, с какими-то тележными и велосипедными колёсами, у которых множество спиц, с сочленениями, ременными передачами и трубами, уходившими почему-то под асфальт, а с одной стороны из этого часового механизма неуклюже торчал железный рычаг с круглым набалдашником красного цвета, всего более напоминавший какую-то боевую дубину из дикого средневековья.

- Красота!

У Шатена появилось, впрочем, и другое сравнение, но он лишь ухмыльнулся. «Да уж, полный хеппенинг!» - смело пошутил сыщик, ощущая, как катается по карману хищная пуля от автомата. Это, должно быть, отражение массового вкуса, снова пошутил приезжий и внезапно почувствовал, что не только реклама или, к примеру, дорогие вещи могут быть вампирами, качающими твои деньги и твоё «плохое» и «ненужное» время, но и такие железные часы из цепей и колёс тоже неплохо справятся с этим занятием. Что уж тут поделать, если, так называемые, «искусства» и вообще – искусства, не приносят теперь никакой пользы и не могут быть поставлены в этот длинный ряд, в котором с одной стороны возвышается чья-то пафосная дирекция, которая хочет забрать твои денег, а с другой торчит, как пенис, толстый и железный рычаг-дубина?!? Да тут оставалось только поставить будку со шлагбаумом и пару терминалов для сбора денег, и после этого можно будет собирать плату даже за возможность просто полюбоваться этим дурацким изделием из останков велосипеда «Школьник». А в магазине напротив можно поставить какой-нибудь ультра-современный стальной холодильник, соединённый с «электронным кошельком» - бери, мол, что хочешь и сколько хочешь ... Нет, дорогие наши братцы-кролики, пошутил Шатен, давайте получать от шедевров прошлого только удовольствие, и удовольствие только, как это советуют современные деятели искусств и даже церкви, ибо, как говорил блаженный Августин, «Бог создал нас без нашего согласия, но он не может спасти нас без согласия нашего», - не так ли?!? А вот именно так. И почти навсегда.

... и никак иначе!

Шатен кратко отсканировал этот арт-объект и сфотографировал его на камеру телефона, и собрался уже лезть назад в салон своей счастливой «Волги», как вдруг из тёмного двора, к которому часы стояли тылом, появился некий человек в пёстрой мантии и высоком колпачке звездочёта – маленький, чуть неуклюжий и совершенно чудесный комик из тех, которые встречаются только в русской провинции! Боже правый, как он смешон ... Шатен уже видел таких граждан и всегда испытывал к ним приятное снисхождение. В конце концов, вреда от них не бывает, зато, разговаривая с такими людьми, да и просто глядя в их сторону, можно немного отдохнуть от автоматизма и бесконечного давления объективной реальности. В его ушах зазвучало нечто вроде «Life on Mars» Дэвида Боуи - боже, как ему было приятно смотреть на незнакомца!

Буквально «Марс атакует!!!». Был такой кинофильм.

- Эй, приветик! Я вас и ждал, гражданин ... Вы мне не поможете найти гостиницу в вашем прекрасном и безлюдном городе?

Проговаривая слова «в вашем прекрасном и безлюдном», Шатен с улыбкой фривольно показал глазами направо и налево. Затем он медленно пошагал навстречу, при этом приветливо помахивал правой рукой, как бы говоря – парень, у меня нет оружия! А взгляд Шатен направил немного вниз, чтоб не смотреть в глаза и тем более не выглядеть «агрессором» ... а мало ли что могут о нём подумать?!? Ну, и чтоб уже совсем очаровать смешного человека в колпачке и в мантии, он повернул голову так, чтоб незнакомец видел только левую сторону его лица, - во-первых, левая сторона много привлекательнее правой, а, во-вторых, так проще «спрятать» свою настоящую внешность! И вряд ли гражданин в колпачке сможет потом рассказать, как выглядел этот странный человек в кожаной куртке, приехавший на старой и неожиданно резвой машине отечественного производства.

Лгать-то надо профессионально, не так ли?   

- Я охотно вам подскажу, сударь! Вы обратились к тому, кто вам нужен. Все меня называют «пророком» или даже «пророком-проходимцем», и я вполне это оправдываю …

Перед Шатеном предстал настоящий «йог», живущий по принципу «ты и есть стакан и его содержимое» - психологически он наверняка «телекинетик», привыкший доверять химическим и физическим впечатлениям, а внешне этот человечек в колпачке и мантии был примерно из той же категории, что и «чёрные рыцари» на своих патрульных машинах, вот только внутри он представлялся Шатену совсем другим – и вынужденно другим. В чём была разница? Дело в том, что незнакомец предпочитал управлять не людьми и предметами, а - фантазиями, и только в этом он находил свободу и удовлетворение. Такой человек может посчитать себя добрым языческим богом, явившимся на землю, предварительно переодевшись нищим, чтоб его никогда не узнали, или даже зелёным осьминогом, удивляться внешности которого не надо, да и не стоит. Зато, вот, ходить на работу ему не в кайф – ну, это что-то против естества, это как раз то, что навязывает нам социум! Работа приносит только вред здоровью, не принося достатка карману - не так ли? – и она не важна как опыт, как случай, как самовыражение, и даже как башня из слоновой кости она категорически никуда не годится.

А выполнять свой долг – нет, это уже тирания! А разве не так?

- Не буду долго занимать ваше внимание, - улыбаясь, говорил ему Шатен, - Я только хотел спросить, как проехать к отелю ...

- Вам к отелю? – приставив ладонь с уху, словно глухой, спросил человек в колпачке звездочёта, - Хотя … нет, я всё понимаю, - добавил он, с удовольствием кивая головой, - Вы приехали недавно и у вас есть машина. Почему вас пропустили?

- Вы имеете в виду тех парней в карбоне? - Шатен снял тёмные очки и положил их в нагрудный карман куртки: - Знаете ли, я не успел у них узнать ...

- Это плохо для вас, сударь ... Пластиковые болваны, которых вы видели, слишком узко специализированы, - тихо пояснил звездочёт, - И они не могут вести себя как-то иначе, чем, к примеру, лазерные компакт-диски ...

- А-а-а! – понял Шатен и трижды прохохотал, как театральный демон, - Я понял, я всё понял! Ведь наши мысли – это всего лишь набор электрических импульсов. Вы ведь это хотели сказать? То есть они ... как бы закодированы на этот цирк?!?

Он сделал два шага навстречу ему и услышал:

- Меня называют Машинистом времени. Или иногда Хранителем времени, что, впрочем, одно и то же. Вообще же, это не совсем правда, поскольку я был художником по металлу. Я как-то раз отреставрировал древнее венецианское зеркало, которое стояло в кабинете Кольбера, французского министра в правительстве Людовика Четырнадцатого, и оно мне подсказало, что я должен делать дальше. Я стал изготавливать предметы, управляющие временем, и, представьте, добился результатов. В конце концов, мне заказали вот это чудо, - он кивнул на техническое творение, - но в какой-то момент началось нечто непонятное: время в нашем прекрасном городе стало потихоньку останавливаться, а затем и остановилось, - Машинист времени посмотрел на часы и сокрушённо пожал плечами. Если кто-то и хотел сегодня вечером вернуться с работы пораньше, то по их вине это стало вряд ли возможно.

- Да, я всё понимаю ... - Шатен смотрел на него, как смотрел киношный Фокс Малдер на безобидных чудаков-обывателей из американской провинции, - Вы это ... произведение искусств изготовили сами? – спросил он, чуть качнув головой в сторону волшебных часов. Человек в колпачке отступил на полшага и с сожалением признался, что часы придумал и собрал из разных частей – он, своими руками, однако с некоторых времён часы не работают:

- Но это не моя вина и не вина механизма. Нет, сломался весь мир ...

- Разве мир может сломаться? – мило улыбнулся Шатен. Ему искренно нравилась эта наивная нелогичность! Но Машинист сокрушённо кивнул ему:

- Да-да, именно это у нас и произошло ...

Шатен пожал плечами, всё так же улыбаясь:

- Честно сказать, я не представляю, как это могло случиться!

Машинист и Хранитель пояснил – как учитель ученику:

- Во всём виноваты инопланетяне.

«Точно Марс виноват! Я так и знал!»

- Где они базируются? - Теперь Шатен тем более почувствовал себя Фоксом Маулдером из легендарного сериала. Однако небольшой человек в колпачке и мантии и не собирался шутить с ним. Он на полном серьёзе ответил:

- Они на «Чёрном принце» ...

- Это так называется их корабль?

- Нет. Скорее всего, это такая искусственная планета.

- Как в «Звёздных войнах»?

- Ну, не совсем. Но это где-то довольно близко от нашей планеты.

- Нубиру?

- Ну, - почти обиделся уникум, - Это вы взяли из пошлых телепрограммок!

Шатен проглотил его комментарий:

- А они ... часто прилетают в ваш город?

- Я иногда их вижу! – кивал небольшой человек, - Они по прилёту обязательно выпускают в город ипсилонов, поэтому приходится сидеть взаперти и бояться за свою жизнь, и жизнь моей дочери ...

- Всё так серьёзно?

Шатену почему-то показалось, что Машинист страдает некими довольно простыми фантазиями гуманистического мира, и не больше того. Тут всё просто: наверное, он стал жертвой скандальной арт-акции «актуальных художников» или, допустим, деятельности «чёрных пиарщиков» из Москвы ... Может, его отлупили правоохранителели? Да-да, и в результате он стал диссидентом. Это такая трезвая подготовка к скорой кончине.

Гражданин в городе Пнёве готовился к смерти совсем по-другому.

- А чем занята ваша дочь?

- Она жена олигарха.

- А-а-а-а ... Ну, тогда все понятно, - Он чуть не расхохотался, вспомнив глупую прибаутку из своего школьного советского детства:

                «Кто-то лезет с оврага
                С половиной пирога ...
                Популярная певица:
                - А хочу я веселиться!»

В те годы люди думали о чем-то о другом. Об оврагах и пирогах. Всегда влюблялись и побеждали в дворовом футболе. А Машинист времени был относительно молод - и в любом случае  старше Шатена всего-то лет на восемь-десять - однако хотел выглядеть много старше, поэтому вёл себя, как свидетель последней чёрной мессы на Лысой горе под Киевом. И наверняка он почитает за глубокое оскорбление обыкновенные шариковые ручки – нет, мне только пишущие перья, и только перья!!! Ну, или карандаши, заточенные, как шпаги! Как романтично, не правда ли? Немножко в духе мушкётерства или, к примеру, писательства. Ах, это хмурое солнышко восьмидесятых. Что-то ещё вернётся, а что-то уйдёт ... Но Шатен отлично видел на нём, на Хранителе круглый фирменный значок популярной телепередачи «Твой счастливый домик на кладбище». Интересно, зачем ему эта телевизионная дурь, рассчитанная на немолодых и объевшихся домохозяек, раз он увлекается «летающими тарелками»? Тогда ведь ему нужны другие телепрограммы – например, «Технология событий» или «Теория невероятного», или, к примеру, шедевр шоу-блогера Картофана «А кто б тогда, когда б не обезьяны?», но это на худой конец ... Шатен надел очки и молча взглянул на Машиниста поверх тёмных стёкол. Да уж, куда ты не суйся, везде найдёшь чёртово телевидение! Или — чёртову рекламу ... Шатен решился найти какой-нибудь ответ на рассуждения о времени и об инопланетянах с «Чёрного принца», однако человек в колпачке начал объяснять, как проехать к гостинице под названием «Дружба» и что там сколько стоит. А это могло значить, что разговор окончен.

- Большое спасибо! Ну, я поехал?

- Да, вы спешите, пожалуйста ... - в его речи появились знакомые интонации актёра Зиновия Гердта, - Если у вас будут какие-то вопросы, то вы приезжайте ко мне, - пригласил Машинист времени, решивший превратиться по такому случаю в пана Паниковского, - Где я живу? Да здесь, рядом. Вам почти любой на этой улице расскажет, как меня найти. До свидания!

За ним закрывалась воображаемая дверь, однако Шатен и Машинист успели обменяться напоследок взглядами.

- Но у кого я мог бы спросить? ... - спросил Шатен, а звездочёт ответил:

- У Росинки ...

Шатен невольно засмеялся, закрывая лицо ладонями. А что было сказать? Если нашим миром и правят подпольные инопланетяне или какие-нибудь масоны-иллюминаты, то получается, что Шатену повстречался один из тех, кто ничего об этом не знает. Или наоборот – знает слишком много, поэтому несёт всякую чепуху ... Или инопланетяне ничего не знают об этом человеке?!? По-моему, невольно подумал Шатен, об этом человеке ничего не слышала даже болезнь Альцгеймера! Однако с другой стороны, Шатен пришёл к выводу, что, если у него ничего в этом городе не получится, то он обратится за советом именно к нему, к этому искусственно состаренному Машинисту-Хранителю с его смешным колпачком и мантией. Такие люди тем и хороши, что все они диссиденты, и поэтому лидируют именно в тех бескомпромиссных ситуациях, где кто-то другой или безбожно наврёт, или ни в чём не разберётся.

Шатен как бы открыл свой внутренний справочник и прочёл: у таких людей, как правило, 3-я группа крови, поэтому они способны принимать нетривиальные решения. Шатен уяснил это, работая с «контингентом» секретных сотрудников оперативного состава полиции. А значительнее 3-ей группы только люди с 4-ой группой крови, очень наивные по своей природе, или же граждане с отрицательным резус-фактором, но они не часто попадались Михал-Николаевичу Шатену, бывшему сыщику УГРО.

У Шатена был резус-фактор со значком «+».

... на дворе всего +9, снова довольно пасмурно и почти полнолуние. Всё это следовало из прогноза погоды в экране любимого смартфона Михал-Николаевича. Мобильная сеть «Бигбаг» показывала две «палочки», но магнитола в машине радиостанции только ревела, как змей-горыныч, – странный городок! Неужели, здесь совсем не ловятся радиостанции?!? Через двадцать минут после разговора со звездочётом Шатен поставил машину на полутёмной стоянке перед гостиницей «Дружбы». Было сыро и темно, словно в яме, и к его машине с любопытством бежали здоровенные собаки – типа, а вы кто, гражданин? Такие дворняжки могут покусать, как волки, коли разозлятся. Боже! В каком столетии застрял этот городок?!?

Но могло быть и хуже.

Дробовик остался в машине. Его некуда было спрятать – пальто он в поездку не взял, а под кожаную куртку и обычный «ПСМ» едва помещается! Шагнув из машины на асфальт и закрыв дверцу, Шатен увидел сразу две Луны — одна была в небе, красноватая, как луна вампиров, а другая под ногами — совершенно круглая, напоминавшая плафон от лампы или тарелку, и в которой отражался красноватый лунный свет. Издалека долетала с детства знакомая песенка группы «Ласковый май» - «Белые розы»  ... Нет, это была странная ночь, самая странная на свете. Во всём окружающем мире осень только думала начинаться, а здесь, в Зерокуле, уже набегали тучи. И кругом бастионами стояла реклама. Ею заклеена буквально вся улица — реклама того, реклама сего, реклама ещё чего-то, что не нужно потребителю, зато «до зарезу» необходимо продавцу и производителю. Реклама, реклама, реклама, реклама – трусы, часы, очки, сморчки, мыло, ласты, бутсы, и даже розы из Голландии! И рекламные образы – кошки, мышки, лыжи, рожи, и сумки из кожи, и дети тоже ... И даже глупый коллажик: Алла Пугачёва с рулоном туалетной бумаги – «Кто бы мог подумать, что она ТОЖЕ ею пользуется!», гласила надпись под картинкой.

Шатен спрятал брелок с иммобилайзером и даже поморщился:

«Реклама стала искусством, а искусство стало рекламой, и только, поменявшись местами, они встанут каждая на своё место ... »

- Привет! Мне нужен номер на неделю-другую ...

- Вам с телевизором?

- Зачем?!? Не надо! Я обойдусь и интернетом ...

- Так у нас НЕТ интернета!

Девушка на «ресепшне» отличалась грубой вспыльчивостью.

- Как? Совсем нет? Ну, значит, я обойдусь телевизором.

- У нас и телевизора нет ...

Шатен чуть не покачнулся:

- Ах, нет? Тогда я обойдусь разговорами по телефону ...

- По телефону? Как вам угодно ... но у нас и телефона нет.

- Нет телефона? Тогда я прости посижу ...

- Посидите! Вот ключ от вашего номера.

Знатоками подмечено: такими грубыми бывают только продавщицы в продуктовых магазинах (ударение на второй «а») ... Ключи от номера, вылетев из руки девушки на «reseption», звонко проскакали по пластиковой стойке гостиничной регистрации – дзин-дзин-дзин! – и замерли, как живые, когда Михаил ловко поймал их в ладонь. Что ж, грубость практична, не так ли?

Она – упрощает отношения.

Но иногда до нуля.

- Это какой этаж, простите?

- В окно советую не прыгать, мужчина ... это вам не поможет.

В её руках тут же появился грязный томик Харуки Мураками.

- Хорошо, пчёлка, - ласково усмехнулся Шатен, - Только не жужжи ...

Он тихо-смирно отошёл от стойки регистрации отеля, а девушка с довольным видом прижалась к ней заметно выпуклым животом, заботливо поправляя при этом рыжеватые кудряшки на височках, - вот счастливая дурёха! Она и читать умеет, и … это самое - тоже! Да её следовало бы поздравить весёлым тоном, но Шатен только ухмыльнулся – нет, обойдётся! Он спросил, как пройти к лифту, и, услышав, что никакого лифта в гостинице нет, покорно потащился к лестнице. Этаж оказался седьмой – да, это было довольно высоко. Но неужели нельзя было сказать это по-человечески?!? Зато комната в гостинице «Дружба» была совсем иной, чем в отеле «Солнечный луч» стольного града Пнёва: там за окном висела сплошная реклама, а здесь чернели окна огромного сталинского дома с плоскими стенами, стоявшего немного углом к гостинице. И тускло мерцали звёзды над его крышей. Интересно, есть ли в Зерокуле любители астрономии?!? Почему-то подумалось, что ночи здесь как-то по-зимнему тёмные … Шатен рывком задёрнул шторы и начал распаковывать стоявшую на кровати сумку. Комната, в которой он поселился, была светленькая и замкнутая, как яйцо и с одной-единственной дверью, ведущей в коридор, в святая святых всех работников отечественного гостиничного сервиса, поскольку только там они позволяют себе грубо покрикивать на постояльцев. Цвет двери — серый, но какой-то празднично-серый, даже с привкусом пьяного веселья. Зато санузла – то есть «белого коня для прекрасного принца» - в номере не обнаружилось. Даже намёка ... Туалет был один на весь коридор, как в общежитии, и, когда мрачной апатичной птицей на город Зерокуль опустилась спящая тишина, из всех номеров, вздыхая и охая, повыползли постояльцы, некоторые из которых, как тут же выяснил Шатен, гостили в своих номерах и год, и два, и даже три года подряд. Это было удивительно. И немного неожиданно. Он пытался с ними разговаривать и шутить с ними, но это было бесполезно – всё равно, что разговаривать с гномами и эльфами! А для некоторых время взорвалось, как граната, оставив после себя лишь смутные воспоминания в плохо работавшей голове. Были среди них и такие граждане, у которых время, как лезвие, отсекло и прошлое, и будущее. Время — это вообще такая субстанция, понять которую можно только лишь с годами, да и то — если тебе повезёт … Михаил Шатен уже прожил полагающиеся для этого сорок лет, но так ничего и не понял. Зато ресторан гостиницы работал даже глубокой ночью, что было воспринято им, как нечто временное.

- Посмотрим, какая здесь диета ...

В зале ресторана стоял громадный телевизор знатной японской фирмы, по которому постоянно показывали телерекламу, - рекламу того, рекламу сего, рекламу ещё чего-нибудь. Иногда реклама перемежалась клипами коллектива «Ласковый май» или одним и тем же роликом «Каомы», где девочка танцует с чёрным обезьянёнком. Шатен видел множество разных людей и никогда не чувствовал себя расистом – в конце концов, он знал, что грехи и пороки у всех одинаковы - но у него при просмотре этого клипа возникало именно такое впечатление – танец девочки с обезьянкой! Что ж, если время и бывает субстанцией материальной, то лишь в случае нарушения неких существенных живых пропорций – например, бытийных или даже событийных. Во всех остальных случаях оно течёт мимо, никак нас не меняя.

- Доброй ночи! Можно вас?

Михал-Николаевич Шатен с большим удовольствием сел за крупногабаритный стол советского производства и в этот момент вместо трижды осточертевшей «Каомы» появился концертный ролик 1990 года «Close to you» Макси Приста – тоже слишком ностальгический, но живой и как-то по-хорошему грустный. Да, именно - «Близко к тебе», как переводится название песни. Хорошее название. Но чем здесь корят? И хорошо ли? За хорошую еду можно простить даже вечную «Каому» с приторным кофе «Олигарх» и реактивным пивом «Байконур».

- Эй!

Шатен вытянул шею, как жираф, пытаясь высмотреть кого-нибудь из обслуживания. Однако, как стол бы воистину советским, так и работников обслуживания нигде поблизости не наблюдалось – вполне привычно, не правда ли?!? Зато вполне по-честному! По крайней мере, всё понятно, что – к чему! Однако Шатен, уже попривыкший к московской суете и скорости, даже удивился, так и застыв с вытянутой шеей: это как понимать, позвольте-ка спросить?!? К тонко замаскированному хамству он привык тоже, ибо страшнее, чем хамят в дорогом индийском общепите, в котором он обедал хотя бы раз в неделю, не хамят нигде на свете, но так, чтоб никто не спешил на зов клиента «при деньгах» ... нет, такого в нашей стране не бывает. В недавно сформировавшемся и ещё не вполне сытом рублёвом пространстве не принято сидеть, сложа руки, в то время, когда твой клиент сыт (надеюсь, с одной «с») одними только ретро-видеоклипами.

Наконец, откуда-то из-за телевизора появилось то, что сейчас называют приятным словом «девушка», - довольно рослое, довольно толстое и блондинистое существо, которому можно дать как сорок лет, так и двадцать восемь. Все, которые моложе, обычно именуются «девочками». Итак, оно – наверное, по имени Нюра? Или все-таки Люся? - с неестественно-равнодушным видом уставилась на единственного посетителя, а потом взялось вытирать грязной тряпкой столовые приборы – вилки и ложки, которые лежали прямо перед ней в двух довольно неопрятных металлических ёмкостях неизвестного наименования. Сначала Шатен не понял, чем она занимаете и что это за «тара», но в этот момент очередной рекламный ролик снова сменился «Каомой» - «Шу-у-ура вышел в бой!» - и тут уж Шатен не выдержал и рванул от этого советского стола на такой скорости, будто тренировался для участия в Олимпийских играх 1980 года. Он даже не боялся «попасть на встречную» и поэтому испортить с кем-нибудь отношения. Или же наоборот – случайно с кем-то познакомиться, стукнувшись об него наиболее твёрдой частью черепной коробки. Ему представлялось, что вряд ли у кого из постояльцев появится желание посетить это заведение в такое позднее время. Тем более, о тамошних санитарных условиях они были осведомлены достаточно неплохо – как и зелёные мухи, гулявшие парами по всему ресторану.

Некоторые из них даже чуть пританцовывали под «Ламбаду».

Ох, если бы в руках Шатена сейчас был «Моссберг», то он, не задумываясь, саданул бы из него по телевизору – просто из протеста перед профессиональным цинизмом того безликого и блондинистого существа с тряпкой в руке. Впрочем, её не чистая тряпка тоже была, своего рода, дробовиком, - тут главное правильно прицелиться, а потом можешь сколько угодно смеяться над тем ослом, у кого она повиснет прямо на глупой физиономии! И, что главное, такое вооружённое сопротивление — тряпкой! - имеет куда больший смысл, чем стрельба из дробовика и мордобой в голливудском стиле. Ведь в реальной жизни бывает куда важней не застрелить врага, а посрамить его публично, и, когда это произойдёт, то он уж вряд ли останется по-прежнему злым и опасным. Это - проверено! Это такая совершенная форма борьбы добра со злом. Или «бобра с ослом», как шутили молодые полицейские. И борьба не в стиле старенького фильма о правосудии со Стивеном Сигалом в главной роли, где тот всех бьёт и убивает, демонстрируя своё мужское всесилие, а в стиле российского «общепита» 80-х, самого бесподобного на всём белом свете. Впрочем, советский милиционер Анискин тоже не рассчитывал на дробовик, если тот вообще мог бы поместиться в скромном сейфике его рабочего кабинета. Старший лейтенант Анискин побеждал повседневное зло самыми подручными средствами – крепко и навсегда, вплоть до полного саморазоблачения. Так-то вот! Сейчас такого результата не может добиться даже ОМОН со всеми спецсредствами! Шатен двадцать таскал за шивороты всяких «быков» и уголовников, но понял это только сейчас, ещё раз посмотрев на ресторанную бабу с тряпкой. А – что, если б у неё была не тряпка, а пара пустых вёдер?!? Да это была бы революция в сознании большинства! Зло исчезло бы как таковое - как символ достатка, как признак капиталистической сытости и сексуального процветания – а не правда ли? - и тогда на смену ему явилось бы «добро», прекрасное, как латинский танец «Ламбада». То есть, это было бы добро не частями, а - «сразу», «оптом», «для всех», которое существует только у насекомых, – например, в муравейнике! Ведь зло – это порождение человеческого гнезда - не так ли? - а в муравейнике зла не бывает как такового. И вот тогда люди станут такими же счастливыми, какими бывают муравьи, бегающие у вас под ногами.

И Мураками писал об этом, и Бертран Вербер!

«Что за дурацкие мысли лезут в мою голову?!?» - уже не без юмора спрашивал себя Михал-Николаевич, а сам нёсся по рысью по гостиничному коридору, заставленному – прям как на зло!  - одними только пустыми вёдрами. Электронные часы в висевшем под потолком большом стальном глобусе хмуро сообщали, что в Зерокуле пять утра.

В гостинице начиналась утренняя уборка.

А над городом занимался чуть запоздалый рассвет, дул юный и свежий ветер, и густо клубился на огромной высоте сильно разряженный межпланетный газ, так похожий на густой горячий пар из прачечной «Три пескаря» на первом этаже гостиницы. А в облаке разряженного газа тихонько покачивался в ритме рэпа большущий инопланетный корабль, внутри которого сидели в ряд «зелёные человечки» с муравьиными антеннами на остроконечных головах. Они только сейчас заметили появление «новенького» в Зерокуле и теперь не знали, как с ним поступить, – сразу ли изъять его из «оборота», как фальшивый нефтедоллар, или всё-таки допустить некоторое его существование в более-менее ограниченных условиях? Больно он самостоятелен, этот внезапно нагрянувший незнакомец на личном автомобиле, и, что главное, он уже познакомился с местным пророком-проходимцем, который называется «Хранителем времени», а уж тот ему всё расскажет, сволочь такая ... Нашёлся, тоже мне, «хранитель»!

Что он может знать об устройстве времени?!?

«Нет, мы посмотрим, что он станет делать!» - прощебетал, как птичка, один из гуманоидов – у которого прямо на лбу помещалось нечто вроде кокарды с крупно очерченным символом власти в виде латинской буквы «V». Остальные – они носили белые жандармские портупеи через правое плечо и белые кобуры на поясных ремнях - смотрели на него с большим вниманием. Внезапно летающая тарелка заметно покачнулась – это пролетел старый, уже неработающий спутник, оставляя за собой след, напоминавший отпечаток грязной автопокрышки. Один за другим заработали жёлтые ходовые огни НЛО ... «Зелёные человечки» взялись что-то включать и выключать на пультах управления. Летающая тарелка была не новая и напоминала «сэконд-хэнд», взятый за долги где-нибудь на другом конце Вселенной – небось, в системе Медузы, где пару раз в году продаётся всякий галактический металлолом! А ведь на нём надо проходить астероидный пояс на обратном пути к родной базе, – «а мы и так из ремонтов не вылезаем», звонко щебетали «зелёные человечки» и качали остроконечными головами. Их начальник, тем временем, шевелил антеннами, как рак усами, медленно и важно ... Через некоторое время НЛО «зелёных человечков» сделало несколько не вполне оправданных манёвров, едва не провалившись в атмосферу Земли, как в выгребную яму, после чего с грохотом и молниями отправился домой, на базу-стоянку «Чёрный принц», что возле Юпитера. А во всех СМИ нашей голубой планеты Земля появилось сообщение о ярком космическом фейерверке на неоправданно огромной высоте: «Что это было? Взорвался русский спутник?» - ехидно вопрошали американские газеты и гневно шевелили тонкими журналистскими перьями, а русские газеты хихикали, как мелкие и пошлые вредители, и тихо спрашивали у американских коллег – «Что это было? Опять у вас спутник взорвался, да?» - но Михал-Николаевич, на его счастье, ничего из этого не читал и не видел, как не видел и фильма «Гравитация» с Джорджем Клуни и Сандрой Баллок в главной роли – его как раз показывали по телевизору в ресторане гостиницы! Нет, Шатен крепко спал. Только ближе к вечеру он проснулся, словно по команде «подъем», и с любопытством выглянул в коридор, но к тому моменту пресловутые «зелёные человечки» уже пробирались на своём вечно полунеисправном НЛО через почти непролазный пояс астероидов, находящийся за пятой планетой Солнечной системы, и о «новеньком» почти не думали. Им было просто не до него.

... как и господу богу!

Как и той бабе с тряпкой.

Шатен ещё посмотрел на неё, словно на памятник – или как на «Девушку с веслом»? - и быстро пошёл смотреть город – вернее, поехал, потому как он не рискнул оставить свою машину на стоянке перед гостиницей. А город оказался старым, как Мамврийский дуб в Вифлееме — он был таким же на вид изученным и столь практично обжитым разными безвредными насекомыми, иногда врезавшимися в ветровое стекло. Однако он был довольно удобен для проживания - можно было оказаться почти в любой точке этого типично советского городка с пятиэтажными окраинами, а потом самым коротким путём добраться до любой другой его точки, расположенной сколько угодно далеко, и даже ни разу не заблудиться, - такой это был «городок в табакерке»! Да и коренные жители Зерокуля так интересно устроились, что они почти никому не мешали. Они редко выходили погулять, а увлекались в основном шахматами.

Или это только на первый взгляд?

Шатен сразу заметил эту интересную городскую особенность и даже пошутил что-то насчёт «советских метросексуалов», хоть он и не очень представлял себе, кто это такие. Местный климат был неважнецкий для южан и любителей комфорта — сухой и жаркий летом и пронзительно холодный зимой - и поэтому на лестничных площадках старых сталинских домов были поставлены стулья и столики с шахматными досками. На почтовых ящиках и широких подоконниках рядом с полными окурков банками лежали затрёпанные шахматные журналы из 80-ых годов, 70-ых, и даже из 60-ых, что воскрешало в памяти Шатена некие передачи «из фондов телевидения». «Спокойствие, только спокойствие! Дело-то житейское!» - чуть улыбаясь, думал Шатен. В конце концов, он решил прогуляться пешком, поэтому дробовика при нём опять не оказалось. Пусть он так и лежит в машине, завёрнутый в серый от времени полиэтилен и тряпки из багажника, - «Я надеюсь, машина никому, кроме меня, более не понадобится?!?» Однако нет, никакой угрозы не наблюдалось, и сейчас важнее всего было осмотреться и выбрать правильный алгоритм дальнейших действий. «Итак, кто-то не хотел меня здесь видеть, тем не менее, я – здесь!» - продолжал Шатен, твёрдо шагая московскими туфлями по земле города Зерокуля, тоже невероятно твёрдой и поэтому не вполне гостеприимной. У него была просто уйма времени, и он зашёл поужинать в какое-то ярко-стеклянное и местами жёлто-лимонное заведение с синей надписью «Кондитерская «Уют», где, по его московскому мнению, должны были кормить не только сладким, но и солёным. Солнышко снова клонилось к закату, жаркое, как плита с курами, и Шатен, с которым всякое случалось из-за не вполне нормального распорядка службы, вскоре пришёл к выводу, что все действия в Зерокуле ему придётся предпринимать только вечером, если не ночью, - «нет, ну это вполне удобно, когда речь идёт о ворах, проститутках и наркоманах, но к нормальным-то людям как в гости ходить?!?» Получалось, что только после 19-00, а то и позже, а это как-то не представлялось удобным, - «не такой уж я «местный», чтобы вваливаться прямо на ужин!» Однако приходить к семи в местную «ментовку» - это представлялось чем-то «терпимым», поскольку все сотрудники УВД, кроме тех, кто уже отдежурил, и всякого мелкого сержантского состава с самыми минимальными обязанностями, заканчивают свой рабочий день не ранее 20-00.

А бывает и позже.

Подойдя к витрине и присматриваясь к развалу кексов какой-то неестественной разноцветности, он сумрачно полез в карман куртки за кредитками. Но за прилавком кондитерской стояла не какая-нибудь Нюра с тряпкой и не Люда в передничке с цветами и поросятками, а - вылитая кукла Барби – в смысле, это была девушка такой редкой и кукольной внешности, что у Шатена чуть сами собой не распахнулись мужские объятия. Боже, какая красотища! И это даже не женщина, а - предмет! Это ожившая реклама водопроводных труб из пластика, это реклама жёлтых китайских компрессоров фирмы «Пнёмпень». Это как раз то, о чём мечтают с раннего детства! Это настоящий успех в жизни!

Ведь такие девушки не выходят замуж за пьяных сантехников!

Ну, а если ты уже живёшь с такой красавицей, тебе и алкоголь-то вряд ли понадобится, правильно? Твой мужской стакан будет «полон», как у настоящего коммуниста; в твоих счастливых ушах будет звучать «Love is stronger» из репертуара Шадэ или даже бессмертная композиция «Smoot operator», притом круглосуточно, а сам ты, того не замечая, станешь влюблённым мужчиной (пусть даже и под номером 9 или 12), чего ни с кем из других мужчин, по его, Миши-Шатена, мнению, никогда не случается. Или ты станешь в качестве исключения этаким Кеном, что, в принципе, одно и то же. А Кен, как известно, не пьёт и не курит. И тут главное, чтоб капризная Барби не сунула своего прометея прямо в огонь, проверяя на «пластмассовость» (ну то есть на «искренность чувств»!), а с красивыми женщинами это случается никак не реже, чем с обыкновенными Люськами и Нюрками из окрестного «общепита». Ведь в этом случае прекрасные чувства Кена могут вызвать такую обширную детонацию воздуха, что красивая кукла огребёт почти всё, с чем хорошо знакомы обыкновенные Нюрки и Люськи.

«Каждый имеет право на полный стакан!» - повторил Шатен и попросил у куклы чашку фирменного чёрного чая с лимоном. «Лимоны - только Израиль», - сказала кукла. А ему-то какая разница, откуда лимон?!? Или он умеет разговаривать? Зато от «поспешного» и частого употребления алкоголя – пусть и очень слабой градусности – его раз и навсегда отучило начальство, регулярно увольнявшее со службы всяких «пьянчуг», в том числе тех, которых «такими» только назвали. К тому же, он не хотел произвести на Барби слишком плохое впечатление. Ведь красивые девушки могут позволить себе и совершенно здоровых «производителей», не так ли? И это можно понять, если учитывать, что каждый второй брак в нашей стране происходит «по залёту», а множество детей рождается с явными аномалиями в развитии. Все полицейские отлично это знают, и все знают, что в этом заключается половина всех наших социальных бед, неудобств и пригрешений.

- Девушка, а как вас зовут?

Боже, улыбка – как в рекламе! И что девушка с такой улыбкой делает в этой довольно среднего уровня забегаловке с яркими пластмассовыми кексами и несладким чаем неестественно медового цвета – и это «зелёный чай», да?!? О цвете сахара лучше и не вспоминать: в детстве Шатену пару раз доводилось видеть розовые сахарные кубики, но это было давненько - ещё в 80-е годы на борту ИЛ-86, летавшего по маршруту «Ташкент–Москва». Сейчас такие изыски цвета и спецпредложения радуют только недобитых гуманитарных интеллигентов с их «умом», «совестью» и «аналоговым» мышлением робота Вертера из «Алисы». А современный «челобан» поступает примерно так:

- Мне просто чай, о,кей?

Типа «насладись освежающим вкусом настоящего чая «Лох-Нэсси!» ... и — телереклама: улыбающийся динозаврик, сидящий почему-то в болоте. А болото у них такого цвета, будто это кто-то наелся гороха с сардинеллой в банках. Господи, ужас какой! «Вот тебе и система распознавания лиц!» - подумалось почему-то, и Шатен тоже заулыбался, как рептилия из рекламы:

- Просто чай!

- Вам совсем без сахара? - удивлённый вопрос, - Ни кусочка?

И не менее удивлённый ответ:

- А то?!?

- Ну, хорошо ...

Боже, какой приятный голос!

- А давайте, я угадаю, как вас зовут! - наседал Шатен, смутно подозревая, что уже годится Барби в отцы – ведь он помнит такие вещи, каких уже и по Ретро-ТВ не показывают! Но кукла Барби вполне осмысленно изучала его довольно плохо побритую физиономию: ага, сообразил Шатен, значит, девочка неглупая и умеет «сканировать» не хуже других! Да и какая, «девочка», прости господи?!? Весьма непросто вообразить себе те глупые обстоятельства, которые загнали эту прекрасную куклу за прилавок кондитерской. Или у них в кондитерской такие глупый отбор, что каждая девочка-кассир должна напоминать куклу Барби, а любой грузчик должен быть роботом-трансформером? А любой «водила» у них Годзилла ... так, что ли? Но у нас встречается и не такое. И разговор на эту тему можно считать законченным. Почти не имея опыта проживания в частнособственническом обществе, и вообще не зная, что такое «эгалитарность», мы иногда создаём столь глупые и свирепо обесчеловеченные формы организации труда, что потом сами удивляемся, как это у нас до сих пор не началась Вторая рабоче-крестьянская революция – да, а как?!? ... И, конечно же, вся кондитерская под названием «Уют» была увешена рекламой, как деревянный забор вокруг райпсихбольницы.

Молодцы! Так и надо!

- Вас зовут ... ????

Она кивнула ему, задорно смеясь, но, как зовут, - не сказала. Похоже, экспедиция Индианы Джонса за хрустальным сердцем могла бы считаться навсегда законченной, однако девушка не демонстрировала никакого отторжения и продолжала пристально «сканировать» Шатена на предмет – стоит с ним дружить или не стоит? У красивых женщин это хорошо получается – будьте спокойны! Однако Шатен даже не знал, как поставит ударение в этом слове – «стоит» - так или этак? Или ей кажется, что скоро наступит конец его карьеры, поэтому она смотрит, как оценщик в ломбарде?!? Шатен даже чуть нахмурил брови ... Нет, он вовсе не намеревался «разводить» незнакомку «на секс» и всё такое в том же роде – вовсе нет! Это было бы элементарной пошлостью. Будучи человечком ещё не старым и не занятым, Шатен иногда смотрел на женщин всерьёз и даже очень – особенно, на молодых и красивых. Все коллеги Шатена открыто сопровождали везде и повсюду молодых избалованных женщин незаурядной внешности и как-то уж совсем по-мальчишески хвастались сексуальными подвигами, а Михал-Николаевичу даже и похвастаться было нечем. Ну, не станешь же ты хвастаться близкими отношениями с проституткой в возрасте ближе к среднему и, к тому же, довольно пошлой наружности?!? Задастая и полными рельефными ногами ... Ну, нет, нет ... вообще-то, эта женщина по-женски не глупа и вполне приятна в общении, но появляться с ней на людях как-то совсем «не комильфо» – Миша-то Шатен в силу своей-то профессии отлично знал, сколько клиентов бывало у неё раньше и бывает теперь в её прекрасной квартирке в Сокольниках! А в прошлом эта женщина гребла деньги буквально с утра и до вечера, как Снегурочка в новогоднюю ночь, а теперь только и мечтает, что о чём-то о своём, - не уж-то хочет замуж за одного из своих клиентов?!?

- Ты уж извини, но у меня дела ... Москва — диван — диван — Москва!

Зато сидевшая на своём кондитерском троне прекрасная кукла Барби была самой наипрекраснейшей кандидатурой на серьёзные отношения, и это никак не зависело от её намерений. Какие у неё глаза – о, боже! - серые, но не по-человечески серые, а - серые «божественно», как у игрушки. Такими яркими и ненастоящими бывают только девочки лет двенадцати, но взрослые молодые женщины – да никогда в жизни!

- Эй, давайте я угадаю ...

- И не гадайте! - с какой-то почти дразнящей интонацией ответила кассирша, - Все меня зовут Барби, просто Барби ...

- Ну, - заулыбался Шатен, - с такой внешностью вы точно Барби!

- А я действительно Барби!

Она всё время смеялась и смеялась, но совсем не обидно.

- Наверное, мама назвала вас Варей ... я угадал или нет? – Шатен широко заулыбался, кокетливо стрельнув в неё пальцем. Что ж, Варвара – значит, Варвара! Варвар и в Москве немало, а уж в провинции – их ещё больше. Вот только на крестьянку она не похожа. В сельской местности девицы другого масштаба ... внезапно ему стало казаться, что он всё о ней знает, однако через пару минут Шатен был глубоко разочарован и потрясён (почти за шиворот!) одной сенсационной новостью – эту чрезвычайно очаровательную блондинку с серыми глазами действительно звали Барби. Ну, она - Барби ... ну, просто Барби!

Ну, не требовать же у неё документы, правильно?!?

«Да, чудны дела твои, Господи!»

Шатен отставил чай в сторону и теперь пристально смотрел на свою красивую куклу – уж не смеётся ли она? Вечерний солнечный луч отражался от её красивого лица, как от абсолютно гладкой стеклянной поверхности, а улыбка напоминала о знаменитом рекламном ролике, в котором суровый мужик в каске что-то суёт в компрессор и тот оглушительно заводится, - ужас, да и только! Или наоборот – ура! ура! Заработало ... Однако никто не мог объяснить разочарованному и проголодавшемуся Шатену, почему он так странно смотрит на Барби.

Может, он уверовал в свет высшего разума? Или это от того, что «оно работает»?

Нет, он для неё пришелец, почти маг.

Однако чем не пара - Михаил и Барби? ...

Вскоре неестественного цвета оладьи с таким же сиропом и пара тугих и толстых американских сэндвичей с ветчиной завершили его срочный перекус, прочно заменивший настоящий мужской ужин. Он снова уставился на сероглазую куклу. Нет, такие девушки не выходят замуж за суровых мужиков из компрессорного цеха - шалишь! А с другой стороны … Да будь она хоть из резины! Да будь она хоть нарисованной на тонкой рисовой бумаге китайскими кисточками из меха недавно съеденной собаки! Да будь она хоть самой настоящей куклой Барби, только говорящей со странным иностранным акцентом и ростом примерно чуть повыше среднего мужчины! Она всё равно хороша, прекрасна и абсолютно неподражаема, как богиня. О такой девушке можно только мечтать! Она не человек. Она — образ!

- Я – Миша, Михаил ... - представился Шатен и тут же вежливо поправил себя: - Хотел я сказать свою фамилию, но немного передумал сообщать секретную информацию ... (девушка Барби с удовольствием засмеялась, лукаво глядя на него) ... я, видите ли, такой мамонт, что мне иногда бывает смешно!

Барби смело спросила:

- А вы видели фильм «Последний мамонт Франции?»

- Нет, не смотрел ... - почти обескураженно произнёс Шатен. Он сидел напротив неё и немного задорно крутил чашку с медовым чаем, - А что это? Ах, Жерар Депардье ... я его видел, как вас сию минуту. Мы его охраняли как-то раз. Но из фильмов я помню только «Между ангелом и бесом» и ещё, может быть ... (Барби с удовольствием кивнула, почти уж по-девчоночьи) ... ну, ещё я видел его старые фильмы, где тот снимался с одним глупым клоуном, который лично мне отвратителен, - Одна бровь куклы Барби осуждающе дрогнула, - но это не моя вина, а, скорее, вина, нашего общего правового воспитания ...

- А вы кого-то напоминаете.

- Мамонта?

- Ну, не мамонта, но кого-то не местного, - смело указала Барби. В этот момент от неё пришёл некий психологический сигнал, заставивший Шатена резко выпрямить спину. «Всегда доверяй своим чувствам!» - вспомнил он наставления своего босса по полицейской службе, - А вы недавно приехали в наш край?

- Почти вчера ... - расслабился Шатен, - и довольно скоро уезжаю.

Он вспомнил, как только что проезжал мимо дорогого магазина, густо увешенного рекламными изображениями босых ног, - это был магазин обуви, в котором кукла Барби наверняка покупает свои туфельки на каблуках или небольшие лёгкие кроссовки, а потом долго ехал мимо церкви, в которую хотя бы раз заходили эти модные кроссовки или туфли, и мимо множества одинаковых серых домов из трёх или пяти этажей, в одном из которых они ночуют почти ежедневно … в таком городе, как Зерокуль, всё находится где-то близко, и здесь не надо ходить далеко, вот только если за окном с утра идёт дождик, пусть даже самый маленький, то эти туфельки или кроссовки никогда не выйдут на двор и не зайдут красивым ритмичным здоровым шагом к вам, в ваш гостиничный рай со всеми удобствами в конце коридора. Таким образом, чтоб продолжить в этом Зерокуле приятное знакомство, нужна хорошая погода, тебе ясно, бро?!? Хорошая, как в рекламе! Но что об этом думает прекрасная кукла Барби с её серыми глазами?!? Ведь она – мила и практична, как всякая игрушка, она пробуждает уснувшие надежды и совершенно не боится, что не сможет их оправдать. Шатен «отсканировал» её серые глаза с небольшими синими искрами и хмуро подумал:

«Если сигнал повторился, значит, он – искусственный».

Да, есть такое практическое наблюдение. 

- Видите ли, я юрист по профессии ...

- Ах, так вы юрист?!? – почти обрадовалась Барби, заставив Шатена искать себе некое оправдание:

- Но я специалист широкого профиля, и не только правовед.

Почему-то он был абсолютно уверен, что голова девушки Барби способна понять и оценить очень разные предметы – не только те, что он предлагал ей в качестве общей самоиллюстрации. Но через некоторое время Шатен сообразил, что Барби напоминает какой-то не вполне исправный мобильный телефон – в смысле, ты тупо нажимаешь, куда надо, а в нём что-то ожидаемое никак не происходит! Вот это странно! Ведь не глупая же блондинка работает в этом кулинарном учреждении под названием «Уют» - так ведь?!? Нет, не вовсе глупая! Например, девушка Барби живо интересуется французским кинематографом, а это нетривиально по нашим временам, а ещё она хорошо и недорого одета, и у неё правильный вкус. И, наверное, она настоящая солипсистка, живущая по принципу «стакан есть только у меня, а весь мир — мой алкогольный бред», - но это происходит от её броской красоты и заметного женского самолюбования, и никак иначе. Все красавицы — настоящие солепсистки ... Зато с другой стороны Барби производила странное впечатление эффективной копии с оригинала. Но кто автор её и где спрятан или же подсмотрен оригинал?!? Неужели, он – в телевизоре?

Сыщик Шатен не по-доброму ухмыльнулся. Он ясно видел перед собой довольно простой и предсказуемый продукт современной товарной цивилизации, - жертву маркетинговых войн и торговых марок! - и ей словно сам Господь велел начинать карьеру в этом кулинарном «Уюте». А ведь она – далеко пойдёт, и ещё не известно, за каким столом или в каком автомобиле окажутся эти модные кроссовки или туфельки спустя всего лишь 10 лет.

- А вы знаете Машиниста времени?

- Знаю ... но зачем он вам нужен?

По улице медленно проходил одинокий велосипедист – белый шлем с тёмным «экраном», куртка с красными рукавами и белыми плечами, узкие, будто резиновые штаны в горизонтальную полоску – одинокий и удивительный чужак в этом полупустом городе. Но где его спортивный велосипед и почему он вообще пользуется ногами в своих велосипедных кедах?!? Велосипед, наверное, там же, где и автомобиль Шатена, - эх, ты, навсегда отставший солдатик в форме армии любительского спорта ... ты куда?!? Шатен пожал плечами и с удовольствием перевёл взгляд от окна обратно на Барби. Кукла Барби красиво улыбалась – тоже молча. Есть люди, закатанные в блестящий пластик, а есть – в металл, в кожу, но за каждым … одна лишь пустота и реклама. Однако чем, кроме французских фильмов, увлечена эта куколка? А была ли у неё своя кукла Барби?

Может, она увлекается лакроссом?

- Вы слишком много от меня ждёте, - задорно смеялась Барби, просто уморительно щуря глазки, - Нет-нет-нет, какой вам лакросс? - махала она ручкой, - Нет-нет, вы не спрашивайте ...

Зато она пользуется относительно недорогим део-спреем «Па» из популярной телерекламы ... впрочем, это почти неизбежно: ведь многие приходят в кондитерскую, чтобы «проветриться», а не затем, чтобы снова почувствовать себя циничным подростком начала 90-х годов, влюблённым в группу «Нирвана» ... Кстати, а у них бывает такое чудо из студенческого буфета, как стакан молока с гранатовым сиропом? Как?!? Нету ... а можно получить ваше фото по электронной почте? Как, тоже нельзя?

- Боже, вы так сияете!

- Да? – польщённо переспрашивает Барби.

Шатен смело настаивает:   

- А как вам позвонить?

- Это уже другое дело, - Барби благосклонно склонилась над прилавком кондитерской – для неё это была как бы самая короткая дорога к клиенту, - Вы хотите, чтоб я показала вам наш город?

- Было бы неплохо. Но для начала покажите мне дорогу в вашу полицию ...

Кукла ответила внезапным смешком:

- Да-да-да ... А Машинист времени вам не подсказал?

- Он же Хранитель? Нет, никак.

- Вот дурак! Мы его называем Машинистом, а не Хранителем. Вы никогда не обращайтесь к нему за советами, Миша, - тихо, но убедительно произнесла кукла Барби, - И ничему у нас в городе не удивляйтесь. Вы здесь можете найти такое, что вам сразу не понравится, но удивляться не стоит — это в Зерокуле почти норма. А Машинист времени этот ... ну, он когда-то был мороженщиком и даже работал у нас, в кулинарии, но теперь он предпочитает называть себя то ли учёным, то ли художником, то ли городским диссидентом. Но он – не то, и не другое. Нет, он — грязный и бессоветный обманщик с замашками городского сумасшедшего, - всё так же тихо объясняла девушка, только теперь её лицо приняло немного осуждающее выражение, - И они там почти одинаковые - что он, что его дочь ...

- Её имя - Мелисса, да?

- Как вы её назвали? - удивилась Барби, смешно сведя брови.

Мелиссой звали гипотетическую сестру агента Фокса Малдера из «Секретных материалов», - Шатен специально сделал вид, будто не знает, как зовут дочь Хранителя. Кукла вполне оценила его уловку:

- Нет-нет, она - Росинка! Её так называют. Какая Мелисса?!? Что вы?!? - кукла Барби забавно постреляла глазками, - Нет-нет, она - Росинка ... Её зовут, как ту девочку в популярном сериале.

- В каком сериале?

- Про «тарелочки» ...

Кукла Барби быстро повертела указательным пальцем, изображая «тарелочку». Но Миша Шатен умел быть галантным в разговоре:

- Она, правда, инопланетянка?

- Росиночка? Ну, почти. У них вся семья – не от мира сего, и вы это сразу поймёте, если пойдёте к ним в гости, - красиво улыбаясь, произнесла Барби.

- А сколько ей лет, если не секрет? - Шатен тоже улыбался Барби.

- Росинка чуточку постарше меня, - задумчиво ответила  Барби. По лицу было видно, что Барби вряд ли помнит год рожденья, - Кстати, вам лучше разговаривать с нею, чем с её мужем. Я потом расскажу, почему. Сейчас, пожалуйста, не спрашивайте.

- А у Росинки есть имя?

- Ольга! Разве вы не знаете?

Боже, как она ему понравилась ... просто зайчик! А ещё он кое-что знал об одном, а, вернее, сразу о двух жителях этого маленького города. И никогда больше никто не заморочит ему голову, рассказывая о всяких гуманоидах с «летающих тарелок». Теперь бы следовало спросить о парнях в чёрных карбоновых доспехах, голливудская доблесть которых вполне заслуживала Большой Медали Конгресса США – вот только все события с их участием происходили не в Голливуде, а в Зерокуле, а в Зерокуле медалей не давали даже и за большие доблести, чем доблесть получить ружьём по морде! - однако Шатену показалось, что кукла знает об этом нисколько не более, чем о тайнах мирового океана, поэтому он скромнейшим образом промолчал. А через десяток минут Шатен выбрался из охваченного ярким солнечным светом кулинарного «Уюта» и несколько раздраженно плюхнулся за руль автомобиля.

Бензина в баке уже ни на что не хватало.

- Да пошли вы все ...

Нет, это не очередной сумасшедший городок, которого нет на карте, - это теперь такой городок, в котором обязательно найдётся один сумасшедший, и этот сумасшедший – это был он, Михаил Кошечкин. Боже, как ему хотелось вернуться в те времена, когда он ещё не был Шатеном, и когда у него насчитывалось, по меньшей мере, 55 товарищей по институту – пятьдесят пять мушкетёров! Они готовились жить долго, служа Королю и Отечеству, и никак иначе себя не представляли ... и все были в кого-то влюблены, как боги. А сейчас? Нет, одно сплошное разочарование. Ни номера телефона, ни, тем более, обещаний – такая, вот, грустная и «сожалительная» была ситуация! В те годы он каждый вечер спускался в метро, а потом быстро, под Криса Ри в наушниках добегал до дома, где жила девушка по имени Роза, и, пока ещё не было 8 часов, с улыбкой встречал её у подъезда (или подъезжал на папином «Линкольне-континентале»), а сейчас ему хотелось всплеснуть руками и просто сказать, обращаясь не ведомо к кому: «Ну, почему всё так?!?» - однако Шатен взял себя в руки и пообещал, что обязательно приедет к Барби завтра или послезавтра.

Барби улыбалась ему на прощание:

- Заходите обязательно ... вы очень интересный мужчина!

«Чёрт, выключай телевизор! - только что думал Шатен, пыльно топая в тот небольшой и зелёный двор, где он оставил свою счастливую «Волгу», - Тебе так захотелось понравиться этой хитрой кукле? Лучше поищи Росинку – та небось ещё красивее!»

Михаил покидал кондитерское заведение с таким неприятным и чужим ощущением в душе, что оставалось только признать своё поражение и сказать, обращаясь к оставленному в машине дробовику:

«Эта встреча ничего мне не дала, дружище».

Ну, всё, поехали, пока в баке не совсем пусто.

Итак, вот оно, 1-ое горотделение зерокульской полиции! Оно находится в здании сталинского типа, стоящего одним довольно небольшим корпусом на улице Советской, а другим, просто огромным и многоподъездным, – на Коммунистической, и – прямо за стенкой у районного суда. Шатен отлично знал, что правовые учреждения так размещались только во времена после 1948 года, когда в СССР началось бурное строительство «высоток» и больших административных зданий в мегалитическом стиле, а до того – как и солидно после – советский суд и милиция никогда не делили пополам одно здание в центре города. В принципе, это не было бы удобным решением. Но первое, что увидел Шатен, когда свернул во двор «управы», это была стоянка, на которой покоилось несколько полицейских развалюх марки «Жигули» и «Москвич» – уже и автозавода такого нет в природе, притом там не обошлось без участия юридической фирмы Борщёва! – и два не новых японских джипа в яркой, даже излишне яркой полицейской раскраске, - они очень напоминали то ли машины Федеральной полиции Мексики, то ли анимированные картинки из некоей компьютерной игры, но отличались неухоженным видом … Странное было зрелище, однако Шатену приходилось видеть и не такое, - например, 600-ый «Мерседес» с надписью ОМОН и «Рейндж-Ровер» службы судебных приставов, за «штурвалом» которого сидел прапорщик, мужчина с жуткой физиономией маньяка-убийцы из фильма «Пятница-13» ... Да уж, есть же на свете такие субъекты, глядя на которых люди никогда не ошибаются в оценках. Так вот, это был один из них! С ним даже говорить было не о чем – белая гладкая маска вместо лица ... Шатен и тот наградил бывшего прапорщика «сканирующим» взглядом, когда впервые увидел, – было же такое! Рука сама тянулась к поясу, на котором висела пара наручников. А потом появился Бурай в его обычной синей меховой куртке, шеф судебной службы подмосковного города Козявчинска, и Шатен чисто автоматически протянул ему руку:

- Очень приятно ... товарищ полковник!

Так что неухоженный вид служебных джипов зерокульского УВД – это ещё не самое страшное в правоохранительных «органах» - нечего и беспокоиться. Его бывший шеф по службе говорил прямо и отрывисто:

- Ребята, которые работают по ночам, тупо накачиваются кофе и сигаретами, а потом, идиоты, считают себя бессмертными, как герои кино. Нет, это всего лишь умирающие больные. А здоровым людям нужен режим! И нужно повторять физические и умственные упражнения. Чтобы оставить разрушение одного тела, нужны три головы, как у Цербера, – понимаешь? И нельзя опаздывать, а иначе тебе — всё, крышка. У нас в «управе» только за прошедший год умерло семь сотрудников, и нестарых ещё, между прочим, мужиков ... так, в среднем лет по сорок с гаком! И все без пяти минут полковники, между прочим.

Шатен всё понял, однако ... немного поморщился.

Кстати, у Старшего не было никаких специфических прозвищ. Он, будучи лицом довольно одиозным, в них попросту не нуждался. Но теперь Шатену следовало найти некоего «Макаревича» – а точнее старшего оперуполномоченного Андрея Макарова – и он служил здесь, в этом 1-ом горотделе зерокульской полиции. И неважно - сидит ли он в кабинете, капризно заломив бровь, а со всеми подчинёнными разговаривает только матом, или же в его кабинете лежит на полу огромная бойцовая собака, а кабинет походит на комнату в мужском общежитии, - всё равно этого «Макаревича» следовало найти, каким бы тот не оказался на самом деле. Вообще, все эти провинциальные «менты» в майорских погонах бывают разными просто до пошлой карикатурности – и такими, и сякими, и даже «голубыми» и «красными».

Но они ж не просто так стали «ментами», не правда ли?

Шатен сделал несколько шагов и внезапно заметил, что в здании есть пожарный выход, который находится на довольно большом расстоянии от подъезда, и он зачем-то снабжён устройством для сканирования пластиковых карт. А на стоянке имеется вращающаяся камера видеонаблюдения – прямо, как в фантастическом фильме! «Отличники учёбы!» - подумал Михаил Шатен не без юмора, когда переступил порог отделения полиции. Порыв ветра помог ему это сделать. Потом была бетонная лестница, выкрашенная в пожарный красный цвет, и деревянная доска со служебной информацией, информацию на которой не меняли с далёкого 2003 года, - возможно, зерокульские «копы» считали себя космонавтами, отправленными в полёт на гиперсветовой скорости, ну а когда они вернутся назад и сядут писать «оперативки», на дворе будет всё тот же самый 2003 год, так что можно ничего и не менять ... Ну, а далее Шатен к удивлению своему увидел небольшой «стоун-хедж» из белых стеклянных блоков, между которыми находились двери.

Так выглядела дежурная часть.

Что за странное устройство у отделения полиции?!? Или здесь служат только рептильные пришельцы?!? Нет, на ГИБДД, вроде, не похоже … Или сейчас выйдет робот-полицейский из старого кинофильма, который железным тоном потребует биометрические документы? Шатен тихо подошёл к стоявшей ровно посередине «стоун-хеджа» стойке, за которой, по самой идее, должен был находиться дежурный офицер, и только теперь до него, наконец, «дошло», что в городе, въезд в который контролируют «дарты вейдеры», дежурным офицером может быть и робокоп, и терминатор, и даже Годзилла, если она поместится в этом помещении. И даже голографическое изображение акулы из фильма «Челюсти». Да мало ли до каких крайностей может додуматься дизайнер, создающий «интерьеры будущего»?!? Но как вызвать сюда эту «голограмму», чтоб хотя бы узнать, в каком именно направлении тебе идти?!? Тут на стойке чудесно обнаружилась красная кнопка величиной с крышку от йогурта из телерекламы, и Миша-Шатен с радостью стукнул по ней кулаком: может, теперь появится дежурный офицер? Однако – как бы ни так! Вместо дежурного зазвучал голос, нагловатым тоном поинтересовавшийся:

- Вам с кофеином или без кофеина?

Голос был ни мужской, но и не женский. Средний!

Шатен немного опешил:

- Мне дежурного, пожалуйста ...

- Он в туалете, - ответил голос, и на стойке мигом появилась чашка – вернее, серый пластиковый стаканчик, в котором находилась какая-то жидкость, напоминающая чай: - Возьмите, пожалуйста!

Оказывается, это была не стойка дежурного, а некий автомат с напитками … Но как в таком случае вызвать дежурного офицера?

Голос ответил:

- Щас придёт ...

- А если мне нужен Макаревич, то это к кому мне обращаться?

- Щас выйдет, - тем же тоном произнёс голос, - Ждите.

Этот путь к победе казался бесконечным, как телереклама.

- А-а-а ... мне долго ли ждать? – Шатен никак не мог разобраться, откуда он звучит, поэтому всё время смотрел вперёд и немного вверх, как герой оптимистического советского плаката: - Мне надо бы с ним поговорить ...

Голос отвечал односложно:

- С ним?

- Да, знаете ли!

- Щас выйдет, говорю.

Шатену не раз приходилось общаться с людьми, которых принято называть коротко и ясно, - «БЫДЛО БЕЗРОГОЕ» - однако теперь ему пришлось познакомиться с электронной разновидностью этого весьма многогранного социального явления: с ним вёл беседу самый настоящий автоматический быдло-информатор! И это был даже не гугнивый голос на железнодорожном вокзале, которому так и хочется сказать: «Ну, ты хорошо потрудился! А теперь повтори-ка всё это заново!» - да нет, вовсе нет ... Это был хорошо знакомый психотип, который считает, что пальца в рот ему не клади, поскольку он мигом сломает тебе челюсть ... но только в данном случае этот персонаж был «сокращён» до объёма одной небольшой программы и загружен в стандартный компьютер тайваньского производства ценой не более 30000 рублей в любом магазине электроники. А Миша-Шатен был, соответственно, то ли испытателем этой программы, то ли уже достойным её продолжением – и как хорошо, что у программы может не быть интерфейса. Впрочем, это не важно!

У неё и фамилии не может быть, так что жаловаться некуда!

Но где дежурный?!?

- Я приехал по делам ...

Автоматический информатор немного подумал и сказал:

- Ну и катись обратно!

Какое-то автоматические хамло!

- А можно я пройду сам и поищу ...

- Куда пройдёшь САМ? – внятно поинтересовалась система, - Дверь знаешь где?

- Знаю! Как же! Знаю ... - Шатен звонко выматерился и шарахнул кулаком по автомату с напитками, внезапно запищавшему, как астромеханический дроид R2D2 в «Звёздных войнах», - Если вы не вызовите дежурного, бля, я сейчас у вас всё тут разнесу нах, сволочи дебильные! Выползайте наружу, ёп ... эй, где вы там, бля? Я с кем разговариваю?!?

В этот момент словно кто-то поколдовал над клавиатурой и одна из дверей бесшумно отворилась ... из нутра участка с любопытством высунулась вытянутая вниз физиономия, начисто лишённая волос, зато с дымящимся окурком во рту, - по сути, это был один сплошной лоб, плавно переходящий в подбородок, а где-то возле остроконечных, как у гоблина, ушей этого «подбородка» находились погоны старшего лейтенанта «органов внутренних дел». Ну, наконец-то, они пожаловали! Шатен узнал эту физиономию с первого взгляда, хотя никогда раньше не видел. Ну, просто она выглядела именно так, как должна была выглядеть морда «вечного» старшего лейтенанта полиции – то есть предельно глупо и сказочно! Зато стоит такому старшему лейтенанту пройтись по городу, - тут и хулиганы здороваются, и пьяные водители дружно выползают из автотранспорта, и даже известный в городе маньяк-убийца и тот спасается бегством от своей предполагаемой жертвы, а та догоняет его на трамвае и бьёт зонтиком по голове. Нет, красота – это страшная сила!

- Подойдите сюда, любезный, - громко произнесла физиономия.

- Я? – изумился Шатен, - Я подполковник полиции ...

- И чё, ёп?

Похоже, вежливость запрещена в этом отделении внутренних дел как явное излишество ... вот это да! И что теперь делать, раз они такие суровые мужчины, что позволяют себе грубо разговаривать с подполковником – со старшим, пардон, офицером МВД?!? Однако Шатен – было дело! - как-то сталкивался с таким явлением. В том отдельно взятом случае нарушителем спокойствия был молодой и крайне боевой «опер», законно считавшей многих сослуживцев дураками, ворьём и лентяями, и Шатен в тот раз сделал всё, чтобы парня не уволили из «органов», а, наоборот, повысили, сделав менее зависимым от сослуживцев. Так вот: «опер» потом на цыпочках стоял перед товарищем подполковником и в рот ему заглядывал в восхищении! Вот, как надо с такими, с хамами, - понимаете?

И - нечего ругаться!

- Мне Макаревич нужен ...

Он разговаривал с ним, как с сердитой собакой, - не больше того!

- Макаревич? Сейчас будет вам Макаревич, - ответила «собака» и скрылась на территории отделения. Но вскоре произошло нечто такое, что заметно выходило за рамки прежнего опыта господина подполковника, - неожиданно в центр «стоун-хеджа» выскочили трое молодых полицейских в сомбреро и с гитарами. Обладатель вытянутой вниз физиономии медленно вышел следом за ними и Шатен с удивлением обнаружил, что телосложением этот старший лейтенант полиции очень напоминает обезьяну-шимпанзе – он того и гляди встанет на четыре конечности и потребует банана! Что это за мутант хренов? Шатен, нахмурив брови, пристально изучал его ... а трое молодых полицейских, тем временем, встали в ряд, словно на сцене, звонко вдарили по струнам и запели – вернее, заорали! – дурными голосами:

                Вввв-от
                Гоп-оп-оп!!!!
                Но-о-о-овый поворот!
                Гоп-оп-оп!!!!
                И мотор ррревёт.
                Гоп-оп-оп!!!!
                Что-о-о-о он нам несёт?

Шатен издевательски поаплодировал «артистам»:

- Ребята! Кончаем кривляться ...

Концерт прервался ... Ребята обиженно смотрели на незнакомого мужика в кожаной куртке:

- Ну, вы же хотели Макаревича ...

- Во-первых, это пел не Макаревич, а, во-вторых, вы ведёте себя так, будто нет страшнее старшего оперуполномоченного Алексея Макарова, - миролюбиво пошутил Шатен и объяснил, как дурак - дуракам: - Нет, есть звери и пострашнее. Вы мне, пожалуйста, пригласите его, понимаете? А лучше проводите прямо в кабинет ... у меня важное дело к товарищу Макарову.

Через пять минут он действительно сидел напротив человека, которого можно было бы назвать точной копией артиста Андрея Макаревича, - во всяком случае, старший оперуполномоченный УВД города Зерокуля майор полиции Алексей Макаров запросто мог бы сыграть роль этакого эстрадного самозванца, случись там что-нибудь неладное. Ведь ездили же по умиравшей от дефицита «стране Советов» многочисленные «Ласковые маи» ... Так почему не может быть второй «Машины времени»?

- Я приехал к вам с делом, не терпящим отлагательств ...

- Слушаю вас, - «макаревичевским» голосом заговорил Макаров.

Шатен вёл себя исключительно сдержанно, даже чуть скованно:

- Видите ли, наша юридическая фирма … - Он живо передал «Макаревичу» свою визитку, которую тот, не глядя, сунул куда-то под стол, - готовит документы для подачи судебного иска и я хотел бы немного проконсультироваться с вами по одному сложному делу …

Гражданин по прозвищу «Макаревич» смотрел на него абсолютно прямо, как дуло автоматического оружия:

- Ну?

- Скончался некто … - Шатен заглянул в экранчик своего мобильного телефона ... - и его вдова гражданка Никанорова так же, как и сын, очень хотели бы ...

«Макаревич» качнулся в кресле и задумчиво вымолвил:

- Всем хотелось бы, чтоб он скончался, однако названное вами лицо не только живо, но и пребывает в полном здравии. Что касается его ... вдовы, - произнёс он с явной иронией, - то здесь дело нечисто. Кроме того, мы тут живём довольно далеко от больших городов и поэтому не очень нуждаемся в гиперопеке со стороны каких-то проживающих за границей женщин, а также их юридических представителей из Москвы. В нашем прекрасном городе — свои правила, поэтому я скажу вам прямо, и без всяких условностей ... Ну-ка уезжайте поскорее отсюда!

Михаил Шатен немного не привык к общению с провинциальными полицейскими, хоть и знал, каковы бывают их манеры. Живя и правда очень уж далеко от больших городов, и многие годы охраняя стыд и сон провинциальных обывателей (а так же всё прочее, чем живёт окраина) они нередко утрачивают чувство меры. К тому же, звёздочки на провинциальных погонах — это немножко не то, что звёздочки на погонах в Москве или в Петербурге, да и служебная мотивация бывает довольно разная. «Макаревич» вырос здесь, в Зерокуле — Михаил Шатен не только знал это из «досье», но и чувствовал по поведению старшего оперуполномоченного — и он знает местных людей, просто как облупленных, тогда как Шатен не видал даже такую общедоступную мелочь, как «План города Зерокуль от 1969 года» или же «Комплекс административных решений» зерокульской горсовета от 1987 года о благоустройстве клумб на территории морга по адресу Ритуальная дом 3.

- Что касается лица по имени Наталья Матрёшка, то я впервые о нём слышу. Скорее всего, Матрёшка — это та же гражданка Никанорова, только по турецкому паспорту. Или это постоянная подруга Туранчокса по имени Ольга, что, впрочем, довольно маловероятно. Я бы вам посоветовал поискать Лысика, первого заместителя главы города, - тихо говорил Макаров, - А к нам больше не приходите, и вообще обходите полицию стороной ...

- Поискать Лысика?

Шатен открыл телефонную книжку.

- Его самого. Германа Валерьяновича. У вас есть номер?

- Есть. Как же!

- Вот и звоните ему как можно чаще ...

Он отпил чая из синей домашней чашки и усердно поскрёб плохо побритое горло. Шатен молчал, глядя в гладко полированный пол ... В своё время он прочёл в каком-то из печатных изданий, будто аквариумные рыбки куда более агрессивны по отношению к своим сородичам, нежели чем к рыбкам других видов: гуппи нападают на гуппи, а меченосцы — на меченосцев ... а кабинетные акулы жрут, сооответственно, только кабинетных акул: рыбка-генерал жрёт генерала, а майор - майора ... Об этом же писал и нобелевский лауреат Конрад Лоренц, сочинения которого по этологии Шатен усердно читал в молодости - в библиотеке института. Что ж, в случае с «Макаревичем» это наблюдение могло оказаться абсолютно верным. Шатен ещё попробовал найти с ним общий язык и даже сослался на Сергачёва, чем вызвал у Макарова — такого же, кстати, плебея — слабую улыбку, после чего стало навсегда понятно, что сидящее перед ним подражание Андрею Макаревичу использует принцип иудейского стакана: ну почему стакан наполовину пуст только у нас? Ну, что же, разговор окончен!

Сложно найти общий язык с человеком, не читавшем Конрада Лоренца.

- Я не собираюсь консультировать такую шушеру, как ты, - уже без обиняков заговорил старший оперуполномоченный, - Собирай вещи и катись к себе в Москву, понял? - Он сделал вид, будто собирается выплеснуть остатки чая ему в лицо, - Иначе я за себя не отвечаю ... И в наше УВД больше — ни ногой! - Сейчас в его лице стало появляться нечто очень тупое, почти ослиное. Да уж, годами работая в «канторе», имея дело с одними и теми же правонарушителями и  лишь нечасто — с людьми приезжими, очень рано получая красивые майорские звёздочки и хорошие должности в провинциальном «аппарате», многие провинциальные «менты» грубо заносятся, а потом по-ослиному звереют от безнаказанности. И только визит проверяющих способен разбудить у таких людей некоторый инстинкт профессиональной ответственности, выражающийся в основном в виде агрессии, почти необъяснимой. В этот момент Михаил Шатен внезапно почувствовал, что если он сейчас встанет и пойдёт к выходу, то его голова сама втянется в плечи, - такой «настоящей» была агрессия этого провинциального хама «Макаревича»!

- Ты, что, с похмелья? Или с дежурства?

- Катись, ты! Знаешь, куда? - проговорил старший оперуполномоченный, делая вид, что встаёт, и Михаил Кошечкин, он же Шатен действительно «выкатился» в коридор, притом с явным удовольствием. В коридоре его ждали молодые дураки в сомбреро, которые опять выстроились, как на сцене, и громко заорали очередную песню группы «Машина времени». Объяснять им, что они зря кривляются, не было ни времени, ни желания, - Шатен толкнул одного из них, да так, что у того шляпа съехала на лоб, и быстро, почти озлобленно пошагал по скользкому и откровенно дешёвому полицейскому паркету. О, сколько раз ему приходилось это делать — быстро бежать от коллег по работе, бежать, поскальзываясь, бежать без оглядки, и только бежать, бежать, бежать!

Когда-то Старший в группе — умный человек! - ставил его в пример, называя «драпающим милиционером», а потом назидательно объяснял парням-правоохранителям, что служебное благополучие «мента» зависит не от усердия сотрудника, а от умения не брать на себя лишнее:

- Лишнее, - говорил он, - грузит, но не исправляет, поэтому учитесь говорить людям твёрдое «нет!»

Ну да! И у врачей — то же правило, между прочим!

В тёмном номере гостиницы он был один, но ему весь остаток вечера казалось, будто в номере десять человек, - он и девять «Макаревичей»!

«Тяжёлый был денёк у меня!»

Но почему этот неуравновешенный хам так «сохранился» в сознании, что  даже размножился, словно на принтере?!? Это не понятно! Вот есть же люди с таким дьявольским талантом — не просто быть везде, а быть везде в количестве девять штук и больше ... «Нет, учись доверять своим чувствам!» - думал Шатен, сидя на диване и тихо раскачиваясь всем туловищем — то влево, то вправо. Что-то в этом «Макаревиче» было возмутительно «не так», включая его телевизионную внешность. Нет, какой-то он совсем нестандартный, этот «Макаревич», и дело тут даже не во внешности, а в чём-то другом, почти необъяснимом. Шатену приходилось видеть и вылитого Шварцнеггера, приехавшего на самом простом корейском внедорожнике, и даже полное подобие Леонида Ильича Брежнева, которое назвалось Юрием Вадимовичем Лобановым, а по профессии оно было не генсеком, а всего лишь хирургом! Нет, дело тут вовсе не во внешности. Этот «Макаревич» когда-то жуликовал с какими-то московскими посредниками и вообще вёл себя неважно, на чём и попался «Карману» по фамилии Борщёв. Но во всё остальном он был из той категории полицейских, у которых на все вопросы имеется только один понятный ответ: «Гражданин, с вещичками на выход!»

Михаил Николаевич никогда не доверял таким сотрудникам.

«Вот, из-за таких, как он, всех нас считают извергами или «оборотнями в погонах», а то и кем похуже!»

Однако «побудь неделю в ментовской шкуре», как пел Высоцкий, и ты ещё не так озвереешь, правильно? Коротка у «мента» кольчужка ... а, с другой стороны, «мент» никогда не должен превращаться в озлобленное животное с пистолетом, резиновым дубьём и парой наручников.

Мобильная сеть «Бигбаг» подавала некоторые признаки жизни и Михал-Николаевич «на всякий случай» набрал номер горадминистрации: а вдруг этот Герман Валерьевич по фамилии Лысик, заместитель мэра - на месте? Номерок подсказал ему Борщёв, а он тоже заботлив, как дьявол ... Шатен чуть прислушался: в трубке раздавался какой-то гулкий скрежет, а потом гудение, и так до бесконечности. И никакого тебе Германа Лысика ... однако, не успел он положить мобильный, как в его широком жёлтом экранчике появился незнакомый номер.

Перехват? Шатен нажал кнопку и равнодушно спросил:

- Вы мною интересуетесь?

Это был местный вызов — никаких сомнений!

И, разумеется, ему снова никто не ответил.

- А-а-а-а ... Я вас понял! - он сбросил вызов, встал с кровати и выглянул в полутёмное окно. На автостоянке перед гостиницей неподвижно стояли три патрульные машины с выключенными мигалками. Возле них топтались полицейские. Они подъехали тихо, делово и незаметно. Ага!

«Вот оно как ... ну, ладно! Я принимаю ваши правила, дорогие коллеги».

Шатен спрятал свою счастливую «Волгу» довольно далеко от гостиницы, поэтому предполагал, что машина пока находится в его распоряжении. Что касается трофея-дробовика, то он лежал здесь, под этой кроватью, туго завёрнутый в гостиничную простыню, - простой и очень серьёзный «Моссберг», способный сбить с ног хоть «мента», хоть терминатора. Но жаль, что так мало патронов — всего 11 штук. Надо было обыскать Дарта Вейдера, пока тот беспомощно барахтался в пыли — у «рыцаря» наверняка были с собой заряды! - но Шатен как-то ... побрезговал этим грабежом! Ему вполне хватало и того, что он заехал этому «рыцарю» прямо по динамику, - «Я же всё-таки из полиции, а не из зоопарка!»   

В гостиничном коридоре сиротливо блуждали знакомые лица. Все они приехали в Зерокуль много времени назад и никак не могли уехать. Они словно заблудились в себе. Некоторые из них давно пребывали в отчаянии, а иные напоминали то ли аутиков, то ли лунатиков, - взрослые мужественные люди, впавшие в провинциальное детство. А один так и вовсе решил стать зомби из американского «ужастика» - он был одет в невероятно грязный и продранный в трёх местах когда-то голубой пиджак, а его брюки — изначально какого-то более тёмного цвета - висели от колен страшными, какими-то могильными лохмотьями. Шатен нёс под мышкой завёрнутую в простынь винтовку и мысленно пытался сообразить, где здесь пожарная лестница. А она должна быть! Впрочем, если местные полицейские бьют без промаха, значит там уже засада!

«Н-да … Завтра скажут, что я оказал сопротивление!» - нервно рассуждал Шатен, сбегая по лестницам всё ниже, и ниже. Пуля от АК-47 болталась туда-сюда в нагрудном кармане рубашки, словно намекая о чём-то простом и недопустимом, а площадки между лестничными пролётами были темны, грязноваты и всюду стояли банки с окурками — словно в общежитии. Но вот — отдельная дверь в стене. Старая, жёлтая! По идее, здесь не должно быть никаких дверей, а это означает, что она ведёт к спасению. Шатен, не останавливаясь, толкнул её всем боком и действительно оказался на служебной лестнице. Притом прямо перед его физиономией висел плакат «Не курить!» и прямо над ним — три красных огнетушителя, на вид очень старые и местами ржавые. Миша-Шатен мысленно побранил администрацию гостиницы, потом пожелал ей злых проверяющих из пожарной охраны и быстро побежал вниз — к спасению! Однако внизу его уже ждали — вполне ожидаемо.

Михаил Шатен успел увидеть над собой прекрасное звёздное небо, и даже подумал как бы некстати: «Эх, звёзды! Как жаль, что у нас некому вас разглядывать!» - после чего по нему ударили электрическим зарядом ... твою мать, а?!? Слов нет, какие идиоты ... Прямо перед товарищем подполковником неподвижно помещался один из тех полицейских дураков в самбреро — Шатен сразу его узнал, хотя никакой мексиканской шляпы на нём в тот момент не было. Вместо шляпы полицейский напялил на себя далеко не новую фуражку с морально устаревшим красным околышем. «Боже, как мало хорошего в этом мире!» - раздражённо подумал Шатен, молча опрокидывая парня в стоявший несколькими метрами ниже мусорный контейнер:

- Крутить колесо умеешь? Умеешь! А я не умею ...

Потом он сбежал с лестницы и тут ему навстречу рванули два «шкафа» в погонах, каждый из которых мог бы стать «моделью» для рекламного видеоролика  - ну, например, «Горячие собаки! Ав-ав, ав-ав!» ... Интересно узнать, для какой цели их держат в наших правоохранительных органах, этих хот-догов без страха и упрёка?!? Поседеешь, таких увидев ... Однако с ними Шатен был чуть повежливее — коллеги ж-таки! Один из них широко растопырился, как вратарь, пытаясь схватить его в охапку, но Шатен наставил на него «Моссберг» и полицейский тут же закрыл объятия, притом его глаза сильно округлились. Ага, не ожидал, да?!? Миша-Шатен обогнул его, словно бездушный предмет, и изо всех сил дёрнул в сторону раскрытых ворот, отделявших двор гостиницы от узкого тёмного проезда, проложенного между огромными жилыми домами сталинской постройки и ещё более огромными корпусами производственного предприятия ... бегом — быстрее бегом! И вдруг — глухой хлопок! Это же выстрел из ПМа!!! Потом ещё хлопок, и ещё один.

Нет, никакой ошибки не могло быть.

Тот, второй «шкаф» в погонах, которого Шатен довольно плохо рассмотрел, немедленно расстегнул кобуру и открыл стрельбу, и, между прочим, безо всякого предупреждения! Вот сволочь, а? И кто их этому учил — в полиции города Зерокуля?!? Да в Москве даже электрошокер нельзя применить без отдельной санкции прокурора Деточкина, первого мужа гражданки Кошечкиной, а здесь люди запросто открывают огонь из табельных пистолетов, да ещё сразу на поражение?!? Или, может, они инопланетяне с «Чёрного принца»?!? Ну да! Судя по физиономиям, они запросто могут быть инопланетянами, только не из фильма «Звёздные войны», а из отечественной трагикомедии с дурным началом и ещё более дурным окончанием.

Даже как-то не смешно!

В тот же момент целая бригада аборигенных полицейских во главе с лже-Макаревичем злобно крушила номер, в котором остановился Шатен. Всё, что им не нравилось, они запросто, одним махом вышвыривали в полутёмный гостиничный коридор, притом каждое своё действие полицейские сопровождали такой руганью, что у блуждавших по коридору лунатиков и аутиков началось активное «мозготрясение» примерно в 7 с половиной баллов по шкале Рихтера ... В конце концов, в коридор кубарем выкатилась пустая сумка Михал-Николаевича, на которой была изображена большая дикая кошка, и на пороге номера решительно появился старший оперуполномоченный «Макаревич».

Он гневно завопил во всю глотку:

- Искать!!!

И вся бригада бросилась искать Шатена в гостинице.

Но там его уже не было. Он со всех ног утекал от двух на удивление прытких «шкафов» из районной ППС. И зачем он им понадобился?!? Впрочем, у настоящих «ментов» всегда много работы в городе. Вот, например, у этого мужика в дорогой и столичной «коже», которого они преследовали по ночной улице, имеется предмет, определённо напоминающий помповое ружьё без приклада, понятно? И как раз поэтому его надо догнать и обезвредить, пока он что-нибудь не натворил в их прекрасной Зерокульщине! Ну, а если предмет окажется, допустим, удочкой для ловли кашалотов, - мы его за это простим! Главное чтоб он нас простил за переломанные рёбра, а то и за дырку в голове, сделанную предметом, определённо напоминающим пистолет ПМ — Пистолет Макарова ... да, пистолет имени Алексея Макарова ... А старший оперуполномоченный Макаров стоял, тем временем, на пороге гостиничного номера и вызывал по морально устаревшему «Кенвуду» группу «Ф», поставленную дежурить на пожарном выходе гостиницы.

Вся группа в этот момент прытко гналась за ещё более прытким Мишей-Шатеном.

Не догонишь, бе-бе-бе!

На связь смог выйти только сержант по фамилии Холодец, и то — только когда вылез из мусорного контейнера:

- Йес, шеф? - сказал он «по-английски», на что получил такую отповедь на «великом и могучем» русском языке, что сразу вспомнил о маме.

- Вас понял! Бегу ...

И, выключив рацию, этот дурак ... побежал домой к маме.   

А Шатен, тем временем, чесал со всех ног по ночному городу, казавшемуся всё более большим и непостижимым. Ночные города — чрезвычайно очаровательны, особенно те, в которых ты никогда не был раньше. И Зерокуль был одним из этих городов ... Впрочем, и ночная Москва такова — особенно где-нибудь на Беговой или в Печатниках — что ты получишь целое море удовольствия, просто блуждая ночью по закоулкам. Шатен бежал дворами и плохо асфальтированными улицами, а сам думал только о возвращении в столицу — назад, домой, туда, где тебя боятся! И будь проклят весь этот провинциальный зверинец — город навсегда устаревших метросексуалов. Здесь всё плохо, а там — замечательно! Там такие хулиганчики, там такие жулики, там столько наркоманов и наркодиллеров, там такие бесподобные охмурялы с тремя судимостями, что каждого хочется расцеловать, как родного и любимого ... зато здесь всё слишком серьёзно! Нет, надо было тщательно прислушаться к молчанию Сергачёва. Он-то дело знает получше тебя, аппаратного, в сущности, работника в чине подполковника, никогда в жизни не прикасавшегося к реальной социальной помойке. Что там преступления на почве секса?!? Что там сутенёры в норковых пальто или какие-то «тюремные львы» на нарах, к которым надо подсаживать «петухов» и осведомителей?!? Это всё работа для очкастых чистоплюев. А эти зерокульские «копы» в очках не ходят. Они реально скручивают тебя в бублик и суют в багажник полицейского УАЗа чёрт знает какого года выпуска. Кстати, у них тут все служебные машины годятся только на свалку — вот сволочи! До какого состояния довели автопарк, а?!?

Автосвалка!

«Вот был бы я у вас за главного, - раздражённо думал Шатен, утекая со всех ног, - Вот тогда бы вы у меня побегали, черти драповые ... »

- Отстаньте!!! - заорал он, в конце концов, каким-то нечеловеческим голосом. А зерокульские «копы» и впрямь, в конце концов, заметно подустали и начали отставать от него. Потом они вообще остановились, тяжело дыша, и во всём их облике появился один очень любопытный вопрос: откуда у этого мужика в кожаной куртке столько силы, что он пробежал, как спринтер, почти весь город и так ни разу не споткнулся? Он спортсмен, что ли? Что ж, если он спортсмен, значит, пускай за ним гонится «Макаревич». Это ж он учинил всю эту бодягу с налётом на гостиницу «Дружба», вот пускай он же за всё и отвечает, психопат в погонах ... Михал-Николаевич пробежал ещё полтора километра, потом свернул во двор и забежал в первый же подъезд с открытой дверью. Он поднялся на четвёртый этаж и затаился в потёмках. Вот теперь пускай поищут, коли такие умные. Местные полицейские-то не могли знать, что у него резус-фактор со значком «+», а это залог супер-успеха!

Темно, тихо, сыро, как в подвале ...

Он расчехлил «Моссберг» и проверил работу механизма — вроде, всё в порядке! Теперь надо было пробежать на одном дыхании ещё три квартала — до того места, где отдыхала его счастливая «Волга», видавшая куда больше видов, чем этот «Моссберг», из которого, судя по всему, даже ни разу не стреляли. Что ж, это могло означать, что за странной службой безопасности в чёрных карбоновых доспехах никаких «грешков» не водилось. Во всяком случае, недавних ... Это значит, они чем-то лучше районной ППС горда Зерокуля. Однако в связи с этой гонкой по городу у него появились и более серьёзные профессиональные вопросы — например, кто же они всё-таки такие и как выбраться из этого города, который они охраняют?!? Ведь там, снаружи, - кругом их территория! И как преодолеть ворота, отделяющие город от окружающего мира? И почему вообще город Зерокуль превращён в какую-то футуристическую крепость?!? Михал-Николаевич давно ко всему привык и уже не задавал лишних вопросов, но такое он видел впервые — что это такое, ась?!? И что мне с этим делать?!?

Кстати, а чем они ещё могут быть вооружены, кроме  вполне заурядных полицейских «Моссбергов», - эти охранники на патрульных «Фордах»? Ах да, - бластеры, скорчеры, атомарные мечи и ... что там ещё бывает в фантастических фильмах и романах?!? У Шатена снова прорезалось чувство юмора. Он даже засмеялся, медленно сползая спиной по шершавой стене подъезда. Ружьё он держал перед собой вверх стволом, а потом и вовсе поставил его на откидной приклад. Это ж надо было так угодить — из повседневной скуки и дури да прямо в какой-то почти футуристический мир рекламных форм и телевизионных сущностей?!? А где-то находится станция «Чёрный принц», с которой, должно быть, и управляют всем этим «дивным новым миром». Но как выглядят её жители? А чем занимаются в данный момент? Нет, это лучше не знать ... Шатен тихо вылез из подъезда и обнаружил, что он — один под бескрайним звёздным небом. Не было ни одного огня, ни одного ярко освещённого окошка перед глазами. Он стоял в углу большого и густо озеленённого двора из пяти этажей, имевшего несколько стоянок и сквозной проезд, и в недоумении смотрел на звёзды, кометы, скопления. А звёзды, кометы и скопления пристально смотрели на него одним большим лунным глазом. Их взгляд был способен свести с ума — Шатен сразу это почувствовал, поэтому крепче сжал трофейный «Моссберг». Хоть это и не бластер, однако тоже силён. Из такого оружия можно отправить к праотцам даже гуманоида — это не говоря о заблудившихся землянах. Однако сначала неплохо было бы узнать, кто враг, где враг и чего враг боится. А за этим надо ехать к самому предсказуемому из горожан, к Машинисту, и сейчас же!

К Хранителю времени то есть!

Шатен так и сделал.

... А на базе-стоянке «Черный принц» очень быстро засекли повторный контакт приезжего хулигана с Хранителем, и один из гуманоидов очень долго покачивал зелёной своей головой, всё время посматривая на самого главного в группе кураторов — инопланетного муравья с латинской буквой «V» на самом видном месте. Их летающее блюдце стояло, пустое и выселенное, и уже полуразвинченное, на ремонтном стапеле, а главный продолжал обещать, что в случае чего галактическое начальство выделит им новый летательный аппарат, вроде этого, - «А в этом чуть не вышли из строя все регенераторы! Это чудо, что мы вообще вернулись домой!» ... Куда домой?!? Среди гуманоидов с белыми жандармскими портупеями были такие, у которых недавно закончился срок командировки, и они просто дрожали от бесконечного звона зуммера метеоритной опасности — ведь если бомбардировка окрестностей Юпитера будет продолжаться с прежней мощностью, тогда кукиш им будет, а не полёт до дома, до их прекрасного космического муравейника в системе Альфа-Кадабра, столь не похожего на эту противную планету, на изучение которой они потратили каждый по нескольку месяцев своей недолгой жизни. А жизнь, как её не улучшай и не обеспечивай, всегда кажется недолгой, как полёт до Земли.

Буквально - вжик и прилетели!

«Зелёные человечки» сидели за пультами и быстро переключали тумблеры. Вот одна любопытная картинка — Шатен оставил машину под каштанами и теперь пьёт чай с небольшим городским человечком-звездочётом, а тот что-то ему энергично рассказывает, всё время показывая пальцем на потолок. Ну, всё, понял гуманоид и прощебетал, как птичка, - «Ему всё известно!» - на что все операторы наблюдения ответили тем эмоциональным всплеском, который у людей называется «смехом». В принципе, они давно этого ожидали. Хранителю времени как-то раз довелось наблюдать неосторожные взлёты и посадки НЛО в черте города и теперь он слишком много о них знает.

А вот другая интересная картинка, однако столь же тусклая и противная, — это «Макаревич» материт полицейских, бездарно упустивших объект наблюдения и теперь не знающих, где его искать. Вот болваны ... они не могут отыскать нужное здание в этом совсем небольшом городе. А вот и третья — это красивая кукла Барби спит сном счастливого человека в своей очень хорошенькой комнатке, а со спинки её кроватки натужно таращатся игрушечные уродцы из ткани и пластика. А по комнате гуляет скучающий котище густо-чёрного цвета, которому опять не спится ... Ну, ещё бы! Он дрыхнет почти весь день, пока хозяйка на работе, поэтому весь день не спит, сколько его не проси и сколько не заталкивай под одеяло! Вот он запрыгивает на полку серванта, затем — ещё выше, на боковой ящик с выдвижными полками, в котором кукла прячет свои трусики, а потом плавным ходом направляется в сторону предмета, через который ведётся видеонаблюдение. Ах, какой хитрый, ловкий и глазастый абориген с большими усами ... а ведь недаром люди так хорошо кормят своих кошек! «Зелёный человечек» с кобурой и белой жандармской портупеей буквально застыл от напряжения ... Котище давно покушается на какой-то предмет, который находится чуть выше телевизора и чуть ниже потолка, но до сего дня у него не получалось сломать его или свергнуть на пол. Да и что это за предмет?!? «Зелёный человечек» в отличие от кота ничего об этом не знает. Он же его не устанавливал — вот, в чём дело! А кот был как раз свидетелем всех происходивших в этом доме событий — включая тех, о которых ничего не знала кукла Барби ... Вот скучающий чёрный котище подходит так близко, что его усатая морда с большими жёлтыми глазами занимает почти 90% экрана.

Упрямый! Принюхивается ...

- Сейчас что-то будет!

Вот уже все кураторы сбежались на это кошачье шоу! Всем не терпится знать, что будет дальше. А что дальше?!? А дальше котяра сознательно впивается когтями в объект и начинает драть его с такой неистовой силищей, что гуманоиду за монитором наблюдения становится немного не по себе. Ещё чуть-чуть и этот паразит обязательно что-нибудь натворит своими железными лапами ... Ну вот, так и есть — сломал, гад!

Изображение — исчезло.

Вот сволочь, а? А нам так нравилось смотреть, как кукла переодевается, как она следит за собой и так далее. Мы вообще хотели забрать её с планеты Земля, чтобы сделать из неё препарат в музее галактической живности или же продать в частный зоопарк на планете Глюк, мимо которой приходится пролетать в среднем дважды-трижды в одну командировку — ведь это столь редкий и здоровый экземпляр, что ради него стоило бы и рискнуть всей миссией, и без того невыполнимой.

Однако — не судьба. Вообще, эти кошки — настоящие вредители!

2.

Как стать невидимкой в современном мире? Нужно владеть всей суммой информации, записанной в многочисленных электронных архивах, - аттестат, диплом, водительские права, СНИЛС и номера полицейских и гуиновских удостоверений, скопившиеся за 20 лет беспорочной службы. А также - эти банковские карты, которые знают о человеке слишком много ... если стереть всё это, то для кого-то ты станешь невидимкой, тогда как все остальные начнут собирать на тебя некий новый медиа-архив, возможно — ещё более футуристический, чем тот, которого более нет в электронной памяти прогрессивного человечества. Примерно таким образом Михаил Кошечкин стал Шатеном, а теперь он обнаруживал, что быть Шатеном тоже не вполне безопасно. Дом, возведённый из песка, столь же непрочен, как любой электронный носитель, - ведь всякий носитель легко стирается, а всякое «эго» запросто уничтожается вместе со всем его содержимым, притом почти без остатка. Память штука короткая, не правда ли? Именно так.

Это тоже своего рода ликвидация архива.

Шатен выбрался от маленького человека, когда над городом вставало солнце. В ушах Шатена звучала «To the Moon & Back»  группы «Соведж Гарден», а Зерокуль выглядел теперь абсолютно абстрактно, словно масштабная картина Сальвадора Дали. Он представлялся не «городком в табакерке», а какой-то декорацией для футуристического кинофильма с уклоном в трагикомедию. Внезапно чуть позади Шатена появился Машинист времени. Теперь он был одет весьма просто и даже тривиально, и ничем не напоминал звездочёта. Мимо них проехала чья-то зловонная машина, а потом пронесло, как ветром, некое заспанное существо с хозяйственными сумками. И почти повсюду неприступными средневековыми бастионами возвышалась реклама.

Весь город был словно закатан в блестящий пластик.

- Когда-то я крепко разбил свой лоб о мечту, - объяснил Машинист-Хранитель, - Вы, вот, говорили с Барби ... Она очень красивая молодая девочка, но ей сложно оценивать вещи, которые ей не по уму и не по возрасту. Впрочем, я и сам не знаю, как дожил до вашего появления, мой добрый друг, приехавший издалека. Но, быть может, я только вас и ждал ...   

- Меня?

Ситуация располагала к чистоте и лаконизму.

- Вас, вас, вас! Вы, вот, удивились внешности этой девушки из кондитерской «Уют», но, вероятно, вам неизвестно, что люди в нашем прекрасном городе научились мимикрировать, как им вздумается, - тихо объяснил маленький мудрец, ходячая аудиокнига провинциального городка, - К примеру, моя дочь когда-то попрощалась с ними навсегда и стала, кем должна была стать, тогда как девочка Барби сделала всё наоборот ...

- Как сделала?

- Цухен-сан, как это называется в Японии. Антропологический тип — почти на выбор, но в России это почти не продаётся. Только за границей. И стоит примерно 10000 долларов. Вы разве не понимаете?

- Нет, не понимаю.

- Это роботизированная секс-кукла ...

- Что-что?!? - снова не понял Шатен. Ему показалось, что Машинист нехорошо шутит — как и многие мужчины, впрочем. Однако его монолог был неизменным и ... до самой крайности миролюбивым:

- Она стала — как мебель! Удобная девочка ... игрушка для опытных мужчин, вроде вас (Михаил молча «проглотил», хоть и «услышал») ... Нет, она мила и прекрасна в своём сказочном выборе, но Барби — всего лишь один из зерокульских феноменов. Вы когда-нибудь встретите и других ей подобных ... Кого? Я вам этого не могу сказать, поскольку вы сами должны найти выход из этого мира. Да, мужчина! Зерокуль — это отдельный и непостижимый мир. Говоря по существу, я вам не рекомендую с ним знакомиться. Это вам не «Алиса в Стране чудес», а быть деревянным Буратино вы наверняка откажитесь. Не так ли? А люди в карбоне, с которыми у вас была стычка у Больших ворот, это «Подразделение-101», которое относится к службе безопасности сеньора Туранчокса. Парни в карбоне не шибко умны, зато опасны! Вас может спасти только то обстоятельство, что они нечасто появляются в городе, а, даже если и появляются, и то никогда не заезжают дальше окраины.

Машинист времени объяснил Шатену, что и сам был когда-то заводным малым и с удовольствием «тянул лямку бытия», однако бывший полицейский пропустил его слова мимо ушей. Сейчас его куда больше интересовало совсем другое. Он знал, что всякая формальная логика хороша только на стадии планирования, а потом она не работает, — это он изучил на своей полицейской практике, да и Старший в группе требовал никогда НЕ составлять никаких проектов и действовать только по обстоятельствам — ситуации, говорил он, не повторяются! Это было не то, чтобы очень правильно, но и не так уж и неправильно, как могло бы показаться с первого раза. Нет, человечество строго делится на тех, кто знает, сколько будет дважды-два, и тех, кто ничего об этом не знает. Это — как волки и овцы, притом первые не обязательно хищники, а вторые — не всегда жертвы.

И овцы едят волков, если они хорошо организованы ...

- Странный вы всё-таки человек! - произнёс Шатен, - Почему вы отсюда не уезжаете?

Он уже не видел в Машинисте времени ни чудака в пёстренькой мантии, ни диссидента в колпаке. Только что он узнал, что в Зерокуле случилось нечто непонятное и с недавних пор городом управляют инопланетяне, а жители Зерокуля стали существами очень пошлыми и примитивными, как многие в нашем современном мире, - они буквально помешаны на рекламе и пошлой телепродукции. Что ж, с точки зрения автоматизма и бесконечного насилия объективной реальности популярное ТВ — это действительно глубокая отдушина! Почти омут. И это куда лучше, чем пить много водки, чтобы потом снились черти в моторной лодке ... но в реальной-то нашей жизни бывает не до юмора «с копытами». Во-первых, надо было починить кинетические часы, а, во-вторых, если люди начнут бегать от трудностей, то трудности начнут бегать за людьми, - или вам непонятно?!?

Нет-нет, Михаил Николаевич всё прекрасно понимал. Его собственной любовью на всю жизнь была индустриальная романтика группы «Технология» - электронная музыка из 90-х с солидной примесью чёрного футуризма ... Он иногда спрашивал у знатоков поп-культуры — «Вы помните такую группу?» - а сам почему-то  стеснялся признаться в столь долгой и странной и, что главное, запоздалой любви к «депешизму». Так вот: сейчас Михаилу казалось, что его старая любовь требует проверки на прочность. И дело вовсе не в обывателях города Зерокуль, сколь противными бы они не казались. Просто, Шатен столько лет тщательно сканировал окружающую реальность, что внезапно оказался в самом плотном кольце своих же фантазий двадцатилетней давности, - а с кем не случается?!? У каждого бывает момент, что «нажми на кнопку — и получишь результат».

И твоя мечта осуществится.

- Вам надо бы побеседовать с моей дочерью ...

- С Росинкой?

- Все её так называют, - очень охотно согласился Машинист времени, - Но, вообще-то, она просто Ольга ... моя дочь!

- Ольга? - Ну, хоть одно живое имя! С другой стороны, Шатен почему-то не заметил в его словах даже намёка на чувство родства и близости, - А где её найти?

- Ну, вы же приехали по делам Туранчокса? - разговаривал звездочёт голосом Зиновия Герда, - Вот он вам и нужен, этот Туранчокс! В конце концов, только он может помочь вам уехать из Зерокуля, раз вы сами этого пожелаете. Кроме того, моя дочь Росиночка — это настоящий кладезь информации о том, чего вы не знаете, уважаемый Миша, и не можете знать, пока не спросите. Ведь вас не просто так прислали в наш город ...

Похоже, он чувствовал себя местным горожанином, однако давно потерянным и оторванным от корней. Конечно, мрачные толпы зерокульских обывателей были как бы не в счёт, - Шатен сразу понял, что есть ещё что-то, вряд ли похожее на тургеневскую «родину», что вызывает у него чувство скверного пессимизма. 

- А как отсюда выбраться? - довольно равнодушно переспросил Шатен, подозревая, что Машинист времени видит в нём этакого рыцаря Ланцелота. Он принялся объяснять: - Я вижу, что вам здесь не лучше, чем вон той бездомной собаке. Но вы себе представьте, что у меня не получится найти общий язык с этими парнями из ЧОПа и с этими глупыми «копами» во главе с «Макаревичем» ... Я не исключаю и такой исход событий. А вы, как я понял, хорошо знаете жизнь в Зерокуле и никогда не ошибаетесь в выборе. В обратном случае ... вас бы давно уничтожил этот городской дракон, не так ли? Хотя бы как лишнего человека и ... диссидента. Ведь самая страшная диссиденция — она не политическая, а часто социальная, так ведь?!? Но где и в чём слабая сторона вашей местной системы?

Ах, система ... Люди её специально создают, чтобы всем было одинаково хорошо и удобно, но «одинаково» бывает далеко не всегда и не обязательно для всех. Вообще, одинаковость — это ещё большая роскошь, чем матёрый индивидуализм. Её практически нигде и не бывает, хоть она и создаётся каждый день умом и руками множества людей — на заводах, фермах, фабриках, в «универах» и лабораториях науки ... даже культура и та теперь производится на потоке, как ватные палочки для ушей. Или даже вместе с ними — для удешевления?

Прямой вопрос приезжего нисколько не удивил Машиниста-Хранителя: 

- Я бы посоветовал побывать на железнодорожной станции ...

- А тут есть станция?!? - Шатен внезапно усмехнулся — ведь почти на всех картах, кроме интернетовской, никакой железной дороги из Пнёва в Зерокуль не было, да и пассажирская станция Коротчарово, мимо которой он разок проезжал, выглядела абсолютно заброшенной! Машинист времени взглянул на него, как на идиота, после чего Шатена просто перекосило от его иронии:

- Вот спасибо, дорогой приятель, большое спасибо! Я учту ... я всё учту, - повторил он, думая, впрочем, о чём-то совсем другом, - А станция находится на севере города. Вы её сразу найдёте, коли поедете туда. Но там вас встретит охрана в доспехах, и очень многочисленная охрана. Забудьте о кукле Барби, о розочках, сердечках и шоколадках, и о лошадках для самых «шладеньких» девчонок тоже позабудьте ... В отеле «Атлантик» (он произнёс это с французским ударением) Господь Бог не проживает, зато регулярно повторяются пьяные выходки.

- Это как понять? - спросил Шатен тоном Шуры Балаганова из любимого кинофильма и услышал нечто, произнесённое голосом Зиновия Гердта:

- Ничто дьявольское им не чуждо, дорогой Миша. Этим охранникам сеньора Туранчокса! Любовь — слепа, а зло всё видит, и, если вы окажетесь сильнее, чем они хотели бы, тогда они с удовольствием испекут вашего голубя мира в золе.

... «Где он взял все эти афоризмы?!?» - в конце концов, чуть призадумался Шатен и ... пожал плечами. Почему-то ему показалось, что слова Хранителя времени содержали некий ясный намёк на куклу Барби. А что тут особенного? Разве она не похожа на голубя мира?!? Вполне похожа, и, конечно, наш мир вовсе не избавлен от банальностей, и, если есть такая банальность, как симпатия между мужчиной с женщиной, то обязательно найдутся и другие банальности — и тоже все в стиле голливудских блокбастеров ... и это тоже надо учесть!

Садясь за руль Шатен первым делом включил в авторотацию «Then Doves Cre» Принса 1989 года, и, вот, его он мчится на своей счастливой машине по утреннему полупроснувшемуся Зерокулю. Полиции нигде не было, что уже смотрелось вполне оптимистически ... Однако странное же зрелище представляли собой местные жители, проснувшиеся и примерно к полудню повыползавшие на улицы города. Во-первых, чрезвычайно медлительный зерокульский обыватель был самым шустрым поклонником даже не шахмат, а — массовой культуры во всех её проявлениях, в чём Шатен удостоверился буквально с первого взгляда, а, во-вторых, он ещё никогда не видел столь тривиальных и однообразных существ, как обыватели этого провинциального города. Милашка Барби из кондитерской была, как он уже начинал догадываться, довольно большим и ярким исключением из общих правил ... Впрочем, а разве это могло быть как-то по-другому? Ведь Барби, хоть и была по природе своей довольно простенькой потребительницей, однако она ведь хотела жить, как «в последний раз», тогда как все прочие граждане Зерокуля жили именно что «в последний раз», причём, судя по выражениям местных физиономий, дата кончины была им известна заранее — вероятно, одна на всех ... Чем они были заняты? Они были заняты тем, что с бессмысленными лицами смотрели телевизоры — переносные и «стационарные», дорогие и дешёвые, сперхпростые или ультрасовременные — но смотрели обязательно ... «Мрачные толпы телезрителей», - пошутил Шатен. Он уже давно разучился заглядывать в этот «зомби-ящик», из которого то и дело валится ложь пополам с пошлостью, но местные и правда словно ничего об этом не слышали. Их интересовало всё, что можно посмотреть, - даже дурацкое телешоу о лечении геморроя в домашних условиях ... шатен Михал-Николаевич несколько раз резко останавливал машину, завидев очередного уткнувшегося в телевизор зерокульского обывателя — ну, прям герой Дастина Хоффмана из фильма «Человек дождя», только совсем какой-то глупый! - и с некоторым удивлением интересовался у него, что такое интересное он обычно находит внутри этого маленького и очень глупого прибора, несовершенного почти со всех точек зрения?

Однако вести продолжительные и содержательные диалоги как-то совсем не получалось — увы, местный обыватель шарахался от Шатена, как чёрт от ладана, и продолжал таращиться в экраны!

Ладненько ... какие вы все чувствительные!

Вот ещё интересное наблюдение: в Зерокуле есть телевидение, но совсем нет интернета! Ах, значит, интернет запрещён не только в гостинице «Дружба», но и во всём городе тоже? Ещё раз ладненько ... Но и мобильная связь была сильно не в чести у городского жителя — вот, какое открытие было сделано Шатеном где-то на 20-ой минуте стремительного полёта по городским улицам! Сколько он не сканировал местную публику, однако никаких признаков наличия карманных средств связи так и не обнаружил. Мы в каком веке живём?!?  Н ет, это удивляло даже больше, чем заблудившиеся во времени гостиничные постояльцы, многие из которых уже не хотели отсюда уезжать — настолько им всё здесь полюбилось ... Кстати, туда-то, в гостиницу, он, в конце концов, и приехал в надежде собрать разбросанные «копами» вещи. Зачем он это сделал? А почти наугад! Это же только сапёр не имеет право на ошибку, а грузчики могут ошибаться сколько угодно раз, понятно? Вот он и шагнул прямо в вестибюль ... Читавшая Мураками девушка-грубиянка в этот раз ничего не читала. Она с чистым блокнотом в руках и с лежащей на коленях авторучкой смотрела очень глупенькую телепрограмму для беременных — ну, что ж, ей это было вполне позволительно. Шатен быстро проскочил мимо и поднялся на свой этаж. Вообще-то, это было решение и правда не очень в стиле Джеймса Бонда, однако Шатену так не хотелось бросать здесь свою сумку с прыгающей пумой и все взятые в дорогу вещи, что он почти потерял осторожность.

Глупость тоже неповторима.

Он вошёл в номер и нашёл свои вещи, сваленными на кровати. 

На вид ничего не пропало. И сумка на месте.

Шатен сделал пару тихих шагов и ... за его спиной медленно появилась бледная от волнения физиономия «Макаревича». Он увидел её в находившемся точно напротив настенном зеркале:

- Стоять!

Шатен сделал вид, что поднимает руки:

- Стою, брат!         

- Брат ... - в полнейшем недоумении повторил старший оперуполномоченный, - К врачу давно не обращался?

- Так это тебе надо обратиться.

- Быстро бегаешь!

- Спасибо. Хотел уже к Лысику бежать, да передумал.

Шатен повернулся на все 180 и рассмотрел, что Макаров вооружён ПМом:

- Ты псих?

- Поговоришь ещё у меня, сявка!

- Я с тобой в таком тоне не разговаривал и «пушкой» в тебя не тыкал, - примирительно заговорил Шатен, соображая, как поступать в такой ситуации. Он смотрел на его взволнованное и потное лицо с полураскрытым ртом, и теперь уже никаких сомнений не оставалось — «Макаревич» слегка не в своём уме!

Вот, как жизнь-то его ударила! Прямо по башке!

- Убери оружие!

- А ты строй, где стоишь!

- Лысик — кто такой?

- Это чтоб таких, как ты, на учёт ставить ...

Пререкаться с сумасшедшим — занятие не для слабонервных. Тут нужна сноровка, закалка, тренировка ... На алкоголика Макаров не похож, однако сильно напоминает парня, навсегда влюблённого в киносериал «Четыре поляка, грузин и собака», - ну, то есть в один из самых главных фильмов нашего советского детства 80-ых «Четыре танкиста и собака». Таких парней Шатен встречал немало, и почти все они представлялись ему немного ненормальными. А этот — что? Не один ли из них?

«Анализируй! Анализируй! Анализируй!»

Однако анализатор — предательски не работал.

- Пошли, - предложил «Макаревич», открывая дверь, - За мной!

Что ж, забрать вещи — знать, не судьба!

Про крайней мере сегодня ...

- А ты машину вызвал, Рэмбо?

Шатену уже хотелось спать, а с улицы доносилось монотонное гудение какого-то невыразимого производственного механизма, почти Молоха, - это заработал комбинат «ЗероХим», производственные корпуса которого располагались позади гостиницы — прямо за невысоким бетонным забором неестественного жёлтого цвета. Приятное соседство, не так ли? Мыть окна — опасно для здоровья, да и дышать полной грудью почти не рекомендуется. А то потом не поверишь услышанному, - «Да ты зомби какой-то, скажут о тебе, почти живой труп, играющий на флейте»!

«На трубе ... Ох, и доиграешься ты, каскадёр фигов!»

Пока они шли по коридору гостиницы, зерокульский «Макаревич» успел вызвать машину к подъезду, после чего коротко произнёс в рацию:

- Холодец и Забадаев!

И — всё! Они оба обязаны прибыть!

И - прибыли. Сержант Холодец с улыбкой на глупой морде стоял по стойке «смирно» возле полицейского внедорожника фирмы «Ниссан», а некто Забадаев помещался возле открытой дверцы служебной машины:

- Полезай, сука ...

Вежливый!

- Ты меня в Освенцим везёшь, мой добрый фюрер?

- Ша! Ещё одно словечко, ёп ...

- И что будет? - ухмыльнулся Шатен, - Нет, говорили мне, что ты психопат, но что такой ... Или ты действительно из больницы сбежал?

- Щас ты у меня добежишь до больницы!

Всё, пожалуй ... Но инопланетяне на станции-стоянке «Чёрный принц» быстро забегали, видя что-то неладное. Никчемность Шатена в этой ситуации была основательно понятна даже им, гуманоидным муравьям за мониторами наблюдения, но высокие помыслы этого землянина произвели на инопланетян достаточно хорошее впечатление, - ведь это было не ремесло, от которого они устали, как от суррогатного питания, а настоящее искусство, притом только во имя искусства! Безо всякой выгоды или внешней аффектации ... На Землю как раз вылетал очередной тяжело гружёный транспорт — все мониторы наблюдения забарахлили, словно заплакав, а потом всю станцию заметно качнуло из стороны в сторону, словно она тоже куда-то взлетала ... нет, это был всего лишь реактивный отрыв от стартовой площадки! Эх, почему её не разместили на одной из лун Юпитера?!? Там хотя бы такой качки не бывает! Главный гуманоидный муравей в некоторой растерянности пошевелил длинными усиками, проговорив что-то вроде «Мы хотели, как лучше, а получилось, как всегда!», а операторы наблюдения и кураторы снова сбегались к монитору, на котором начиналось совершенно варварское шоу в стиле планеты Земля — идиот «Макаревич» куда-то вёз Шатена на своей ветхой колеснице, притом его намерения представлялись подозрительными, даже очень ... «Макаревич» опять переигрывает, как все статисты, поэтому наш хулиганчик уже отбегался», - констатировал факты главный муравей, которому в тот момент тоже хотелось спать, а не бегать по кругу. «Нет, зря мы не устранили его в самом начале», - прощебетал, как птичка, оператор наблюдения.

- Да? Ну, возможно ...

Глаза его были круглые и чёрные и почему-то напоминали нечто от птиц или рептилий, но только не муравьёв, и видели они много такого, чего космическим муравьям и видеть-то не полагалось, будь они настоящими муравьями. Ему, например, виделось, что от Михаила Шатена было немало пользы, когда им, инопланетянам, не хотелось вмешиваться в некоторые земные ситуации, - юридическая фирма Константина Борщёва замечательно справляется со своими обязанностями, а Шатен — один из лучших её сотрудников, не так ли? Так почему мы должны терять его из-за какого-то провинциального психопата?!? Давайте сделаем так, чтоб ему позвонили? В конце концов, это будет вполне справедливо!

- Ну ладно! Давай.       

... что мобильных телефонов в Зерокуле совсем не было, это Шатену, вообще-то, показалось. Всё-таки город не переставал быть частью того исторического отрезка пространства и времени, в котором он пребывал по всем законам бытия и жанра. Например, у оперуполномоченного Макарова был свой мобильный телефон, притом самой последней и наиболее дорогой модели, и этот аппарат всю поездку пронзительно звенел, как старинный дверной звонок, пылая всеми цветами радуги. В конце концов, «Макаревич» лениво ответил на вызов: «Аллло!» Через пару минут разговора, в котором Шатен ясно расслышал фамилию Лысика, «Макаревич» приказал менять маршрут поездки. Сержант Холодец глянул в его сторону и с равнодушным видом направил внедорожник в промзону города, где металлического лома и мусора было относительно немного, зато валялось множество бочек из-под «химии». Здесь когда-то начиналась очень большая стройка — кругом валялись толстые прутья арматуры, гигантские бетонные короба и трубы, назначение которых смотрелось не менее загадочно, чем намерения этих зерокульских городовых. А метрах в ста пятидесяти — ну, там располагался прямо целый карьер глубиной с пятиэтажку!

- С акр, не меньше, - юмористически оценил Шатен и спросил, обращаясь к сержанту Холодцу: - Парень, хочешь туда слетать?

Сержант уже побывал в мусорном контейнере, и «слетать» в карьер как-то не очень входило в его планы. Но всё-таки это была его «сцена», - его «театр», провонявший потом и кровью, ибо для таких жлобов, как он, полицейская карьера всегда заканчивается судом, а то и катастрофой куда похуже правосудия. У Шатена был в подчинении один такой идиот в полицейской форме, - невероятно глупый двухметровый колосс угрожающей наружности. Так вот - он только чудом остался в живых, а спасением для него стала, представьте, тюрьма, строгий режим. Вот бывает же такое? Представьте — бывает!!!

Мафия — никого не предупреждает! И никогда!

- Тащи его ...

Шатена взяли за шиворот и поволокли к какой-то странной конструкции, торчавшей из земли прямо на обочине плотно укатанной грунтовой дороги. Это было нечто круглое, бетонное и с металлической крышкой в виде колпака — Шатен никогда не видел ничего подобного. Больше всего это напоминало хижину где-нибудь в Африке. Да уж, материально обеспеченный мир так несправедлив к африканским народам и так страшно их грабит при каждом удобном случае, зато он с удовольствием копирует африканские формы и представления, когда дело заходит о «чёрном юморе» ... У кого-то же хватило фантазии накрыть технологический коллектор химпредприятия вот этой бетонной дрянью с железным колпачком?!? Громила Забадаев с самым злодейским видом открыл железную дверь, позади которой находилась обширная и круглая дыра — просто чёрная дыра в земле, как самый короткий путь прямо в преисподнюю. А что там внизу?!? Там - подземная ёмкость, заполненная водой по самый потолок, в которую уже многих поскидывали? Наверное, в ней проживают корпоративные крокодилы Туранчокса ... Или там плещется «химия», в которой дохнут даже самые живучие из живых организмов?

Шатен мелко задёргался, как марионетка, явно не желая туда попасть, но его с такой силой и яростью швырнули прямо в эту «чёрную дыру», что он не успел даже пикнуть. Зато теперь никто не наступал ему на пятки — совсем никто! Зерокульские «копы» сделали зверские лица, а старший оперуполномоченный гадко сплюнул, прежде чем закрыть дверь в эту преисподнюю.

И, вот, стало совсем темно ...

*******

Может, и к лучшему, что Шатен обратился сразу к нему, а не к этому гипотетическому Герману Лысику? Само имя этого Лысика говорило (даже кричало!) о чём-то неестественном. Да и фамилия тоже «говорящая», как радиоприёмник ... Подумав так, Машинист ввалился вперёд плечом в кондитерскую «Уют», за прилавком которой скучала девушка-кукла по имени Барби. Оба-на ... Увидав Машиниста времени, она с неохотой выпрямилась в полный рост — кстати, довольно значительный - приподняла брови и сложила руки на груди. Улыбка с её уст моментально исчезла, а глаза недобро блеснули синим огоньком.

«Развратная девчонка!» - подумалось Машинисту.

Кукла ответила примерно тем же:

«Старенький козлик!»

Машинист времени подошёл к прилавку и демонстративно положил перед ней завёрнутое в простынь помповое ружьё:

- Я к вам по очень важному делу, красивая наша золотая рыбка.

- Слушаю вас ...   

Она чуть не назвала его «старым козликом».
 
- Ну, у вас же был мужчина этот? - довольно неопределённо начал Машинист времени. Из его слов могло следовать, будто всякие мужчины бывают у Барби буквально каждый день! - Ну, приезжий этот, да? С Москвы ... Он сам мне говорил о вас, и о том, какая вы милая и добрая девушка, и что вы можете исполнить три его желания.

- Да??? Целых три??? Говорил??? Лично мне — лестно!

- ... и поэтому я хотел бы, - продолжил Машинист времени, - чтоб вы передали ему вот эту очень нужную и хорошую вещь ...

- Оружие? - сходу догадалась кукла. Машинист времени кивнул:

- Да! Что б с ним не случилось, он обязательно вернётся и найдёт вас, дорогая моя сладкая девочка, а вы, я так думаю, найдёте в себе смелость помочь ему! Я ведь хорошо знаю вас!

- С меня бутылка оливкового масла! - несмело пошутила Барби, оценивающе рассматривая свёрток, - Но где вы это взяли?!?

- Я нигде его не брал. Он оставил это у меня на хранение ...

Белая шёлковая сорочка без рукавов - расстёгнутая довольно опасно, до третьей пуговицы - чёрные брюки сильно обтягивают красивые бёдра ... Кукла Барби простым и красивым движением взяла термос с розовыми бабочками в белых фартучках, как у советских школьниц младших классов, затем поставила перед собой два стаканчика с мультяшно-рекламными рыбками в синих средневековых коронах и мантиях с золотыми звёздочками, - «Вы хотите тушёное мясо? Я сейчас поставлю в духовку ... вы пока немножко подождёте?» Она тем же движением взяла с прилавка оружие и собралась унести его, однако ... «Нет-нет, я не хочу, - кротким тоном ответил Машинист, - но я так благодарен за вашу заботу!» ... И Машинист, и кукла Барби — они говорили тихо и вежливо, хоть терпели друг друга не могли: он считал её дурой, шлюхой и сплетницей, а она принимала его за клинического идиота и всё время повторяла, покручивая пальцем у виска:

«Да он же больной! Что вы с него хотите, с такого?»

Вот уж эта провинция!

- Как ваша крёстная?

- С ней всё в порядке. Можете сами ей позвонить ...

- Я же не из-за неё пришёл, как вы понимаете.

- С ним ничего там не случилось? То есть — с Мишей?

Она налила кофе.

- Вот уже вы и заботитесь о нём! - почти с осуждением начал Машинист времени — человек въедливый! - Ведь вы его почти не знаете! А вдруг он вас погубит? Мне-то почти не важно, что со мной будет дальше, а вам следовало бы держать дистанцию от этого столичного мужчины ... Вам известно, как он раздобыл оружие? Он отобрал помповое ружьё у самого Лысика, а Герман Валерианович не только бывший заместитель главы нашего города, но и начальник службы безопасности сеньора Туранчокса, а это обойдётся ему в очень звонкую копеечку! За всё надо платить, понимаете? За всё на свете ...

- А разве Туранчокс и Лысик — это теперь не один и то же лицо? - с огромным сомнением переспросила девушка, - Ведь настоящего Лысика схоронили ещё в прошлом веке, а наш добрый олигарх стремится в кого-то мутантировать. Я не права?

- Всё возможно, - ответил Хранитель времени, - Не знаю ...

- Вы ни чего не хотите?

Половина прилавка занимали подносы, на которых были выложены рогалики с творогом. В меню значились только венгерские и турецкие блюда, и все лёгкие, как сон, - буквально бульон с морковкой, зелёным сельдереем и клёцками. Таким блюдом — да фиг накушаешься! Но зато это не оружие массового поражения в виде булок с котлетами и не чай, которого боятся насекомые.
 
- Нет, спасибо ...

В кондитерской было отвратительно тихо.

- А где сейчас Миша?

- Сейчас ему почти ничего не угрожает. Во всяком случае, мне не представляется, что инопланетяне до такой степени глупы, что позволят «Макаревичу» расправиться с ним буквально ни за что и ни про что! Я думаю, что до повторной встречи с ним остаётся не более суток ...

- Передайте, что я его жду! Что бы там с ним не случилось.

Нет, ну дискутировать с Хранителем было почти бесполезно. Во всяком случае, дискуссия только займёт время, почти ничего не дав взамен. К тому же сегодня Барби вовсе не хотела улыбаться и вообще выглядеть, как всегда, яркой и жизнерадостной куклой. Зато она оказалась вполне способна к встречному сарказму:

- Кстати, а почему ВЫ пришли ко мне, я не понимаю?!? В смысле — это «салют каскадёрам», наверное? Вы, наверное, только что за хлебом спустились, а потом внезапно вспомнили, что надо немедленно избавиться от опасной железки ... так было дело, наверное?

Она стрельнула в него недобрым взглядом и унесла ружьё.

Боже, её задиристость — как глоток свежего воздуха!

Остаться бы здесь навсегда ...

Но Машинист тоже собрался уходить:

- Рыцарю Ланцелоту должна помогать женщина, - громко сказал он, отделившись от прилавка. Громко стукнула дверь кондитерской.

Ушёл.

- Кто-кто должен??? - с некоторым опозданием откликнулась Барби. Нет, этому въедливому идиоту в линялой синей куртке кажется, будто он не дотягивает до сказочного идеала, а потому Машинисту куда проще спрятаться и скрыться, чем взять на себя некие обязательства перед своим и чужим будущим. А ей-то, кукле Барби, значит, - всё равно и всё едино, поэтому вот она-то пусть и хватается за своё будущее, не боясь порезать ладони об острые металлические края, и пускай погружается в прошлое прекрасного города Зерокуль, не боясь там потеряться, как в тёмном лесу с волками и медведями! Так, что ли?!? Ну да! Она ж не витающая в облаках студентка, голова которой полна обрывков научных теорий, и не римская весталка, которая доказывает свою девственность тем, что носит воду в решете! А Машинист времени остаётся, значит, этаким зерокульским судьёй ветхозаветного масштаба, живым богом и создателем удивительных часов, которые не тикают?!?

И при этом он не хочет быть Спасителем ...

Конечно, это жёсткий каприз, однако — ничего. Как стерпится, так и слюбится, подумала Барби. Но теперь он как бы передал маску «несогласного» следующему участнику игры, а сам таким образом становился простым и глупым обывателем. Уж не это ли была его мечта с самого детства? Такова она, диссиденция ...

3.
               
Полёт по бетонной трубе мало напоминал старт с «Чёрного принца», зато он тоже свидетельствовал о величии вечности и бренности бытия.
Впрочем, всё ЭТО продолжалось совсем недолго — удар и ... всё тут! Полетели из глаз зелёные звёздочки ... Психопат «Макаревич» получил удовольствие, спустив ненавистного ему гражданина в кожаной куртке прямо в технологический коллектор, а ненавистный ему гражданин в кожаной куртке получил удовольствие от того, что не разбился при падении. Он, как сумел, поднялся на ноги и только теперь понял, что находится в не самом лучшем из миров, - в мире довольно тёмном и подземном. Кроме того, этот мир представлялся ему почему-то ничуть не хуже подвесного моста над пропастью. Но что делать дальше? Куда шагать?!? И — что вокруг?!? Нет, сперва надо бы заткнулся и не подавать признаков жизни, верно? А ни то эти гады наверху могут сообразить, что сейчас Михаил Николаевич словно совершает подвиг - вот те чудесное продление жизни, а вот жизнь пульсирует самым пышным разноцветьем (в смысле болезненными и очень яркими вспышками в глазах!), а бетонный пол под его ногами качается и словно тает ... Однако кроме ушибленной и мокрой от страха спины и множества мокриц, сновавших туда-сюда под ногами, - никаких других неудобств от падения в трубу Шатен пока не испытывал. Ему, можно сказать, почти повезло. Он находился в абсолютно прямом подземном тоннеле высотой примерно два с половиной метра с бетонным полом и потолком, и по этому тоннелю можно было куда-нибудь добежать, - ведь все стены его были увешены разноцветными кабелями! Помнится, раньше они были только чёрными, нервно подумал Миша-Шатен и вытащил свой мобильный телефон,  взглянув на него с недоверием. Как и ожидалось, мобильная связь здесь как раз-таки и не работала — о звонке в Москву и раньше можно было думать, как о чём-то фантастическом, а космический жук Бигбаг из первой серии фильма «Люди в чёрном», изображением которого была украшена сим-карта зерокульского оператора связи, теперь работал против Шатена.

Зато из мобильного получился неплохой фонарик — ну, во всяком случае, телефонный аппарат за 20000 рублей должен был проработать положенные ему четыре часа на одной зарядке, а их вполне хватит, чтоб разобраться в устройстве того странного и сугубо подземного сооружения, в который он был насильственно помещён зерокульскими «оборотнями в погонах» - чтоб им пусто было! - да ещё на пару со своим московским хозяином. А теперь — давай ищи, мой дорогой, где тут вторая точно такая же дыра, позади которой должна находиться дверь. Ведь если есть одна дыра, то должна быть и другая, не так ли? А искать — это хоть и неудобно, зато интересно. У человека ищущего всегда хорошее настроение, и в его голове столько потрясающе интересного, что из этого всего добра можно составить целую библиотеку гипотез, проектов и тезисов. И — что главное! - нигде нельзя останавливаться ... и надо бежать изо всех сил! Вот поэтому Шатен действительно почти бежал по подземному ходу, а сам вспоминал, как однажды принимал ванну вместе с полупьяной женщиной в трусиках, зато без «верха», а сам думал, глядя на её обнажённые красоты:

«Какого рожна мне никто не звонит?!?»

Да уж, это был бы хороший повод выбраться из ванны и больше в неё не возвращаться — тем более, что баба была, вообще-то, бывшей проституткой, да ещё, к тому ж, недавно родившей ребёнка «без эпидуральной анастезии» - вот как жестоко! Это ж - настоящий подвиг в отличие от занятия проституцией — не так ли? А потом он внезапно вспомнил предыдущую командировку в Сургут - по делам ночного клуба, но там претензии к принимающей стороне были крайне несправедливы. Вот, почти зряшная вышла командировка, пошутил Михал-Николаевич.

Но неужели последняя?!?

Да, Шатен ждал, что ему авансом выплатят какую-то сумму с доходов богатого развлекательного предприятия, а получив чек, он даже его не обналичил, - фу, мусорный получился чек, почти пустая бумага! Но эта поездка была такая хорошая, такая воздушная.

А здесь — подземелье! И ни капельки света ...

Только телефон и спасает!

Ну, хоть воды нет. И крокодилов. И «химии»!

Нет, что-то здесь всё-таки есть! Шатен внезапно рассмотрел некое небольшое живое существо, бегущее впереди метрах примерно в пяти. Бежит, как на обед ... Крыса, наверное. Ну, несомненно, это крыса ... нет, стоп! Никакая это не крыса! Шатен сканировал непонятный объект и понял, что для крысы «оно» слишком большое. Нет, вот это «кино-о-о-о»! Ничего себе?!? Подземные чудища-мутанты ... сплошное чародейство на фоне убывающей Луны! Впереди Шатена бежало враскорячку некое прямоходящее существо на двух кривых коротких ножках, очень похожее на какую-то зелёненькую черепашку. Нет, для ниндзи-черепашки «оно» слишком маленькое, рассудил Шатен, да ине похоже. «Оно» больше похоже на покемона, на зелёного покемона с двумя вполне человеческими ручками и ножками и с черепашьими панцирем на спине — вот, какое! Притом это загадочное существо бежит впереди как бы специально — оно словно показывает дорогу! Это такая подземная галлюцинация? Или оно тоже прилетело с другой планеты, как и все жители Зерокуля? Что ж, вполне может быть. Почти всё в этом городе действительно смотрится как нечто инопланетное, так что не стоит устраивать по такому случаю «сцену» каждому второму из местных жителей, кем бы тот не оказался — нет, не стоит!

Покемон — значит покемон! Он тебя зовёт? Значит, беги за ним следом ...

И Шатен побежал ...

А жизнь — сложная штука, непрогнозируемая, думал он светя телефоном за 20000 рублей. Именно из-за неё и становятся психопатами, как этот страшный «Макаревич» из районного УВД. Да и время сейчас совсем другое — оно ведь всегда меняется, не правда ли? Вчера было одно время, а сегодня ... уже другое, и знать его тайну нам не дано по определению. Оно — как лифт, ползущий по шахте — здесь один этаж, а там совсем другой. И где-то оно останавливается и специально ждёт, чтоб вы слезли. Вот как раз поэтому Шатен и бежал сейчас по тёмному технологическому коллектору химзавода. А пол тоннеля становился, тем временем, всё более мягким, почти рыхлым, а потолок уже нависал прямо над макушкой Шатена, уверенно обещая через десяток минут надавить ему прямо на плечи. Это — как современное благополучие, как стабильность в кредит , которую все так любят и которая становится признаком успеха в жизни: сперва ты одалживаешь немножко свободы у окружающего тебя пространства, а потом пространство что-нибудь одалживает у тебя — понятно, да? Сейчас Михаил Шатен почему-то вспоминал первоначальное значение слова «ипотека» - ведь так назывался долговой столб в Древней Греции!

«Что за странные мысли рождаются в моей голове?»

Шатен, уже согнувшись в три погибели, пробирался по узкому округлому в сечении тоннелю, в котором только столба и не хватало — чтоб было об что удариться лбом ... Может, тогда станет светлее? Однако вот впереди медленно показался ярко освещённый проём — близкий, но довольно узкий. Что же там, чёрт подери, происходит?!? Что?!? И куда делся этот покемон, так похожий на зелёную черепашку?!? Кругом — голые бетонные стены крайне удручающего вида и узкий низкий потолок, теперь более напоминавший не ипотеку, а систему потребительских займов. Если двигаться дальше, то потолок постепенно станет крышкой гроба ... Ах, зелёный покемон, страж подземного пространства! Куда ты меня привёл? Раньше Шатен проклинал автомобильный прокат всех российских регионов — от Москвы до Находки - предлагающий одну и ту же заезженную «Дэу» всем известной модели, а теперь он ругался по поводу света, едва появившегося в конце тоннеля. Похоже, его тело никак не верило в спасение, однако ум старался верить. Это очень напоминало выбор галстука перед походом в коммерческий банк, в котором берёшь большие кредиты, или, например, к очень сварливому и глупому начальству — плоть протестовала, но ум приветствовал ... И всё уже в прошлом! Шатен активно полез в этот освещённый проём и вскоре почувствовал себя почти «на своём месте». Теперь всё несчастливое осталось позади. К нему словно завернул рассыльный из дорогого магазина, и Михаил Николаевич сразу же понял, ЧТО он видит перед собой.

Это был дом Туранчокса.

Шатен уже знал, что он сюда вернётся!

Вообще-то, лицо, именовавшееся в документах «Туранчоксом», на деле называлось Теребеем Пипеткиным, и этот удивительный гражданин был зримым и видимым свидетельством постигшего наше общество социального расслоения. Он считался городским олигархом. Наверняка Константин Борщёв предоставил для прочтения не все бумаги, поэтому Шатен сам выяснял личность мужа мадам Никаноровой ... Пошло всё из далеких уже 90-х годов, когда ловко устроенные и циничные ребята обрили головы, как «зэки», натянули красные пиджаки «от Версачи», на руки нацепили слитки золотых часов «Ролекс», на пальцы гайки из золотых колец, а на мощные шеи – якорные цепи из благородного металла. Притом им почему-то казалось, что они самые счастливые люди на свете. Что ж, Туранчокс оказался одним из них, и поэтому не брезговал ничем из выше перечисленного. Потом они, никогда не видевшие «роскоши», так отожрались красной икрой, заливая её водкой «Абсолют», что их головы стали квадратными, а пальцы навсегда согнулись в характерную «распальцовку», прежде известную только в лагерях и тюрьмах. Их мозг деградировал до состояния ржавого металлолома, их лексикон навсегда обогатился фразой: «Э-э-э, ну ты чё ваще в натуре?!?» - а естественной реакцией на всякую культуру и интеллигентность стали ненависть и демонстративное презрение людей «избранных» и «успешных» к людям «неуспешным» и, само собой «неизбранным», - типа «Ну, ты, козёл! Скачи сюда!» С того момента все мало-мальски образованные граждане навсегда попали в категорию «бомж-совок-интеллигент», а все образованные женщины — те, что помоложе да покрасивее — были поимённо записаны в категорию путан экстра-класса - «Ну, типа, с мужчиной сначала надо поговорить, правильно?» ... Нет, в какой-то момент эти ребята попытались осознать значения слов «ум», «честь», «совесть», и даже слова «порядочность» - и даже слово «интеллигентность» им стало немножко понятно, поскольку парням многому пришлось научиться! – однако, чтобы по-настоящему понять, что это такое, им катастрофически не хватило мозгов. Купить нужных людей, и без того готовых «продаваться», после чего прикупить футбольную команду в Англии и пригласить группу «Ленинград» на ресторанную пьянку с «братвой» было самым обычным делом. Но «пацаны» из 90-х годов, кидая «понты», даже и не думали, что может прилететь «обратка». Их стараниями наша страна приобрела такой низкий интеллект и столь «забыдленную» наружность, что даже они вскоре соскучились по «культурке». Но что такое эта самая «культурка»? Где она продаётся и сколько стоить? А можно ли её «отжать»? Или требуется заполнить специальную анкету с вопросами, чтобы узнать, что ты не лузёр, а «пацан»? Московские друзья Шатена оставались в основном прежними, из 90-х. Они не понимали, что такое «культурка», поэтому даже и не пытались этого понимать. А зерокульский олигарх Туранчокс попытался увидеть «культурку» в имитации закатов и восходов, в плоском подобие голливудских видов и рекламных сущностей, поэтому он первым делом воздвиг у себя на родине, то есть в городке Зерокуль, любопытный домик стоимостью в ... да почти в ничего! То есть, это было не поместье в Таиланде стоимостью в 10 «лимонов», и не «новый русский» особняк в три этажа под Москвой и даже грубо сляпанный краснокирпичный замок в далёкой провинции, а нечто вроде одного-единственного запомнившегося на всю осиавшуюся жизнь кадра в лирическом американском фильме самого конца 80-ых.

Такой «скрин» с прошлого. Может, мужик люто заскучал по молодости? 

Однако большие деньги всегда оставляют после себя нечто такое, что схоже с открытым переломом нижней челюсти. Дом человека, имеющего большие деньги, иногда – словно разграблен, а иногда он напоминает скотный двор на ферме, - там идёт какой-то ненастоящий дождь, растут какие-то резиновые цветы, а вместо солнечного света (или же лирического лунного сияния по желанию «тиксы», то есть «подруги жизни»!) за окнами блуждают оранжевые или фиолетовые тени, напоминающие призраков в парке аттракционов. И пахнет в таких домах совсем неестественно, словно в дорогой парикмахерской, и люди, которые заходят в него, почти лишены вкуса и все определённым образом «прикинуты». На такое строение удобнее смотреть через пластиковое стекло внедорожника, тоже пластикового, как игрушка, или же через «прицел» папарацци из глянцевого журнала, но уж никак не живым человеческим глазом. А из окна старого-доброго лимузина тут лучше не выглядывать – а то окривеешь вместе с фотоаппаратом!

Однако Михаил Николаевич тем и отличался от новой русской элиты, что он с куда большим удовольствием прислушивался к рокоту отличного старого мотора, чем к той гладкой и тихой «бесхарактерности», которая обычно раздавалась из-под гладко «обмыленных» капотов 21-ого века ... Кстати, один такой «настоящий» автомобиль – весьма угловатой наружности - он видел совсем неподалёку от себя, во дворе этого странного строения. Похоже, Туранчокс тоже знал толк в автомобилях, притом в самых разных. Во дворе дома стояли ещё с полтора десятка типичных американских машин конца 80-х и середины 90-х – «белый бог» «Кадиллак» модели «Де-Вилль» 1989 года (такой же, как в фильме «Близнецы» с Дэнни де Вино и Шварцнеггером) и «чёрный бог» «Линкольн-Континенталь» 1993 года, несколько разноцветных и рассчитанных на массовый вкус «Доджей» с тяжёлыми «мордами», респектабельно-бесцветный «Шевроле» модели «Каприз» 1990 года в наиболее удобном для такой машины кузове «универсал», красный купе «Олдсмобил-Кутлас-Супреме» 1995-ого модельного года и искристо-фиолетовый седан «Бьюик» модели «Парк Авеню», который совершенно не с чем сравнить; самый простой и компактный «Шевроле-Корсика» с «гоночной» чёрной полосой на крыше и капоте и умеренно-синий «Шевроле-Люмина» поколения 1989 года (на таком одно время ездил отец Шатена, пока не пересел на «Бьюик-Регил GS-седан», который тоже несравним ни с чем на свете); очень заурядный «Форд–Орион», на законном правопреемнике которого «Форде-эскорте» белорусской сборки начиналась в 1999 году собственная автомобильная жизнь молодого сыщика Михаила Кошечкина, и еще что-то длинное и широкое всё в том же очень ностальгическом стиле.

Машины из старых кинофильмов.

- Ничего себе выставка у него ...

О да! Более прекрасного зрелище Шатен не видел с тех времён, когда участвовал в ночных студенческих гулянках за рулём папиного «Линкольна» ... от одного кафе или ночного клуба на Кутузовском и до другого, где-нибудь на Калининском или Волгоградском, и почти всегда под песню «Bad girl» Мадонны. И сейчас, критически обозревая дом сеньора Туранчокса, он ждал новой интересной встречи и чашки тёплого французского caf; au lait – хорошего кофе с молоком. Ведь частенько с неё и начинались самые интересные знакомства той полузабытой поры, которая называется «молодость». А Барби? Этот город покрыт сорными ивами и тополями, и дремлет в мирном уединении, а милая девушка из кондитерской ... она прекрасна, но не шибко сговорчива и поэтому подождёт. И вообще! Человек создал бога, чтобы бог создал человека, не так ли? И пускай кукла сама себе удивляется, раз больше некому. Или всё-таки есть, кому?!? Да наверняка есть! А кем бы она стала, если б не выросла здесь, на родной почве, с этими поразительно низенькими и лохматыми тополями и плакучими ивами? Ах, этот заброшенный и почти безлюдный уголок обитаемой Вселенной!

«Никакой блогер никогда не заедет в этот дурацкий город, а я заехал, поэтому мне нужно вернуться в кондитерскую «Уют!»

Да, он так решил. А пока ...

- Тук-тук! - сказал Шатен и спросил чуть погромче: - А есть кто дома?

Дом был совершенно белый, как молоко, и не отличался низким вкусом или убогими формами. Кроме того, в нём не было ни капли чего-то «того», обманчивого, как это часто бывает в случаях, когда вас желают только удивить и … ничего более не желают. Дом смотрелся очень по-настоящему, даже слишком. С одной стороны шелестели густые заросли, ярко-зелёные, как на рекламной фотографии, и с множеством небольших красных и белых цветов, с другой - простирался берег океана и пляж из молочно-белого песка, который, внезапно обрываясь, превращался в нечто прозрачно-яркое и призрачно-голубое, тоже напоминавшее рекламную картинку. А вдоль пляжа плавали улыбавшиеся дельфины – туда-сюда, сюда-туда! - «заводные, наверное», как-то сразу подумалось Шатену. Н-дя, это ж каким же надо быть дятлом, чтоб экономить на живой рыбе?!? Нет, вам любой модный дизайнер в миг расскажет, что без живой рыбы любой жилой интерьер получается абсолютно дешёвым, и – что главное! – в нём не будет «позитиффа»! Поэтому никогда не экономьте на рыбах, создавая уголок своего персонального счастья, вам понятно?!? Никогда не экономьте!

Рыбы там должны плавать десятками, и – абсолютно настоящие.

В крайнем случае, можно завести крокодильчиков.

Шатен ещё раз посмотрел на американские автомобили и даже пожал плечами в недоумении: а вот это как понимать?!? Но автомобили — это ладно! Пляж и закат ... вот, что не сразу понятно. Перед ним была – как бы плоть и кровь в «фильме ужасов», однако Михаил Шатен ничего не имел против рекламных эффектов и такой специфической темы, как психология кинопроизводства. Наверное, всё, что он видел, должно было напоминать первые кадры старого-доброго «ужастика», вроде «Кровавый пляж» или «Дай бог унести ноги». Миша Шатен сразу вспомнил один из них: там, в самом финале уносили в руках чьи-то ноги ... Да-да. А ещё был жизнерадостный кинофильм «Два месяца», где главного героя медленно поедает коварная женщина-монстр с внешностью секс-бомбы, а в самом финале она добавляет к блюду самую капельку приправленного оливкового масла – ням-ням! Миша смотрел эти шедевры киноужасов в том прекрасном возрасте, когда душа просит не секса и не водки, а только сказки, и не важно, какого она качества – ведь зрителю едва исполнилось двенадцать лет! А все эти довольно заурядные кинофильмы и были по существу страшными сказками - не правда ли? - от самого первого кадра и до самого последнего. 

Нет, всё, что видел перед собой Шатен, не обещало ему ничего хорошего, - весь этот ненастоящий дом с ностальгическими американскими автомобилями на стоянке и всё прочее, чего он ещё не видел! Михаил Шатен с ухмылкой осмотрелся, чтоб найти что поувесистее и запустить в ненастоящий закат на горизонте – может, он разобьётся, как стеклянный экран и там откроется чёрная депрессивная «матрица», в которой все мы существуем, сами того почти не подозревая? - но потом он вспомнил свой автомобиль и гладкий серый жёлоб из бетона, и даже бегущего враскорячку зелёного покемона-черепашку ... Что ж, поскольку всякая объективная реальность имеет вполне естественную склонность к самосборке, поэтому Шатен мог уповать только на вещества анандамид и 2-арахидоноил-глицерол – на эндогенные каннабиоиды, которые бесплатно вырабатываются нейронами головного мозга и хорошо стирают плохие впечатления. Но как относиться ко всему происходящему? Шатен несколько раз задал себе этот вопрос и с удивлением обнаружил, что, как бы это не выглядело странно, он всё же готов был войти в этот дом с ненастоящим закатом. Он даже не чувствовал себя от лёгкого нетерпения. Сильное нетерпение приводило Михал-Николаевича в то состояние, которое характеризовалась виртуозным высказыванием одного матёрого уголовника:

«Если ты хочешь что-то получить наверняка, ищи того, кто не сопротивляется».

Верное высказывание, не так ли? Но сейчас Шатена смущала только «цена вопроса» – а, вернее, странная разница в ценах, которую он замечал в этом милом кинозрелище: море и закат вдалеке, вероятно, никогда не прекращающийся, были как-то по-хорошему дороги, тогда как цветы, кусты, дельфины и общее психо-ощущение отличались некоей дешевизной и какой-то очень некачественной тревожностью. Подумав об этом, Шатен шагнул за дверь, оказавшись снова как бы не совсем там, где хотел бы оказаться. Первоначально этот дом был класса «люкс», но строил его не романтик, а довольно ехидный сукин сын из категории «модных дизайнеров». Есть такие высокооплачиваемые граждане, которые пытаются быть «архитекторами». И заселили его люди с мышлением в стиле «перекати-поле» - то ли бывшие романтики, что, кстати, было похоже на правду, то ли глупые мистики, которые давно уже умерли. Что хотел сказать хозяин, то есть заказчик проекта, потребовав, чтоб в новом строении не было ни одной стены, даже несущей, а были только пёстрые японские ширмочки, сдвижные или складывающиеся гармошкой?!? Это тоже не очень понятно, поскольку и на моду-то не очень похоже. Кроме того, все полы в доме были выложены тёмным кафелем особой формы, поэтому создавалось впечатление, будто под твоими ногами находится одна огромная плитка шоколада, а все комнаты оказались полупустыми и легонько продувавшимися откуда-то с другой половины дома, явно нежилой. А батарей отопления Шатен не обнаружил. Их вообще не было. Впрочем, погода за окном обещала лёгкий бриз поутру или тропический ураган ядерной мощности сразу после обеда, но только не снег на голову и не холод. Как показалось Шатену, снега и холода здесь не бывает – рай да и только! Зато и электричества Шатен не обнаружил тожне. Или ураган уже промчался над этой крышей? Впрочем, за одним из окон дома, через развивавшуюся занавеску он увидел какие-то толстые электрические провода, только провисшие и похожие на нотную грамоту, - по ним, похоже, изучали музыку, а не пускали ток, поскольку висевшие на проводах стеклянные изоляторы весьма изящной формы напоминали нотные значки. Или это «А» и «Б» сидели на трубе?

Только падать им было некуда – скорее, улетать!

Да, слишком невесомо всё это выглядело.

Дом смотрелся каким-то нежилым, словно макет на модной выставке «Мебель и красивая отделка», но всё же – с чем только дьявол не шутит?!? – кто-то ж всё-таки в нём жил, не боясь попасть в неловкое положение! Например, в нём обнаружилась довольно большая кухня, пакет с толсто нарезанным белым хлебом высшего качества (такой хлеб не плесневеет), много шоколадного масла и ненастоящего молока в коробках с пляшущими брейк-данс коровами. Всё это лежало на чистеньком столе – прямо сбоку от белой газовой плиты ностальгического вида: такие давно не производят ... А ещё нашлись выложенные на тарелку холодные полуфабрикаты из индейки и кухарки. Кстати, ингредиент под номером два здесь куда более важен, чем индейка, ибо без него любой холодный полуфабрикат несъедобен - как ты ни старайся! В конце концов, кто-то же должен был всё это принести, изображая бурную деятельность на кухне?!? Ну, то есть, как в кино! Как в фильмах для семейного потребления ... И, кстати, где та преуспевающая голливудская семья, которая станет питаться всем этим «продуктом»? Впрочем, ладно ... изящное полотно не нуждается в искусствоведах. Искусствоведы способствуют риску и кризису. А, чтоб процветать на поприще заведомого обмана и коммерции, иногда достаточно и немногих платёжеспособных зрителей. И даже вкусовая близость почти гарантирована, - главное не заболеть потом желудком!

А туалет здесь имеется? Или здесь имеются только море, которое транслируется на огромный экран, и ещё вечный закат «вручную», который спрятан в нежнейшей тропической дымке?!? Нет, туалет в доме нашёлся – такая, вот, реальность дорекламной эпохи. Шатен с удовольствием воспользовался этим удобством, неслышно помыл руки удивительно холодной и нежной водой, и только тогда услышал голоса, не менее приятные на слух ... в соседней, на вид довольно импровизированной комнате Шатен увидел детей – это были девочки в одинаковых желтых штанах и кофтах с голливудскими Русалочками. Им было лет по десять, - все абсолютно одинаковые, как рисунки на их одежде ... Кстати, это был довольно убогий параметр реальности – жёлтый цвет! – и при всяких других обстоятельствах он не стал бы обращать на него внимание, но лиц у девочек как-будто не было, а занимались они некоей крайне сосредоточенной и осмысленной игрой в кубики. Для этого дети сели в круг и обложили себя коробками с яркими принтами от глянцевых журналов – реклама, реклама, реклама, реклама! В коробках лежали предметы их внимания. По-видимому, безликие создания – все до одного! – никак не могли добиться того, чего хотели, - создать из кубиков некую логическую конструкцию, в которой картинки должны были сложиться в какие-то достаточно сложные построения ... Шатен присел на корточки и, немного присмотревшись к их занятию, внезапно всё понял: кажется, у мальчика Кая это получалось немного лучше, не так ли? Он спросил, высматривая кубик с картинкой попроще – вот, к примеру, хвост от крокодила:

- Вам помочь?

Следующим вопросом было бы: а где тут у вас найти взрослых?

Но девочки разом подняли на него абсолютно одинаковые синие глаза - Шатен даже хмыкнул от неожиданности, но отчего-то почувствовал прилив сил – а потом шумно втянули воздух и ... ничегошеньки не сказали. «Да уж! - подумал Шатен, - Вот вырастут эти маленькие гении и скажут нечто в духе старины Фрейда: в детстве нам недоливали!» Он посмотрел ещё пару кубиков, не найдя в них ничего интересного, бросил их в коробку и снова перевёл взгляд на детей – теперь уже оценивая их с точки зрения коммуникабельности. Он бы хотел чтобы его увидели и выслушали, но они – все вчетвером – сидели у его ног и стандартными движениями перебирали и ставили в ряд картонные картинки. Ему хотелось спросить: а тот дизайнер, который придумал весь этот дом окнами на закат, - он вам, случаем, не отец родной, нет? А, может, они - близнецы, выросшие в пробирке, поэтому с ними бесполезно разговаривать, как с живыми людьми?!? Ведь все может быть – в нашем-то капризном веке. Он уж собрался раскрыть рот, чтобы всё-таки начать разговор, но в этот момент откуда-то сбоку внезапно появилась женщина ... Михаил тут же потерял интерес к маленьким монстрам, поднялся на ноги и резво пошагал ей навстречу:

- Привет! Привет! Привет!

- Хай! – ответила женщина и он ... разинув рот, остановился.

Когда Миша Кошечкин был совсем молодым парнем, никаких Барби и прочих кукольных девушек нигде поблизости не наблюдалось, а были только вчерашние девочки-пионерки, обольстительные, как Лолиты, и только лепестки роз весёлым дождиками лились из их красивых тонких пальчиков, доверху наполняя неуютную серую повседневность лёгкой благоухающей цветочной массой. А Миша Кошечкин скованно улыбался в ответ, чувствуя ужасное бессилие своё перед ними, этими нежно благоухающими красавицами, - боже, как к ним подойти-то?!? А девочки быстро взрослели и превращались в каких-то дикарок из голливудского кино «для взрослых». И особую роль здесь играло уязвимое и очень униженное положение юных женщин-самок относительно брутальных самцов-мужчин, иногда – настоящих диких монстров. С другой стороны, Шатену никогда не встречались такие девушки, как в начале-середине 90-х, - это была особая порода, хорошо осведомлённая во всех причудах и тонкостях отношений между полами. Это были настоящие «венеры в мехах». Они никогда не считали себя слабыми существами и отлично видели прямую связь любви со страданием. Они как бы усмиряли мужчин из золочёных револьверов, извлекая их из кобур «от кутюр», и исчезали из нашей жизни столь же быстро, как и появлялись в ней, - невероятным дьявольским аллюром! Ведь жили эти девушки воистину «один раз», и, к сожалению, их красивые лица потом исклевали лесные птицы ... увы, это тоже правда! Ведь времена были тёмные, как тот самый подмосковный лесок, в котором приходилось искать то, что от них оставалось через пару-тройку месяцев пребывания на свежем воздухе. А некоторых девушек жизнь доводила до психической травмы и даже самоубийства, и тогда снова появлялись казённые юристы:

- Так-так ... Студентка?

- Вот студенческий билет ... и номер, как у меня был!

- Вообще – клофелинщица она, а не студентка! Георгий, ты машину вызывал?

- Едет.

- Ждём.

Старший в группе садится в прихожей съёмной квартиры в самом тёмном микрорайоне на Алтуфьевском шоссе и с размаху бьёт кепкой по колену. Солидный коричневый портфель с ремнём для ношения на плече стоит на полу у его ног:

- Эх, жизнь моя – жестянка!

- Участковый пошёл опрашивать соседей.

- А на кой фиг он пошёл? Ты осмотр делал? Всё и так понятно: ей сначала что-то вкололи – морфин, наверное, алколоид опия!

- ... или сама накачалась, правильно? Я же её знал - это Владлена Давидович, подруга моей девушки! Она проходила практику в больнице имени Боткина, а всяких медицинских средств там у неё под рукой – сколько угодно. Она из плохой семьи, отец - алкаш, вела себя неважно.

- Слушай, Михаил! Чё, ты хочешь ещё одну статью найти, да? – с ленивым раздражением отзывается Старший в группе, – Не-е, ты уймись, пожалуйста, а то мы найдём по твоей милости не только ещё одну статью, но ещё два-три трупа в придачу ...

Ах, сколько же их было?!? Крутились весёлым вихрем все эти Лады, Влады, Вики, Светы, Ланы, Лены и Владлены, а также Алёны, Катёны, Лисёны, Совёны и прочие «мама-мама, прости, если можешь» ... Одну такую сыщики нашли, сидящей на кушетке в расслабленной позе, а из горла торчало стальное «перо», длинное и тонкое, и ветерок чуть колыхал забавные рыжеватые кудряшки на её голове ... а в гробу она смотрелась просто демонически! Оперативник Кошечкин в «прикиде» типичного фотографа (жилетка, майка, джинсы, кеды, бейсболка, патлы до плеч и сто «фотиков» на шее!) вёл на похоронах оперативную съёмку.

Ему всё время казалось, что в гробу лежала живая девушка.

Конечно, он заблуждался. А мужчины – мстили таким, как она, сжимая кулаки от ненависти, и тоже не уставали делать фотоснимки своих когда-то блистательных «венер», а все эти снимки потом попадали в УГРО и ложились на стол Кошечкину ... На некоторых «венерах» были только трусики-стринги небесного или телесного цвета и обнажённая грудь идеальной рекламной формы, устремлённая, как неодушевленный предмет, прямо на оперуполномоченного. А Старший в группе отбрасывал ногой тонкую норковую шубу, из которой беззвучно вылетали ключики от «Мерседеса» S-класса, и тихо произносил:

- Красивая была - стерва ...

А потом сплошной мат-перемат. Многие красавицы являлись штатными осведомительницами Старшего, а тут как раз прошел мор по всем злачным местам современной Марьиной Рощи. К чему бы это?!? Никогда еще «писать оперу» не было столь опасным занятием ... А тут ещё - незаконная торговля спиртными напитками и таблетками, и прочими пороками человеческого общества! Красавицы 90-х попадались на этом не реже, чем на секс-услугах. Любимцы клубной Москвы часто становились тренерами по фитнесу или вышибалами в популярных заведениях – а ведь крайне востребованная была профессия! – и дружно травились всякими суррогатами любви и успеха, закрывшись для этого в туалетах ночных заведений. Кого-то внезапно находили с раскроенным черепом – это результат удара по «куполу» толстой и квадратной бутылкой гонконгского виски, которое в Москве называлось «Двойной Дракон». А на грязноватом кафельном полу туалета остались лежать баночки, пакетики, иголочки и всё прочее, что аккуратно хранят неизлечимые наркоманы. А потом оказывается, что в розыск по Москве объявлена девушка-монстр, подруга покойного вышибалы. Её потом задерживают в Мытищах и даже извлекают из того прежнего мира, где ей было так хорошо и приютно, а потом Старший в группе сообщает, что монстр отправлен в больницу и оттуда, скорее всего, не вернется – её дни сочтены по причине всё той же героиновой наркомании. И тут Старший – сейчас он уже генерал-майор полиции! - начинал объяснять Мише Кошечкину, прижав его спиной к стене и грозя пальцем:

- Психовать кончай! Какой ты, к чёрту, сотрудник, раз у тебя кишка тонка?!? Сила - в спокойствии. Тебе понятно? Ты должен быть камнем. Люди приходят и уходят, а друзья - предают. А ты - спокоен! На службе сплошной срач! Вчерашние любимые становятся сегодняшними врагами. Близкие - отворачиваются. Всё это – нормально, и ты снова спокоен. Понимаешь? Время исчезает, и ты стареешь, а все твои девушки моложе тебя максимум на пять лет. И ты снова спокоен! Все окружающие сходят с ума, женятся, плодят детей, травятся спиртом, гниют на работе, ищут смысл жизни в сексе, в религии, садятся на антидепрессанты, уходят в себя или попадают за решётку. А ты по-прежнему спокоен, тебе ясно? Тебя послали на три буквы жена, дочь ... родная мать послала тебя к чёрту, а а ты всё равно невозмутим, как самурай. И поэтому ты – силён! Ясно?

Как говорят в таких случаях британцы, «No use crying over milk» - «Нет смысла плакать над пролитым молоком!», раз у тебя всё в порядке в карьере. Старший помогал Кошечкину почти во всём – даже подарил свою «боевую» кепку в мелкую коричневую клеточку и познакомил с молодой «разведёнкой», бывший муж которой служил в прокуратуре – но трезвый взгляд и крепкие нервы Миша нажил вполне самостоятельно. У него ведь столько раз бывали глаза с «полтинник», что он сам благополучно «позеленел», как американский доллар, – и уже без посторонней помощи! Там же он распростился с привычкой принимать женщин за что-то святое. Ведь какими жалкими, ущербными, несчастными, глупыми, больными, искорёженными, изуродованными и обезображенными они представали каждый день пред ясными взором старшего оперуполномоченного УГРО Михаила Кошечкина, - эти девушки его мечты, эти девочки в пионерских галстуках, вчерашние подруги детства ... А женатый-то Миша быстро взлетел в капитаны и ни о чём другом более и не думал, как о майорской звёздочке к неполоным тридцати годам. Какие там женщины, скажите на милость, если ты — очень молодой капитан с прекрасными перспективами и надо думать только о карьере?!? Да там с бывшим жёниным мужем и то одни дрязги да разногласия, как на коммунальной кухне, а тут – эти ... женщины, разрази их гром!!! Сплошные кошельки да «кошёлки» ... Да и какие могут быть женщины, когда перед глазами сплошь и рядом – презервативы, презервативы, презервативы?!? Презерватив — это самая циничная штука на свете, даже самый чистый и в красивой упаковке ... это как бы ошибка, в которой ты сознался. А ещё все эти полупустые шприцы с гнутыми иглами, трусы со следами крови, надкусанные кексы, недопитое вино. Тьфу ... и «перо», торчащее из женской глотки! Какие тут женщины, право же? После всего этого даже вешаться не хотелось, потому что ты можешь оказаться на том свете вместе с ними. А тебе это понравится?

- Привет! – ещё раз сказал Миша, протягивая руку неизвестной женщине в белом. Она, появившаяся словно неоткуда, приятно улыбалась ему и по-голливудски махала ручкой – хай! хай! хай! По всей видимости, у неё была очень неплохая страховка на случай незапланированного обращения в медучреждение – иначе с чего бы ей так улыбаться незнакомому мужчине, у которого имеется про запас помповое ружьё с одиннадцатью зарядами?!? Да и во всём остальном она тоже чувствовала себя во всеоружии. Во всяком случае, её американские автомобили стояли абсолютно открыто, а среди них один только апельсиновый «Меркури-Гранд-Маркиз» длинной 5 с лишним метров, когда-то известный под прозвищем «кровельщик» - прям как только что отъехавший со стоянки легендарного казино «Метелица»! – и сейчас стоил почти под три миллиона, хоть он и не выглядел новым ... Понятно? А незнакомка была тем самым «кофе с молоком», который Шатен с нетерпением ждал, да так и не увидел, - её лицо постоянно улыбалось, а волосы были красиво расчёсаны и уложены в очень стареньком стиле «афро». Но примерно так выглядели все популярные темнокожие красавицы голливудского кино 80-х, а незнакомка была не красивицей-европеянкой, вроде куклы Барби из кондитерской, а самой настоящей мулаткой, притом самых американских кровей – довольно светлой, но всё-таки ... в белом сильно обтягивающем платье «мини» с неглубоким декольте и небольшими рукавами. Михаил Шатен смотрел в её неожиданно синие глаза и думал, что спина этого чудесного женского создания – в отличие от её духовного мира – может оказаться обнажённой почти до «нельзя». Таков закон жанра! Но и ходить с голыми ногами при таком платье тоже не годится - ни белой женщине, ни даже темнокожей - поэтому Шатен с небольшим удовлетворением отметил, что на ногах её светлые колготки, ну а ее белые туфельки на небольшом каблуке просто повергли его в игривый восторг – вот, в чём высшая ценность художественного стиля! И там же – настоящий эротический «момент», ибо ничто иное женщины не выбирают столь бережно и мудро, как туфельки «к лучшему платью». А такие туфли не таскают в сумке вместе с тушью и расческой, как иной раз делают наши корпоративные барышни-бухгалтеры, когда старший менеджер приглашает их в своё «шато» с «бюджетным» спутниковым ТВ и климат-установкой в туалетной комнате - чтоб похвастаться, как хорошо он живёт. Нет, все это пошлость из времён молодости Аллы Борисовны, мамы старшего менеджера, и вовсе не монолог молодой женщины, желающей всем понравиться. Но способна ли она влюбиться?!? Или она так же несговорчива, как белокурая красавица Барби из кондитерской «Уют»? Шатена это сразу заинтересовало, а таинственный дом превратился для него в то самый дом, где живёт «прекрасная дама» - почти незнакомка Александра Блока – и чем-то особенно милым и даже удовлетворительным ему представлялся тот факт, что дети, весьма творчески игравшие с кубиками, все были белыми, как и полагается настоящим европейцам, - получалось так, что они не могли быть ЕЁ детьми, даже если это ИХ дом! Приятное открытие, не так ли?!? «Но любили ли она хоть кого-нибудь?!? С её-то экзотической внешностью!» - повторил про себя Шатен и искренно пожалел, что незнакомка застала его рядом с сортиром, а в сортире – в этом хипстерском «монрепо» – громко грохочет вода, бурно извергаясь в сливной бачок на сто пятьдесят с лишним литров. Да уж, дом «прекрасной дамы» оказался предательски негостеприимным. Однако случай казался вполне подходящим, а улыбка мулатки – потрясающе позитивной, поэтому Шатен быстро сделал ещё три шага вперёд, «звёздно» улыбнулся американке и представился на английском, совсем не ожидая, что ещё кто-то, кроме него, говорит здесь по-русски.

В этот странный момент ему почему-то привиделся февраль 1995 года и он, молодой парнишка, играет в снежки с красивой брюнеткой по имени Роза, ни в грош не ставившей его внимание. А потом он слишком живо припомнил жену (в одних колготках), и ему стало очень стыдно за своё прошлое. Как он легко разменял половину жизни на чечевичную похлёбку, а прекрасные чувства - на снежки, летящие прям в его физиономию?!? Боже, как легко это делается?!? А эта американка в белом походила на героиню огромного количества просмотренных им американских фильмов и сериалов, на тысячи девушек из рекламных роликов или с постеров, рекламировавших какие-то услуги – вплоть до интимных! – и на великое множество прочих темнокожих американок, сказавших, что едут с друзьями в гости, и ставших жертвами всемирно известных убийц и насильников. А убийцы, насильники и похитители женщин - это ведь тоже герои для повешения на стенку, не так ли?!?

Они такие же, как вы.

А иногда они и есть ... вы!

Но так устроен мир ... увы!

А потом ему почему-то привиделся сериал «Майами: полиция нравов» - всё, что там показывали в варианте, адаптированном для массового потребителя, Шатен наблюдал в таком простом и неприкрытом виде, в каком это редко показывают даже в криминальной хронике, которая начинается где-нибудь далеко за полночь, - такая, вот, особенность службы в оперативном подразделении, занимавшемся преступлениями на почве секса! Тоже ведь, по сути, «полиция нравов» ... а Роза служила, тем временем, в контингенте ООН в бывшей Югославии, и вернулась в Москву с медалью, на которой было написано «Босния-Косово» - Кошечкин даже позавидовал такому «трофею»! Но ему тоже пришлось всякого «насмотреться», бешено гоняя сутенёров по всему Ближнему Подмосковью. А в тот год как раз вышел приказ «главка» УВД Москвы о максимальной активизации следственно-розыскных и оперативных действий, направленных против «мамок» и «зухеров» ... Вспомнив, как это было, Михаил Шатен ещё раз вспомнил «Майами: полиция нравов», а потом пожалел, что имевшихся у него знаний английского вряд хватит для близкого знакомства с настоящей американкой ... Или тебе представляется, что она вот-вот заговорит по-русски?!? Да как бы не так!

- Фантастика!

«Опять ты задаёшь этот глупый вопрос, да?»

Но, к сожалению, это вечный вопрос.

«А с другой стороны ... Стоило мне поехать в командировку, и, вот, красивые бабы сыплятся, как снежинки, прямо с неба!»

Но как с ней заговорить?!?

Он вспомнил, как познакомился с Розой — пицца, сухарики и купленное в аптеке лекарство от простуды! Последнее очень пригодилось, поскольку все в Москве болели гриппом, и только тёмные очки скрывали её слезящиеся глаза. А потом они дружно катались на воздушном такси — медленно летели над Южным портом. Роза сидит у иллюминатора, то снимает очки, то надевает обратно ... а Мише Шатену так хотелось потрогать её за коленку! С чего он взял, что это могло бы ей понравиться?

Человек только единожды бывает студентом.

- Давайте познакомимся ... Вы не против?

- Нет-нет, я не против! - Мулатка заговорила на чистейшем русском языке. Она этим как бы сказала ему: «Ты должен любить меня!» - и Михал-Николаевич Шатен почти согласился.

****

А на станции «Чёрный принц» вскоре всё заметили, - он опять заскочил вперёд ожидаемого! Ну, что ты с ним станешь делать, А?!? Его надо было с самого начала изъять из сценария, как существо неизвестное, а потому непредсказуемо опасное, а теперь уже как бы и поздно ... на подобные знакомства надо получать особое разрешение, притом в письменном виде и в трех экземплярах, а этот упырь в кожаной куртке лезет везде, куда его не звали! Сыщик, одним словом! Шерлок Холмс постсоветского масштаба, голова которого забита правильными мыслями о технократическом благополучии, однако нюх у него работает, как у бездомной собаки, ищущей чего пожрать в ночном городе ... Муравей-куратор громко постучал пальцами по клавишам, но Михаил Шатен никак на это не отреагировал. Он увлекательно кокетничал с красивой мулаткой, супругой Туранчокса, главного зерокульского монстра и олигарха, - вот хитрая какая лиса! И теперь получается, что, с одной стороны, очень хорошо, что мы не позволили «Макаревичу» сотворить нечто непоправимое, а с другой ... вот как бы нам не пришлось избавляться от них обоих, весьма глубокомысленно рассуждали межгалактические муравьи, - ведь «Макаревич» тоже непредсказуем, как горилла, которая научилась пользоваться гранатами! Он уже десятки раз портил результаты эксперимента ... В этот момент станцию-стоянку снова качнуло слева направо, да так, что некоторые особо темпераментные муравьи повыпадали из кресел. Это зашёл на посадку грузовой НЛО с Земли — под номером 12. Он только что нехорошо «засветился» в районе Кордильер и попал в вёрстку новостей сразу двадцати пяти информационных агентств суверенных государств обеих Америк, а экипаж даже не сообщил об этом на базу! НЛО №12 распался на тысячи призрачных изображений в теленовостях и газетах и с диким рёвом исчез в верхних слоях земной атмосферы, а межгалактические муравьи узнали об этом только сейчас ... «О, большой приветик, ребята! – весело сказали муравьи-кураторы своим коллегам из лётного «цеха», - Мы вас поздравляем. Земляне увидели то ли бога, то ли ещё одно заблудившееся НЛО ... » Пилоты космического корабля в ответ пропищали, что им больше всего нравится быть не богами, а инопланетянами. В конце концов, это недалеко от истины ...

«Ну, значит, так! - сказал старый муравей с большими усами и поправил на себе белую жандармскую портупею, - Готовьтесь в обратный путь! Я всё понимаю ... но вы повезёте Y-команду!»

В этот момент межгалактические муравьи дружно прильнули к голубым мониторам, а муравей-куратор медленно направился в свою каюту — надо готовиться к срочному вылету! «Дисколёт заправлен?» - спросил по внутренней связи. «Всё в процессе», - ответили из технической службы. Примерно через полчаса в опутанной электрокабелями кабине специального подъёмника №8 неподвижно стояли тридцать три серьёзно настроенных боевых муравья в специальных латах и касках с забралами. Они ждали лейтенанта ... Муравьи-кураторы, тем временем, дружно аплодировали и даже кричали, размахивая тонкими лапками. Боевым муравьям было не впервой летать по Солнечной системе, а иногда им приходилось совершать такие кульбиты в открытом космосе, что у кураторов с базы от восторга головы кружились — вот это да!!!

Куда уж нам, простым кабинетным работникам!

Вот и сейчас надо было немедленно сгонять на Землю, чтобы изолировать и вывезти с планеты одного зазнавшегося субъекта с мощным дробовиком в багажнике. А то он слишком много хочет. И надо вывезти на базу эту чудо-блондинку по имени Барби. Она стала слишком смелой и самостоятельной. Она хранит в кондитерской оружие — тот самый дробовик ... Куда её? Да в зоопарк на Альфа-Кадабре! Или в музей! Вы же не зоозащитники? В конце концов, в кабину лифта решительно шагнул муравей с густо-чёрными рептилоидными глазами. Он был при лазерном пистолете и белом жезле, означавшем его властные полномочия. Боевые муравьи переглянулись — ну, теперь-то все готовы или не все? Постоянно путешествуя по Системе, они нередко путали прошлое с будущим, а бывшее с не бывшим, и даже свершившееся с не свершившимся, и никогда ничему не удивлялись, - издержки профессии как бы ... мы ж боевые муравьи, верно? С нами всякое бывало ... Но они всецело доверяли своему лейтенанту.

Они знали, что он их не подведёт.

- В путь!

Один из боевых муравьёв изобразил улыбку — получилось как-то неважно и ... Ох, знали бы они, что их ждёт на Земле! Никогда бы не полетели. Тем не менее, кабина подъёмника закрылась и медленно повезла команду на посадку.

Звездолёт уже стоял под «парами» на нижней палубе базы.

****

Тем временем Шатен с напряжённым видом провожал прекрасную мулатку в ... да, в туалет. В тот самый, из которого до сих пор раздавалось предательское бормотание. Михаил натянуто улыбался. О, как часто туалет приносит мир в межличностные отношения! А как часто он становится посредником и даже местом случайной встречи — не кафе «Мороженое» и не музей, и даже не — прости меня, господи! - закусочная в американском стиле, а именно ... туалет?!? Кто-то, опустившись до глубокой прозы, дарит женщинам машинки с кондиционерами, а кто-то возвышенно и буквально с поклонами провожает их до туалета, а потом напряжённо дежурит снаружи — буквально сторожит, чтоб не сбежала ... вот она, настоящая поэзия жизни, которую сложно принизить относительно прозы! Впрочем, туалет — это место интимное. Надо немного подождать, и ... вот, объект Вашего интереса обязательно появится — примерно с той же улыбкой, зато с некоторыми новыми вопросами.

Особенно много вопросов появляется после пива «Sole».

- Итак, - спросила мулатка, поглаживая себя по бёдрам, - На чём мы остановились?

- Вы ... Ольга?

- Да, - уверенно ответила мулатка, - Меня так зовут!

Не Моник, ни Лэнс, ни Бэт и не Вэнди, и ни Дженнифер. Просто Ольга ...

«Это невероятно!»

- Ольга? Мне очень приятно с вами познакомиться ... - Она представлялась Шатену каким-то кинопризраком, оскароносным и рассчитанным на полтора миллиарда потенциальных потребителей высокой степени платёжеспособности, но её звали Ольга ... Просто Ольга ... Кто бы мог подумать?!? А поверить — кто бы мог?!? Шатену хотелось всплеснуть руками и захохотать во весь голос — совсем недорого, всего за пару сотен долларов ... однако Ольга, она же Росинка, как её называли в городе, - это и была та самая нехорошая дочь Машиниста, владелица большого дома с множеством автомашин, такого же множества телевизоров и двух роскошных бассейнов, выполненных «под мрамор». Но она была замужем — а вы как хотели?!? Не всё же котам март-месяц! Вообще же, истина гласит, что жизнь — есть страдание, но преодоление страданий тоже вполне достижимо, не так ли? В конце концов, никто не привязан к своей скучной работе, и каждый может найти себе что-то другое и новое!

А особенно, если Вы ещё молоды.

Надо бы только прикупить страховку на случай неудачи. 

- Вы общались с моим отцом? - уверенно спросила мулатка и, не дожидаясь ответа, тихо прошла мимо Шатена. Странно, что передвигалась она на каблуках ... Никогда не верь глазам своим, советовал Старший в группе, и никогда не доверяй женщинам. Ну да, все женщины — врут и плутуют. Но как не верить, если перед твоими глазами происходит нечто прекрасное и немного невероятное?!? Шатен с покорным видом пошагал следом за ней. Они прошли половину дома и внезапно перед Шатеном открылись немыслимые богатства местного Али-Бабы — в основном кофемолки с вай-фаем последней серии — и остановились в небольшой и довольно интимной столовой, очень уж напоминавшей какую-то присоединённую территорию. У соседей они, что ли, кус земли недавно отрезали?!? Ничего не понимаю ... Сперва были сплошные залы, залы, залы, а потом все залы прекратились, и появился втиснутый в узкое пространство стол, по бокам которого стояли красивые диваны из каталога модного мебельного бутика «Кенгуру на Дмитровском» ... Знаете ли, в одних случаях погибающий кричит спасателю МЧС «Дай руку! Дай руку!», а в других - «Дай мобилу! Дай мобилу!» Так вот, эти белые диваны были придуманы не для отдыха с бутылочкой немецкого пива и не для чашки мороженого в приятном женском обществе, а для общения в стиле телерекламы:

«Кончи с Кончитой!»

И внизу портрет Кончиты Вурст. Н-дя ... Шатен шутил в таких случаях:

«Сядем все!»

А Ольга, казалось, действительно хранила чьи-то детские воспоминания:

- Мы будем есть шоколад и пить испанское игристое!

Испанское? О-о-о-о-о! Редкостная мерзость, кстати говоря.

- Ну, только если холодное ...

У неё был несомненный талант красиво смотреться в любых ракурсах. Красавица-мулатка как бы говорила: «Если ты будешь смотреть на меня подолгу, то лицо твоё преобразится в маску счастья!» ... «Какое странное чувство - будто ты быстро поднимаешься в небо!» - Шатену почему-то подумалось именно так. Сейчас он снова вспомнил воздушное такси и круглые очки на лице Розы, студентки 1-ого «меда» Москвы. Когда-то отец-адвокат объяснял ему, какая разница между настоящими женщинами и некими субъективными представлениями о них, о феминах, и как женщины используют шарм и шик для достижения самых простых меркантильных целей (отец боялся, что сын рано женится). Однако, старый адвокат не ошибался. Ведь, если темноволосая Роза Латыпова была всего лишь напрочь лишённой идеализма живой женщиной, то темнокожая Росиночка по имени Ольга более всего соответствовала не живому, а а именно субъективному представлению о женщинах, - она и правда пришла из классических голливудских кинофильмов! Их довольно легко сравнивать, Розу и Ольгу: между ними такая же разница, как между лягушкой и царевной. Но не все же лягушки становятся царевнами, правда? ... С другой стороны, Ольга не была похожа на кого из тех многочисленных «венер», которых Миша «грузил» иной раз десятками — чаще живых, но бывало, что и мёртвых! А с третьей стороны ... Шатен немножко ссорился сам с собой, внимательно поглядывая на приготовления Росинки. Эх, коли не было бы прекрасного мифа о женщинах, то сама жизнь стала бы невозможной, не так ли? Просто, ты видел слишком много женских трупов, дружочек! В этом всё дело ... а женщины — это часть жизни, тогда как мужчины — смерти, не так ли? Так! И по-другому не бывает.

Соблазнительна ли судьба, в которой нет женщины как мифа?!?

Вопрос, конечно, чисто гипотетический, однако ...

- Послушайте! О чём вы так сильно думаете, что у меня даже ушки горят? - произнесла Росинка, поставив на стол огромную чашу, полную таких же огромных золотых монет. Две бутылки дорогого вина с очень простенькими этикетками уже стояли в центре стола. Не хватало только доброго шашлыка и свежего воздуха. Однако за небольшим окошком (на зависть соседям!) начинался совершенно метафизический закат сине-сиреневого цвета — какое-то ленивое и плоское зрелище, рассчитанное на массовый вкус и платёжеспособное потребление! Выглянув в окно, Шатен пришёл к выводу, что видел кое-что и получше.

- Не смотрите на меня таким людоедским взглядом! - шутливым тоном попросила мулатка и погрозила пальцем с золотым колечком. Она быстро освободила несколько монет от «золота» и они оказались просто конфетами - круглыми шоколадными конфетами. Фишинговая ловушка — не так ли? Ольга спросила:

- Вы пришли, чтобы слюньки на меня ронять?

- Я попал к вам, благодаря маленькому и нечеловеческому разуму, - пространно объяснил Шатен, - Меня к вам привёл покемончик.

- Красный или жёлтый? - спросила Ольга. Узнав, что зелёный, она махнула розоватой ладошкой: - Здесь таких тысячи ...

- А откуда они?

- Ну, этого никто не знает. Считается, что они прилетели из космоса. Они — как крысы на НЛО ... и так же размножаются.

Михаил очень задумчиво посмотрел на мулатку:

- Меня удивило, что это вполне разумная сущность.

- Да. Они даже спортом занимаются.

- Спортом? - Шатен тщательно отсканировал красавицу Росинку и понял, что она не шутит. «Боже правый, - подумалось ему в этот момент, - Во что мы превращаемся?!? В самопародию?!?»

- Скажите, а это ваши дочери? - внезапно поинтересовался Шатен, посмотрев в ту сторону, откуда он пришёл. Маленькие гении продолжали сосредоточенно складывать пазлы из кубиков.

- Ну, конечно, нет, - спокойно ответила мулатка, - Неужели вы думаете, что у меня могут быть дети с таким цветом кожи?

- Нет, я просто спросил, - ухмыльнулся Шатен. Действительно: а зачем он это спросил? А чёрт его знает! Просто, чтобы продолжить светскую беседу. Не так ли? Мулатка сказала, что была бы рада стать матерью, однако пока ей хватает и четырёх падчериц, - дочерей мужа, рождённых «случайной женщиной»:

- Знаете шутку про маму-принтер? Вот она такой и была ... Нам неплохо живётся нашей маленькой командой, и я вполне чувствую себя матерью ... Вы мне не верите? Но это правда!

- Да ... я понимаю! Сразу четыре дочери? Это не притер, а мать-героиня!

Что такое «случайная женщина», Шатен не спросил. Впрочем, тут и так всё понятно.    

- Да ... но видите ли, я недавно был у вашего отца и, хоть это произошло при очень странных обстоятельствах, однако ... - очень сдержанно распинался Михаил Николаевич, - я пришёл всё-таки по делу. Я представляю одну известную юридическую фирму из Москвы ... и хотел бы задать вам несколько простых вопросов. Вы ведь располагаете временем, уважаемая Ольга?

В этот момент на всегда улыбающемся лице мулатки появилось нечто вроде лени и брезгливого разочарования ... Ну, какие ещё могут быть юристы в такой прекрасный момент, когда на столе стоит экзотичная шипучка из Испании, а швейцарские конфеты только и ждут, когда их начнут кушать?!? Однако - «к удавам, значит к удавам», как сказал один штатский, когда таксист спросил его о цели поездки, поэтому Ольга по прозванию Росинка скромно приготовилась выслушать всё то, что привёз ей и её мужу этот немного помятый человек, только что выбравшийся из технологического коллектора ... Дело в том, что по некоторому недоразумению один из выходов из технологического коллектора располагался на территории их частного владения — и прямо за прекрасными цветниками! - и весь этот коллектор был густо населён зелёными покемонами.

Что ж, иногда даже богатые становятся жертвами капризов.

В прошлом Шатен прошёл достаточно серьёзный курс оперативной и психологической подготовки, - это чтобы всегда говорить правду и никогда не произносить глупости. И сейчас он понимал, что перед ним не меркантильная красавица Барби, барышня с неизвестным потенциалом, и не примитивная женщина Роза Латыпова, и даже не его жена Надя, дама ещё более примитивная. Нет, перед ним сидела молодая и симпатичная полуиностранка, которой было безгранично скучно оттого, что у мужа, во-первых, есть какие-то дела, а, во-вторых, что её муж был когда-то женат на гражданке Никаноровой. Притом, если б её муж работал, к примеру, на некую тайную космическую программу и бурил ночами «гравитационные ходы» во Вселенной, - она не была бы столь плохо к этому всему настроена. Нет, бывшая жена, как понял Миша-Шатен, была для Ольги куда большей проблемой, чем тайные занятия Туранчокса.

А ещё - сынок, которого мулатка сразу назвала «фашистом».

Вероятно, они были знакомы.

- Конечно, я хотел бы поговорить с самим гражданином Пипеткиным, - завершил своё недолгое речение гражданин Шатен (при этом он не кривлялся, как перед Машинистом, а, наоборот, смотрел прямо и серьёзно), - но, во-первых, его нет, а, во-вторых, мне кажется, что наша фирма ... не вполне информирована. Я ведь именно за этим и приехал в ваш город — за информацией!

Мулатка ответила:

- Не ждите ... Моего мужа нет и довольно долго не будет.

- А где он?

- Он на «ЗероХиме» ... он взял свой любимый «Форд», а это значит, что после работы он намерен кататься по городу ...

Потолок над их головами был безупречно белым и плоским, без единого изъяна.

- Очень старомодный человек, не так ли?

- Вы это об автомобилях? - ухмыльнулась красивая мулатка, которая сама смотрелась, как живое дополнение к этому автомузею 80-90-ых, - Нет, что вы?!? Просто, он предпочитает машины, в которых не пахнет дешёвой китайской пластмассой.

- И нет бортовых компьютеров, - продолжил Шатен, однако ему всё же подумалось: «Человек системы ... И, вероятно, прячется от бывшей жены», - но он промолчал. Здесь, в этой комнате-кухне, он пытался сделать «новому русскому» красивый сюрприз — буквально приват-вечеринку в честь его нового дня рождения — однако торт нельзя испечь незаметно, не так ли? К тому же, всё то, что он видел, обретало всё больше нюансов.   

- А вы не могли бы мне подсказать, кто такой Лысик? - задал следующий вопрос Михаи-Николаевич Шатен, раз уж это имя снова разок прозвучало в его жизни. Мулатка пожала плечами и сказала, что некто Герман Валерианович Лысик был замом главы города, но он умер сразу после химической аварии 2003 года.

«Химической аварии 2003 года?» - теперь уж почти вслух подумал Штирлиц. Ну, опять всё кругом загадочно ... Какая авария?!? На « ЗероХиме», вероятно? Вот она, вечная жизнь на химическом вулкане! Но единственное, чего по-настоящему боялся Шатен, это того, что Ольга может оказаться всего лишь капризным ребёнком женского пола, и тогда всё разрушится. Ей может показаться, будто он приехал, чтобы узнать её прошлое (как наглая домоработница, которая читает хозяйскую корреспонденцию), поэтому он ничего не узнает, а она попросит его уйти. Нет-нет-нет, он был прав, но сейчас правота его и гроша не стоила. Он спросил у Росинки о гражданке Никаноровой. В конце концов, пресловутая «вдова» обвиняла турецкую гражданку по имени Наташка и фамилии Матрёшка в хищении денег Туранчокса. Но кто сказал, что это - не Ольга? Кто сказал, что Росинка и Матрёшка — это не одно лицо? Однако, с другой стороны, все указанные в юридической заявке лица были вполне живы и даже обещали создать целую расу богатых долгожителей (ведь Ольга молода и на вид вполне здорова!), поэтому Михаил Николаевич внутренне отклонил основную часть претензии гражданки Никаноровой. Теперь он смотрел на суть вопроса как бы из окна высокого казённого дома, - самого последнего на его улице... Если дело дойдёт до реальной судебной претензии, то гражданка и её сын-Никаноров вряд ли чего добьются ... однако уж кровушки они там попью-ю-ют, прям как вампиры из саги «Полнолуние», ухмыльнулся бывший сыщик. И в самую первую очередь появится вопрос, кто такая Матрёшка, - а это вопрос о двух концах!

«Даже как бы вопрос-бумеранг».

- О делах своего мужа я знаю очень немногое, - призналась Ольга, - но думаю, что это одно и то же лицо - Метрёшка то есть, и эта Никанорова ... Она вас всех обманывает. Однако я предприняла бы для розыска Матрёшки самые энергичные меры.

Шатен почему-то спросил — с надеждой:

- Вы, наверное, старше её сына?

- Увы, нет, - ответила мулатка и отпила из бокала, - Он — противный фашист. Ему уже под сорок, и он сожительствует с каким-то алкоголиком. У них там настоящая гейская любовь.

Росинка умела быть потрясающе красивой, но могла и ... да!      

- Ладно-ладно! - привлекательно рассмеялся Шатен, видя что-то апокалиптическое в её гримасе. Боже, что происходит с этой планетой?!? - Дело в том, что вашему мужу следовало бы съездить в Москву и доказать, что с ним всё в порядке. Что он жив ... В любом случае, если гражданка Никанорова подаст в суд и потребует урегулировать вопрос, то понадобится участие вашего супруга, да и вас тоже, вероятнее всего. В обратном случае законодательство допускает разные варианты.

- Мы не можем.

- Почему вы не можете поехать в Москву?

- Мы давно умерли. Или вы ничего об этом не знаете?

Умерли?!?

- Ничего не знаю, - абсолютно серьёзно ответил сыщик Шатен.

Тропический закат за окном мерк, вспыхивал, мерк, вспыхивал, мерк, вспыхивал, мерк, и снова вспыхивал, сотнями зайчиков рассыпаясь, и очень ярко метался по стенам и по стеклу богемских бокалов для дорогого фуршета. Мулатка молча грызла шоколад, однако Михаил видел, что ей, в общем-то, есть, что сказать и она ... вот-вот скажет. Но что именно? И почему она что-то скрывает? Но вскоре ему стало всё ясно: Шатен ничего не знал об авторе «Чёрного квадрата», и о том, почему люди умирают во сне, он никогда не слышал о динозаврах в современной Якутии и не встречался с мохноногими чупакабрами из Бразилии, зато он знал, что это за мерзость такая - «навязанный маркетинг». Это очень глобальная вещь ... Он формирует глубокие привязанности людей. Для чего он нужен?!?

Чтобы заполнить Пустоту.

Мы знаем, что это такое. Знал и Миша, у которого с самого раннего детства было много модных вещей и предметов. Выходя из дома, мы каждый день созерцаем цветущую мировую Пустоту и многие миллионы одинаковых и одинаково пустых глаз, спешащих смотреть маркетинговое шоу, которое они сами себе выбирают.

Это ...

 ...

И зачем за кем-то следить, если так - круглые сутки?!? Да, все ответственные и обеспеченные люди в нашем мире выглядят примерно так, если не хуже, - жертвы навязанного маркетинга! Жертвы, самые настоящие жертвы, почти бессловесные и непонимающие. Кругом телевизионные экраны! И хоть бы кто из общих знакомых закачал ядовитый синтол в свою глупую попу — ведь это уже было бы какое-никакое «разнообразие»! Ах, нет же, нет ... Адепты фито-культуры не скрывают, что «хорошее тело стоит дорого», а хорошее тело - это хорошее настроение! А реклама обращается к людям: съел таблетку — и стал худым, ещё раз съел, и - получишь ударную дозу своего счастья!

Съешь её, съешь! «Он всё видит!» - утверждала «Технология», культовая группа 90-ых. Индустриальный стиль! Жри, чё дают!

И будет у тебя своя собственная Цивилизация солнца в Тихом океане!

Шатен неожиданно вспомнил интересный случай: в вагоне метро плакала девушка, просто плакала - тихо и интеллигентно ... Обычное, казалось бы, дело, и довольно давнее, однако случай застрял в голове, как пробка в бутылке паршивого игристого из Испании, и сидит там, не давая ни малейшего шанса от него избавиться ... Итак, вечерний час и будний день, и в вагоне довольно много народу, но только после того, как вагон тронулся, Шатен внезапно заметил, как плачет девушка. Почему заметил? Это в нём включился инстинкт полицейского: если человек плачет, значит его как минимум обокрали! Он подсел поближе и присмотрелся. Её слёзы были крупные, словно драгоценные камни. Или это лицо такое маленькое, миниатюрное? На вид она ещё совсем ребенок, хотя во всем её образе читались черты, присущие многим взрослым людям. Одним словом — студентка третьего курса. И всему вагону на неё наплевать. Парадоксально, не так ли? Но все замечали в ней юную нонконформистку, - по одежде и по лицу ... Потом, выйдя из метро, Шатен догнал её и как-то уж совсем по-полицейски схватил за локоток - «Вы постойте-ка!» Зачем это он? А не зачем ... у него не было никаких романтических побуждений. Просто, в тот момент ему очень не хотелось, чтобы ей было больно, - «Я могу как-то помочь?» - спросил он и услышал «нет». Просто «нет» ... Это был такой не травмоопасный женский ответик, а то, что он — не шпана, а «представитель власти», девушка поняла с первого взгляда. «Почему вы плакали?» Она ответила: «Просто плакала. Разве вам иногда не хочется просто поплакать?!?» - «Нет, не хочется!» - «Значит, вы чего-то не понимаете, мужчина! Вы ... отпустите меня, пожалуйста!» ... Шатену оставалось только пожелать удачи и идти своей дорогой. Как можно сидеть в метро и просто плакать? Может, она что-нибудь скрывает?!? Он даже обернулся посмотреть не обернулась ли она ... но она быстро удалялась в сторону большой группы жёлтых бульварных фонарей. Может, догнать?

Он остановился. Полиция, вообще-то, для того и существует, чтобы решать проблемы, - во всяком случае, когда дело касается молодых девушек, плачущих в метро! Даже Шатену и то приходилось ставить на место всякое дурьё и хулиганов: он, как Терминатор в кинофильме, молча подходил и бил кулаком прямо в рожу ... и всё, фрайер в дамках!

Но это был какой-то другой случай.

Самое важное, что он в тот момент осознал, – так рождается Пустота!

Она рождается снаружи, но селится внутри.

И снова ...

 ...

Всё! Жизнь, как у робота.

Зачем следить за людьми, если этот бег по кругу никогда не прекращается?!? Нет, людей надо спасать от навязанного маркетинга, — вот в этом и должна заключается одна из задач полиции. Да, защищать от навязанного потребления ... Просто защищать. И от удушающей Пустоты, заставляющей плакать в вагоне метро!

- Вы так сильно думаете о чём-то нехорошем, что испортили мне настроение, - почти обиделась телевизионная красавица и начала рассказ, притом довольно длинный ... «Алеллуйя! - почему-то подумалось в тот момент Шатену, - Вот, в чём дело! Вот, какая интересная история!»

Да, история та ещё, интригует с первого раза ...

Итак:

- Это было довольно давно. Я бежала в красивом платье. Был небольшой дождик, и вся моя причёска ужасно растрепалась, - Росинка забавно качнула головой, словно кивнув Шатену, - А вокруг было совсем пусто. Никого – понимаете? А потом я наткнулась на кошку, на такую совсем игрушечную с виду кошку, очень напоминавшую маленького тигра. Я взяла её на руки и побежала дальше – дворами, улицами! Не знаю, куда. А потом я стала замечать что-то чёрненькое и серенькое. Это была мокрая сажа или ещё что-то в этом роде. Или это был пепел, выпавший вместе с дождём? И все детские площадки были пусты, а на улицах в недоумении замерли автомобили. Я только потом стала понимать, что я бежала из города, понимаете? Я этого не могла понять своим детским разумом, но мои ноги знали, куда бежать ... Возможно, я и сейчас ничегошеньки не понимаю. Я ж была не такая умная, как сейчас, правда? ... Я тогда быстро пробежала через окружную автодорогу и потом железную дорогу и оказалась в поле с очень высокой жёлтой травой – в таком бескрайнем-бескрайнем, до самого горизонта, - Росинка плавно провела рукой, но из её жеста Шатен сразу понял, что это было не поле, а, скорее, какая-то пропасть. Из её дальнейшего рассказа следовало, что наблюдательность не очень-то и подвела Шатена: - ... внезапно я увидела то, что обычно не показывают детям: там было множество мёртвых тел, мужских и женских, и ещё огромные бульдозеры, но не такие, как на стройках, а – военные, в тёмном камуфляже. Я это сразу поняла. А ещё там был погрузчик, у которого в ковше были ... вот, так, высокой горкой ... сложены мёртвые дети. Мои подруги, с которыми я только что играла ... как куклы! У машин работали моторы, но в кабинах никого не было. Видно, что живые люди убежали, бросив свою работу, а мёртвым и бежать-то было некуда. Они же – умерли, правда ведь? Я даже глазам своим не поверила. Я бросила кошку и побежала в обратную сторону. А, когда прибежала домой, то узнала, что что-то случилось и мне надо спрятаться. Так сказала моя мама. В смысле, не мама, а моя тётя. Она мне была вместо матери. Родилась-то я не в Зерокуле, а очень далеко отсюда, а в Зерокуль меня привезли, когда мне не было и пяти. А потом уж я всё узнала сама ...

- Что случилось? - почти допрашивал Шатен. Сейчас он как-то всё увереннее и увереннее чувствовал себя «представителем закона», - Пожалуйста, объясните как можно подробнее ...

И Ольга объяснила:

- Когда-то на «ЗероХиме» изготавливали химические вещества неизвестного назначения и, в конце концов, там случилась серьёзная авария. Выброс - понимаете? И весь город накрыло ядовитым облаком. Нас всех, как поленом стукнуло, и многие из местных жителей стали очень непонятными ... из тех, кто выжил, разумеется. А то ведь многие погибли в первый же день после выброса неизвестного химического вещества. Это было - как в Чернобыле! А в небе висел круглый объект голубого цвета. Я его видела и отлично помню. Наверное, это был визит инопланетного летательного корабля. Но в тот момент к городу уже приближалась колонна БТРов и военных грузовиков ... 

Шатен видел, что мулатке немного вредила полученная от предков эксцентричность, и что она никак не может сосредоточиться даже на такой важной теме, как пережитая ею в детстве техногенная авария. Её мысли – кстати, невероятно простенькие – рождались столь медленно и находили столь простенькое выражение, что Шатену даже захотелось на неё прикрикнуть – а ты быстрее можешь?!? Так сердятся на «буксующий» интернет или на автомашину, не способную выдать больше узаконенных 60 километров в час. Но в этой простоте было нечто по-хорошему привлекательное, и ему очень нравились некоторые придуманные Росинкой художественные образы – например, она сказала, что всё детство была окружена «морем ярких лепестков» ... У них в полиции так не говорили. А жёлтое поле, по которому она бежала и где видела мёртвые тела, было в её представлении «морем спасительных соломинок». «Что, опять «море»? - заметил про себя Шатен, пытаясь то ли согласиться с ней, то ли немного поссориться с её манерой изложения. Да, она действительно умерла, но люди умирают независимо от того, ретировались они с того поля или не успели. Люди умирают каждый день. Это – в порядке вещей.

- Ольга, а вы не могла бы вспомнить, как ты поняла, что уже мертвы и ... больше многого не можете? – тихо спросил Шатен, словно приблизившись к мулатке. Ему как бы хотелось смотреть на неё вблизи, а не издалека, как обычно смотрят на людей и вещи. Он словно приоткрывал дверь в то поле, по которому она бежала, будучи девочкой. Но теперь она заговорила с каким-то совершенно нерусским полушёпотом-полушипением, в основном знакомым ему по «старым-добрым» голливудским кинофильмам, и это так понравилось Шатену, что он приблизился к ней на довольно опасное расстояние. Он словно сканировал её, а она объясняла ему, делая руками какие-то «предлагающие» жесты:

- А тут и нечего было понимать, мой дорогой. Мы всё это знали с самого начала – все, кто выжил. Наш город становился закрытым, и его начали огораживать этой Берлинской стеной, которую вы видели. Это всё равно, что видеть свежую кровь и понимать, что здесь кого-то убили ... А потом появилась тревога. Она незримо висела в воздухе, как Пустота. Мы этим дышали несколько лет. Тех, кто пытался покинуть город, ловили, накачивали наркотиками и возвращали назад, притом наша полиция только помогала тем негодяям в доспехах, а телефонная и прочие виды связи становились недоступными. А сейчас всё стало именно таким, чего мы не хотели. Город пропал с карты мира и стал какой-то особой зоной, в которую можно приехать когда угодно, но уехать из которой уже нельзя, притом никому. Ни вам, ни мне, и никому другому. Полиция забирала тех, кто был с этим не согласен. Особенно свирепствовал «шериф города», как мы его называли. Он настоящий преступник и ... не вполне здоров психически. Его звать Алексей Макаров, он - старший оперуполномоченный. Он убил мою подругу Ванду и похитил ещё с десяток человек, в основном девушек. Их больше никто не видел — ни живыми, ни мёртвыми. Но люди уже привыкли к этому, - пожала плечами Росинка, - К плохому тоже ведь привыкают. Меняются времена года, а запреты остаются неизменными. Да за это время даже деревья в моём дворе и те разрослись почти до неузнаваемости ...

Что ж, теперь у Шатена появилась оперативная информация на «Макаревича» ... Он - преступник и не вполне здоров! Ух, сдерёт же он шкуру с этого «оборотня в погонах», ух сдерёт — и притом с живого!

«Но надо побольше узнать о подруге по имени Ванда», - сообразил Шатен, но снова спросил об аварии:

- А что это было? Вы хотя бы примерно знаете, с чего всё началось? С какого инцидента? – Он представил себе огромный химический выброс на процветавшем предприятии «ЗероХим», а потом ему померещились чёрные и густые осадки, накрывшие город со всеми его окрестностями, но всё оказалось до парадоксальности просто и предсказуемо – в провинциальном городе Зерокуль стало останавливаться время, а потом оно и вовсе остановилось, как локомотив, которому больше некуда ехать ... «Разве Машинист времени вам это не рассказывал?» - тихо спросила Ольга. Как это получилось, и где пролегла та черта, что разделила людей на мёртвых и живых, мулатка Ольга, к сожалению, не знала, и Шатен мысленно ей это простил. Практически в каждой трагической истории есть такие люди, которым удаётся спастись, не так ли? И именно они закономерно знают все подробности катастроф ... а красивым женщинам вообще всё прощается. Однако с тех пор, как сказала Ольга, все жители города называют себя не иначе как «мертвяками» и «мёртвочками». Они умерли, и умерли не только для Госкомстата, но и друг для друга. И, тем более, для Пенсионного фонда.

«В Пенсионном фонде точно пляшут от восторга!» - мысленно ответил Шатен и сделал ясный вывод:

- Надо узнать причину.

- А зачем? – очаровательно улыбнулась мулатка, - Разве нам так плохо?

Похоже Ольга принимала мир в стиле современного буддизма - «стакана на самом деле нет». Что ж, это практично. Но, что же, все в городе взяли и умерли? Тогда почему мы сидим здесь и разговариваем, как живые люди? А потому, ответила Росинка, что не все мертвы по-настоящему: по-настоящему мёртвых тайком похоронили военные в чёрных противогазах, а тех, кто шевелился, они оставили там, где нашли ... А те потом встали и пошли! Но это вовсе не означало, что для них всё обошлось. Даже наоборот: они стали более несчастными, чем те, которых не стало. Ведь умерших ждал вечный покой, а выживших ... всё тот же Зерокуль и Пустота вечного прозябания в неживом мире. Каждый из нас шагал по улицам, размышляя о своём будущем, - впервые в жизни, вероятно! «А наш Зерокуль всегда шёл своим, «четвёртым путём», - весело объяснила мулатка, - и никогда не интересовался завтрашним днём, и даже никогда не замечал ничего судьбоносного. В нашем городе всё вечно, понимаете?»

Такой, вот, рассказ Ольги!

- ... и осталась только реклама, реклама, реклама. Какой-то сплошной «Зов Ктулху» Лавкрафта! Даже тестостерон и тот теперь вырабатывается по приказу имиджмейкеров. Теперь вам понятно, почему ни я, ни мой муж не можем поехать в Москву?

«Теперь — понятно», чуть не ответил Михал-Николавич. Вообще, он был крайне озадачен. Получается, что он приехал в городок Зерокуль за сущей мелочью, а нашёл реальный «крупняк», - это прям не деловая поездка, а целая полицейская спецоперация, с неизвестными последствиями! То-то «Макаревич» взбесился, как ненормальный! «Уж не значит ли это, что я раскрыл одну из тех тайн, о которых не знают даже в МВД?» - задумался бывший оперативный работник правоохранительных органов. То-то его нет на карте, этого густо-провинциального Зерокуля со всеми его дебильными жителями! Теперь оставалось только включить нечто окончательно оптимистическое, наподобие «Ламбады», и прийти к выводу, что дороги отсюда нет и не может быть, и такое правило действует давно, с 2003 года - со дня аварии.

- А что вы скажете об этих предметах, Ольга? - Он показал найденное на улице: золотую фирменную зажигалку, старые и благородные дамские часики на цепочке из серебра и полную денег пёстренькую косметичку в индийском стиле ... И - золотое кольцо с изображением цветка. Ведь у женщин очень хорошая память на ювелирные украшения, не правда ли? Тем более — на чужие ... «А вы не знаете, кому это могло принадлежать?» - спросил он, однако мулатка задумчиво сжала губы и ничего не сказала. Мимо денег, как говорят в УГРО.

Тогда он показал ей сплющенную пулю от автомата Калашникова:

- Может, вы имеете какое-то представление об этом предмете?

- Нет. Честно нет.

- Я нашёл это на улице.

- Ну, в городе часто убивают, - запросто ответила мулатка, даже не выдержав необходимой паузы, - Иногда нападают полицейские ...

- Верю, - сакраментально согласился Шатен и снова вспомнил идиота по кличке «Макаревич», - А ещё кто может это сделать?

- В городе у кого-то есть оружие. Ведь не все же умерли, и не все стали такими мёртвыми, как мы ... многие ко всему привыкли и живут вполне настоящей жизнью. И единственное, чего они боятся, того, что все кругом узнают, что они живы, а не мертвы. Тогда у них могут быть очень большие проблемы.

Когда-то власти засекретили большую техногенную аварию, жертвами которой стали, возможно, тысячи или десятки тысяч, а теперь в Зерокуле, в этом городе шахматных метросексуалов, происходят самые непонятные события, притом в этом «дерьме» надо подозревать не только местную шпану и убийц, но также и полицейских. Судя по всему, представители городской власти ничуть не лучше преступников. Но они тоже хлебнули ядовитого газа и покорились торжествующей Пустоте, которую надо чем-то занять ... Боже, как всё быстро поменялось и перемешалось в его современной и правильно настроенной голове: если полчаса назад он бешено восторгался почти ненастоящим, голливудским обликом Росинки, то теперь, как бы получив доступ к её внутреннему интерфейсу, он ожидал от неё чего-то надолго и вполне «настоящего». Однако, к большому его сожалению, Ольга — это был всего лишь рекламный «бот» с интеллектом тысяч примерно за пятнадцать-двадцать наличными, - и в долларах, разумеется! Увы ... Вот, была бы на её месте какая-нибудь наркоторговка Майя или просто симпатичная Майка «по вызову», - та могла бы оказаться настоящим знатоком житейских тайн и случайностей! Не то, что эта, ненастоящая. Или она всё-таки настоящая? Шатен посмотрел в окно и подумал, всё понимая:

«Ты всего в одном шаге от настоящей войны, старина!»

Такое узнать ...

«С чем ты придёшь к Борщёву? С «этим», что ли? Слышь, ты, рыжий лис Маулдер! Ты, наверное, забыл, что заурядные люди не терпят парадоксов?»

Шатен спросил, чтобы заполнить паузу в своих мыслях:

- Ваша мама — иностранка, так понимаю?

Но это снова был вопрос полицейского.

Ольга ответила вполне односложно:

- Да, мои родители познакомились в Москве. Папа учился в аспирантуре политехнического, а мама была студенткой медицинского ...

- Ну, я так и понял, дорогая Ольга, - внезапно подхватил Шатен, - Вы, значит, не знаете, кто мог бы стрелять из автомата прямо на одной из главных улиц вашего города?

- Кто угодно!

Он положил пулю обратно в нагрудный карман сорочки и ещё раз задумался, теперь с искренним возмущением полицейского: вот, вы, например, видели, чтобы в центре города кто-то убил из автомата женщину (а ведь женщина наверняка погибла)?!? Нет, убили не в стрелковом симуляторе, вроде того, на котором тренируются сотрудники МВД, а прямо на улице — и одиночным, по всей видимости?!? Что-то непохоже, чтоб там очередями стреляли, подумалось Шатену ... Да! И удар пришёлся прямо в цель. Видели когда-нибудь? Уверен, что не видели. В России такое бывает весьма нечасто. Мы же не бразильцы, правильно? Это для них — почти норма, но только не для нас.

Шатен снова задумался:

«Где справедливость на свете?!?»

И вздохнул почти с ностальгией:

«Ах, эти долгие ночные дежурства. Вызов за вызовом!»

- Кажется, мне понадобится сделать какой-то очень важный жизненный выбор, - сокрушённо проговорил Михал-Николаевич и даже слегка отстранился от Ольги. Он уже полностью потерял интерес к этой пропащей планете и ему давно не нравилась вся эта бесконечная телереклама и маркетинговая диктатура, которой он был, к слову говоря, весьма привержен в в свои молодые годы, но у Миши-Шатена не было сил, чтобы куда-то отступать ... О, нет! Он же был, и правда как Шерлок Холмс, - всегда в благордном порядке, невзирая на обстоятельства! Нет уж, «мент» не должен гаснуть, как свечка. Иначе какой он «мент», к чёрту, и какой-такой «солдат порядка», если он раскисает?!? Нет, всякий настоящий правохранитель должен выглядеть нейтрально, но бить насмерть, ведь правильно?!?

А кому он иначе нужен?!?

Эх, было же такое?!? Всё было - всё, что могло быть ... и даже первитин одно время принимали господа детективы, специальный стимулятор из категории метамфетаминов, - ну, просто для глупости, для храбрости ... ну, то есть чтоб, если и идти в атаку на «братков», то с бесстрашием настоящего самурая. Однако Старший в группе был хитрее первитина, и он, подобно Наполеону, предлагал своим подчинённым не «кислоту» глотать, а почаще играть в картишки, - кто сегодня выигрывает, тот и помещается на самое важное направление, того и удача, соответственно! А Шатен играл в карты весьма неплохо - отец научил на склоне лет ... «Боюсь, что ты не социальный работник, Михаил!» - говорил Старший в группе, когда Кошечкин в очередной раз «прихватывал» какого-нибудь гражданина с «пером» и «пушкой».

Именно тогда за ним и закрепилось оперативное имя «Шатен».

Начальник так и сказал:

- Тебе больше нельзя «светиться», где попало ...

Было же такое?!?

«Ну и что? Если ты тогда — мог всё, то почему теперь не можешь?!? Нет, так не бывает, и не должно быть! Нет, надо действовать ... »

- Ваш отец, Ольга, предложил мне стать рыцарем Ланцелотом! Как в книге Марка Твена, вероятно ...

- Кого-кого? - Ольга сделала удивлённое лицо, а потом затароторила, махая ладошками: - Да ему постоянно промывают мозги! Что вы?!? Нет-нет! Вы даже и не пробуйте, пожалуйста! У вас не получится, - почти испугалась эта красивая мулатка и озабочено спросила в ответ: - А что вы хотите сделать?

Однако Шатен уже ничего не сказал ... а какая разница, ЧТО ИМЕННО он хочет?!? Тут лучше делать, чем говорить! А закат за окном повторялся снова, и снова — как встарь, только с необыкновенной и какой-то почти инопланетной периодичностью.

- Теперь мне всё понятно, дорогая Ольга ... Что ж, видимо, маленький зелёный покемончик знал, куда бежать! Умный он ...

Шатен никак не мог признать за должное распорядок дня в доме Туранчокса. А, когда он уходил, к нему словно пришло некое послание, составленное ошеломительно красивой мулаткой из американских кинофильмов, - заинтригованный и ни с чем не согласный, он ей больше не верил. Да врёт она, всё врёт ... врёт, как всякая опытная женщина! Впрочем, для этого стоило побегать по коллекторам, не так ли? Он медленно шёл мимо опушки несуществующего леса, шагал как-то странно вызывающе, почти враскорячку. Операция по его поиску и поимке скоро начнётся — вот это точно! - и в этих фантастических лесах появится огромное множество вполне настоящих «оборотней» из местного УВД. И у каждого второго будет чесаться палец на спусковом крючке старенького ПМа, а то и ОК-74. А они, может, уже и сейчас — почти повсюду, только не высовываются!

Бесконечный вечер никак не прекращался, - один сплошной дежурный закат вручную! Громко шагая, Михаил Шатен почему-то вспоминал легендарную песню Боба Дилона «Knochin on heavens door» - буквально «Достучаться до небес» ... почему так?!?

Мобильный телефон в его кармане был почти разряжен, а сим-карта с жуком молчала, как мина замедленного действия. Шатен грустно ухмылялся. Сейчас, наверное, целых 100 человек из высокопоставленного состава МВД умывают руки или же вытирают их о форменные штанины, - они-то своего добились, закинув своего человека в этот импровизированный ад на задворках бывшей Великой Империи МВД СССР! И каково чёрта он вообще согласился ехать туда, куда официально не ведёт ни одна дорога, зато есть движущиеся звёзды в сине-сиреневом небе, а также молочные реки в кисельных «VIP»-берегах?!? И кто этот сотрудник, который побывал здесь годом раньше - так сказать, в самом лучшем виде? Кто он такой и почему не познакомили?

- Итак, это было давно ... - произносит Шатен, словно продолжая читать этот мессидж от Ольги. Внезапно рекламные виды стали меркнуть, словно застывая в некотором недоумении, ну а потом вместо них появились ... облака - деревянные лошадки, почти как на детской площадке! А рядом - настоящая живая корова, - живая, но очень типичная, как на красивом фото в глянцевом журнале. Шатен сперва не поверил глазам своим, посчитав это очередным стереоэффектом, однако, стоило корове уставиться на него невооружённым коровьим глазом, и ... Михаил-Николаевич сразу понял, что он только что покинул владения Туранчокса. Да, это была живая корова, не рекламная — да! - а её типичность ... ну, это вполне объяснимо. На свете много типичных коров, не так ли? Десятки миллионов одинаковых коров. А вот её пастух или, вернее, хозяин, был не совсем типичен, - на нём коричневый пиджак, светлые брюки и бежевая рубашка с расстёгнутым воротом, из которого выглядывал узел шейного платка в ковбойском стиле.

А где его шляпа? Вот так модник!

- Эй, мужик! А правда, что в молоко бросают лягушку, чтоб оно не скисло? - весело спрашивает Шатен, шагая мимо него, коровьего привратника без шляпы и пары револьверов, - И что молоко прокисает во время грозы — это правда или не правда?

- Чего? - вытращился мужик с коровой и вытер нос рукавом.

- Твоя правда, волопас! - чуть кривляясь, ответил Шатен. Он находился на окраине города, среди частных домов, цветов и огородов, - Ты мне не поверишь, брат: я пришёл сюда по технологической трубе, а ухожу по детской площадке! - В этот момент ему показалось, будто где-то за его спиной со щелчком захлопнулась некая дверь. «Скоро увидим всё это в новостях!» - подумалось Михал-Николаевичу, и он направился в город.   

4.

Городок Зерокуль смело вклинился между одноимённым урочищем и бескрайними степными просторами — коричневыми, как пластилин из коробки с улыбающимся крокодилом, но Шатен мог видеть всё это только с чердака единственного в городе двенадцатиэтажного дома, на котором он и спрятался в силу необходимости. Сидя там, на высоте голубиного полёта (или помёта?), Михал-Николаевич строил планы на будущее. Итак, что делать? Вот, бывают же такие ситуации, из которых выходы есть только в твоей фантазии, да ещё в некоторых наивно-героических кинофильмах из США, сюжет которых всегда одинаков ... Что делать? Да, а что именно?!? Сейчас Шатен напоминал человека, вся квартира которого оклеена лотерейными билетами.

Такое с ним ещё никогда не случалось. 

Вон стоят высокие сосны в рыжеватом урочище ... а вот очень низенькие холмы и неглубокие долины, по которым текут ручейки и речушки ... всё это прекрасно видно, как на ладони ... и точно такой же рыжеватый свет солнца и бесполезно мигающие светофоры в глубоком и тёмном провале городской улицы ... бетонные морды давно некрашеных домов, пустота и почти кричащая реклама ... а местные жители словно не умеют читать и ни на что не смотрят. А иначе — как они выживают в этих многоликих рекламных джунглях? Неужели у них никогда не погибают нейроны головного мозга, как у всех нормальных людей? Шатен вспомнил карты из интернета. Они сообщали нечто любопытное. Согласно их мнению, несуществующий город Зерокуль являлся довольно важным железнодорожным узлом, - помимо одной-единственной автодороги туда направлялись две ветки железной дороги, каждая из которых вела к большим районным центрам — к Пнёву и городу Классикову. Интересное название у городка, ухмыльнулся Шатен. Автодорогу он изучил по пути в Зерокуль, и быстро понял, что она строго контролируется ЧОПом. И тут не надо быть признанным корифеем полицейской службы. Всё вполне просто и понятно ... Значит, остаётся только железнодорожная магистраль? Ну, да, только она ... Жаль, мобильный интернет не работает, а то можно было бы уточнить маршрут и даже запросить подробную карту урочища. Оно же находится совсем неподалёку — на расстоянии двух жилых кварталов ... «Могло бы и пригодиться», - подумал он как бы не для «красного словца». Шатену представилось, что он вполне мог бы найти, к примеру, городское кладбище, и уж через него выбраться из города. Почему именно кладбище? Все кладбища в таких городах расположены на окраинах, и все они выходят одной стороны наружу — в степь или в горы, или просто в сельскую местность. Шатену уже приходилось видеть города и городки, окружённые почти непроходимыми «зонами» и промзонами, и, как правило, только кладбища были той постоянной городской коммуникацией, которая всегда открыта и никогда не контролируется. Беглые часто «линяют» именно через погосты, - народу на кладбищах встречается немного, и надо только очёчки найти интеллигентные и надеть серую кепочку в мелкую клеточку, и ... ну, можно ещё отрастить бородёнку в стиле Калинина, и тогда никто в тебе не признает одного из самых страшных грабителей современности или, к примеру, ужасного убийцу с готовым смертным приговором.

Никто из встречных-попепречных!

А участковый даже не посмотрит.

Для него это вообще «дежавю»!

Но где в городе Зерокуль кладбище?!? Вот этого Шатен не знал. А кто может подсказать? Только Машинист времени? Ну да, он ... внезапно Михал-Николаевич словно споткнулся об это прозвище. Железная дорога менее удобна, поскольку всегда контролируется. К тому же, народ на железной дороге легко пускает в ход кулаки и оружие. А на кладбищах вообще драться не принято, не так ли? Там всегда тихо, как в хорошем офисе ... и пахнет цветами. Но через владения РЖД скрыться от преследования и проще, и, само собой, быстрее. Примерно через полчаса ты окажешься в тридцати километрах от своих преследователей, а через день тебя вообще искать перестанут, будто тебя никогда и не было. Итак, надо узнать место расположения городских кладбищ и поинтересоваться режимом функционирования грузовых терминалов. Пассажирская станция Корочарово, как Шатен смог удостовериться в самом начале пути, выглядела заброшенной и не функционировала ... Но к кому пойти? Действительно, что ли, к Машинисту, любителю кофе и дешёвых телепрограмм?!? Ну, он же не похож на голого по пояс чернокожего «ультра-мэна» из рекламы на Первому канале, совсем не похож. Он — городской диссидент, чудак и довольно неприятный и вредный зануда, доставивший столько неудобств прекрасной кукле Барби, однако ... Нет, стоп-стоп-стоп, остановился Шатен во внутренних своих рассуждениях! Вот, где она, «правая рука Бен-Ладена»! Вот, кто в списке самых разыскиваемых, которых никогда не найдут, - живая кукла Барби! К ней и надо спешить, то есть к кукле «Маше-Даше-Саше» и далее по списку, заканчивая Мишей и Аишей. Она — живой символ чего-то неизвестного. Она совсем не похожа на привычную «Леди ин рэд» Криса де Бурга, однако уж ей можно как бы поверить. Хотя бы потому, что не похожа. И теперь главное, чтобы внезапно не начался дождь, а то это станет почти буквальным воспроизведением знакомого музыкального сюжета.

Он огляделся: на чердаке было зловеще тихо.

И кто это сказал, продолжил Шатен свои рассуждения, что у неё короткий плоский носик, как у настоящей Барби, и что она так же неестественно стройна, как кукла? Нет, она девица вполне живая и даже слегка кругленькая в бёдрах ... кукла-то куда стройнее, не так ли? Чудесный ребёнок, чёрт возьми! И, если в твоём доме почему-то нет электрических розеток, а твоя внешность напоминает нечто навсегда забытое, детское и голливудское, - ведь это ничего не означает, правильно? Ох, уж эта дочь Машиниста, эта мулатка Ольга ... как она тебя разочаровала, думал Михаил Николаевич! Нет же, пускай самый красивый африканский алмаз остаётся у олигарха, а мне полагалось бы жить где-нибудь в художественной мансарде - он ещё раз оглядел полутёмный чердак многоэтажного дома - писать этюды на полуночных улицах и углубляться в творческую работу и миросозерцательность. И почему, спрашивается, я так долго и убеждённо служил в полиции нравов города Москвы?!?

Это для того, чтобы сразу во всём разочароваться, да?

«Кажется, я нажил там столько внутренних кризисов, сколько не бывает даже за прилавком кондитерской!» - пожаловался бывший сыщик и действительно вообразил себя если не гением, значит несостоявшимся живописцем: ведь я раньше, подумал он с удивлением, никогда таким не был! Эта работа забрала у меня больше, чем принесла ... А это обидно. Мне как бы сказали: «Мы не можем обработать ваш запрос!» - и всё тут. Молчи ... Он ещё раз посмотрел вокруг себя, сидящего на грязном бетонном полу чердака, и подумал, что, если мулатка Ольга возродила в нём подростка, то кукла Барби должна сделать его мужчиной, борцом и романтиком. А что тут "такого", право же? Старший в группе утверждал, что хороший «мент» может снять отпечатки пальцев даже с «поверхности неба», а нормальные люди способны влюбляться даже на панихиде — понятно? А идея подчиняет человека.

Итак, завтра же — к кукле!

Он так и сделал.

Но сперва Шатен пришёл ... на аэродром.

Почему он так сделал? Потому что внезапно сделанный шаг часто становится началом новой дороги. А он отлично помнил, что на аэродроме стояли в вечном безмолвии штук десять вертолётов и самолётов. А если хоть один из них летает? Тогда это шанс, и им надо воспользоваться. Правда, водить авиатехнику Шатен не учился, зато всегда готов был поклясться, что умеет это делать не хуже, по крайней мере, десяти знакомых ему пилотов-любителей, включая сослуживца Сергачёва. Он шёл гулкими дворами, уверенно и прямо ... Внезапно дорогу ему перелетела какая-то красно-чёрная птичка, и Шатен ещё более уверовал в свои возможности — во что только не веруют, когда некуда бежать! Ага? Щас полетим ... Зато в одном Шатен никак не ошибался — в самом главном. Ведь стоило ему перешагнуть порог служебного здания аэропорта, как тут же сильно запахло бутербродами, горячим грилем и чаем, притом самым настоящим, а не тем, которым напоила его Барби, прекрасная кукла. «От того чая только моча желтеет», - подумал Шатен и столь же твёрдо направился в кафетерий. Что он там увидел? О, это было буйство фаст-фута, это был «пир духа» в самом приличном звучании этого выражения. Всё, что лежало в холодильных и кондитерских витринах знаменитой фирмы «ReM», надо было непременно купить и сожрать, притом незамедлительно. Однако ему пришлось потратить деньги из индийской косметички — вот, уж не хотел Шатен тратить эти «вещественные доказательства» чьей-то невещественности, однако пришлось-таки ... Дело в том, что использовать «пластик» он опасался по той простой причине, что об этом очень быстро узнает «Макаревич». Ему-то, небось, тоже приходилось кого-то выслеживать с помощью банкоматов и кассовых терминалов, так что надеяться на неграмотность «Макаревича» было бы крайне наивно. Всякая ночь темна и полна ужасов, а он ведь такой же «мент», как и все прочие!

«Просто жизнь не запихнула его в тугой футлярный фрак с жабо и накрахмаленной рубашкой, а, наоборот, свела с ума и мигом превратила в уголовного преступника, - подумалось Шатену, - Видимо, у него не было в нужный момент двадцати четырёх часов на размышление ... а у меня — было. Я даже помню, как это случилось. Или пан, или пропан ... но я предпочёл быть паном, а не газом для горелки. Или не так?»

- Итак! Здравствуйте! А чем тут у вас кормят?

Из холодного и пахнущего горячим картофелем кафетерия Михаил Николаевич вывалился довольный, как слон. Вернее — как маленький ребёнок, прокатившийся на «Карусели сладких удовольствий» в третьеразрядном развлекательном центре. Это был сплошной релакс и немного экстрим с вишнёвыми косточками в начинке пирожков! Не хватало только амуниции в виде наполеоновской треуголки, как у Щелкунчика в мультфильме ... впрочем, она ему не понадобилась. Он же не на работе, правильно? Шатен сжевал ещё один «бутер с чизом» (так у них назывался хлеб с сыром) и направился искать ещё кого-нибудь, кроме продавщицы ... Кстати, продавщица кафетерия сразу ему понравилась (и даже ото всей души пожелала ему счастливо ОСТАВАТЬСЯ в их городе), вот только остренький хвостик, как у скорпиончика, кокетливо торчавший из-под её синего служебного халатика, довольно мало украшал бесформенную фигуру этой уже навсегда немолодой женщины. Похоже, она недавно вернулась на сцену, а Шатен почему-то не смог это оценить по достоинству:

«Да вообще дрянцо-пьеска!»

- Эй, добрая барышня-скорпион ... - обернулся он, чуть приостановившись и повернув голову почти на 180 градусов, - А как найти ваших пилотов?

- Наши пилоты в отпуске, - громко ответила женщина с хвостом и отступила чуть подальше, вглубь кулис. «А почему?» - «А по кочану!» - «Ой, спасибо, барышня!» - ответил Шатен и потопал искать необходимое — пилотов! Ну, не садиться же, в самом деле, самому за штурвал Ан-2 или Ми-8?!? К тому же, с тех пор, как было напечатано последнее фальшивое свидетельство пилота гражданской авиации, минуло лет пять, никак не меньше, да и то Шатен изорвал в клочки своими собственными руками ... Кстати, вот они, самолёты и вертолёты! Боже, как красиво! Шатен расслабленно махнул им пакетом с «бутерами» ... И то, и другое он смотрел сквозь огромные чисто помытые окна, но выглядели летательные аппараты довольно неважно. Лопасти одного Ми-8 понуро свешивались чуть не до самой земли, а сам вертолёт стоял, почти свалившись на хвост, а стоявший ближе всех старенький самолёт Ан-2 был довольно облезлым, хоть и непобедимым. Он как бы говорил - «Я умею летать, как всё уникальное, а ты не умеешь!» ... Шатен изучил на своём опыте, что «Аннушка» может летать не хуже НЛО, поэтому мысленно с ним соглашался:

«Главное, чтоб билеты не подорожали!»

Но где пилоты?

Ах, пилоты? Да ... если бы на свете существовала хоть какая-нибудь справедливость, то сейчас все вертолёты и самолёты авиаотряда должны были бы САМИ подрулить к зоне посадки-высадки и замереть в ожидании Михаила Николаевича Кошечкина, самого замечательного пассажира в истории их маленького и слишком чистенького аэропорта, - вот, что должно было бы случиться! Однако ничегошеньки не случилось, совсем ничего. Неужели, Михал-Николаевич опоздал к началу третьего действия пьесы? Впрочем ... как известно, более надо верить грязи, чем чистоте. Увы, только там всё чистенько, где пусто. Шатен минут десять бродил по служебному зданию и никого не увидел.

Наверное, с минуты на минуту должны были дать занавес!

На лётном поле ситуация повторилась, и теперь уже словно два разноречивых потока впечатлений вливались в его светлую голову, но важным был лишь один из них. Итак, вывод таков: пилотов - нет, а вся техника, похоже, не летает. Шатен задумался: предположим, он мог бы самостоятельно заправить и даже поднять в воздух Ан-2 (образования хватит!), но как это сделать, если вся техника пребывает в убожестве?

Шатен ругнулся:

«Демократия, блин! Только торговля работает, как надо ... »

И вынужден был отказаться от хорошей идеи.

Но в этот момент он увидел нечто такое, что совсем не укладывалось в ход событий. Да, всем известно, что пресловутые «зелёные» и «серые» человечки давно живут среди нас — бесшумно парят в небе и совершенно ни от кого не скрываются. Это располагает ... однако Шатен не был готов видеть инопланетян у себя дома. Ну, не являются же они единственным истинным творением Господа, не так ли?!? Есть и другие, притом куда более истинные творения, - птицы, рыбы, раки, пиво, и вообще всё, что умеет ждать, грустить и думать, страдать и рождаться. И все эти существа в основном не устрашают человека, а радуют, тогда как инопланетяне устрашают одной только своей таинственностью.

Короче, над его головой шумно пролетела «летающая тарелка»!

Вот он — идеальный непорядок!

Однако Шатен всё шёл, и шёл вперёд. Он словно тащил самого себя назад в этот ненавидимый прокуратором город. Он не знал, нашли ли его машину и нет ли засады в доме Машиниста времени (почему-то он уже не был в нём уверен), поэтому перед глазами Шатена как бы мигала надпись: «Игра закончена! Игра закончена! Игра закончена!» Но он был уверен в том, что его впечатления вполне совпадают с действительностью. Вот летят инопланетяне. Их корабль только что медленно опустился в гравитационное поле планеты и начал формировать локальное поле тяготения ... Ну и что с того? Размер мира ни от какой константы не зависит. Он зависит только от представления о времени. А эти инопланетяне ... когда-то их принимали за богов, спустившихся с небес, а теперь они стали всего лишь персонажами рекламных роликов по телевидению. А вот, кстати, и новые нагромождения рекламы. Шатена чуть не стошнило в платочек. Эта стихия непобедима, как гравитация, и у неё есть своё проклятие, как, к примеру, у какого-нибудь замка или у спецтюрьмы, в которой сидели неблагонадёжные элементы. Турецкие гаремы, Варфоломеевские ночи, Вифлеемские сцены, купальники с леопардовыми мордами на чашечках и целый Стоун-Хедж из пивных бутылок, пикник с пьющими кефир тюленями, кролики с «мобилами» и глупые девочки в веснушках и бантиках, спешащие на выставку VIP-чебуреков, благородная женщина в спортзале, растроганный пенсионер с пачкой денег и чьи-то дико красные уши, в которые влетает популярная музыка ... Да уж! Даже если ты спешишь в рай, как те инопланетяне, тебе всё равно не миновать ада. А самое приятное в жизни, как говаривал Старший в группе, теперешний генерал-майор, это когда в тебя стреляют и промахиваются. Понятно? Кажется, это сказал Уинстон Черчилль, не так ли? А повторил Рональд Рейган — после неудачного покушения в проклятом 1981 ё-году.

Вот спортивное поле — его сложно назвать стадионом ... оно довольно большое, ещё 50-ых годов. Когда-то здесь играли динамовцы против «Трудовых резервов» или команда «Шахтёр» против футбольного клуба «ЦСК-Урал», а теперь от совершенно типичных трибун советской постройки остались только бетонные «пеньки» и торчащие из фундамента доски «марокканского» синего цвета. А вот молочно-белое сталинское здание из пяти этажей, глядя на которое нельзя не прослезиться, - в нём мог бы проживать Кант или Моцарт, но на практике там не хватило места даже для Бертольда Брехта. Кругом реклама, реклама, реклама, реклама ... это чем-то напоминает очень нездоровое тело, которое хочет водки, - оно даже не может выразить, почему оно этого хочет. Возможно, пришла старость? Когда-то его любили «безо всяких условий» - только за то, что оно есть - а потом деловито эксплуатировали на протяжении нескольких десятилетий — и тоже «безо всяких» - а теперь им завладели снобы, люди «sine nobilitate», и гоняют его в хвост и в гриву, пока оно тоже не развалится до самого фундамента, как от стадион. Ну, а чтоб было совсем «весело», над его крышей зависло НЛО с блюющими в иллюминаторы зелёными гуманоидами ... и как понять эту сентенцию со стороны гуманоидов?!? Это такое желание сделать мир лучше и интереснее, - так, наверное? Ну да, без них было скучновато.

«Шопенгауэр писал, что на свете есть только один выбор, и тот между пошлостью и одиночеством», - подумал Шатен, никогда не читавший Шопенгауэра, и в опасении быть увиденным нырнул в ближайший дворик. Там он увидел буквально вросший в землю ветхий и ржавый «КАМАЗ» с когда-то «боевым» кунгом на загривке и множество разбросанных вещей — мужских и женских, детских и ... вовсе не детских, как два старых противогаза. Миша-Шатен чуть не перекрестился: пусть желания людей не всегда перерастают в практические действия, хорошо? Внезапно он вспомнил грустную композицию «Centence» группы «Эра» и ... ещё более настроился на бой с этим городом, у которого ни на что не хватает аргументов, - над которым угрожающе висит «летающая тарелка» и все граждане которого смотрят рекламу по телевизору. Однако главная цель любого направленного действия — не столько уничтожить противника, сколько понять его идеологию. Это следует из диалектики служения высшей цели - так учил Старший в группе. Понять идеологию — значит найти метод решения проблемы, при этом оставляя себе малую возможность отойти или даже отступить и спрятаться. Что касается инопланетян и всего такого-прочего ... Увы, наше мироздание вовсе не замкнуто и не ограничено одной только Вселенной. Когда-то Шатен читал в закрытом докладе «родного» МВД, что ежегодно Россию посещают не менее 50 НЛО и еще каких-то объектов. Так вот, где они садятся, эти самые НЛО!

«Интересно, как там в небе, когда летишь высоко-высоко?»

Он снова вспомнил студентку Розу и воздушное такси ...

Зато в кондитерской «Уют» словно налоговая инспекция побывала — всё напоминало о суматохе! Или это бедняга Кен только что уволился, не выдержав труда на коммерческих плантациях своей прекрасной подруги? Не-е-е, Кен точно куда-то подевался, — позади прилавка и стоявшей за ним куклы медленно вышагивал какой-то очень высокий тощий мужчина с типично рабочей физиономией. Он отупело таскал картонные коробки, полные ... алкоголя подозрительного происхождения.

Шатен замер. Катанка! Этого сложно не заметить!

Н-да, изобразить милую и очень снисходительную улыбку агента Фокса Малдера как-то уже не получилось: «Водка под названием «Демократия»? И виски, название которого переводится как «Энергия земляного червя» ... Ого-го! Это что-то совсем новое!» А, с другой стороны, как бы отреагировал спецагент ФБР Фокс Малдер, если бы увидел почти пятьдесят ящиков явного контрафакта? ... Это куда хуже, чем засорившаяся канализация в родном управлении: типа, приветик, дерьмо! Чем обязан столь неурочным визитом в мой личный кабинетец?!? Однако «этим делом» больна по мелочи буквально вся наша розничная торговля, поэтому он мигом сменил гнев на милость.

В его голосе послышалась сильная досада:

- Вот и вы туда же, девушка?

Да ... вот стоишь ты лицом к прилавку и вдыхаешь жаркий, и сегодня особенно душный воздух кондитерского заведения — буквально родного и вкусного «общепита» времен СССР! - наблюдаешь за рабочим, которого в случае чего можно потянуть в околоток вместо хозяйки, и специально закрываешь на всё это глаза. Как тот самый кот Баюн, который всё видит, да ленится ... Будь Миша-Шатен при исполнении, он сейчас сказал бы кукле: «Я зайду попозже. И чтоб этого всего здесь не было, понятно?» - но Михаил Николаевич давно положил форму в самый лучший из своих зелёных чемоданчиков. К тому же, ему так хотелось ещё раз увидеть хозяйку заведения — а он уже почти убедился, что Барби здесь хозяйка! — что готов был закрыть глаза и в этот раз, и даже в следующий. «Боже, как я боюсь быть банальным», - подумалось Михал-Николаевичу и он смело шагнул к прилавку.

- Свежее поступление с железной дороги?

- Ерунда, — ответила Барби, ладонью вытирая со лба пот,- Чуть-чуть товара. Сейчас разберусь, — И она словно свернула на обочину.

- Понятно ...

Окружающий «пейзаж» вполне подходил для съемок недорого сериала про «ментов». Вот только брать взятки не хотелось.

- У меня проблемы.

- «О,кей, Гугл! Как быть»? - вполне юмористически ответила Барби. Склонившись над прилавком, она делала записи в очень дорогом органейзере, - Я всё знаю. У меня был Машинист этот ...

- И как он?

- Жаловался ...

Через полчаса они разговаривали в подсобке, сидя на ящиках с контрафактом. Он был сдержан и непреклонен, как сама судьба.

- Видите ли, Барби, есть жертвы, которые спасают мир, а есть такие, которые спасаются сами. Или держат мир в равновесии, — объяснял он, словно взмывая в воздух, - Я же — третий тип жертвы. Даже не знаю, какой ... это — как в Древнем Риме: «Сладка и прекрасна смерть за родину», - Он повторил на латинском знакомую цитату из Горация, - Короче, мне надо выбраться наружу и попробовать добраться до «большой земли». Свою машину я спрятал в одном из дворов и её, как мне представляется, просто так не найдут. В крайнем случае, я здесь её и оставлю до лучших времён ... А лучшие времена настанут! - смело пообещал сыщик, - Короче, Барби. Мне нужно спрятаться на пару недель. За это время я стану невидимкой для местных полицейских и вполне найду выход из проблемы.

- Макаревич? - повторила кукла Барби, - Вот ненормальный.

- Да, это человек без окон, без дверей и без внутренних перегородок. Он напал на меня и ...

- Это давно не впервой, - кратко заверила Барби. Сложившейся ситуации больше соответствовало пиво и крепкие удушливые сигареты, но никто из них не курил, а вместо пива было ... мороженое с шоколадной крошкой. Шатен сравнивал Барби с куклой из и ещё раз приходил к выводу, что для куклы она слишком телесна и как-то по-женски неспортивна. Именно такой она оказалась при самом ближайшем рассмотрении. «И что тут удивительного?» - пожимал плечами Шатен: она смотрится легко и простенько, однако всё ей к лицу, - она свежа и очень энергична ... Был ли у неё неверный возлюбленный или она сама крутила кому-то голову, не обращая внимание на других? И зачем он ей нужен — этот кондитерский престол?!? Ради лёгкости жизни? Или это влияние французского кино? Машинист и Хранитель много о ней рассказывал, а после глубокого разочарования от знакомства с Росинкой Шатену хотелось найти что-нибудь ненастоящее и в ней, в чудной блондиночке Барби.

В конце концов, она совсем ввела его в заблуждение, сказав:

- Знаете, чего мне по-настоящему хочется, Миша? - Барби мечтательно взглянула в потолок, - Увидеть «Джоконду».

Это звучало заманчиво, даже очень.

- Настоящую?

- Да, в Париже. В Лувре ... и поселиться в отеле «Кост», знаменитом вечеринками «высшего света».

Они сидели в «подсобке» на ящиках с «палёнкой».

- Нам проще высадиться на Северном полюсе, - пошутил Шатен, не понимая, откуда у неё такие экзотические желания. Бульварные газеты об этом не пишут, а все провинциальные девушки мечтают в основном о Лас-Вегасе ... «Мы никогда не станем такими богатыми», - добавил Миша-Шатен, а сам подумал не без иронии: «Золотой ключ на конкурсе отелей «Реле де Шарм» и - винный Справочник Паркера ... Даже забавненько. Вот, увидела девушка в каком-то французском фильме шикарные интерьеры пятизвёздочного отеля «Costes», ну и радуйтесь!»

- Нет, мне хочется чего-то настоящего, - настаивала кукла, - Это вы, Миша, видели Жерара Депардье. Я-то его не видела ...       

- Не так уж он и интересен.

В этот момент Шатен вспомнил красивый белоснежный сталинский дом-пенсионер, со всех сторон обсиженный рекламщиками, как тараканами. Чтобы быть востребованным, нужно любить деньги.

- Вы зря ему доверились, Машинисту то есть, - она нахмурила брови, да так строго, что у Шатена чуть не пробежал мороз по коже. Ого, какая она! Барби, уже улыбаясь смотрела на него.

- Досталось вам, Миша?

- Квест показался неинтересным и его отменили.

- А следующий раз не отменят, - предупредила очаровательная кукла, - Машинист времени — мелкий обманщик, считающий себя уникумом. Он художник стоимостью в три копейки, и диссидент со справкой о полной невменяемости... он считает себя хранителем времени в нашем городе? Ну, это он не больше, чем Макаров — артист, а Панкратов — Бэтмен ...

Она крепко взяла его за руку.

- Какой Панкратов? - с иронией переспросил Шатен, вспомнив сначала одну из очень смешных пародий Александра Иванова:

... непричёсаны и сивы,
Собирались делегаты
На конгресс нечистой силы.

Собрались в кружок у дуба,
И, мигая виновато,
Всё пытали друг у друга:
- Братцы, кто такой Панкратов?

Вот так, без первой строчки.

А потом что-то из Шекспира:

«О дивный новый мир, где обитают такие люди!»

«Буря», монолог Миранды?

О, дивный новый мир — «идеал» Олдоса Хаксли.

А в чём идеал таких людей? Их идеал — общность, одинаковость и стабильность ...

- Знаете, Барби, - произнёс новоявленный Кен, - Мне сейчас такие странные вещи припомнились ...

- Вы можете спрятаться здесь, в «Уюте», - продолжила кукла Барби, не обращая внимания на его воспоминания, - Это почти бесплатно. Сегодня я, как вы видите, не улыбаюсь (она действительно была настроена очень серьёзно), поэтому слушайте и верьте. Банку чёрной икры, сырокопчёной колбасы и всего прочего, что нравится голодным мужчинам, я уже приготовила. Считайте, что так ... здесь имеется душ, диван и телевизор. «Менты» сюда не ходят. Во всяком случае, если они сюда придут, значит ваш друг Хранитель заложил вас «Макаревичу». Вы же понимаете ...

- Я ему доверился, потому что ... - начал объяснять Шатен, но Барби прервала его:

- Потому что он чудик? А вы психбольным тоже доверяете?

- Ну, это не самое страшное, что может случиться на войне.

- Не понимаю вашего оптимизма, Миша, - приятно улыбнулась кукла, - Вы знаете, что ваше ружьё — у меня? - У Шатена от удивления открылся рот, - Да, Миша, ваш Машинист времени выпрыгнул из кабины и теперь за рычагами драндулета сижу я ...

«Боже мой!» - подумалось Шатену. Слов не было. Перед ним словно распахнули дверь в комнату, где относительно светло и не очень дымно.

- Я сейчас выпровожу рабочего и ... с этого дня вы будете моим помощником в кондитерской, - распорядилась кукла Барби. В этот момент Шатен немного привстал и неожиданно поцеловал её в губы. Она не отреагировала — только, пожалуй, в её серых глазах мелькнул заметный синий огонёк. Или это ему показалось? Жизнь специально перегружает людей эмоциями, чтобы они быстрее к ним привыкали. Так воспитывается цинизм или, если угодно, «офисный характер» ... Но Шатен привык только к печальным хлопотам о похоронах, поэтому сейчас он быстро превращался из сурового критика в самого простого и непритязательного посетителя этого праздника жизни: что-то вроде - «Тебе сказали «Пляши!», значит пляши, как в том фильме с Ильинским!» Кстати, будучи опытным наблюдателем, он следил за направлением взгляда Барби, и находил, что глаза куклы напоминают нечто удивительное, - это вроде бы никакие не глаза, а некие высокотехнологические кристаллы, что ли?

... вот, какое странное впечатление! «Только не вздумайте это продолжать, Миша», - произнесла кукла и легко сошла со своего кондитерского трона. Она направилась к застеклённой двери с бордовой портьерой, на которой был нарисован американский космический аппарат «Апполо» с цифрой «20». Шатен усмехнулся: это был явный бурлеск или рекламная шутка.

Как всем известно, «Апполонов» было не больше семнадцати.

А всю следующую неделю Михаил Николаевич спал на старом и много раз ремонтированном диванчике и усердно таскал тяжёлые ящики с «левой» водкой. «Менты» не приходили, поэтому он даже позволял себе выйти за порог кондитерской — чтобы чуть размяться и подышать свежим воздухом. Боже, как пригоже! И комары не кусают! Зерокуль уже представлялся городом вполне простым и знакомым, - Шатен столько «горячих собак» слопал в этой местности и столько выбросил бургеров в мусорное ведро, что уже не мог не оценить здешнее гостеприимство.

«Неплохая была бы налоговая гавань», - размышлял Шатен.

Холодный ветер звонко катал пустые банки из-под «Холстена».

- Не стойте на всеобщем обозрении, Миша, - капризно предупреждала блондинка Барби, попивая через голубую трубочку молочный коктейль с кусочками сочного ананаса и тропических ягод. Коктейль был налит в высокий белый стакан с рекламой какого-го телевизионного аукциона:

«Главный приз - КЕНГУРУ».

- Бегу, бегу, бегу ...

Миша поднимал лапки, но не спешил.

О дивный новый мир!

Спасибо идиоту «Макаревичу» ... Если бы не он, откуда Шатен узнал бы, что в этом мире есть нечто дивное и даже новое?!?

«Может, сгонять за бутылочкой «Будвайзера» во-о-он в тот милый магазинчик с Наполеоном на вывеске?» - прицеливался Шатен, почти влюблённый мужчина. Ведь сначала должна быть жизнь, а уж потом «служба» и всё прочее? Однако — нет, не стоит. Барби не поймёт. Она, по-моему, вообще не знакома с алкоголем — наверное, молоко на губах не обсохло. «Впрочем, разве плохо? - продолжал рассуждения Миша-Шатен, - Многие пьют, пока не сыграют в «ящик», а хоронить-то их приходится мне - органам внутренних дел!» Кстати, кукла не только не терпела сигарет и алкоголя, - она почти не ела горячей пищи, и всё время повторяла одни и те же простые поступки и действия ... Она словно чтила какие-то традиции. Вот только — чьи? Где она всему этому научилась, молодая такая и очень красивая?!? А, с другой стороны, она ведь действительно, как отметил Шатен, ничего другого как бы и не знала ... Дело в том, что Барби оказалась большой любительницей «фаст-фута» и турецкой кухни — это такие очень яркие восточные фрукты и сырые овощи, неестественно крупный горох с мангольдом, разнообразно фаршированные кабачки на широких блюдах, крепко запечённые с сыром, испанские артишоки и седло барашка с крупно нарезанными овощами и специями, и ещё тридцать с лишним восточных блюд и гарниров, о которых Шатен только слышал ... пристрастие к турецким блюдам как-то намекало на гражданку Турции Наташку Матрёшку, но Шатену казалось, что это, скорее всего, небольшое совпадение. Откуда Барби могла в свои 20 с небольшим лет так хорошо познакомиться с кулинарными традициями черноморского соседа? Нет, это — с детства, с первых самых детских попыток приготовить чай или кофе по-турецки ... «Нет, это training, как говорят британцы, этому мама научила!» - такой был сделан вывод.

Впрочем, вывод далеко не бесполезный. Шатен незаметно для горожан проживал в её кондитерской мастерской и чувствовал, что, помимо мужской прозорливости (как и прожорливости), в нём отчётливо появляется и страсть ко всему женскому и ... прекрасному. Это была нега ковра-самолёта, буквально тихое колыхание на белоснежном облаке ... Не хватало только чёрного «Роллс-Ройса» у стеклянных дверей «Уюта», - лучше всего винтажного, начала 60-ых годов. Или белого, как ангел, «Триумфа-Спитфайр-1500» начала 80-ых. Тоже не плохо. Красивая и редкая машина. Или, допустим, небольшой «Мерседес»-купе — тоже из 80-ых годов! - чтобы медленно кататься по исхлёстанным дождями ночным улицам, пить фруктовое шампанское и незаметно приближаться друг к другу.

И что дальше?

А дальше действительно понадобится романтический «Мерседес» цвета кофейной жевательной резинки конца 80-ых годов — для большого путешествия на юг! Шатен отлично знал, где можно в Москве взять такую машину, притом относительно недорого. Однако кукла не спешила дарить обещанное богами счастье ... ку-ку, подождёшь! В конце концов, прошло всего семь дней, только семь ... Увы, Машинист считал её доступной дурой, поэтому кукла Барби тянула буквально изо всех женских сил. Надо же как-то ответить на личный вызов, не так ли? И ещё: у неё начиналось лёгкое недомогание с насморком, а это не вполне соответствовало её планам на всю следующую неделю.

- Я пользуюсь только «Душистым облачком», - говорила кукла, демонстрируя банку спрея для носа - размером с флакон всем известной тараканьей травилки! Шатен вспоминал дворовое пиво «трипшыка» из 1991 года и маленький болгарский ингалятор «Каметон» из советского детства и снисходительно ухмылялся:

«Слишком француженка! «Френчиз», как говорят англичане!»

Проклятое время воленс-ноленс медленно тащилось к очередной круглой дате ... С полудня и до шести музыкальный центр фирмы «Panasonic» выдавал немногочисленным посетителям одни и те же хиты полусоветской перестроечной эстрады, а вечером здесь собирались суровые зерокульские метросексуалы. Игра в шахматы продолжалась до самого закрытия. Кукле помогали две такие же юные (даже на пару лет моложе) официантки — Рита и Герда, обе «ЗОЖ»: одна принципиально ничего не пила, а другая категорически не курила ... Их стараниями в «Уют»-кондитерской щедро разливалось чисто потребительское тепло и было много фальшивого рекламного света, зато моментально заканчивался простой зерновой хлеб и куда-то просто улетали свежие совершенно игрушечные на вид лимоны из Израиля ... Да? И куда это они улетают?!? ... Ой, правильно! Они улетают в карманы работников предприятия. Однако не считать же всё это непоправимым злом?!? Ну, нет лимонов, ну и апельсин с ними ... В конце концов, каждый в этом мире должен заботиться о том, чтобы его сосед встал из-за общего стола сытым и успокоенным, и только тогда провидение Божие наполнит и твою миску тоже. Не правда ли? А кукла Барби демонстрировала очень неплохие способности в этом занятии.

Как и её помощницы, впрочем.

Уже был двадцатый и наиболее экстравагантный день уходящего осеннего месяца. В небе висела старая Луна. Согласно валявшемуся в кондитерской Новейшему астрологическому ежедневнику пророка Ивана Волосатого (с портретом какого-то гомосексуалиста в трусах и в панаме), это был «сложный день, связанный с разгулом кровососов». Кроме того, это был день «очищения жилища» (в качестве иллюстрации прилагалось изображение унитаза) и «внесения в дом священных предметов — изображений Крокодила Макара» ... Ну, что ж, снисходительно подумал Шатен, это уже большой прогресс: раньше-то всех крокодилов звали Геннадиями ... В тот день (вернее — это была уже ночь) мистер Шатен освоил профессию продавца, работающего только в тёмное время суток и только с «чёрного хода», а ещё нашёл-таки работающий интернет в этом чудесном городе. Притом озарение пришло почти внезапно — он заглянул в личные покои куклы и увидел там включённый компьютер.

Ага!

Нет, это было нечто получше висевшей на стене рекламы:

Колбаса-а-а-а!
Это бывшие лошадки!
Колбаса-а-а-а!
Что ты мчишься без оглядки?
Не смотри на нас, пожалуйста,
колбаса-а-а!
А по небу прокати-ка ты нас
Колбаса-а-а-а-а-а-а-а!

- Вот, что значит любопытство, - чертыхнулся Шатен и присел за «комп».

Вот та же реклама на «обоях» - глупый стишок и весёлые мультяшные зверушки, скачущие на колбасных изделиях. Жуть! Но интернет, как он выяснил - был, и неплохого качества, а это очень заинтриговало бывшего сыщика московской полиции. Ведь интернет — это было как раз то средство связи, существование которого было для жителей Зерокуля не вполне очевидным. В доме Росинки, к примеру, как и у Машиниста компьютера не оказалось, а там, где компьютеры всё-таки были, они не были подключены к коммуникациям. Шатен осмотрелся и проник в сеть! Только что к порогу кондитерской принесло несколько вполне настоящих, неинтерактивных алкоголиков, каждого из которых хотелось переместить в мусорный контейнер, а потом дружно явились подростки в разноцветном «прикиде» то ли «франкеров»-привидений, то ли трамвайных «зацеперов», то ли явившихся прямо с того света джамперов-парашютистов. Каждый из них хотел расстаться с жизнью как можно скорее и легче, поэтому Миша продал им ящик «катаного» виски, - «Аминь, ребята! Больше пить не будете».

Расставшись с удивительно одетыми субъектами, он запер дверь на замок, присел за экран дисплея и снова вышел в интернет.

Логин, пароль, специальный запрос ...

Он видел своё отражение в уголке экрана и двигался по сети, словно мышь по красному коврику. На сайте его фирмы никаких новостей не обнаружилось, что уже очень странно. Но он пошёл дальше. Посмотрел свой е-мейл — увы, пусто! Интернет узнаёт политические пристрастия, личные вкусы, прошлые несчастья и даже отслеживает человека в живом времени и пространстве буквально со скоростью электротока, но Шатен умел работать в сети так, что его или не видели, или не узнавали. Если контрафактное виски называлось «Earthworm Energy» - «Энергия земляного червя» - то Шатен мог бы называться «сетевым червём», а то и хакером. И тем, и другим он успешно занимался, работая в аппарате МВД, - бурил интернет, и взламывал страницы лиц, подозреваемых в преступной деятельности! Сейчас он поставил перед собой простую задачу дозвониться по закрытой связи до Константина Борщёва.

- Да? Слушаю! - в экране рядом с довольно лирическим отражением Шатена появился господин «Карман», благодетель и работодатель, первобытный шаман частного сыска, любитель «честной игры» с неизвестными последствиями и подковёрный гений, исполняющий функцию «script doctor», - компетентного сценариста, вечно желающего кому-то угодить ... кому-то в штанах с лампасами и с похоронной физиономией, находящейся ниже козырька сшитой на заказ генеральской фуражки. Кому-то, кто пишет почти без знаков препинания, потому что не знает, что это за «всякие жучки в тексте». Нет, надо было слушать «опера» Сергачёва, посетовал Михал-Николаевич ... Шатен быстро активировал одну из функций своего смартфона за 20000 и немедленно вышел на связь в режиме полной секретности:

- Это Эф, - произнёс он свой интернетовский псевдоним, - Зет, я нахожусь в Зерокуле, - Он огляделся: кабинет куклы Барби был как-то мало обжит, зато по-женски удобен. «Жучков», судя по электропроводке, не наблюдалось, - Есть хреновые новости!

- Выбирай выражения ... Что у тебя есть? - ответил Борщёв в своём фирменном стиле. Одним глазом он смотрел рекламный мультфильм в своём телефоне, а другим смотрел в веб-камеру, - Я ждал тебя три дня назад, Эф. Мне сказали, что ты попал в аварию, немного погорячился и у тебя проблемы с «ментами».

- Зет, это неверно, - произнёс в телефон Эф. Зет-Борщёв когда-то служил в ГБ и отличался эмоциональной тупостью:

- Докладывай коротко.

В дверь «чёрного хода» звонят, звонят, но Шатен не слышал.

- С Туранчоксом всё в порядке. Он жив и здоров. Катается по Зерокулю на хитовых «тачках» из прошлого, пользуется чужими именами и, по-моему, активно мимикрирует в какую-то новую личность. По-моему, олигарх участвует в глобальном хакерском эксперименте над этим чёртовом городом, притом если этот хренов парень и помрёт, то только по причине злоупотребления алкоголем. Я видел его сожительницу и детей, но об этом ... только в рапорте по возвращении. Вполне может быть, что Туранчокс сильно наследил не только в Зерокуле, но и в Москве. Надо принять к сведению и проверить. Но турецкая гражданка Матрёшка, возможно, никакого отношения ко всей этой истории не имеет. Зет! Это может быть просто фейк и больше ничего ... тут можно предполагать другое - что сеньор Туранчокс ведёт дела с бывшей женой, и она вводит нас в заблуждение, представляясь разными именами. И надо уточнить род занятий их сына. Как я понял, там что-то нечисто, Зет.

Зет ничего не понял и только руками развёл, спрашивая:

- Какими именами может представляться Никанорова?

Шатен ответил:

- А из каких источников мы что-то знаем о её деятельности?

Вопрос чисто оперативный, но на него надо было ответить, притом на одном уровне. Зет полез в недра своего рабочего стола. Вскоре оказалось, что все указанные источники юридически не зарегистрированы, а потому ... сомнительны.

- Возможный источник проблем находится в Зерокуле, - резонно констатировал Шатен, деловито выгибая брови. Кривляться перед веб-камерой был для него «хорошим тоном», - А поэтому «дело» может считаться закрытым. Оно не имеет перспективы.

- Это всё? - довольно протяжным голосом поинтересовался Зет-Борщёв и с едкой иронией произнёс: - Печально! Уроды все ...

- Но город меня заинтриговал, - говорил Шатен-Эф, - Это какая-то ... «планета обезьян»! Какой-то негатив фотоснимка!

- Я знаю ... - ответил Борщёв. Он был в серо-голубом костюме и такого же цвета рубашке и галстуке, - весь с ног до головы одинаковый ... как хорошо, что не оранжевый. Шатен рассказал ему все последние впечатления, рассказал о трудностях и чуть пожурил Зета за «Макаревича» ... «Карман» в ответ засмеялся, чуть откинувшись в кресле, и очень широко развёл руками — дескать, ну извини, Эф! Н-да, когда тебя начнут потрошить, как рыбу, он сделает то же самое. Типа, не будь глупой блондинкой, парень, и никогда не верь таким, как я: у меня на десять «да» - восемнадцать «нет» и двадцать ответов «как получится», а это самое страшное в служебном тесте. Ты и сам не поймёшь и не заметишь, как станешь для меня обузой.

- Негатив или не негатив, однако ты находишься внутри картины, - качнул телефоном начальник, - Это хорошо, что ты нашёл в Зерокуле интернет. Богач сдаёт землю, чтоб мы на ней работали, а ты, как хороший социальный манипулятор, можешь нам поспособствовать. Ты сейчас скажешь, что тебе всё это не нравится и всё такое, но это - постоянный круговорот жизни, Эф, поэтому тебе по умолчанию нельзя покидать эту таёжную лесопилку, раз ты уже внутри и неплохо устроился.

- Отыграть назад не получится?

- Эф, спустить курок ничего не стоит. Я бы мог направить к тебе Сергачёва, но, во-первых, он не поедет, а, во-вторых,  ты почти сгорел, - произнёс «Карман» и внезапно сказал по-английски: - Burn out ... - Он чуть приподнялся и Шатен случайно заметил, что Зет рассматривает в экране телефона задние красоты Ким Кардашьян ... Шатен спросил уже по-английски (ну, раз мы на нём заговорили!):

- Where should I go now? – Куда мне теперь идти?

На что «Карман», не задумываясь, ответил:

- Wherever you want! - то есть «Иди, куда хочешь!»

И — зевнул прямо в веб-камеру.

Сволочь.

Но это был старый психологический приём, из тех лет, когда они оба были достаточно молоды. Когда-то Старший в группе учил Митина, Кошечкина и прочих начинающих сыщиков: «Парни, учитесь зевать!» - «Зачем это?» - не понимали сыщики, на что он отвечал: «Так вы сможете понять, враг перед вами или друг. Если после вас он тоже зевнёт, значит он на вашей волне, а, если нет, то всё, скорее, наоборот. К тому же, зевок разоружает. Вам всё понятно?» Так вот, Шатен много раз испытывал этот метод, и готов был поклясться, что примерно в 70% случаев он работает, как швейцарские часы. Совместное зевание вообще очень способствует диалогу сторон. Ведь это своего рода часть софта - программного обеспечения человека, не так ли? Однако грех представлять человека «читающего» человеком «коммерческим», как, впрочем, и наоборот. Это всегда разные люди, и в их случаях совместное зевание может означать почти всё, что угодно. Шатен хоть и был немного «веществом», однако он всё же родился в «читающей» семье, а его шеф никогда таким не был. Это был коррумпированный чин бывшего 2-ого Главного управления КГБ.

Странное он существо, этот Борщёв!

Настоящая химера.

- Знаешь, Зет, ты мне всё больше напоминаешь какого-то героя из ... то ли Хаксли, то ли Оруэлла, - произнёс Шатен, словно отматывая плёнку на двадцать лет назад, в те времена, когда он тоже читал очень умные книги, - Ты не боишься сравнений?

- Нет, - усмехнулся Борщёв, счастливый парень, - Не боюсь. Я больше скажу: это ты мне напоминаешь ужасы Лавкрафта. Тебе там хорошо, и ты, сука, бьёшь морды обезьянам ... Я год назад направлял в Зерокуль своего стажёра, так тот, бедный, едва оттуда выбрался. И теперь не буду скрывать, Эф: ты мне очень нужен в этом чёртовом городе на задворках отечества.

 - Я думаю, что моя миссия выполнена ...

- Кто тебе это сказал? - ответил Зет, - Кстати, где ты нашёл интернет?

- Зет, не всё решается за 100000 долларов «наличкой».

- А-а-а, так ты у женщины? - догадался начальник. Он даже не улыбнулся. Ким Кардашьян в его телефоне сменилась какой-то блондинкой с ботексными губами, - Уважаю! Женщина раскрывает в мужчине новые способности. Однако со всеми женщинами надо осторожничать!

- Я пользуюсь презервативами, - ответил Шатен примерно в том же духе.

- Словом, я тебя ждал три дня назад, но теперь твои задачи меняются на строго противоположные, - ответил Зет, - Дело теперь не в Туранчоксе, а в чём-то побольше. Тебе надо изучить среду обитания местных граждан, и выяснить ориентиры их официального сознания. Мы это хотим знать не для спасения мира, а бизнеса ради, так что ты свой «кусок» получишь, Эф. Не 1000000 «зелёных», а побольше. Однако всё по возвращении.

- Что я должен делать?

- Проанализируй, пожалуйста, социальные аспекты генетической наследственности, сформировавшейся после химической аварии.

Шатен прямо ответил:

- Я не понимаю ...

«Карман» объяснил, как дураку:

- Надо выяснит, какой из бизнес-моделей она подходит. Теперь понятно?

Эф подумал:

- А если — никакой не подходит?

- Что «никакой»? - переспросил Зет, - Никакой модели? Так не бывает. В крайнем случае мы воспользуемся силовой поддержкой союзников. Кстати, тебе надо выяснить плотность населения.

Шатен молчал, хмуро уставившись в клавиатуру, от которой пахло почему-то гелем для кроссовок.

- Зет, это ты имеешь в виду ЧОП, охраняющий периметр?

- Да, их самых ... Одеты, как близнецы, и все принимают допинг!

- Кто ими руководит?

- Сам же Туранчокс и руководит. Сюрприз?

- Нет. А кто такой Лысик?

- Это тот персонаж, в которого он по твоим словам активно мимикрирует.

Эф предоставил «справку»:

- Некто Лысик был вице-мэром Зерокуля, но он давно умер.

- Но остались его банковские счета и документы, - объяснил Зет-Борщёв, специалист по специальным проектам, доселе нигде не виданным, - Его личные сделки и договоры, и транзакции принадлежавших ему фирм в Казани. А, пока не уничтожены технические файлы и записи, статус целиком не меняется, уловил? Если понадобится, мы сотрём гражданина и нарисуем, как новенького. Мы сформируем ему не только новый статус, но так же и визуальный образ ...

Шатен не выдержал и пошутил, делая каменное лицо:

- И вылечишь от алкоголизма?

- Конечно, вылечить его от алкоголизма мы не сможем, но мы можем женить его на той престижной темнокожей даме с четырьмя белыми детьми ... - Зет-Борщёв с большим уважением к предмету отложил в сторону свой мобильный телефон за 50000, - Короче, его участие в нашем проекте — это же буквально капля в море, ясно? Наша цель совсем другая, Эф — призвать духа Ктулху и выесть его мозг ...

- НЛО?

- Да, Эф! НЛО ... Наш олигарх старомодненько переоденется и пойдёт искать с ними близкий контакт третьей степени. Таким образом, встреча двух обитаемых миров будет нами оплачена, и останется контролируемым процессом. Ясно, Эф? Так задумано!

- Я не понимаю смысл твоих намерений!
- Эф, контакт уже произошёл, но в какой-то определённой местности, - пояснил Зет, показывая ладонями квадрат, - И у этой истории обязательно будет продолжение. Может, не сейчас, но будет. Так вот, наша цель — извлечь из контакта максимальную выгоду. И есть люди, Эф, которые за это платят.

- Зет, это вариант, - уверенно признал Михаил-Николаевич.

Зет подхватил:

- Ещё какой вариант, Эф! Самый лучший вариант ... Если даже Чернобыльскую зону давно превратили в цирк с конями, то зону Зерокульской аварии 2003 года надо тем более использовать для танцев с бубнами. Разные инопланетные монстрики поняли это куда раньше нас, поэтому будь крайне осторожен, Эф. Да мало ли, с кем ты там общаешься?!? По нашим сведениям зону химаварии облюбовали не только те незнакомцы, которых ты уже видел, но и некоторые другие, которые ещё не представились. Стажёр подозревал, что в Зерокуле окопались представители, по крайней мере, двух инопланетных миров. И я ему верю ... 

- Муравьи и ... кто второй???

- Я не могу подсказать, - честно сознался Борщёв, - Он и сам ничего не понял. Но из его доклада следовало, что игра стоит свеч ...

- Так он тоже видел в Зерокуле инопланетян? Точно видел?

- Ну, слушай, Эф ... - прозвучало в ответ, - Не спрашивай меня о том, чего я не знаю. Как ты понимаешь, я не могу посветить тебя в суть его доклада ...

За окном начиналось утро, и шумно пятилась задним ходом огромная красная автоцистерна «MAN» с надписью «ЗероХим». За рулём химического «наливняка» сидел пожилой мужчина с лицом типичного обывателя и одетый, как мусорщик, - да уж, этот парень когда-то принял решение, на чьей он стороне! И, более того, с тех пор его мнения никто не спрашивает. Его ночное жалование — тоже капля в море, а мир, в котором он живёт, давно ему не принадлежит. С 2003 года. Как и Туранчоксу, впрочем. А кто же хозяин мира? Конечно, «зелёные человечки».

И люди, желающие извлечь из них деньги.

«Ктулху разрушит твой мир, товарищ», - подумал сыщик, как бы обращаясь к водителю. Мобильная сеть «Бигмаг» придерживалась примерно такого же видения мира и поэтому редко подавала признаки жизни, однако теперь Михаил Шатен ясно видел в уголке экранчика все три «палочки» связи - ой, как хорошо!

Наконец-то ...

- Теперь просьба не отключать технику, - покровительственно заулыбался «Карман» и, приблизив лицо к веб-камере, как бы  посмотрел, долетел ли его камушек до нужного огорода. Потом связь с ним внезапно прервалась — всё тут! Разговор окончен.

«Был у меня сплошной День сурка, а теперь День крокодила!»

Да, а крокодила звать Макар!

Опять звенит звонок, но далеко не выпускной. Это пришли за водкой. Неужели опять подростки в хулиганском «прикиде»? Или припёрся какой-нибудь дурик-джампер с парашютом на попе?!? Да чтоб они ... откуда-нибудь попадали! Шатен вылез из кабинета Барби, выключил свет и, сжав кулаки, быстро пошёл открывать. Вот толстая облезлая дверь, более всего соответствующая идеалам подпольной коммерции (на втором месте — офисы с пластиковыми окнами, на третьем — отель с окнами из хрусталя!), а вот пустая водочная бутылка на ящике с песком. Шатен решительно дёрнул дверь на себя и увидел ... ещё одного чрезвычайно странного человека. Бутылка, которая должна была разлететься о чью-то глупую «репу», возвратилась на место - очень медленно и аккуратно ... на пожарный ящик.

Шатен увидел ... Бэтмена.

В смысле, это был не актёр Майкл Китон, а самый обыкновенный советский мужик, одетый в костюм из картины Тима Бёртона 1989 года, - тёмный плащ и скрывающая половину лица маска, и даже острые ушки на шлеме. Всё, как полагается ... и даже громадный пистолет-лебёдка на запястье! Однако на груди пришельца красовалось «лого» из самого первого фильма 1941 года. «Вот так медиаперсона», - невольно подумалось Шатену. Он знал все фильмы о Бэтмене не хуже содержимого памяти своего рабочего компьютера, где они, собственно, и хранились в наиболее доступной папке, поэтому он живо заинтересовался этим зерокульский феноменом — это Бэтмен, живой и настоящий! Вот, только проклятых бэт-сосков из фильма 1997 года Шатен не увидел, о чём сразу задумался: это хорошо или это плохо?

Вопрос прозвучал, почти как голос с небес.

- Я, видимо, нахожусь в Готэме, да?

Впрочем, он уже что-то знал о нём — Бэтмен содержал в городе небольшой магазинчик, который назывался «Лавка краденого». Чем там торговали? А тем и торговали, что было написано на вывеске ... Местные жители любили друг у друга воровать, а всё уворованное затем оказывалось на полках его магазина: приходи и покупай свою вещь заново, а потом пользуйся на здоровье, чувак! Машинист времени рассказывал, как он трижды покупал принадлежавшие ему домашние вещи, и даже получал от этого просто невероятное коммерческое удовольствие — WAW!!!

Так-так, подумал Штирлиц.

- Где кукла Барби? - спросил Бэтмен. Шатен даже не знал, что и ответить. Перед ним была такая, вот, картинка: Бэтмен пришёл к Барби — кукольный театр абсурда! А Барби, к тому же, торгует водкой! Да, а сейчас ещё Терминатор явится за техническим спиртом, и ещё Робокоп с Человеком-пауком придут за подвальным вискарём имени неизвестного подземного червяка ... а потом, что же, с неба свалится НЛО с пьяными «зелёными человечками»?!? Так, наверное? Кстати, а на чём приехал «рыцарь ночи»? Ах, на чёрном «Мерседесе» S-класса! Это не укладывается в рамки классического сюжета, хоть и смотрится «как надо». Или это продолжение киносюжета Джоэля Шумахера?

- Ты кто? - поинтересовался бывший полицейский. Медиаперсона ответила:

- А тебе не пох-нах-ёп?

Бросив сканирующий взгляд на этого человека (коммунального хама, считавшего себя, между прочим, «самим» Бэтменом!), Миша-Шатен сразу всё понял. Он только не понял, как такой «одуванчик» мог появиться в Зерокуле, в городе небольшом и полусонном. Например, в Москве таких достаточно, а будет и ещё больше. Вы только подождите новой премьеры ... Шатен читал, что человек вообще очень мало способен существовать в условиях большого города. Что у него «едет крыша» и всё такое. Ведь там смещены все природные циклы, и по ночам светло, как днём. Там зима не зима, и лето, как та жаровня, на которой кукла Барби с удовольствием варганит свои пирожки с повидлом. Все эти гормональные поломки, психопатия, это постоянное накопление подкожного жира — ведь 1 кг жира это ж 9000 калорий, нужных организму, чтобы справляться с нагрузкой ... а вся эта невероятная гиперфагия уничтожает людей, окружая их дополнительной жировой оболочкой. «Где толстый сохнет, там худой сдохнет!» - вот лозунг современного мегаполиса. Кушай всё подряд каждые два часа, меняй своё тело до полнейшей и окончательной неузнаваемости, и до немоты удивляй господ антропологов. А потом можешь одеваться в Бэтмена, к примеру, или в костюмчик Микки-Мауса и пугать девиц по вызову ... Но - здесь, в провинции?!?!? Где этот человек так откормил свой торс?!? А где он нажрал такую морду, которая с трудом влезает в дверной проём?!? Им в этом Зерокуле от всей Москвы достаётся только популярное телевидение, да ещё товары массовой китайской выделки, продаваемые на субботней распродаже ... если вообще достаётся! Несчастные провинциалы, они и сейчас, словно в век «колбасных электричек», бросаются закупаться, чуть только коснувшись московского асфальта, а неизбежный недостаток модного товара сразу отбрасывает их на тридцать с «гаком» лет назад, - они вспоминают о дефиците, в Москве чуждом и непонятном, и начинают судорожно искать спекулянта-перекупщика. А уж тот всегда рад обуть «деревню», предложив ей свой базарный вариант «навязанного маркетинга». Ты только волю дай ... Шатену случалось ловить на «деле» ловкачей современного «чёрного рынка», поэтому он знавал их повадки.

- Ты ... Панкратов? - оставалось спросить. Ответ был утвердительным:

- Да, нах-ёп.

Однако чёрный «Мерседес» свидетельствовал о том, что Шатен видит, скорее, злодея, чем пострадавшего. Н у, а как ещё, прости, Господи?!? Если этот мужик и пострадал, то только от популярного телевещания. Во всём остальном это был всего лишь известным в городе спекулянтом, очень глупым и эксцентричным, но вряд ли безопасным. Может, это он стрелял в женщину из ОК-47? Шатен отодвинул супермена и высунулся наружу, быстро взглянув налево, а потом направо, - вроде бы, никого ... потом с идиотской улыбкой уставился на эту медиаперсону, чуть не спросив: «Это был ты, да?!?» Что ж, надо всегда доверять своим чувствам, а в жизни бывает всякое, поэтому никакое из подозрений нельзя считать хоть сколько-то опровергнутым, пока оно само не опровергнет себя.

- И чего тебе надо?

- Беленькой два литра ...

Услыхав это, Шатен сперва грустно призадумался: а, вот, какого философского взгляда придерживался этот субъект в модном костюмчике — солипсизма, согласно которому «стакан есть только у меня, а весь мир — мой алкогольный бред», или исламского под номером 3 - «нет стакана кроме стакана»??? Или это такое бегство от Пустоты? Но тогда откуда у него такой важный элемент «навязанного маркетинга», как костюмчик киногероя?!? Да, а откуда??? ... Но потом Шатен сказал ему - «Ну, вот и всё!» - и, ничего не говоря, ударом ноги сбросил супермена с порога.  «Идиот ... Ещё не пропил телевизор, вот и смотрит чёрт знает что!» - подумал он, с удовольствием закрывая дверь в холодный ночной Зерокуль. Не Готэм, однако!

Но и в Готэме тоже осень в самом разгаре.

Там, где тощий дохнет, толстый только сохнет!

«Теперь посмотрим, как он будет вести себя!» - подумал Шатен и затаился. Через некоторое время Бэтмен поднялся на ноги и действительно начал вести себя, как супермен из Голливуда, - он открыл дверь и с оглушительным воплем Тарзана ворвался в кондитерскую. «Ага, привет тебе, дурик!» - Шатен моментально заехал ему в «дыню», потом сложил пополам на пожарном ящике.

Опыта хватило.

- Ну, теперь будешь разговаривать?

Шатен снял с него шлем с ушами и обнаружил, что Бэтмен лыс, как печка:

«Интересно, на чьи деньги он собирался меня хоронить?»

- Ты кто? - спросил супермен. Как хорошо, что московский деятель Борщёв не собирался налаживать дружбу с этим деятелем - из города Зерокуля! Как, впрочем, и с другими, ему подобными ...

- Я твой самый страшный «глюк», приятель, - ответил бывший сыщик московской полиции, - и у меня к тебе есть три вопроса, на каждый из которых ты будешь отвечать так, чтоб я не беспокоился ... Тебе понятно или повторить, дурик поганый?

- Чё тебе надо, нах-бля?

- Вопрос первый: ты кто? Бизнесмен, да?

- Ну!

- Чего мычишь, как корова?!? Слышал, ворованным торгуешь?

- Пошёл нах!

- Я щас тебе шею намылю и ты у меня попрыгаешь отсюда, как кенгуру беременное, до ближайшей дежурной части, - пригрозил Шатен, - Сюда смотри, придурок ... Вот это видел? - Шатен сунул ему под нос часы и индийскую косметичку, - Это чьи вещички?

Бэтмен мигал одним глазом, как неисправный светофор.

- Чё молчишь, как говно?

- Нах-бля-ёп! - ответил Бэтмен. Что ж, это хотя бы в переводах не нуждается:

- Ладно, вопрос второй: ты с местными «ментами» знаком?

- Ну!

Пока что «менты» были актуальнее инопланетян.

- Слушай! Не «ну», а отвечай по уставу. Значит, знаком?

- Ну!

- Что сейчас делает «Макаревич»?

Бэтмен-Панкратов ошалело глазел на Шатена.

- Чего молчишь, дурик?

- Он тебя ищет, - догадался герой киносаги, - Твоя машина у него.

- Ах, сволочь такая ... - Шатен понял, что «Макаревич» был у жены Туранчокса, у Росинки, - Как же он мою машину-то нашёл? Ах, да! Город невелик и светел, а в том дворе машин всего три штуки, хоть и много деревьев ... Но и горючего-то там почти не осталось, а заправиться в вашем городе не так уж и просто. Гостиница «Дружба» у вас контролируется «органами», я так понимаю? ... Мне надо бы вещички свои забрать, да и с «Макаревичем» посчитаться. И вернуть машину! Не знаешь, нет?

- Не знаю.

- Ну, ты точно солепсист, парень! Я ж вижу, что ты врёшь.

- Чего тебе надо?

- От тебя? - переспросил Шатен, - От тебя уже почти ничего. Я только прошу тебя не играть в Человека-паука или в страшного Волкоробота, хорошо? Вдруг ты начнёшь выть и кусаться? Тогда я разочаруюсь в Голливуде. Кстати! Может, ты всё-таки ответишь на мой вопрос? Тебе это знакомо или нет?

Он снова показал ему индийскую косметичку.

- Знаю, - наконец, ответил супермен, - Это — Ванды.

- Кто такая Ванда? - Имя-то знакомое! Подруга Росинки, - У неё фамилия есть?

Бэтмен-Панкратов неподвижно лежал на ящике с песком.

- Чего заткнулся?

- Ванда Симонова. Она была женщиной Туранчокса. «Макаревич» зачем-то ходил к нему, - ответил супермен, - и после этого её никто не видел. Мне говорили, что её сожрали покомоны ...

Вот и ещё немножко оперативной информации!

- А кто это говорил?

- Менты.

- А кто конкретнее?

- Макаров и говорил ...

Похоже, Бетмен считал «Макаревича» своим личным врагом или уж точно конкурентом в соревновании за почётное звание главного психопата города, - странно, однако у Шатена сложилось именно такое впечатление ... Частота колебания человеческого мозга 15 герц. Так вот, мозги Панкратова сейчас работали на гораздо больших частотах, почти закритических ... но Шатен получил ответ на свой второй вопрос. Тогда он задал третий:

- Ты очень дорожишь своим «Мерседесом», парень?

- Да, нах-ёп-бля! - изрёк Бэтмен в форме ответа.

- Я не ждал другого ответа ... - Сейчас Шатен чувствовал себя «вожаком стаи», - Зато я тебе предоставляю право валить на все четыре стороны. Твой «Мерс», так уж быть, я в субботу оставлю на самом видном месте. Город у вас невелик, и ты сразу его найдёшь, понял? В крайнем случае, тебе его вернут.

Бэтмен слез с ящика и резко выхватил шлем с ушами.

Косметичка упала на пол, но Шатен за ней не нагнулся — нет, шали-и-ишь, я тебя умнее ...

- Потише на поворотах, рыцарь ночи, - предупредил сыщик, - Ключи давай.

- Машина заправлена, - произнёс супермэн, даже с радостью расставаясь со своим «Мерседесом». Внезапно через открытую дверь в кондитерскую ворвалась вспышка света и осветила потолок над лысой головой зерокульского феномена. Почему-то запахло озоном ... «летающая тарелка», что ли, понеслась, словно мечта, в ночном небе?!? Шатен отобрал у гражданина иммобилайзер и, вежливо похлопывая по плечу - «Давай, давай! Иди-иди!» - с улыбкой выпроводил его на улицу. Потом вспомнил: «Ах да!!!» - сказал он и вынес ему три литровые бутылки «катанки»:

- Я извиняюсь, парень. Я сам люблю крутые фильмы. Но мне нужна машина, а твои номера никого в Зерокуле не удивляют, понятно? На твоей машине я буду мобилен и незаметен. А ты иди отдыхать. Через неделю найдёшь свой «Мерседес» как раз там, где надо искать ...

Шатен спрятал иммобилайзер во внутренний карман куртки и решил, что оставит машину у кинетической скульптуры. А противный диссидент в колпачке и в мантии обязательно увидит её и позвонит своему городскому собрату Бэтмену. Потом, уже ложась спать на старом трещащем диванчике, Шатен неожиданно вспомнил, что хотел спросить медиаперсону об НЛО, да забыл.

«Ну и ладненько! Обманывать людей тоже надо уметь!»

Ничто не омрачало его сон — даже звонящие и стучащие в дверь алкоголики. А в 9-00 появилась кукла Барби. Она, как самая заурядная хозяйка своего бизнес-предприятия, с равнодушием проверила ночную выручку, медленно сделала новые записи в своём органейзере и с таким же видом направилась на кухню кондитерской. Следом за ней в заведение явились двенадцать молодых сотрудниц, и в «Уюте» почти не осталось свободного места. Кондитерская открывалась только в полдень, а иногда позже, и три часа подряд эта стая «уточек», как их назвала кукла Барби, добросовестно жарила, грела, заваривала, что-то распаковывала или упаковывала обратно. На кухне ярко пылали маленькие круглые солнца, из-за которых воздух в небольшой кондитерской стал сладким и превратился в сахарную вату, а женщины в фартуках опытно стряпали на них вкусные блюда.

Шатена они приняли за нового работника, и он даже услышал краем уха вот такое мнение о своей персоне:

- Ну, этот вряд ли пьёт ...    

Господи! Ну, уйми ты этих женщин, пожалуйста!

Взятый «на прокат» автомобиль он спрятал во дворе напротив: если Бетмен захочет его «вернуть», то пускай так и сделает. Ага? Это будет означать, что всё, что он вчера запланировал, навсегда отменяется, понятно? Шатен доверял своим чувствам.

А вечером они с Барби гуляли по дворам неподалёку от «Уюта» и снова ели вкуснейшее домашнее мороженое. Барби взяла с собой целую коробку ... Он спросил куклу о Ванде Симоновой, пропавшей подруге Ольги, и вскоре узнал, что была в Зерокуле такая девушка — Ванда, она осталась живой несмотря на то, что вся её семья умерла, и «Макаревич» просто убил её, чтоб Ванда никого ни о чём не спрашивала. «Она была неосторожная девушка, и умела задавать неосторожные вопросы! - добавила кукла, - Вы же понимаете, Миша?» - «Понимаю - как же?!? Я служил в полиции, и нам тоже приходилось задавать неосторожные вопросы». Шатен уже видел, как углубляется яма, в которой похоронят бывшего старшего оперуполномоченного, - «А кто такой этот «Макаревич»? Вы не могли бы подробнее о нём рассказать!» - вежливо продолжал Миша - «Ну, могу ... Но что значит «подробнее», не понимаю? Я с ним мало знакома», - очень уклончиво отвечала девушка и рассказывала, что знает:

- Когда-то он был самым лучшим полицейским в городе. Его называли «шерифом» ... Подробнее? Он коренной местный, отец и мать - бухгалтеры, их знал весь город, он закончил училище МВД в Омске, и, послужив в областном центре, сам попросился оперативным работником в родной город. Сперва горожане не могли на него наглядеться. Он был беспощаден, — то есть «тащил и не пущал», как будочник Мымрецов. Впрочем, это сравнение появилось у Шатена. Барби сказала немного иначе, в духе популярных сериалов, - Ну а потом в городе случилась химическая авария и «Макаревич» начал заметно сдавать. Потом дело вообще дошло до того, что, если раньше к НЕМУ бежали со всеми проблемами, то потом от НЕГО убегали, как убегают от проблем. А он и правда повредился умом. Его обвиняли в двадцати убийствах! Впрочем, не он один и не его одного. В городе странных персон и так было много, а после аварии их стало больше. По большому счёту, кто не умер, тот свихнулся.

Барби весело рассказала о мелком жулике в белых брюках, любившем повторять «Товарищ, вы не в церкви — вас не обманут!», и ставшем в итоге городским Бетмэном (Шатен не выдержал и засмеялся), и о каких-то подростках, собравшихся в банду под названием «Унитазные утята», и о многих других горожанах и согражданах, вся прежняя жизнь которых стала всего лишь одним сплошным вчерашним днём, - о Скупщике золота и Велосипедисте, о бывшем эксперте из СЭС и о Мужике с рогами, который очень любит бананы, о гостиничных зомби и женщинах-скорпионах из торговли и сервиса. А есть в Зерокуле и настоящая ведьма — ведьма Бунчикова! - но с ней лучше не знакомиться: она очень сложный и сумрачный человек, понятно?

- Кстати, это ведь она вырастила Ольгу-Росинку, - пояснила Барби. Похоже, девушка разбиралась в городских тайнах не хуже прокуратуры, - Машинист познакомился с её мамой в Москве, когда учился в аспирантуре строительного института. Потом негритяночка с ним разошлась, но остался ребёнок, и Машинист привёз его в наш городок. Ну, а поскольку Машинист вёл себя очень неприлично, девочку забрала себе Раиса Михайловна Бунчиковой. Она ей и стала вместо отца и матери.

- А чем занимается Бунчикова?

- Была библиотекарем, почтальоном, завом в отделе кадров «ЗероХима». А теперь она — официальная городская ведьма и бабушка Гарри Поттера ...

- У вас и Гарри Поттер есть?

- Есть и такой, с молнией на лбу, но ему сильно за сорок и он сумасшедший.

- А они все тоже «мертвяки» и «мёртвочки»?

- Бунчикова — нет. Она абсолютно живой человек ... Об этом вам бы лучше спросить у Росинки. Что касается Поттера, то он натуральный «мертвяк». Раньше торговал рекламной площадью, а теперь устраивает ярмарки и лотереи. Я честно сказать, боюсь его, как пьяных на улице. Похоже, авария 2003 года повлияла на него как-то иначе, чем на остальных коренных зерокульцев.

- А это действительно было так серьёзно? Авария эта ...

- Даже очень серьёзно, - прямо ответила Барби, - Меня ведь тоже вырастила крёстная ... Если вы пойдёте вот туда, - она показала пальчиком налево, в сторону облезлых пятиэтажных коробок, - то окажетесь на улице Линейной. Там сейчас стоит бетонный бастион с колючей проволокой, через который вряд ли возможно перелезть, не порвав штаны и не потеряв голову, а в 2003 году на том месте хоронили погибших - в трёх больших котлованах! Жутковато, не правда ли? Но это — правда жизни!

Шатен был разочарован, если не хуже ... и даже не тем, чем мог бы разочароваться любой обычный гражданин. Он задумался:

«Ведь это же химическая авария, почти равная катастрофе на Чернобыльской АЭС! И власти столько лет её скрывали. И скрывают сейчас. Но понравились бы местным жителям репортаж об их собственной смерти? Или то, что их провинциальный город может оказаться огромной сенсацией, и стать популярным рекламным «брэндом»? Что он, как и Чернобыль, превратится в модный туристический объект стоимостью не дороже 15000 рублей за посещение? А потом в Зерокуль поедут любители шока и экстремального туризма на роликах, зеваки на бюджетных автомашинах, иностранные туристы на велосипедах, и бешено помчатся знаменитые московские байкеры с большими бородами».

Это им понравится? Впрочем, нет. Н икто у них и не спросит об этом (Шатен чуть не стукнул кулаком по колену). А выжившие в аварии зерокульцы стали людишками очень деловыми и умными — даже их город, в сущности весьма неказистый, внезапно стал очень любимым и достойным только лучшего! Притом в нём не прибавилось ВУЗов и вовсе не убавилось помоек, нет-нет. И климат не стал лучше. Просто, город стал дверью в открытый космос. Почти внезапно и навсегда ... Шатен ухмыльнулся: это был бы грандиозный спектакль в формате «реалити», на который в первый же день сбегутся и съедутся (и даже сползутся!) тысячи платёжеспособных граждан! Межгалактические муравьи выбрали Зерокуль для своих регулярных посадок — он стал их космодромом! - а уцелевшие в аварии зерокульцы искренно поверили в свою исключительность. И как тут не поверить, если то самое, что везде называется НЛО, здесь стало называться просто «тарелочками» - сегодня «тарелочку» видели на лётном поле, а вчера она стояла на крыше спортивного зала на Пушкинской - там и сейчас можно рассмотреть их следы, да!

«Константин «Карман» Борщёв желает начать великую игру, чтобы заработать на гуманоидах деньги», - угрюмо рассуждал Шатен, пряча кулаки в карманы брюк. О чём у нас думают, кроме денег? Почти ни о чём. Наш общий диагноз — Бретон-Вудс. Из-за  этого кругом сплошные деньги, бескрылые люди и низменные поступки. С 1979 года все деньги человечества хранятся в закромах, сейфах и бункерах всемирной банковской системы и охраняются силами полиции и спецслужб 20 великих держав, и сейчас за деньги можно купить почти всё, чем богата Земля 21-ого века, притом этот факт чувствуется не только в Москве на улице Правды, где находится главное хранилище Госбанка, но даже в абсолютно закрытом для прессы Зерокуле. А что думают об этом граждане, которые редко приглашают на борт своих «летающих тарелок»?!? Ведь о них ещё с годов 80-ых принято думать, как о существах в целом положительных. А наша планета Земля по-прежнему не богата.

Шатен, усмехнувшись, проговорил:

- Деньги — это отчеканенная свобода, не так ли? Поэтому всегда пахнет аферами, и всегда есть какой-нибудь шут или олигарх, готовый всё продать за деньги, чтобы продаться за ещё большие деньги ... ваш Туранчокс, к примеру! Вы же его знаете, Барби? Я с Ольгой разговаривал, но ничего не понял.

- Значит, Росиночка ничего вам не рассказала, так понимаю? - спросила Барби, - Ну, она постарше меня, и видела всё это в детстве. Кроме того, у Ольги поменьше юмора, поэтому она всегда серьёзна — даже когда улыбается. Ольга живёт в почти изолированном доме-капсуле, в прямоугольном пространстве с пальмами, закатами, восходами и с множеством старых ржавых чайников, которых её муж называет автомобилями ... - Шатен возразил, что ему очень понравилась коллекция Туранчокса, на что кукла Барби просто махнула ладошкой: - А-а ... просто, вы тоже старше меня, поэтому знаете наперечёт все эти старые шпингалеты. А для меня это просто ржавые кузова на сдувшихся колёсах. Впрочем, - чуть нахмурила бровки кукла Барби, - я в этом ничего не понимаю. Тоску всегда называют мечтой, не так ли? А господин Пипеткин просто свихнулся по своей молодости и поэтому тащит в город всякое старьё ... Вы хотите знать, как он выглядит? Хорошо, что вы, Миша, его не видели. Вам повезло. Как вы представляете себе «нового русского»? - с блеском в глазах спросила девушка, - Но не совсем типичного.

- Они скверно пахнут, когда заживо сгорают в своих дурацких внедорожниках, - мрачно пошутил бывший полицейский и очень заученно перечислил: - Красный пиджак, огромные плечи, лысая «репа» и очень низкий уровень интеллекта?

- Нет, не совсем, - ответила Барби и смело положила ногу на ногу, - Он страховидный алкоголик, весьма среднего роста и давно немолод. Ему и так за шестьдесят, а выглядит и того старше, поскольку и день, и ночь пьёт водку, притом в полном одиночестве. Пьёт сам с собой то есть ... он даже в больнице не замечает других пациентов! Он вообще никого не замечает.

- Он был свидетелем аварии?

- Конечно! Он такой же «мертвяк», как и многие другие в нашем городе. И такой же деловой. Росинка говорит, будто она тоже «мёртвочка», но я ей не верю. Она — девушка хитрая, и всегда прячется в свой этот ... облик голливудской «звезды» в стиле «Дискотека 80-ых». Все мужчины легко ведутся на это.

Михал-Николаевич пожал плечами, соглашаясь:
 
- Да, не всё золото, что блестит.

- Ну, дубайское золото совсем не блестит, - как бы не вовремя ответила кукла Барби, - Или вы ей тоже поверили?

Шатен знал, что чем менее правдоподобно звучит теория, тем более она вероятна (или строго наоборот). А многие в нашем мире вообще играют хорошо отрепетированную социальную роль. Михаил Николаевич принялся изучать исходившие от Барби психологические сигналы: вот ты какая, белокурая кумушка-принцесса - глаз, глаз, раз-два, раз-два ... Для него любая внешность была той дверью, за которой кто-то прячется. Всякая дверь запирается на крючок — глаз, нос, снова глаз, нос, раз-два ... красивые здоровые зубы, свежее юношеское дыхание и смелый совершенно очаровательный взгляд. И ничто не омрачало её прекрасный отдых на старомодной скамейке в городском парке. Она словно не видела, что над крышами города сгущаются тучи, что скоро прольётся дождик — кап-кап, кап-кап! - или поднимется холодный ветер. Осень окончательно вступает в свои права, и останется только работать, находя в этом спасение от скуки, - главное, не расходовать время и энергию! В конце концов, я хоть и копия, как бы признавалась кукла, но оригинал ничем от меня не отличается, не правда ли?

А правда! Есть ли у неё свои альковные тайны?

- Согласно календарю из кондитерской, сегодня - День крокодила по имени Макар, - иронично пояснил Шатен, - и я, знаете ли, верю уже почти всему, что вижу. Например, недавно я видел НЛО.

- Ой, как давно их не было-о-о-о! - моментально подхватила обаятельная кукла и даже захлопала в ладоши, - Вот с ними нам не повезло. Это, знаете, как с домашними любимцами — некоторые заводят собак или кошек, а потом сами становятся похожи на них ... так и эти гуманоиды с «Чёрного принца».

- То есть, вы все стали похожи на гуманоидов?
    
Почему-то сильно запахло полынью.

- «В сердце, что кажется холодным, порой скрывается огонь, неизвестный мятежным душам»! - процитировала кукла Барби, - Это - киносага о вампирчиках. Сегодня же день кровососа? Не переживайте вы так, Ми-и-иша! - произнесла она нараспев, - У любого города есть своя изнанка. По Москве, вон, ездят с ружьями или с битами в багажниках, а у нас смотрят телевизор и давятся от недостатка равноправия. Вы же понимаете, что весь наш город может поместиться на вашем Арбате? Вот мы и пытаемся чувствовать себя живыми, а не мертвяками в чёрных ящиках. А мы действительно мертвы с 2003 года и даже раньше.

- А инопланетяне часто к вам прилетают?

- Да не волнуйтесь вы так из-за них, - попросила кукла, - Мы к ним привыкли, как к мухам на какашках ...

Странно что Барби, говоря это, действительно ни капли не волновалась. Шатен присмотрелся: она была в довольно широкой футболке с синими иероглифами, в белых кроссовках и чуть расклёшенных брюках и сидела, спокойно положив ногу на ногу. На красивом запястье блестели дорогие дамские часики. Будучи заметным подобием куклы Барби, она не хотела экономить на своей внешности ... Да и зачем - в её юные годы? Пусть всё станет немножко сказкой — всегда доступной и материальной! А превратиться в немолодую горе-женщину она ещё успеет — увы!

- А вы в каком звании? - неожиданно спросила Барби, - Ведь вы на простого «копа» не похожи, хоть я и понимаю, что вы один из них!

- Ну, - почти засмущался Шатен — Кому-то кажется, что бес попутал, а кому-то, что бог послал. Так говорят у нас в «органах» ... Я, Барби, и в ДПС служил командиром роты, и в «уголовке» одиннадцать лет с «хвостиком», и даже один год в исполнительной системе на Урале, в очень добром и прекрасном городке с тремя колониями строгого режима. А вообще я карьерный сотрудник МВД, подполковник полиции ...

- А почему ушли?

Действительно — а почему я ушёл, поинтересовался Михал-Николаевич? Служил-служил, и вдруг ушёл. Наверное, хотел чего-то большего? Здесь? Сейчас? Или ты стряпал адское рагу из обвинений, а потом смотрел, в какой «просак» попадали твои коллеги по работе?!? Нет, этого всего не было, а хотеть большего — не грех. Грех — ничего не хотеть! Такие условия.

- Я работал в центральном аппарате Министерства внутренних дел и готовился стать полковником, а затем и генерал-майором полиции, - начал объяснения Михаил Николаевич, - У нас ведь чины идут довольно быстро. Но сменился начальник управления. Вместо вполне адекватного генерала Бушмакина и его «зама» родом из нашей службы - полковника Георгия Митина пришёл один не вполне адекватный товарищ по фамилии Козленко, герой множества историй ... Он сперва вымел меня в территориальные службы на год с половиной, потом на год сослал в лагеря и тюрьмы, а три года назад потребовал от меня увольнения «по собственному». Но — не меня одного. Он разогнал половину управления. Я немного попробовал посопротивляться — я ведь не пешка! - но ничего поделать не смог. Тогда мой коллега господин Ловчев предложил мне перейти в частную фирму с разнообразными функциями, в которой я и работаю всем на зло.

- Почему «на зло»?

- Потому что оттуда меня тоже мечтают вымести.

Кто бы мог подумать, что в полиции столько завистников?!? Но это суровая правда. Там многие душевно мертвы - мертвее не бывает.

- А чем вы обычно занимались?

Шатен тихо произнёс, поддерживая свой статус профессионала:

- Я занимался сложными вопросами. Например, в исполнительной системе я работал с людьми, которых называют «добровольными помощниками оперативного состава МВД» ... ну, то есть, с секретными сотрудниками и с находящимися в лагерях и тюрьмах осведомителями! Это очень серьёзная и ответственная работа, которую не предлагают кому попало. А одно время я занимался деятельностью сродни контразведовательной — мы следили за нехорошими иностранцами и подсылали к ним наших специально подготовленных людей. Это тоже не мелочь по карманам тырить!

- И чем занимались эти иностранцы?

Михаил Шатен, конечно, не имел право разглашать служебную информацию, но ... чуть-чуть попробовал:

- Они устроили притон возле станции метро Свиблово и взялись таскать туда всяких должностных граждан. Ну, я переоделся мастером обслуживающей компании, проник к ним, сославшись на проверку счётчиков потребления воды и всё такое, и выяснил, что в притоне помимо должностных лиц заседают некие господа из арабской страны. После этого мы своими силами провели задержание, изъяли оружие, наркотики и средства в инвалюте. Это был довольно большой успех нашей оперативной группы, но самое главное, что нам удалось отправить в длительный отпуск нескольких граждан, непоправимо запятнавших свою служебную репутацию, - снисходительно ухмыльнулся Шатен, - Понимаешь?

- Я всё прекрасно понимаю, Миша, - прищурилась Барби. Да уж! Будучи человеком относительно приземлённым и практичным, она всё прекрасно понимала, - это вообще понятно именно тем гражданам, которые знают, что такое деньги. А Шатен сидел рядом с ней, с такой обыкновенной и практичной, находящейся в полном расцвете молодости, и чувствовал, что нельзя сотворить «машину времени» только из чинов и денег,  - нет, как не старайся, а в молодость не вернёшься! Ведь кукла Барби - какое это необычное сочетание черт, какая красота и искренность, всегда радостная и оживлённая, и даже  как-то по-особенному благородная в неповторимой своей кукольной красоте ... А где-то вдали, в главном железнодорожном депо города слышался стук и лязг металла — очевидно, понадобилось прицепить ещё несколько вагонов к уходящему составу. Нет, надо выбираться из этого нечеловеческого муравейника. Надо во что бы то ни стало!!!

Шатен невольно стыдился, заканчивая рассказ:

- К сожалению, моя карьера закончилась тем, что я беспомощно воткнулся носом в землю, как аварийный дирижабль, - развёл руками сыщик, - А некоторые даже предсказывали, что я скоро буду катать мусорные баки или поливать морковку на приусадебных участках. Но главное в жизни — угодить и угадать, не так ли?

- А всё другое не работает, да?

- Работает, конечно. Но далеко не всегда. К тому же, как говорил мой бывший начальник, «если где-то натянута колючая проволока, то она для всех», - Шатен усмехнулся и переменил тему: - Барби, а вы не приготовите сегодня помидоры с сыром и гренками?

- Хороший летний салат, - живо откликнулась Барби, - Но у меня винный уксус закончился.

- Обойдёмся и без него, - ответил Шатен и они немного посмеялись.

Ночью Шатен оставил своё сладкое убежище, положил в багажник трофейный «Моссберг» с одиннадцатью зарядами и поехал в гостиницу. Моросил мелкий дождь, по стёклам машины стекали маленькие и почему-то мутные капельки воды, но их было так много, что они вполне заменяли тонировку. Шатен минут тридцать стоял перед гостиницей «Дружба», ожидая, что местная полиция как-нибудь «засветит» своё присутствие. Ну, например, дружно подойдёт и улыбнётся в зеркало заднего вида ... Впрочем, не дай бог! Не дай бог кому-то и правда захочется поболтать с пресловутым Бэтменом и он подойдёт для этого к машине. Вот тогда придётся убегать ... Чёрный «Мерседес» с известными в городе номерами был как бы никому не интересным, ибо зерокульские граждане видели его каждый божий день, и, наоборот, слишком интересным - как миллион долларов. Ведь это был Зерокуль, и Михал-Николавич уже мог понять поведение коренного местного жителя, поскольку и сам начинал быть немного «местным» — увы и ах!

Барби так и сказала ему накануне, когда они доели мороженое и медленно возвращались в кондитерскую:

- Вы могли бы, Миша, спокойно жить в нашем городе, не вмешиваясь в чужое. Жизнь в Зерокуле дешёвая, помидорчики — свои. Большие взрывы и прочие химические катаклизмы у нас больше не предвидятся, а весна здесь просто чудесная ... как сказка. Только зимой нас иногда очень подмораживает. Ну, что вы решили, Миша? Или вы боитесь этого идиота «Макаревича»?

- Да пусть он хоть гвозди головой забивает, - Миша позволил себе улыбнуться, - или орехи ... Разве это повод бояться?!?   

Немножко породистого чешского пива из ночного кафе с ещё одной женщиной-скорпионом вместо продавщицы, потом неспешные блуждания по тёмным улицам и очень шумный и огромный зелёный автобус с рекламой домашней обуви, - он медленно проехал мимо сыщика и направился дальше, но шум никак не утихал. На длинной дистанции можно выиграть, если никуда не спешить. Он так выиграл у тех парней в карбоновых доспехах. Но здесь была короткая дистанция — короче футбольного поля. А вместо людей в чёрной полицейской спецэкипировке - гуляют провинциальные обитатели. Вот прошла тощая безгрудая женщина с лицом зомби из американского кинофильма, а вот из общественного туалета позади неработающих торговых точек вышел мужчина в чёрной кепке. Привычно оглядев стоянку перед гостиницей, он направился к темневшим неподалёку жилым пятиэтажкам. А вот опять собаки — как в первый раз. Собаки для боёв без правил.

Нет ни андрогинов, ни гуманоидов ...   

Есть только старые советские метросексуалы, и те давно спят.

Шатен сидел в «Мерседесе» и наблюдал за обстановкой.

Для кого-то такая жизнь — игра, а для кого-то война, ибо у каждого маленького города есть свои узкие места, где никому не протолкнуться. «Давай, давай! Жми вперёд! - настраивал себя Шатен, мужчина в средней весовой категории, - Если меня не сцапают, то парень, которому я хочу набить морду, никогда меня не выдаст: ему это уже не выгодно. А если сцапают, то я скажу, что мы с ним друзья! Ему и в этом случае невыгодно меня трогать. Почему? Потому что я сам иду на него, а не он на меня!» ... Почему Шатен был уверен, что обязательно встретится с придурком «Макаревичем»? Просто был уверен ... Ну, не сегодня, значит завтра. В конце концов, можно просто зайти в номер, забрать вещи и пожелать гаду-«Макаревичу» получить по башке табуреткой ... Нормально, да? А зачем он нужен, в конце концов? Всё кончается финишной чертой, и какая к чёрту разница, где эта черта будет проведена — здесь или там?!? Не так уж и ценен этот одичавший психопат из провинциальной полиции — это подобие Андрея Макаревича!

Три ночи ... Никого. Телефон показывает мелкий дождь и значительное похолодание. Как нет желающих жрать рассыпанные по земле сапожные гвозди, так же нет и желающих шляться в такое время вокруг гостиницы «Дружба». Что ж, пора! Шатен воспользовался опытом многих героев Голливуда и заранее приоделся в длинное пальто. Оно висело в подсобке кондитерской. А под ним удобно прятать «Моссберг». Накануне Шатен спилил не очень удобный приклад, и теперь ружьё помещалось не только в багажнике.

Длинный сегодня день!

Шатен вышел из «Мерседеса». Дождик мигом намочил его волосы и плечи, и сразу вспомнилась телереклама шампуней, - эта погода мне не подходит, подумал Шатен и, придерживая ружьё, направился к гостинице. На «ресепшне» в такой час никого не оказалось, зато в углу конторки неподвижно сидел плохо одетый мужик и курил «Приму». Вряд ли это охранник ... Шатен молча прошагал мимо. Теперь — бегом на седьмой этаж по полутёмной лестнице. Быстро, быстро! Ему казалось, что с каждым шагом он укорачивает свою жизнь на год, а то и два года, но сыщик уже не мог остановиться. Надо было забрать вещи. Зачем надо?!? Ну, не бросать же здесь знаменитую сумку фирмы «Puma» и множества типично московских вещей. Ведь Шатен не носил ничего дешевле 1000 долларов и всегда этим гордился. Он же не человек «третьего мира». Вверх, вверх!

Бегом, только бегом! Не останавливаясь.

Гостиничные власти не тратили время на то, чтобы их предприятие было привлекательнее «общаги», поэтому по всему этажу медленно бродили гостиничные зомби. Простой и традиционный мир — это уже прошлый век. Он не альтернативен обществу 21-ого века. Зомби, андрогины и реклама — вот норма нашего времени, притом чем пошлее реклама, тем глупее зомби. Об андрогинах и говорить не приходится. Они становятся ещё более неестественными, чем были раньше ... Бегом! Теперь бегом, и бегом! Нигде не останавливаться. Наш мир болен неизвестным генетическим заболеванием, но это вовсе не означает, что ты должен становиться его несчастной жертвой.

Гостиничные зомби смотрят на него, как истуканы.

Вот нужный номер. Дверь открыта.

Шатен сразу остановился. Что это означает? Почему не заперт номер?!? Но свет не горит. Шатен один раз здесь попадался, и только чудо оставило его на этом свете. Другие вряд ли остаются живыми в такой ситуации. Ванда Симонова, например. Надо бы перед отъездом собрать о ней побольше информации, подумал Шатен и смело шагнул в своё несчастливое убежище. Довольно темно и почему-то холодно, никого нет. Вещи снова свалены на кровати, а сумка стоит у порога, готовая к новым путешествиям. Он отодвинул её ногой и внезапно вышел из номера в коридор. Ну, так и есть — в конце коридора Шатен увидел его, «Макаревича» ... и чуть присмотрелся: это была даже не судьба. Это был злой рок, который каждый из них старался организовать друг для друга. «Макаревич» знал, что Шатен всё равно вернётся, а Шатен знал, что его возвращение в номер может стать самым последним, что увидит «Макаревич» на этом свете. И — спасибо жулику в костюме Бэтмена. Сегодня он наработал на право называться Крылатым вестником «тяжёлого рока». Интересно, а как должен выглядеть костюм такого супер-героя? Наверное, дешёвогоэто должен быть чёрный шлем с рогами и «лого» лося на серебристом комбинезоне героя дешёвого утреннего сериала на космические темы? Или о нём нужно придумать хороший комикс, в котором найдётся место многим жителям Зерокуля?

Однако как не фантазируй, а «Макаревич» уже здесь, - вот он, медленно идёт, на ходу вытаскивая ПМ из кобуры на правом боку. Расчётлив, не торопится ... «Блин, идиот! - внезапно подумалось Шатену, - Сейчас он запросто положит пару человек в коридоре!» Однако Шатену не хотелось никого спасать. Просто не имело смысла. Пули полетели почти моментально, и - прямо по цели. Контингент гостиничных зомби состоял, главным образом, из людей приезжих и навсегда застрявших в этом прекрасном, как ночь, и гостеприимном городе, однако умирать в нём никому из них почему-то не хотелось. И, как только началась стрельба, весь этот народ с воем и визгом бросился кто куда, а некоторые даже на стенку.

Примерно секунд тридцать на этаже царила абсолютно карикатурная неразбериха. Старший оперуполномоченный за эти полминуты высадил две обоймы из пистолета, а Шатен исхитрился сделать семь выстрелов из полицейского ружья. И всё мимо ... Только часы в стальном глобусе обзавелись дырой на месте Мадагаскара.

Вот невезуха! Четыре заряда!

Тогда Шатен решительно шагнул вперёд, упал на одно колено, и подняв ружьё снизу (так проще попасть без прицеливания) выстрелил ещё раз. Только один. И внезапно попал. Выстрел прозвучал почти в тишине. Тело «Макаревича» содрогнулось и, казалось бы, он готов был свалиться навзничь, однако этого, к сожалению, не произошло. Он выпрямился и ... Шатен увидел внушительную дыру на том месте, куда попал заряд его «Моссберга-500». Как раз в этот момент на этаже громко зазвучало ... нет, не что-то лирическое, что соответствовало моменту, а всем известное «World in me eyes» группы «Депеш Мод» ... «Что ж, всем спасибо!» - подумал Шатен, вспоминая, как просыпался под легендарную «Radioactiviti» группы «Крафтверк» в своём милом детстве, чтобы собрать портфель, позавтракать, «чем придётся» (в доме всегда был полный холодильник, поэтому приходилось сидеть на диете вместе с мамой!) и пойти в школу. Папа очень редко подвозил на машине. А потом он точно также просыпался, чтобы поехать на службу, и так продолжалось много лет — от двух лейтенантских звёздочек до двух подполковничьих. Даже скучно как-то ... ни пьянства тебе, ни отпуска на море с неизбежно обгоревшей спиной прирождённого северянина. И любовницы не было, и с женой почти «ни-ни», оттого и детей у них не было ... Михаил Николаевич Кошечкин всегда считал себя немножко роботом, но сейчас он понимал, что роботизация затронула только его разум, и тот не весь. В нём сохранилось стремление к женщинам (что логично!) и к чему-то прекрасному. Зато старший оперуполномоченный Андрей Макаров стал роботом основательно, - правда, требующим капитального ремонта.

Второй выпущенный в него заряд только подтвердил эти опасения, - «Макаревич» получил сквозную дыру в теле, но опять не умер. Он стоял с дико вытращенными глазами и только руками двигал, будто что-то разыскивая возле себя.

Это его пистолет отлетел далеко в сторону!

Шатен совершил небольшую перебежку и завладел оружием.

Потом обратился к оппоненту с небольшой речью:

- Ну, что теперь скажешь ... ты, сырьё для фотошопа?!?

Однако оппонент был просто сбит с толку, и не более того.

Тогда Шатен выстрелил ещё раз, теперь прицельно. Правая рука старшего уполномоченного отделилась от туловища, словно отрезанная ножницами, и ... упала к ногам. Всё, в «Моссберге» оставался только один заряд. Шатен подошёл к ненавистному «Макаревичу» и выстрелил ему прямо в лицо ... бабах! Теперь вся оперативная работа проделана, а жажда мести удовлетворена. «Макаревич» чуть покачнулся и бессильно упал на спину. Герой кровавого сюжета бросил ружьё на неподвижно лежавшее тело и решительно вытащил из кармана его джинсовой куртки три обоймы с патронами. Обоймы он спрятал в карман своей куртки — кожаной! — а пистолет чётким движением сунул за ремень.

Вполне по-гангстерски.

Когда же Миша-Шатен удалился, так и не собрав свои несчастные вещи, в коридоре гостиницы началось второе и самое главное действие замечательного спектакля — сначала рука подбежала на пальчиках к неподвижно лежавшему туловищу и в момент присоединилась обратно, потом стали затягиваться ужасающие сквозные дыры ... Зомби гостиницы «Дружба» с завистью смотрели на этот физиологический процесс, почти неведомый в живой природе. А в довершении ко всему расколотая пополам и раздробленная голова этого полицейского Франкенштейна начала возвращаться в прежнее состояние. Зомби переглядывались, виновато мигая, и даже толкали друг-друга ... «Теперь понятно, почему у него с башкой не всё в порядке», - промолвил один из них и, кажется, не ошибался. Ему тут же ответили: «Разве не так?» Вскоре «Макаревич» сел, машинально схватившись за ещё горячий ствол «Моссберга» и даже закричал «Ай, твою мать!» ... гостиничные зомби запрыгали, завыли, зааплодировали, кто-то крикнул, как в театре, «браво-бис!». Старший оперуполномоченный по прозвищу «Макаревич» встал, замахнулся на них «Моссбергом» - вот я вас всех, гады! - и, чуть покачиваясь, медленно направился к лестнице. Всё, на сегодня его дежурство почти закончилось.
            
5.

Зато «дежурство» Михаила Николаевича только начиналось - ему предстояло стать «дежурным по городу»! Именно так выразился Машинист времени, когда тот схватил его за шиворот, чуть не стукнув по привычке об стенку, и задал компетентный вопрос:

- Чего ты Барби подставил?

Сложно с диссидентами, ох, как сложно. Особенно - с такими глупыми.

Куда проще с оппонентами, не так ли? Главное, чтобы зарядов хватило.

- Уважаемый мужчина из Москвы! - возмущённо откликнулся Машинист, вправо и влево дрыгая тонкими ножками, - С ней ничего не может случиться! Вы, можно сказать, рыцарь, и вы прекрасны в своём мужественном невежестве! Я преклоняю свои колени ...

Его колени казались тощими, как у деревянного Буратино. 

- Что-чего? - спросил Шатен.

Гражданин висел в воздухе — тем не менее, он выражал желание преклонить колени. Шатен помог ему это сделать — в смысле, поставил негодяя на колени, чуть не стукнув при этом в душу.

- Слушай сюда, Конфуций свинорылый ... - сказал Шатен и ещё раз задумался. А ведь действительно: к кому в этом городе можно обратиться с вопросами, как не к этому «йогу» и жителю абсурда?!? - Сейчас ты будешь отвечать на все мои вопросы, касательно города ... а у меня сегодня много вопросов. Первый вопрос! Я так понимаю, что жители Зерокуля — это какие-то зомби и мутанты, правильно? Они давно такие и это, как я уже понял, почти не лечится. Вопрос: им можно помочь?

- Думаю, что уже нет, - ответил факир, искренно благодарный Шатену, - Даже если вы сломаете все заборы, люди далеко отсюда не разбегутся. Это хомячки в аквариуме, понимаете же?

- Вопрос второй: где в городе высадились инопланетяне?

- У спортивного зала на Пушкинской — как обычно! Они кого-то поймали, и теперь всё время экспериментируют, экспериментируют, экспериментируют ... в сущности, они существа учёные - великие экспериментаторы!

- И какова природа их экспериментов?

- Ну я же вам рассказывал, - почти взмолился один из самых колоритных жителей города, - Это космические муравьи с базы «Чёрный принц». Дело в том, что в нашем городе есть и другие существа, и они — выходцы из другого мира. Их тела автоматически материализуются при входе в вибрационную скорость планеты Земля, а иногда те пришельцы просто исчезают, становясь полностью недоступными нашему и всякому прочему восприятию. Речь идёт о так называемой «эфирной плотности». Например, их много на Луне, но установить с ними близкий контакт возможно только в нашем земном пространстве.   

- Так, значит, мы им не нужны?

- Нет, мы тоже предмет исследований, но мы, возможно, не столь интересны ... сколько-то лет назад их очень интересовал феномен массовых мутаций на генетическом уровне после аварии на «ЗероХиме», но теперь муравьи переключились на поиск других пришельцев ... А те, в свою очередь, постоянно мимикрируют и уклоняются от отношений с их цивилизацией.

- А чего они боятся?

Житель города встал с колен и медленно приземлился задом в низенькое кресло:

- Уважаемый, всё вам надо убийствами заниматься, - упрекнул он, потирая лысеющий лоб, - Ну, они боятся бытовой химии, и бегом бегут от агрессивных химвеществ — практически ото всех. Одним словом — насекомые! Маленькие сукины дети! Но не Чужие из фильма, понимаете?

- А чего боится другая форма жизни?

- Мы их называем «ипсилонами», - пояснил Хранитель, - Они анторопоморфны, и довольно легко мимикрируют в других людей, а иногда создают некие новые человеческие личности, вы меня понимаете? Они хоть и не совсем материальны, тем не менее они внутри - как машина, а снаружи бывают довольно разными и даже неожиданными. Но некоторые из них почти постоянны и не обязательно принимают другие формы. Вообще же, это довольно парадоксальные существа! Например, они не воспринимают наше время за константу. Я не могу это вам объяснить, мужчина, но именно из-за них время в нашем городе навсегда остановилось.

- Я не понимаю, в чём суть предмета, - высказался Шатен, будто речь шла всего лишь о какашках летучих мышей. Однако его «cursus studiorum» - курс обучения — ещё не закончился.

- Вы это потом поймёте, — объяснил Хранитель, - когда сможете выбраться из Зерокуля и доберётесь хотя бы до города Классикова. Кстати, я рекомендую бежать именно туда, а до Пнёва. Тамошняя пнёвская полиция почти лишена человечности.

Шатен решительно продолжил:

- Так значит, в вашем городе есть одни формы жизни, а есть другие ... притом одна из форм находится как бы не в нашем времени, так? Вот прикольно! И, что же, у них тут — тайный космодром, как в фильме «Люди в чёрном»? - Шатен не удержался от неприятной и немного каверзной улыбки: Константин Борщёв-то звался в интернете «Зетом»! При одной мысли об этом типе так и хочется нажать воображаемую клавишу «delete». Он небось вырос среди «зелёных человечков», поэтому и сам весь «зелен» с ног до головы. Но он получше других знает о том, что такте время. А этот факир утверждал, что время городе Зерокуль как раз совсем остановилось. «А как его запустить обратно?» - спросил Миша. Хороший вопрос ... Действительно: а как его запустить?!? В жизни бывают случаи, когда время как бы останавливается, и, как правило, это происходит на развилке дорог. На перекрёстке семи дорог, как пел настоящий Макаревич. Это такой почти неизбежный анекдот, который иногда заканчивается поцелуем Господа Бога или же одним, но сильным и трагическим шансом, который предоставляется самим Князем тьмы и Всей нечистой силы. Подручный Шатена Георгий Митин взлетел таким образом в молодые генерал-майоры, а подполковник Коровицына чуть не потеряла любимого сына. Она потом рассказывала, как не успела сделать и двух шагов от своего оранжевого «Фольксвагена-гольф-4», когда позади послышался громкий щелчок затвора, - это сынок собрался стреляться из маминого пистолета, да времени чуток не хватило ... Нет, разговор со временем не похож на словесный поединок преступника с опытным следователем. И тут словами ничего не решишь. Впечатлительные артистические натуры меняют в таких случаях дом, страну, любовников, и всё только для того, чтобы время продолжило свой бег, чтобы оно перестало быть таким угрюмым и чудовищным, как какой-нибудь мерзкий тип с тремя судимостями, который лезет ночью в вам в скворечник ... А ведь люди творческие-то управляют именно символами — а что по-вашему время, если оно не символ чего-то?!? - и только в этом они находят свободу и душевное удовлетворение. Вот ведь, как оно ... Но что делать ему, москвичу Михаилу Шатену, чья небольшая художественная натура долгое время себя не проявляла, а потом была одета в форму полицейского? В этой форме - тощий дохнет!

«Нет, время, ты — зверь, - пришёл к окончательному выводу Миша Шатен, - Каждый из нас — или почти каждый — смутно ощущает твоё присутствие. И ничто не может помочь, когда приходят День и Час. Ты живёшь на волоске, балансируешь на грани ... Но твоё отсутствие, о время, мы чувствуем куда сильнее! И как тебя вернуть в этот город? Скажи на милость!»

Тут неподражаемый Машинист времени стал объяснять нечто странное о феномене своих прекрасных часов, сделанных из заржавевших останков человеческой техники: когда-то люди спешили в будущее и всегда опаздывали, а потом ей нашлось чрезвычайно интересное применение. Они будто создали некую прозрачную перегородку, отделившую прошлое от будущего, и если Шатену удастся запустить сломанный часовой механизм, то жизнь изменится: или «ипсилоны» умрут, или муравьи взлетят с крыши спортзала, или ... кто-нибудь упадёт с третьего этажа!

- Каково? - победно вопрошал художник, - Ведь всё так просто и душевно... - на что Шатен недоверчиво кивал, повторяя:

- Если б всё было так просто ... 
 
А разве сложно? Врать-то надо профессионально, не так ли?

Ведь часы сломались потому что сломался весь мир вокруг них.

- Я всё понимаю, - снисходительно отвечал сыщик, бывший, но «всё-таки», - Я даже примерно понимаю, кому вы рекомендуете упасть с третьего этажа! Мне даже не нужны GPS-координаты этого субъекта ...

В доме Хранителя времени куковала часовая кукушка — она буквально пела, тщательно вникая в каждый звук! Пахло в доме холостяцством и грустью в стиле композиции «Tears of the ocean» Кейко Мацуи — сильно израсходованной жизнью - зато на Машинисте и Хранителе был толстый пронзительно рыжий жилет с часами и золотой цепочкой; часы напоминали луну, а жилетка и цепочка сообщали о неплохом достатке владельца. Кукушка в часах пела с большим вкусом, будто имитируя этот звук. А вот интересно, подумал Шатен, а где он хранит свои деньги, раз они у него есть?!? Представления о Машинисте как о нищем городском диссиденте как-то враз улетучились — будто в густую тьму. Он же, по существу, тесть Туранчокса ... Но комнатка у него была только одна, хоть и большая, и в ней вполне хватало света! «Бедненький какой», - всё-таки подумалось Шатену и он снисходительно ухмыльнулся, потупил взор. В жестяной банке из-под овощных консервов, которых давно нет в продаже, Шатен видел сало — самое обычное сало. «Бога-то побойся!» - пошутил бывший полицейский, но ничего не сказал. Сам он даже не помнил, когда последний раз питался этим жирным и очень нездоровым продуктом — фу, мерзость какая!!!

- Сильно тут у вас пьют?

- Местные люди пьют, только когда плачут ...

«Одиночество - это когда за стеной смеются чужие люди», - невольно подумал бывший сыщик и предложил заняться ... часами. Они вышли во двор, чуток постояли. Зерокуль — не совершенен и увешен рекламой, сер, пустоват и пахнет осенью. Но после довольно потребительской любви большого города он не представляется приютом на одну ночь, - нет, это не койка, это гамак! Это тебе не «сдуру», будто сегодня воскресенье, вовсе нет! Это — на всю неделю, и на много таких недель. Вдобавок большой город пахнет свалкой и никогда не остывает от солнца, а Зерокуль пахнет осенью, густой и очень тёмной. Низенькое осеннее солнышко в тучках, путаница узких дворов и ещё более узких старых улочек, и повсеместно мокрый асфальт ... Может, задумался Миша-Шатен, изумлённо созерцая часы-скульптуру, мне следует остаться здесь, и уже навсегда?!? Впрочем, что за странная мысль? Жениться, вон, и жить счастливым молодым мужиком. Со мной ведь этого никогда не было ... Но разве кому-то понравится атмосфера рекламного вандализма? Когда даже кладбище - это сплошная реклама ритуальных услуг ...  А роддом тогда — реклама секса и подгузников? А скоро и солнце окончательно скроется и хлынет ливень, и воцарится мёртвое молчание, прерываемое только шёпотом дождинок ... У Хранителя времени был как бы свой Колизей со скаковыми лошадками, и Шатен думал, как запустить в нём какую-то пружину. Не за этим ли он поехал в Зерокуль?

«Давай попробуем изменить будущее!» - он ухватился за рычаг-дубину с красной головкой, которой приводили часы в действие, и начал дёргать его то вверх, то вниз, то вверх, то вниз ... в ответ часы стали исторгать холодный пар и запах мокрого железа, но ни одна из передач не пришла в действие, ни одно колесо не завертелось. Хорошо, давай попробуем ещё раз! Сколько ты «жал» на ночных тренировках накануне серьёзного задержания?!? А сколько, когда сдавал нормативы в полиции? Шатен с  удовольствием трудился, как античный Геркулес в спортивном зале, но вскоре и правда устал, как от многочасового общения с пятью пудовыми гирями.

- Почему вы вернулись в Зерокуль? - спрашивает бывший сыщик, утирая лоб рукавом, - Наверное, не хватило денег на Москву?

- Я вернулся, потому что меня здесь ждали прежние вещи.

- Стыд-позор?

- Нет, меня увлекала астрология, с вашего позволения, - тихо объяснял Машинист, - Это - культура, Европа, Америка, Азия, радиовещание и телевидение ... всё, что навеки! А с таким творческим капиталом можно жить вечно. Главное, чтобы работали мои часы. Вы понимаете, дорогой мужчина? К тому же, листья уносит ветер, а людей — годы! Я вырос в этом маленьком и когда-то джазовом городе, и играл прямо здесь, на этих полуспящих улицах, где все дома постройки 50-60-ых годов, и не позже - Голос его стал тише, а лицо Машиниста посветлело. «Сколько ж ему лет?» - снова задумался бывший сыщик, а Машинист времени рассказывал: - Мой отец был, говоря современным языком, трудовым мигрантом, а, строго по совести, он искал свой угол в жизни. И, как человек весьма передовых и умных взглядов, он нашёл его здесь, в провинции.

Шатен ухмыльнулся:

- Как Бродский?

- Почти как ... Жаль, что эта провинция - не у моря. Все родившиеся у моря, обязательно становятся моряками. А я стал инженером-строителем ...      

- Жалеете?

- Палладио из меня не получилось, - констатировал городской чудак, - К сожалению, всякий человек в современном обществе должен стать или рабом, или роботом, или деградировать до вырождения, поэтому я с годами стал понимать - всё понимать. Мой отец был родом из ещё более маленького городка к востоку отсюда, а в наш Зерокуль он приехал, изрядно побродив по всему СССР. Тогда в городе любили джаз и шахматные журналы, поэтому наш Зерокуль был для него настоящей заграницей ...
 
Сейчас Михаил слышал в основном биение собственного сердца, а перед глазами неподвижно висел «Чёрный квадрат» Малевича. Нет, всё-таки он был недостаточно молод для такой нагрузки. Может, надо было позвать какого-нибудь Терминатора и пускай он запускает в работу этот неработающий механизм времени, сделанный, как на горе, из ржавых труб и старых велосипедов?!? Однако вместо зерокульского Терминатора скоро появились комары и попробовали сесть ему на лицо — липкие, запоздалые и ленивые, как все зерокульцы! Шатен отмахнулся от них ... В этот момент в кармане куртки грянул телефон - «Кто говорит? Слон?» Его «тел» за 20000 разогнал комаров не хуже спрея из популярной телерекламы с визжащими насекомыми.

«Значит, он издаёт предельное электро-магнитное излучение!» - правильно подумал Шатен и ещё раз спросил, теперь уже очень примирительно:

- Кто это? Я слушаю.

Одной рукой он держал смартфон, а другой дёргал туда-сюда толстую железяку.

То вверх, то вниз, то вбок.

А в смартфоне говорили булькающим, как унитаз, голосом:

- У тебя есть один шанс, парень. Ты должен завтра ровно к полудню подогнать «Мерседес» нашего корешка к клумбам на улице Ленина и выйти с поднятыми руками к спортзалу на Пушкинской — чтоб мы видели, что ты без оружия. Мы тебя посадим на поезд до Пнёва А если нет, то мы тебя найдём ... 

- И чего тогда?

Шатен прям услышал громы и увидел молнии, рассылаемые этим человеком. Но булькающий голос внезапно замолчал — вероятно, электричество закончилось! Далее всё сказанное более всего напоминало грустные гудки теплохода — ночью у чужих берегов:

- Парень, ты занят не своим делом. Мне дали поручение не просто с тобой поговорить, а убедить тебя. Город пережил техногенную аварию и ты даже представить себе не можешь, с чем имеешь дело ... Более 75% жителей Зерокуля обречены на вымирание, а все оставшиеся служат объектами наблюдения инопланетян. Их постоянно похищают, а потом возвращают обратно уже другими. Люди ничего не понимают, поскольку они исчезают вместе со временем. Ты, парень, не замечал скачков времени в своём телефоне? - Шатен с недоумением посмотрел в экранчик своего телефона, - Нет, не замечал? Это потому-то с тобой и не происходит, потому что ты — живой, и ты дышишь, как живой! А все эти местные люди давно кирдык-карачун!

- Я с кем разговариваю?

- Кто-то зовёт меня Пипеткиным, а кто-то и Туранчоксом.

«Осень», - как-то некстати подумалось Шатену, когда солнышко окончательно закрыли тучки ... теперь солнышко только дразнит землю, а дожди поливают почти по полдня.

- Ах, вот, кто ты! - Он мягко засмеялся. Уж этот парень знает о времени всё! Он-то живёт в далёком прошлом, - А ты знаешь, сеньор, что тебя разыскивает бывшая жена, Вера Фёдоровна Никанорова?!?

- А тебя разыскивают инопланетяне, - ответил голос в трубке.

- Не найдут ... Мне надо с тобой проговорить, дорогой товарищ.

- Я повторяю, - грубо настаивал голос, принадлежавший, по-видимому, космическому таракану по имени Бигбаг, - Завтра в полдень верни «Мерседес», а сам выходи к спортзалу ... ясно?

- Нет, не ясно. Ты вообще понимаешь, с кем разговариваешь? Я ж с тебя шкуру спущу, как с «Макаревича» ...

Если уж что и обещать, то всерьёз, не правда ли? Кого в современном мире пугает тюрьма или проклятие?!? Нет, чтобы тебя поняли, надо сразу ломать через колено ... Шатен хотел объяснить это Туранчоксу, как внезапно раздался громкий металлический треск. Оказывается, это Михал-Николаевич от волнения так налёг на торчавшую из часов проклятую фаллосоподобную штуковину, что она напрочь отвалилась, будто сделанная не из железа. Теперь в телефоне «раздавалось» гробовое молчание, а Миша-Шатен с глупой иронией показывал Хранителю напрочь обломанный рычаг, бывший по идее очень толстым и абсолютно железным. «Это ведь можно как-нибудь обратно приладить?» - спросил новоявленный атлет, вероятно - победитель чемпионата по реслингу среди терминаторов. Пауза сильно затянулась. В конец уничтоженный Хранитель смотрел на Шатена так, будто заглядывал в занятую кабинку туалета для женщин. «Что вы сделали, мужчина?!?» - в конце концов, произнёс он, делая вид, будто падает в обморок. Шатен тут же схватил его за ворот куртки и крепко встряхнул, как мешок с тряпьём. Мышцы в его правой руке просто горели от невероятной спортивной усталости. Зато как было приятно!

- Да, на чём мы остановились? - спросил Машинист, - Ах да, я хотел сказать, что вы поломали мои часы, сударь ... Смешно получилось, - произнёс житель абсурда, - Когда-то парижские коммунары расстреливали башенные часы, пытаясь остановить старое время в Париже, а у нас время действительно стоит, не двигаясь. Вы понимаете? Стоит с 2003 года. Остановить время — это было мечтой человечества с 1969 года, в котором люди впервые узнали, что такое время, и даже в молодые 90-ые годы это оставалось всё той же безграничной мечтой человечества. А мы в маленьком Зерокуле отлично знаем, что времени может совсем не быть, хоть мы и не коммунары в Париже и даже не изобретатели первой в мире компьютерной сети «Арпанет» - да!

- Вы слышали звонок?

В его ушах звенел мотив песенки «Heart Beat» легендарных «Пет Шоп Бойс». Как жаль, что флэшка с музыкой осталась в машине ... и полтора часа сплошного Karunesh-а тоже пропали!

Но не навсегда. Мы же в 21-ом веке, правильно?

- Да, конечно, слышал, - Машинист вновь заговорил голосом Зиновия Гердта, - Я думаю, что за вас теперь серьёзно возьмутся, дорогой мужчина из Москвы. Я вам плохой помощник, не обижайтесь на меня! Вам теперь поможет только Барби ...

- Возможно, что так!

- Но вы должны быть рядом с ней, а не здесь, с этим обломком в руках, - указал Машинист, - Бросьте его, бросьте, и послушайте ... Барби не умна и распущена, как все девчонки её глупого возраста (Шатен усмехнулся и чуть не бросил в него тяжёлую железку), но она вполне надёжна как партнёр. Она если что решила, то сделает это обязательно, и, если она решила вам помогать, то это очень выгодно. Не буду скрывать, что Барби пользуется очень большим уважением в нашем городе.

- Это почему?

- Её крёстная Раиса Михайловна ... она влиятельная деловая дама.

- Она ничего об этом не говорила.

- И не скажет, вы не ждите, - пообещал Хранитель городских секретов, - А вы думаете, откуда у этой глупой девушки собственный бизнес, которым она так увлечена?!? Кондитерская появилась у неё три года назад и ... никто не был свидетелем этого очень красивого события.

Шатен прищурился:

- А вы с каких лет её знаете?

- Нет, маленькой я её не видел, товарищ мужчина, - задумчиво ответил Машинист времени как бы опережая его мысли, - Она где-то и как-то жила все эти годы, но я ничего о ней не слышал, пока Барби не исполнилось 16 или 17 лет. Это было как раз три года назад. Мне говорили, что кто-то знал её родителей, и что они погибли в 2003 году во время аварии, но лично я ничего об этом не знаю. Тут всё дело в том, что на момент аварии ей было года три или чуть больше, но она говорит, что не помнит ни аварии, ни даже своих родителей.

- А сколько лет было Ольге? - Шатен вспомнил голливудскую мулатку и предположил, что ей примерно лет тридцать. Увы, он на три года ошибся, - И что с того, что не помнит? Я тоже не совсем помню, что со мной было в три или в пять лет ... Вон, у нас в гостях сам Вячеслав Тихонов был, а я его не помню!

- Хорошо-хорошо-хорошо, - примирительно проговорил Машинст-Хранитель, - Но никто из старых горожан не может сказать о ней что-то определённое.

- И что? - не понимал Шатен, а Хранитель настаивал:

- Это очень странно для нашего города, понимаете?

«Не дай бог тебе усомниться в своих чувствах, - подумалось Шатену, - Ведь как только ты сделаешь это, все твои чувства пропадут, будто их никогда не бывало. «Я долго был молод, но и это прошло», как написано у Юрия Ряшенцева! К тому же, заботиться об объекте своего внимания положено и Обществом, и Богом. Но это из другого стихотворения».

Безбедность, бездетность, острые зубья экскаватора, копающие могилу очередной проститутке, и профессиональные впечатления в связи с этим событием; по недорогой автомашине почти каждый год и кристально-белая чистота в рабочем кабинете, такая же, как в сортире на втором этаже, в который ходят толстые генералы, — вот, что такое время, и вот, что такое чувства! Никакого праздника плодов ... только зубья экскаватора, копающие яму! «Карамельно, не правда ли? Нет, я с женщинами горб себе не нажил, а потому надо спешить!» - сказал себе Шатен и неожиданно понял, что избрал себе самый короткий путь превращения в супермена. Ведь для этого не обязательно смотреть телевизор. Достаточно всего лишь сказ-ать: «Я холост!» - и сделать своей даме нечто приятное. В общем, Шатен доверил сломанную железку господину Хранителю, а сам быстро вернулся в кондитерскую. «Я должен сниматься с якоря, и даже знаю, зачем!» - огласил он безмолвие «Уюта».

Барби сделала в ответ удивлённое лицо ...

А, как только он уехал, в гостеприимный дом Хранителя времени вломились межгалактические муравьи. Взлетев с крыши спортзала, они попробовали преследовать чёрный «Мерседес», за рулём которого сидел нужный им человек, но вскоре его потеряли, и решили вернуться к точке, из которой выехала машина. Там они и сели, лихо раскидав мусорные контейнеры.

- Твою ж мать! - заорал Хранитель, схватившись за голову.

- Приветик, - пропищал муравей с рептилоидными глазами. Сам он был Хранителю почти по пояс, тогда как остальные бойцы Y-команды столь убедительно не смотрелись, - Нам надо обсудить один простой вопрос!

Обсуждение вопроса? Нет, это должна быть публикация на бумаге или что-то вроде публичных чтений в учёном кругу, но никак не публичный визит в касках и с лазерными автоматами наизготовку. Или они так проявляют «культ личности»?!? Нет, странноватые они существа, эти межгалактические насекомые ... Однако как и ожидалось, при их появлении Машинист повёл себя как городское ничтожество. Он о чём-то просил, а это делать не следовало. «Как хорошо! - радостно пропищал лейтенант, извлекая из белой кобуры оружие внушительной силы, тоже белое, как игрушка, - Мы тебя временно дематериализуем, пока не решится наша проблема» - «А как же мои права?» - возмущённо поинтересовался Машинист времени, житель городского абсурда. Ах, уж эта вера в Права человека! Скольких она сгубила?!? А скольких сгубили муравьи-инопланетяне? «Ты сначала стать человеком, а потом у тебя что-то появятся!» - внятно ответил муравей с чёрными рептилоидными глазами. В этой не менее ясной ситуации следовало бы спросить: «Слышь? Временно — это навсегда или на сегодня?» - а потом дать муравью по башке. Не важно, чем. Табуретом, который как раз был под рукой. Однако Машинист повёл себя не как живой человек, а как «член гражданского общества». И его правда превратили в ничто, в пустое место.

И это была не игра.

Муравьи загрузились в свой НЛО под номером 12 и взлетели, раскидав к чёрту мусорные контейнеры, которые не раскидали при приземлении. Взлететь — это иногда не меньшая наука, чем грохнуться! Не так ли? Вы же видели заученные движения танцующих ног или машущих крыльев? Об этом есть целая наука — кинезиология, рассматривающая физические и психологические основы движения живых существ ... Даже огурцы и помидоры режут самыми точными и проверенными движениями. И точно так же завязывают галстуки или раскладывают карты Торо. И старый муравьиный НЛО пропахал столько космовёрст по Вселенной, что никакого другого отношения к себе и не требовал, - только осторожность, и ещё раз осторожность! А, если при старте разлетятся контейнеры с отходами, это вполне себе «ничего». Мы не телевизионные проповедники, правильно? И не участники утреннего телешоу, где учат жарить говядину по-браунсвикски или брауншвейгски для разнообразия. Нет, наша задача — совершить преступление, как сказал бы этот бывший сыщик из Москвы, и мы его обязательно совершим! Попав в Зерокуль, Михаил Шатен начал переживать типичные проблемы социальной адаптации на новом месте, что выразилось в конфликте с идиотом «Макаревичем», но никто представить себе не мог, что это приведёт к моментальному взрослению этой мало развитой особи, и к страшной претенциозности в его поведении ... Да будь он хоть сам Человек-невидимка, он и то не создал бы столько проблем! Впрочем, рассудил управлявший НЛО муравей-пилот в чёрных очках, он и есть Человек-невидимка, поскольку его умение прятаться — выше всяких похвал! И его речь не напоминает ритмичные позёвывания этих высших обезьян, этих белых коренных жителей планеты Земля, чтоб им пусто было.

- Зато кукла Барби, - тут же откликнулся Главный в группе, - это такая очень глупая и прожорливая самка с отталкивающей внешностью. Но она сгодится для зоопарка на Альфа-Кадабре!

Боевые муравьи ответили весёлым стрёкотом и пищанием.

О всех инопланетянах традиционно думают, как существах умных и заведомо хороших. Однако это неправда. Лейтенант боевых муравьёв выразился об этом куда проще, и вполне определённо:

- Из тридцати известных мне миров только семь знают грамоту и только один не знаком с творчеством группы «Ленинград»!

Примерно через полчаса НЛО оглушительно приземлилось прямо напротив «Уюта». Муравья с премудрыми рептилоидными глазами при этом чуть не вытошнило в иллюминатор ... зато обе находившиеся в кондитерской вредные особи сразу их увидели, притом первая быстро извлекла пистолет, а вторая удивлённо свела брови: «Они едят рогалики с мёдом?» Шатен, конечно, кое-что слышал о космологии (но только не о рогаликах!), но НЛО он видел, пожалуй, впервые в жизни. Однако его поразило, что это был не космический корабль из «Секретных материалов», который посещает Землю по договору с правительствами США и России, и не грозный имперский крейсер из «Звёздных войн», испепеляющий всё кругом лазерными пушками, а нечто абсолютно несерьёзное, прилетевшее прямо из утреннего телесериала на канале для школьников, - какая-то подделка самого массового производства, только с виду напоминающая космический корабль пришельцев ... Если бы на это НЛО приладили картонку с надписью «ПРОДАЁТСЯ», оно вполне мог бы сойти за списанный реквизит, используемый на праздниках в детских садах и коррекционных школах ... А ещё такую дрянь очень любят «модные» подрядчики строительных работ — они предлагают её провинциальным властям как вариант устройства детских площадок, - покупайте, детям понравится!

Н-да!

Такая, вот, телевизионно-коммунальная «недвижимость» только что приземлилась напротив кондитерской «Уют», в которой в тот момент находились Шатен и Барби. Шатен моментально вооружился пистолетом, но кукла Барби не знала, как ей реагировать. То ли ставить самовар, то ли гнать самогон ... все иллюминаторы в НЛО были круглыми и тёмно-голубого цвета, на вид почему-то виниловые, и они по очереди то открывались, то закрывались, как в каком-нибудь мультфильме ... Однако вскоре прямо под «летающей тарелкой» образовалось вонючее болотце, на вид зеленоватое, - похоже, что многим пришельцам требовалась медицинская помощь. Но вокруг кондитерской не было аптечных пунктов - одни только шрамы от экскаваторной техники.

- Только не выходите из машины, - пошутила Барби, - У нас злые собаки ...

Шатен поинтересовался:

- А они боятся собак?

- Эти - не знаю, - ответила кукла, - а НЛО может испугаться и залезть на дерево ...

«Абсурд, он и есть абсурд», - подумалось Шатену. В его ушах снова появился тот звук, который он уже однажды слышал, - который шёл словно снизу, от самой сырой земли. Может ли земля «говорить»? Не так уж она интеллектуальна, эта самая мать-земля, раз она плодит столько беспорядка! Но «говорить» она в состоянии, и может реветь, как труба иерихонская.

Или как водопроводная. 

- Вот, хотел бы я, чтоб хоть кто-нибудь мне объяснил ...

Но Барби ничего ему не объяснила. Она произнесла с очень странным акцентом: «Это они, наши домашние любимцы!» - после чего хлопнула Шатена по плечу и они нырнули под прилавок.

Там стояли ящики с водкой.

- Опять «катанка»?

- Для гостей ничего не жалко ... - сказала Барби.

Взгляд у неё был тревожный, но абсолютно бессмысленный. Она словно говорила:

«Я не выношу реальности в шоковых дозах!»

А Шатен думал о другом:

«Как они будут себя вести?!? Эти ... любимцы Зета-Борщёва!»

Тем временем, «любимцы» шумно выгружались из «тарелки».

Они вошли в кондитерскую. Впереди медленно шагал, озираясь по сторонам, муравей с густо-чёрными глазами, тогда как у прочих пришельцев глаза были зелёные. Самое интересное, что они все были в типичных полицейских шлемах и в белых ремнях на жандармский фасон, и от них пахло каким-то сильным дезинфицирующим средством — типичный запах больницы! Какое удручающее впечатление ... Но служба в полиции, Шатен научился ничему не удивляться. Да мало ли, что ещё подкинет окружающая действительность завтра или уже сегодня, в качестве бонуса к уже увиденному?!? Тем не менее, Михаил чувствовал себя сильно не в своей тарелке. Ну да, ведь за окном стояла «тарелка» «зелёных человечков», традиционных героев «жёлтых» изданий. Шатен знал, что они — есть, но он никак не думал повстречать их прямо здесь и сейчас. К тому же, он вряд ли похож на учёную энтузиастку из фильма «Контакт» ... И что с этим всем делать? Позвонить «Карману» на мобильный и поздравить его с этой новостью — ура, контакт состоялся?!? «Кстати, прекрасная была бы запись в оперативной сводке МВД», - пошутил Шатен и молча уставился на куклу Барби: он как бы спросил её - «что будем делать»? Когда-то в старые времена они с оперуполномоченным Георгием Митиным придумали целый язык из жестов и взглядов, чтобы пользоваться им в кризисных ситуациях. Так вот: самое интересное, что кукла Барби всё поняла.

Более того — она что-то задумала!

Барби почти беззвучно вытащила из ящика бутылку водки и взяла её за горлышко. В результате получилась химическая бомба неизвестного состава, а вернее — граната, притом почти лишённая недостатков: после её применения образуется лужица жидкости, не способной понравиться инопланетянам, а это тебе не сдувшийся воздушный шарик, на котором они летают по космосу. Одновременно следует захватить их вожака. А кто у них вожак? Ну, тот, с чёрными глазами ... несомненно, это он. А ещё Шатен почему-то подумал, глядя на Барби: «Неужели эта девчонка будет спорить с оперативником, который провёл «в поле» одиннадцать лет?!?» - нет, спорить не надо, добрая барышня. Я принимаю только верные решения ... Как раз в этот момент Барби бросила бутылку в инопланетян. Сколько летела эта штуковина, он не сообразил, но эффект получился почти ожидаемый: галактические муравьи начали бешено метаться, сталкиваясь лбами, и пищать так, будто их поливали по меньшей мере из «пожарного рукава». Тогда в них полетала вторая, и третья, и четвёртая бутылка водки ... Муравьи побросали оружие и начали дико галдеть, как попугаи. В конце концов, Шатен набрался смелости, пролез под прилавком, схватил главного муравья за ноги и утащил его, как детскую игрушку, в своё убежище. Теперь они прятались под прилавком уже втроём — Шатен, Барби, и муравей с чёрными рептилоидными глазами. Муравей был сильно сконфужен, но вёл себя прилично. Дело в том, что кукла отобрала у него белый жезл и пистолет-дезинтегратор, пообещав устроить инопланетнину настоящий душ Шарко из алкогольной продукции контрафактного происхождения.

Она так и сказала, вскрывая перед его носом бутылку водки под названием «Демократия»:

- Хочешь, я это вылью тебе на голову?

- Ладно, не обижай человека! - шутя попросил Шатен и обратился к пленнику: - Ты, пришелец, наш язык понимаешь?

- Да, понимаю, - произнёс инопланетянин каким-то птичьим голосом. Он напоминал примерного подростка-зубрилу.

- Тебя как зовут?

- В нашем мире нет имён в вашем значении этого слова, - ответил лейтенант, - Но я главный ...

- Какое старомодное слово — главный! - съязвила Барби, очаровательно улыбаясь, а Шатен как бы продолжил:

- Он и смотрится, как герой американской кинофантастики 50-ых годов!

Кукла подхватила:

- Наверное, академия Вест-Пойнт, отличник учебы ... 
    
Инопланетянин немного подумал и с удивлением спросил:

- Что такое «академия Вест-Пойнт»?

Шатен в ответ засмеялся, ибо Барби в лёгком замешательстве перепутала киногероев, а кукла ничего не ответила. Зато она запустила в космических муравьёв десятую по счёту бутылку. Результат был уже налицо: половина санитарной Y-партии с базы-стоянки «Чёрный принц» валялось в пьяной «отключке», а другая шумно блевала. А лейтенант Y-партии сидел у аборигенов в заложниках и даже не знал, что ему делать. А Вы знали бы на его месте? «По-моему, результат на «пятёрку», - подумал Михаил Шатен и представил, какую отметку поставило бы ему начальство, доведись Шатену задержать настоящего инопланетянина. И не здесь, в провинции, а где-нибудь в Москве, и не сегодня, а лет десять тому назад, когда Шатен был бешено востребован ... Наверное, они предложили бы ему пойти куда подальше — в отпуск, к примеру!

Или просто нафиг.

- Что нам с тобой делать, пришелец? - уже вполне дружелюбно промолвил Шатен, а сам подумал:

«Я — что, Кей из фильма «Люди в чёрном»? Или я уже Маулдер?»

- Где там ваш Бигбаг?

- Кто? - снова не понял инопланетянин.

Объяснять, кто такой жук Бигбаг, не было времени. Шатен сфотографировал лейтенанта на камеру смартфона и в шутку предложил обменяться адресами g-mail: у тебя - какой? Тогда муравей сказал, что на их планете так делали много столетий назад, чем вызывал у Шатена чувство грустной ностальгии:

- А мы когда-то играли в игру «Волк с яйцами», и ни о каких электронных почтах и слыхом не слыхивали. Представляешь, парень? Я об этом впервые узнал из фантастического романа году этак в 1988-ом.

Инопланетянин сосредоточенно кивнул.

- Да ... А о таких, как ты, я впервые узнал из фильма «Чужие». Это было в 1990 году ...

- В галактике Млечный путь есть такие существа, и их довольно много, - прямо заверил межгалактический муравей, - Все они исключительно опасны. Мы знаем места их обитания и там не появляемся ...

- Эврика, - догадался бывший сыщик, - Так ты смотришь наши фильмы?

Муравей рассматривал человека так, как это делают только собаки, - то склонял голову в одну сторону, то в другую ... Вообще же, он производил очень интеллектуальное впечатление, инопланетянин этот.

Но вряд ли дружелюбное. Он из тех, кто разоряет муравейники.

- А у нас, значит, появляться можно?

- Это зона эксперимента. Вы вторглись в неё!

- А к нам, значит, можно вторгаться, да? - настаивал Шатен и объяснял пришельцу: - Ты посмотри на свою ударную группу ... напоминают ханыг в районном вытрезвителе! Один всю морду разбил при падении, а все остальные нуждаются в промывании желудка. Как ты думаешь, брат: в чём сила? Сила — в знании, - Шатен зачем-то показал ему кулак. Зрачки инопланетянина чуть округлились, - А сила у нас найдётся ... вы там не беспокойтесь на своём «Чёрном принце»! Кстати, сколько вас?

- В дисколёте трое пилотов.

Барби сделала такое лицо, будто сейчас скажет скороговоркой: «Да что ты говоришь?!?» - и забавно покачала пушистыми волосами. Сейчас, под этим столом-прилавком, она смотрелась по-детски забавно.

- Передай им, чтоб они забирали ваших бойцов и улетали, - произнёс Шатен, - Ты поднимешься на борт последним ...

Инопланетянин почему-то смотрел на Барби. Наконец, он деловито ответил:

- Чтобы я им передал, вы должны вернуть мне жезл. В нём — переговорное устройство ...

«Всегда доверяй своим чувствам!» - требовал Старший в группе и был, наверное, прав. А Шатен мог бы к этому добавить: «И никогда не теряй голову!» В конторе, где трудятся одинаково одетые люди, и то, и другое звучит одинаково ... А вообще начхать ему на всех этих космических муравьёв. Сейчас он контактировал с ними не как исследователь НЛО, а как полицейский офицер с десятилетним опытом оперативной работы.

- У тебя не сильный стресс? Я тебя не травмировал, нет? - с небольшой улыбкой спрашивал Миша-Шатен, - А то в последний год моей службы в нашей фирме появилась одна дама-психолог. Так вот: она утверждала, что мы психически травмируем наших клиентов, поэтому те в большинстве случаев идут на рецидив. Мы ей объясняем, как человеку, которого понимаем: ну, это ж почти невозможно, многоуважаемая! Что вы хотите? Чтобы мы их целовали, как родных и любимых?!? А начальство так кричало, что мы чуть сами не стали травмированными.

Шатен не надеялся, что его поймут и оценят, однако муравей внезапно кивнул. Да, он был определённо коллегой его по трудному ремеслу — тоже полицейским офицером, только на своей планете! И недаром на нём белый жандармский ремень и портупея с каким-то знаком различия посередине. Буквально «погон на пузе», как в современной российской армии. Лейтенант подумал и очень компетентно произнёс:

- Трудно сказать точнее, чем вы.

- Что «точнее»?

- У нас всё проще, - молвил пришелец, всё это время сидевший почти под прицелом: похоже, кукла Барби испытывала к насекомым какое-то своё, только ей известное чувство. Шатен взял открытую бутылку и отпил пару глотков: «Не-е, качество приемлемое!» Зато у муравья на лице (если его можно так назвать) было написано крупными буквами:

«Разве начальство не запрещает вам принимать внутрь эту химическую отраву?!?»

Нет, мой дорогой, не запрещает: у нас тоже всё проще ... 

Может, в этом и есть проблема всего человечества?

Впрочем, простые решения ни к чему не приводят. Они только удлиняют  алгоритм решения ...

- И где твои пилоты? - лениво осведомился Шатен, - У тебя с ними тоже телепатическая связь, надеюсь ...

Да, вот только что они без слов друг-друга поняли — они, Шатен и Барби! — поэтому и от него, гуманоидного муравья с густо-чёрными глазами рептилии, они ожидали чего-то подобного. Любви с первого взгляда, к примеру ... Если мы тут, живя в таких условиях, что просто глазам не верится, умудряемся понимать друг-друга без слов, то и вам, инопланетянам, это тоже должно быть известно. Но известно ли, на самом деле? Выводы очевидны: цивилизационно они гораздо старше нас, вполне резонно подумал Шатен, но манерами гораздо хуже, - «Колонизаторы, небось! Как мы в 18-ом веке! Впрочем, я не энтомолог со Шнобелевской премией, чтобы разбираться в сложностях бития и общественного строя насекомых! Цивилизации развиваются одинакого!»

- Простите, я отвлёкся, - внезапно произнёс муравей-лейтенант, - Они вызвали эвакуаторов ... 

- Вот-вот, - весело ответила Барби и ... отобрала у Шатена бутылку, - И мигом эвакуируйтесь из мой кондитерской. Вжик!

Инопланетянин ответил:

- Вжик — это муха из мультфильма.

Короткою. Ёмко. И навсегда.

- Какой ты умный! - произнесла Барби с весёлым сарказмом. А вскоре действительно появилась вторая команда инопланетян. Они приехали на большом и шумном автобусе с рекламой домашней обуви во весь борт. Шатен посмотрел на это зрелище, и почти потерял к нему интерес: «Очень смешно! Это же тот самый зелёный автобус!» Впрочем, если один раз — это может быть совпадение, то любой повтор — это уже враждебные действия. Так учил Старший в группе. А станет ли Шатен генералом? Ну, хоть когда-нибудь, когда начальству надоест наделять чинами и богатствами таких людей, как Митин, талантливый приспособленец, или хам и дурак Иван Козленко, который один светит звёздами, как весь Московский Кремль? Сейчас Миша-Шатен держал свою фортуну буквально за шиворот. Если господа гуманоидные муравьи действительно согласятся выйти на связь с «Карманом», тогда с начальства можно будет требовать всего, чего угодно, - притом возвращение на службу с присвоением следующего звания представлялось Шатену самым меньшим, на что он мог рассчитывать.

«Когда-то Колумб открыл Америку, о которой все прекрасно знали, а он «откроет» миру инопланетян, о которых все и так где-то слышали, - каково, а? Разве это не достойно отдельной статьи в «Википедии»? Но это — не совсем сейчас! Ведь не нужны никакие сенсации, пока ты находишься внутри охраняемого периметра, а снаружи носятся частные охранники на рамных седанах, - грустно рассуждал Шатен, держа инопланетянина за лапку, на удивление хрупкую, - Зато там, за периметром, ты уже сможешь подумать об организации торжественной встречи с инопланетным разумом, о прямой трансляции по всем электронным СМИ и даже об интервью на популярных телеканалах! Ты представляешь, - размечтался Шатен, - Ты, генерал-майор МВД, свежий кавалер с картинки, сидишь в студии вместе с послами инопланетного разума! Например, на ток-шоу Соловьёва. А на тебя «направлен сумрак ночи», и сотни телекамер снимают этот исторический момент!»

Такой, вот, получился Христофор Бонифатьевич — вместо Христофора Колумба ...

Но он мыслил дальше!

«И, как индейцы дали европейцам ключ к Новой эпохе, так и я открою землянам эпоху космических открытий!» - ещё немножко помечталось Михал-Николаевичу ... Однако — стоп! Остановись! Его лицо внезапно перекосило, как от отравы. Он даже сплюнул ... А кто здесь индеец, позвольте узнать?!? Дружба индейцев и европейцев очень напоминала визит рыжей лисы в коммунальный курятник, и бедным индейцам тоже по-первости казалось, что это они кого-то «открывают», - они, и никак иначе. Индейцы не заметили, как холодно дышит стальной ствол, направленный им в затылок ... А там, в Еаропе, так всё интересно, столь экзотично! Но получилось-то совсем иначе, не так ли? И где же все эти красивые и гордые индейцы с их высокохудожественной культурой жертвенного служения на алтарях зловещих храмов? Где они теперь?!?

Их больше нет.

Они сгинули на уборке сахарного тростника, а потом их место занял двуногий скот эпохи Возрождения — негры! Вот и нас тоже истребят на каких-нибудь зверофермах, чуть призадумался Шатен, а наше место займут волосатые чубаки из кинофильма «Звёздные войны», или кальмары во главе с Реджиком из первой серии «Люди в чёрном», а, может, и вовсе космические тараканы, с которыми у муравьёв мир и согласие. Михаил посмотрел на свой смартфон за 20000 рублей и на изображение космического таракана Бигбага в жёлтом экранчике аппарата, - милая зверушка, не правда ли? И она, небось, уже спешит сюда из родной планетарной системы, отравляя половину Вселенной ядрёным выхлопом своего насекомого звездолёта! А, может, муравьи заселят Землю страшными ксеноморфами из фильмов «Чужой» и «Чужие», раз они отлично знают, где их гнёзда?!? Ну, тогда гибель земной цивилизации станет делом всего нескольких ближайших лет, а этот муравей с густо-чёрными рептилоидными глазами будет считаться новым Эрнаном Кортесом, только уже в пределах огромной галактики Млечный путь. Хорошенькая перспектива? А «Карман» по фамилии Борщёв хочет наварить на этом огромные деньжищи ... Вот и у нас нашёлся - тоже мне! - «индейский вождь», продающий свой народ в рабство. Сколько их было, таких, на Юкатане? Сначала мало, а потом - все. И все размышляли, как правильные и рациональные современники.

«Но рациональность — глупа, тщеславна и продажна. Отсюда мораль: чтобы преуспеть, необходимо забыть о всякой рациональности».

Надо стать Кибальчишом, а не Плохишом!

Муравей, казалось, понимал, о чём думает Шатен. Он всё время забавно пошевеливал зелёными усиками, словно настраиваясь на нужную волну восприятия ... «Наверное, так и есть», - подумал Шатен и быстро выглянул из-под прилавка: на его глазах муравьи с красными повязками выносили из кондитерской бездыханные тела бойцов санитарной партии. Впрочем, нет! Когда одни муравьи лежали в пьяном обмороке, другие силились исполнять старинную песню «Шумел камыш, деревья гнулись», только у них это довольно плохо получалось по причине плохого знания русского языка, - Шатен слышал какой-то пьяный бурлекс, в котором с трудом угадывался мотив бессмертного творения ... Михал-Николаевич даже потянулся к голове, чтобы снять воображаемую шапку-ушанку с красной звездой, - «Спасибо вам, дорогие товарищи интуристы, за столь беззаветную любовь к русской культуре!»

А у самого в голове зазвучала песня «The sun's gone dim and the sky's turned black» Йохана Йоханнсона. Инопланетяне ж ... 

«Да, славненько мы встретили гостей из космоса!»

Даже балконную дверь не открывали.

А за дверью надсадно выли двигатели «летающей тарелки».

Для бедных инопланетян Шатен был не иначе как бессмертным творением доктора Франкенштейна, но улетать без своего лейтенанта они всё-таки не решились. Муравей помахивал жезлом и медленно шевелил усиками, — в его зелёную голову медленно загружалась инструкция, как себя вести в случае захвата инопланетянами: план «А», план «Б», план «С» и план, который на Земле назвали бы «ё-моё». Это такой план, когда от тебя почти ничего не осталось, и следует спасти хотя бы незамутнённый разум и немного чистой совести. А потом в госпитале на Альфа-Кадабре из всего этого слепят что-нибудь пригодное к дальнейшему использованию на 3-ей Исследовательской эскадре Космического флота Планетарной системы Альфа-Кадабра. Многие муравьи прошли через эту процедуру, у которой даже названия нет, - служба, одним словом ... И какой план выбрать? Первый уже не годится: вся команда в нетрезвом виде. Второй тоже не годится: потому что вся команда в нетрезвом виде. И третий, получается, тоже никуда не годится, поскольку вся команда - я повторяю! - валяется в нетрезвом виде. Муравей чуть перенастроил усики. Таким образом, остаётся только план «ё-моё», но он не реализуем по причине полного отсутствия команды. А этим млекопитающим уже ничего не стоит употребить их Главного под пиво вместе с креветками, поэтому надо вступать в мирные переговоры, - «Приём? Это санитарная партия! У нас проблемы!»

Связь осуществлялась с базой-стоянкой возле Юпитера.

А там была почти паника: муравей с расположенной прямо на лбу латинской буквой «V» намеревался поднять по тревоге все экипажи на полторы тысячи космических вёрст в округе, - «Все на помощь, наших бьют!» - но их оказалось столь немного, что бедному лейтенанту с его густо-чёрными рептилоидными глазами оставалось рассчитывать только на себя и своё умение вести позитивный диалог о мире во всём мире. «И угораздило же его оказаться в заложниках у этих обезьян? - реально бесились на «Чёрном принце, - Надо немедленно сообщить в Центр!» - «Нет, не надо, - рассудил муравей с буквой «V» - Тогда нас всех отправят домой, а я не успел заработать на пенсию!» - «Но они его заспиртуют и посадят в колбу!» - трещали и пищали во всех кабинетах космической базы, на что старый муравей с буквой на лбу отвечал с глубоким знанием службы: «Мы сейчас обязательно что-то придумаем, да! У вас же есть минутка?»

- Или ... - задумался старый муравей, - Нам всё равно! Пусть сгинет ...

Прошло ещё немного времени и сидевший слева от пилота оператор связи НЛО сообщил, что потерял связь с базой-стоянкой. А лейтенант всё запрашивает, и запрашивает, и запрашивает, - «Что мне отвечать?» - «Гнать пургу, а потом ключ на старт!» - коротко ответил пилот и сам вышел на связь с командиром Y-команды. Что он ему говорил, никто, кроме них, не слышал, но рептилоидные глаза муравья стали круглыми и выпуклыми, как два чёрных шара в бильярде, а муравьиные усики начали медленно завязываться в морской узел ... «Что они сказали? - на всякий случай спросил Шатен, - Ась?»

Он и так прекрасно всё понимал.

Муравей немного подумал и ответил:

- У них нет для меня информации.

- Что это значит?

- Они сказали - «ты всего лишь ещё один из многих миллиардов раздавленных муравьёв»! Вот, что это значит на их языке ... 

- Чувствую, что ваша служба не лучше нашей!

- Вы не так рождаетесь, как мы, поэтому вас ценят намного больше, чем нас, - очень тщательно выговорил муравей. Сейчас он напоминал Кролика из советского мультфильма о Винни-Пухе, да и голос его звучал почти так же, - А нас иногда забывают на других планетах ... и это происходит вполне сознательно.

- И с этого начинается процесс колонизации, да? - догадался бывший сыщик. Барби сидела, сложив ноги по-турецки, и с изящным лукавством изучала инопланетянина. Судя по синим огонькам в её глазах, для неё он был всё-таки не человеком, а презренным насекомым ... НЛО, тем временем, неподвижно стояло, подвывая двигателями. Зелёный автобус только что уехал. «Что бы это значило?» - задумался Шатен и строгим тоном спросил:

- Уж не собираются ли они действительно бросить тебя здесь?

Муравей неприязненно покосился на куклу Барби.

- Хороший получился перелёт, да? - невесело спросила кукла Барби, - В прошлый раз твои друзья ненароком свалили нашу телевизионную вышку, а теперь, наверное, готовятся улететь без тебя? Хороши у вас порядки на «Чёрном принце» ...

- Нет, они не должны это сделать ... - ответил муравей, - А телевышку мы поставили обратно. Вы же смотрите телевизор?

- Да пошёл ты ... Насекомое с планеты-помойки!

Муравей возмущённо шевелил усиками, а кукла продолжала дразнить его:

- Инсектоид! Миллиарды вложили в свой проект, разместили станцию возле нашей чистенькой планеты, а сами-то ...
               
Пока они там громко ругались, Шатен тщательно анализировал ситуацию. А ситуация представлялась ему ... да, не самая простая! Никакой чокнутый фантазёр такое не придумает. Итак, инопланетяне всё равно воспримут всё происходящее как обиду и даже оскорбление, и — доказывай потом, что это они первые начали, а мы всего лишь оказались чуть ловчее всех этих муравьёв и прочих пришельцев, сколько бы их не оказалось, в конце концов, в этом городишке в далёкой провинции. Да, иди, вот, и доказывай ... Их с неба свалится целая колония, и через неделю из города Зерокуля получится густо населённый космический муравейник, в котором ты будешь играть роль побеждённого полководца — тебя провезут, голого, по улице Ленина, а потом отправят, ещё живого, в музей воинской славы боевых муравьёв системы Альфа-Кадабра. А Барби посадят в космо-зоопарк, где она начнёт производить потомство для других космо-зоопарков. А их — более семидесяти штук! Да уж, тут не всякая самка справится, даже при условии искусственного оплодотворения ... Во всяком случае, знаменитая горилла Любовь из Московского зоопарка так и отдала богу душу, не справившись даже и с половиной взятого на себя «социалистического обязательства» перед зоопарками СССР - вот несчастная женщина! Зато как её любили дети, как в неё тыкали пальцами взрослые: вот она, самка недочеловека!

Но как-то не до смеха.

Когда сталкиваешься лицом к лицу с уголовным преступником, то чувствуешь себя спасителем человечества от деградации, от грехопадения и даже поголовного истребления, но, когда сам сталкиваешься с более развитым, чем ты, практическим разумом, то и сам внезапно становишься преступником, - вот, в чём проблема! И, чтоб ты в этом случае не делал, у тебя есть всего один-единственный шанс не совершить против него преступление, всего один. И - девяносто девять шансов оказаться как раз тем самым субъектом права, с которым инопланетный разум ведёт непримиримую борьбу на уничтожение. Кстати, не инопланетный, но также высоко развитый и вполне совершенный разум ведёт себя примерно таким же образом. Вы не поняли, наверное? Это проще объяснить на самом простом общечеловеческом примере: много тысяч лет назад люди убивали и ели друг-друга, а сейчас это — признак дикости. Людоедство признано изжитым явлением социальной природы человека. Оно является невероятным исключением в современном мире. И как бы Вы отнеслись к людоеду, если бы он встретился Вам сейчас и сегодня? Да, точно так же, как относится высший разум к низшему, неразвитому и несовершенному, - он его уничтожает!

«Нет, нельзя допустить, чтоб муравьи улетели, оставив своего товарища в Зерокуле, - здраво рассудил Шатен, - Надо этого парня запихнуть на борт НЛО, и только тогда пусть летят на все четыре стороны! В обратном случае могут быть проблемы!»

- Да, насекомое, в определённых обстоятельствах мы слишком быстро издохнем ... Забирай свою «пушку», - Он толкнул в его сторону пистолет-дезинтегратор, - и проваливай ... ты понял?

- Спасибо, люди! - внезапно ответил монстр из космоса. Шатен не ожидал ничего хорошего, поэтому невольно улыбнулся. Но его улыбка стала ещё шире и веселее, когда муравей вытащил из ящика ... бутылку водки! Пистолет при этом он вполне добросовестно вложил в кобуру. «А - если бы пустил в ход?» - невольно подумалось бывшему сыщику, но тот вскоре сообразил, с КЕМ общается. Нет, лейтенант боевых муравьёв отлично знал, где заканчиваются ЕГО права и начинаются ЕГО обязанности.

- Зачем тебе бутылка? - с удивлением спросил Шатен, когда муравей медленно направился к выходу. Весь пол возле дверей был завален битым стеклом.

- Для экспертизы, - ответил тот, на секунду обернувшись, притом Шатену показалось, что муравей ... подмигнул глазом.

А потом Шатен и Барби стояли плечом в плечо и, широко улыбаясь, приветливо махали ручками инопланетному разуму — прям, как в голливудском фильме для «семейного просмотра»:

- Пока-пока, прилетайте ещё ... Нам вас очень не хватает!

Когда НЛО скрылось за многоэтажными зданиями, кукла вооружилась старым железным совком с деревянной ручкой и синим пластиковым веником — вот, где сплошной минимализм и разгул отсталых технологий! - однако теперь следовало серьёзно почистить «пёрышки» и посчитать убытки от визита «высшего разума». Ведь твой прекрасный мир, - он же такой маленький, когда ты видишь его после разорения, - Боже, сердце болит и ткань прилипает к телу от этого зрелища! «Ах, если б я только могла хоть немножко измениться!» - как бы извинилась кукла Барби и старательно наводила в нём порядок.

6.

Длинная патрульная машина с открытой дверцей загромождала ему дорогу. Она была пуста, и огни на крыше её ритмично мигали: синий — красный, синий — красный ...

Царила абсолютная тишина.

Если бы это были полицейские, то и Шатену было бы проще. Но это был один из тех седанов, с которыми он уже встречался в самом начале творческого пути, - он различал знакомые «фамильные» черты ... Да, это были они, дарты-вейдеры российского Нечерноземья, «чёрные рыцари» во главе со своим отечественным «капитаном Америка». И вряд ли он в этот раз отменит приказ. Повторно получить по морде и лишиться своего служебного дробовика не согласится ни один охранник на свете, включая даже таких сумасшедших наёмников, которые никогда не распаковывают свои чемоданы (поскольку завтра всё равно бежать куда подальше) ... А будто Шатен был иного мнения?

Но он был спокоен, как жидкий азот.

... Уже семь дней Миша жил у куклы Барби, в её небольшой и очень молодёжной квартире с нахальным чёрным котом по имени Борька и турецкой кухней на завтрак, обед и, конечно, на ужин. После визита «высшего разума» кондитерская под названием «Уют» перестала так называться, и воспринималась теперь не иначе как посадочная площадка для НЛО, поэтому всю неделю количество посетителей ровнялось нулю, а то и «минусу». В конце концов, хозяйка закрыла своё заведение, объяснив «уточкам», что летать сейчас не время, а потому «я вам предлагаю записаться на курсы крановщиц и санитарок», - «Надо подождать, когда народ очнётся от шока, и тогда продолжать работу! Вы же знаете, какой погром они нам устроили, эти инопланетяне!» Ну, насчёт погрома — это она малость переиграла, ибо витрины её кондитерской (в полмиллиона каждая!) остались целы, а перевёрнутые мусорные контейнеры Шатен собственноручно перевернул обратно и, более того, водрузил на прежнее место. Однако урон моральный от визита слегка спятившего «высшего разума» действительно ровнялся погрому. Или кукла Барби так сокрушалась по поводу разбитых бутылок? Может, и так ... Кстати, ничего компенсировать своим «уточкам» она не собиралась, поэтому работницы то и дело приходили к ней прямо домой — обиженные и оскорблённые, как Фёдор Михайлович. Но Шатен догадывался, что, скорее всего, им хотелось узнать, что за мужчина поселился в квартирке их симпатичной работодательницы.

«Ох, уж эти женщины», - посмеивался он, дежуря на кухне с ножом и половником.

- С ними можно свихнуться ... - жаловалась кукла. Все кастрюли кипели одновременно.

- Может, сделать с ними сэлфи? - шутил Шатен, но Барби не улыбалась и отвечала в стиле французских кинофильмов:

- Не шути, маска ... И ещё! Я, вообще-то, люблю работящих ребят.

- Ой, извини, извини, извини ...

Огромная индукционная плита турецкой фирмы «Beko» варила сразу восемь блюд, названия которых Миша никак не смог запомнить. Они все были венгерские или турецкие, и некоторые подавались только в охлаждённом виде. Увы, предпочтения хозяйки дома были столь же непреодолимы, как двойная разделительная на автотрассе ... Но пока что всё шло как нельзя лучше. Что касается интимных отношений, то ему пришлось довольствоваться почти минимумом — даже странно!

Впрочем, об этом ли он должен был думать?!? Нет, не об этом! Как говорила красавица Барби:

- «Залезть в дупло и отоспаться», - мечтала белка в колесе ...

Шатен готовился эвакуироваться из города и, возможно, навсегда, а сделать это будет очень непросто. Можно ли представить ситуацию, при которой укреплённый периметр социального муравейника может оказаться открытым, а парни в чёрном карбоне вежливо отойдут в сторону, чтобы выпустить тебя из этого проклятого Зерокуля?!? Нет, это невозможно. Или ты — маг Дэвид Коперфилд и способен исчезнуть вместе с городом? Кстати, Барби была примерно того же мнения — ЧОП господина Туранчокса не ставит многоточий! Такова уж судьба у этих парней: они не знают, что к жизни надо относиться как-то иначе, кроме как запрещать её живое в зародыше. В этом плане они действительно пребывают где-то «на тёмной стороне», а на «светлую» даже не заглядывают. Это для Шатена есть внутренняя Пустота и есть окружающий мир, в котором нельзя просто так стрелять из пистолета, поскольку он сделан из прозрачного стекла и злата, — это для него всё ТАК, но только не для дартов-вейдеров из частной фирмы! «Надо бы тебе договориться с инопланетянами», - как бы некстати произнесла кукла Барби и в сомнении пожала плечами.

- С «Чёрного принца»? А они не увезут нас в свой зоопарк?

Фокусников в нашем мире миллионы, но артистов мало.

Так и живём. Увы!

Итак, наш мир находился на гране очень большого и много раз предсказанного исторического события - встречи с «высшим разумом»! - однако оказалось, что «высший разум» ничем не отличался от «низшего» ... Интересное было открытие. Зло — неистребимо? Да, это всего лишь такой тонкий синтетический шарфик, туго завязанный вокруг твоей прекрасной шеи. По Конраду Лоренцу, зло существует, как некий элемент эволюции общества, и пока ты кричишь «Ой, ужас какой!», оно вполне справляется со своей повседневной задачей. А в большинстве случаев ты его вообще не замечаешь, поскольку это за гранью возможностей среднего человека, и, наверное, инопланетянина.

- А ты знаешь, что было при их первом визите в Зерокуль? - с улыбкой спрашивала Барби, - Они приземлились в Комсомольском переулке, но там за ними погнались шавки — болонки всякие и Белки-Стрелки с городской помойки — и загнали инопланетян обратно в «тарелку». А тем-то показалось, что они убегают от чудовищ!

- В фильме «Марс атакует!» роль чудовища исполнял белый Голубь мира, - ухмылялся Шатен, - Видела такое кино или ты смотришь только французское? Там инопланетный посол так перепугался, что устроил стрельбу прямо на торжественном мероприятии. Однако мы тоже ничего не знаем о чудовищах с их планеты, так ведь?

Кукла ответила на его вопрос просто и со смыслом:

- Я знаю, что они боятся всего, что больше их размерами ... 

Вечером после очередного турецкого ужина Михаил Шатен выгнал «Мерседес» из убежища под кронами невысоких деревьев (так он стоял как бы под крышей, а не открытым небом) и погнал по городу. Старая мощная машина не привлекала лишнего внимания, а магнитола «Мерседеса» усердно крутила песню «Кап-кап» легендарного коллектива «Блестящие» - это 90-ые годы, самое начало, разрази их гром небесный! Но где сейчас можно услышать столько нежности, сколько было в тех песенках? А у кого столько таланта и обаяния? Теперь ни у кого. Новая эпоха не столь привлекательна — она одета в чёрный карбон и на дожди почти не смотрит. А Шатен специально выезжал в такие вечера, когда с неба шумно кап-кап-капала осенняя дождевая вода. Это хоть немножко гарантировало от неожиданностей. Ах, «я в малиновых очках вижу небо в облачках», но это уже из другого музыкального творения.

Сейчас как раз актуальна музыка для девочек.

Кстати, кукла Барби оказалась напрочь глуха к популярной культуре. Ей больше нравились мало востребованные на рынке эмбиент-коллективы. Странно ... Шатен ничего в них не понимал, но старался не спорить. Он был старше, и заметно старше, поэтому самое страшное, что ему грозило, это прослыть свежим кавалером с устаревшими предпочтениями ... А кто такие эти «Блестящие», она и вовсе представить себе не могла, хотя девушки с видеозаписи из его телефона ей очень понравились, - «Такие красивые и модные девчонки. Они мне кого-то напоминают. Как жаль, что им уже по сорок лет ... «Вместо взгляда я увижу облака?» Забавненькая у них песенка». Шатен немного удивился, что кукла никогда о них не слышала, однако промолчал снова. Он мельком подумал о ней:

«Это вполне объяснимо — новое поколение, вероятно».

Два вечера подряд Шатен изучал изнутри бастионы городской твердыни Зерокуля. Он искал открытую калитку или хотя бы некий особый «секретик», который придуман только для него, для Шатена. В принципе, в жизни такое бывает ... Главное, хорошо поискать и, может быть, тайком поспрашивать. Однако спрашивать было не у кого, а на проезжавшие мимо автомобили он смотрел почти благоговейно ... в таком житейском дурдоме, как Зерокуль, ни к чему нельзя относиться на полном серьёзе, однако ничто нельзя игнорировать, считая это лишним. Нет, в Зерокуле не бывает ничего лишнего. И не казался лишним вместительный мерседесовский бак, позволявший рулить по городу столько, сколько влезет на показатель пробега. Только бы не останавливаться. А то бывают затруднительные ситуации.

Один раз дорогу ему в самом кривом месте преградил пустой «Форд» цветов британской «панды», и Мише-Шатену пришлось быстро давать задний ход, не дожидаясь прекрасного появления патрульного экипажа в противогазах и чёрных доспехах из карбона. Он был тих и спокоен, как некая жидкая субстанция, которую нельзя выливать на голову, - как жидкий азот, к примеру - а пистолет Макарова, заряженный и взведённый, лежал на соседнем сиденье. Однако не дай бог попасть в такую ситуацию, когда его придётся пустить в ход безо всякой пользы, не дай бог! Это чревато провалом, а провал опасен не только для Штирлица, но и для Шатена. А штандартенфюрер СС фон Штирлиц тоже, между прочим, когда-то служил в полиции. Помните шеврон на рукаве его мундира? «Как приятно, что мы коллеги», - пошутил Михал-Николаевич, вспоминая, как давно не показывали этот кинофильм. А ведь студент Юридического института Михаил Кошечкин пошёл в «органы» не только потому что он где-то внутри знал ответ на все вопросы бытия, но и потому что отец его был знаком с исполнителем главной роли.

Ну, то есть со штандартенфюрером. Не только с Жегловым.

- И где ты был, такой странный? - удивлённо поинтересовалась Барби, когда Шатен, присев на диванчик, разрешил себе небольшую слабость — он неприлично ругнулся. О чёрном 500-ом «Мерседесе» она не спрашивала, хотя и знала, чья эта машина.

- Я хочу предложить тебе вот, какой вариант, - начал бывший сыщик, стараясь не вспоминать о нехорошей встрече, которая «почти» не состоялась, - Я, наверное, не стану делать то, что от меня хотят в Москве. Я рассказывал тебе об этом ... - Они уже давно перешли на «ты» и медленно двигались к более тесному сотрудничеству, - Их интересуют только инопланетяне. Меня, допустим, тоже может что-то интересовать, и может интересовать их присутствие в этом приятном городе, но у меня совсем другой подход. Я отношусь к этому факту не как коммерсант, а как полицейский. Я хочу выбраться из Зерокуля и посетить в Москве некоторых моих товарищей по службе, способных решить эту проблему несколько иначе, чем этот мой ... шоколадный босс из телерекламы. Барби ... - мягко обращался Шатен. Она присела рядом с ним, и он беззастенчиво положил ладонь на её колено. С женой он так никогда не делал, - А я ведь о тебе не забуду. Как ты к этому относишься? Я могу рассчитывать на некое ... ну-у-у, твоё расположение? Я ведь обязательно вернусь, как только решу все свои дела в столице, - клятвенно обещал бывший сыщик, на что кукла Барби лишь забавно хлопала ресницами и говорила:

- Вот, когда вернёшься, тогда и поговорим!

Действительно: прежде чем вернуться, надо как-то выбраться. А там — злые охранники в чёрном и в противогазах. Там — Бэтмен, встречи с которым Миша-Шатен ожидал со дня на день. Там — инопланетяне, которые как раз никуда из этого города не собирались, и, само собой, летали над крышами города тайно отслеживали перемещения Шатена.

- Эх, ПЗРК бы сейчас, - грустил Шатен возле окошка.

И, конечно, никак нельзя было сбрасывать со счетов и в конец оглупевшую и криминализированную городскую полицию — тем более, что клинический идиот «Макаревич», как случайно узнал Михаил Шатен, таинственно воскрес и вышел на службу.

«Привыкай к неожиданностям, парень!»

Рисковал ли бывший сыщик, поселившись у Барби? Да, рисковал, и она рисковала, притом больше всех в этом городе. Но Шатен почему-то был уверен, что никто к ним не заявится, кроме обиженных хозяйкой девушек-кондитеров, - совсем никто. Но он также держал про запас и совсем другой вариант развития событий, - что не ему одному, а им обоим придётся искать выхода из этой абсурдной ловушки под названием Зерокуль. Притом этот вариант представлялся ему не только вероятным, но и предпочтительным: «Нет, куклу надо забирать в Москву!» Но как это сделать? Выросшая в абсурдном Зерокуле, она и вела себя довольно абсурдно ... Однако, с другой стороны, Шатен потому-то и не испытывал тревоги, что её не испытывала и девушка-кукла, - она, отлично адаптированная в местной среде, была железно уверена, что лично ей ничего не грозит.

«Ох, хорошо бы», - иногда сомневался Миша-Шатен, изучая тёмными вечерами эту невероятную городскую стену из толстого армированного бетона с гранитной крошкой, на вид и правда совершенно апокалипсическую. К сожалению, ни лазейки, ни калитки, ни особого «секретика» почему-то не попадалось.

Буквально ни назад, ни вперёд ...

Похоже, во подлунном мире окончательно победила концепция под номером 8, по-людоедски убеждавшая, что «твой стакан наполовину пуст, и так тебе и надо». «Совсем ничего, или даже «полное дерьмо» и то лучше, - сердился Шатен, усердно работая рулём по два-три часа в день, - Твой мир - глуп, и твой роман глуп! И нет места для шага вперёд — как не ищи его! Однако ... » Гладкая асфальтовая дорога вела прямо к главным воротам этой апокалиптической крепости, и он уже буквально играл с охраной, не желая останавливаться. Люди в чёрных карбоновых доспехах видели чёрный «Мерседес» со знакомыми номерами и резонно предполагали, что этот ... гад и ворюга Бэтмен в конец чокнулся и прёт на рожон. Что ж, это было вполне даже выгодно Михал-Николаевичу. Пусть они им займутся, не так ли? А пока Шатен дремал в машине. Он хорошо знал одну старую истину - «Боец! Пока ты спишь, твой враг не дремлет. Спи больше — изматывай врага!» Тем более, решение никак не появлялось. Только что он прогулялся по рельсам, а потом довольно долго шёл вдоль них, словно прочерчивая третью колею из металла, и боялся, что мир за его спиной может измениться или навсегда исчезнуть. Когда-то на окраине города был большой карьер, а теперь здесь просто свалка автомобилей, а ещё он видел (даже глаза устали) замороженную стройплощадку какого-то чрезвычайно огромного промышленного объекта, и, глядя на неё, бескрайнюю и рыжую от ржавчины, он невольно представлял себе, что значит «жить долго». Шатена словно засасывало в эту дыру времени. А вот обычный домик в обычном городишке, но в нём никто не живёт. Нет, он вовсе не заброшен и окна в нём не разбиты ветром и злыми хулиганами, - просто, он пуст! «Боюсь, что это очень длинная история», - подумал Шатен и пожелал купить бутылку популярной газировки.

Но, в конце концов, ситуация изменилась. Кто бы думал?!?

Однажды он вернулся немножко не в духе. Ехал недолго, но содержательно, - дом, улица, фонарь, аптека ... Помнится, кто-то из театральных классиков называл такое состояние дел «марксистскими сумерками». Или это был Василий Аксёнов - «Театральная вешалка»? Шатен читал эту небольшую вещь в командировке на Полярном Урале, когда занимался одним большим и нужным делом - курировал нескольких серьёзных осведомителей из «Каиновой цивилизации». Из уголовного мира, другими словами, - «цветок душистых прерий, Лаврентий Палыч Берий!» ... А у людей вкусы разные: один кладёт лимон в чай, а другой под проценты. Шатен все свои умные книжки перечитал ещё в выпускном классе средней школы, зато, попав в дикую заснеженную провинцию, и даже не в Екатеринбург - в забавный Е-бург, в который многие без памяти влюбляются - а в чёртов посёлок Солеварня, рядом с которым находится одна из самых «тяжёлых» колоний нашего отечества, он сразу же потянулся к книгам. Всё-таки месяцами жить «бирюком» в полузасыпанном снегами домике на окраине этой проклятой, населённой зэками Солеварни и ничего не читать оказалось испытанием похуже вооружённого штурма трёх гей-притонов за один депрессивный тёмный вечер, - тяжело интеллектуально, а не физически.

«Владимирский централ» им не нравится, - грустно пошутил Шатен, - А вы под Робби Уильямса лес валить не пробовали?!?»

Теперь ситуация медленно самоповторялась.

Приехал, сумрачный ... На куклу Барби - даже не посмотрел, хотя сегодня она была жива и очаровательна, почти как в день их знакомства, - он только заметил её полудетские серёжки-гвоздики и ... сосредоточенно прошагал мимо. Сел на диван и чуть не выругался. Вот, бывает, что человека затягивает под колёса собственной автомашины, а бывает, что вместо чудес получаются ужасы ... всё бывает! И для этого не обязательно становиться хипстером, лузером или ещё кем-нибудь в этом роде. Для этого достаточно одного постороннего идиота. Итак, ночью — вернее, когда Шатен и Барби расположились в постели — в дверь внезапно позвонили, да таким сволочным тоном, что бывший полицейский поклялся, что он сейчас отправит в морг того, кто это сделал. Он накинул халат и с угрюмым рычанием распахнул входную дверь. И что он там увидел? Он увидел ещё одно особенное городское существо — это был почти настоящий Джейсон Вурхез из фильма «Пятница-13», только в белой майке «а-ля Крепкий орешек» и в брюках от выходного костюма весьма среднего качества, - не уж-то это сосед пришёл за солью?

Шатен сначала остолбенел от неожиданности, а потом спросил, как у своего отражения на утро после пьянки:

- Ты кто?

Тот ответил, почти без паузы:

- Барби дома?

Это напоминало «кергуду» из кинофильма. Отечественного фильма ... однако в левой руке он держал отнюдь не отечественный, а вполне голливудский тесак для рубки мяса. «Ещё один дурак ужасов насмотрелся!» - тут же подумалось Михаилу Николаевичу. И что делать в этой ситуации? Да пошёл он в Украину!!!!! Шатен сказал - «Вы ошиблись квартирой!» - «Нет, - леденящим голосом ответил зерокульский маньяк-убийца, - Я знаю - она здесь!» - «Ну и проваливай, раз так! - предложил Михал-Николаевич, оценивая физические данные субъекта, - Иди проспись, парень, а завтра приходи ближе к вечеру!» - «Пусти меня к ней! - требовал мужик всё тем же голосом кино-маньяка, только голос этот звучал глубоко из-под маски, - Я хочу видеть её мозги!» ... Оба-на! Мозги хотят видеть! Какой тут номер телефона у психбольницы? ... Но сначала надо бы отобрать ножик. Шатен ещё раз окинул взором чистенький и вполне цивильный «костюмчик» Вурхеза и почему-то пришёл к выводу, что Вурхез этот — не вполне настоящий. Во всяком случае, это действительно очень напоминает чью-то попытку вспомнить детство — например, ватагу разнообразно одетых юнцов, топающих «смотреть видео».

Фильм «Пятница-13» из 1990 года!

«Щас я тебе сделаю трепанацию черепа», - мысленно приготовился Миша-Шатен. За дверью было не то, чтобы совсем темно, вовсе нет. Но там висел какой-то дымный полумрак с густым желтоватым оттенком, до жути напоминающий то освещение, какое должно быть в «накопителе» для умерших — ну, то есть там, куда все попадают сразу после смерти и где грустно слоняются, переживая свою кончину и где прощаются с живыми людьми и незаконченными делами. Шатен как-то раз общался с пожилым прапорщиком полиции, чуть не умершим от ножевого ранения, и он рассказывал, что там и как - в этом самом «накопителе» ... Бедолагу-прапорщика практически вернули с того света опытные врачи-реаниматологи института имени Склифософского, и он ещё пять лет служил в отдельной роте ППС Московской области ... пока во всём не разочаровался и не ушёл в монастырь. За эти пять лет он схоронил жену, мать, потом ещё какую-то женщину ... Он говорил: «Я увидел падающую звезду и успел загадать желание, но не успел отойти в сторону!» Ему же принадлежал «вредный совет» немножко в стиле Григория Остера: «Ну, нахамили тебе в магазине. Ну и что с того? Положи замороженную рыбу в отделе, где продаётся хлеб, и гуляй себе!» ... А было и ещё одно интересное высказывание говорливого товарища прапорщика: «Я - такой: пи***ть люблю, но бегать не умею».

Вот с этим Михал-Николаевич готов был согласиться.

Он тоже не умел бегать. Но и на службу не напрашивался.

- Слушай, иди домой! - убеждал он человека с ножом, - У тебя в башке опять снега намело, как говорили в нашем детстве, а у меня сейчас не то настроение, понимаешь? Потом приходи ... Завтра, ближе к вечеру.

Личность, похожая на Вурхиза, молчала. Здоров однако! И ещё это наверняка стихийный фрейдист, живущий по принципу - «В детстве нам недоливали». Вот дурак несчастный! Под номером 7. Внезапно несколько раз мигнуло электричество, и без того жёлто-тусклое. Он медленно протянул левую руку, нащупал выключатель на внутренней стороне стены и выключил свет на кухне. В ответ раздался удивлённый вопрос куклы Барби: «Что там?!?» - и Шатен тут же впечатал главного героя «Пятницы-13» в противоположную стенку. Как Рэмбо в одноимённом фильме! Впрочем, не тут-то было. Поскольку это пришлось делать таранным способом, ибо кулаки не могли помочь в схватке с таким субъектом, как этот мужик в хоккейной маске, то Шатен и сам оказался в неприглядной ситуации, - он как бы перешёл с ним в ближний бой.

Как жаль, подумал сыщик, что я не взял на кухне нож для сыра ... нож из хорошей пищевой стали, тонкий и острый, лежал на кухонном столе. Вот он бы сейчас пригодился — Вурхез проморгал (вернее, прогудел, как иерихонская труба!) решительную атаку оппонента и имел все шансы получить ножом в живот. А «похоронить» такого амбала другими способами было бы непросто. Шатену ещё повезло, что этот зерокульский Вурхез держал свой мясорез лезвием вверх, а не вниз, иначе он и сам бы мог получить смертельный удар, притом прямо в нижнюю часть спины ... Шатен изо всех сил дубасил маньяка кулаками в живот, а тот вздрагивал, как манекен в спортивном зале, и только в его довольно твёрдых кишках что-то громко стонало, урчало, гряхтело и трещало. В конце концов, Шатен оттолкнулся от этого существа в маске и уже хотел схватиться за его левую руку ... как вдруг получил правой в лицо. Удар был такой силы, что теперь уже Шатен впечатался в стену, проделав перед этим небольшую пробежку задним ходом и каким-то чудным образом не задев ногами довольно высокий порог квартиры. Но маньяк был почти обессилен. Он хрипел, как животное.

Два удара пришлись ему прямо в печень.

Бросаться на него повторно? Это опасно. Больно он здоров.

Таких ОМОН вяжет! Или ... сразу на поражение.

Родина простит.

Но где пистолет? Пистолет - в столике рядом с кроватью. Этак просто и вполне по-семейному ... Вчера Шатен вступил с прекрасной куклой в «отношения» и был вполне рад, что она не девственница, а сегодня он так расслабился, что пошёл открывать дверь, не вооружившись ни ножом, ни «макаром». Или он подумал, что за полночь должна явиться прекрасная фея?!? Да ... А явился маньяк с ножиком! И кого теперь ожидать?!? Кота Бориса, что ли? Хвостатого рекламного монстра, жрущего этот несъедобный гранулированный корм и днём, и вечером, и утром?

Впрочем, рекламный кот не доставит хлопот.

Живой кот Борька вряд ли пустит его дальше порога.

«Каждый — за себя, и только один бог — за всех!»

Шатен чуть не сел на задницу, но выпрямился и хотел рвануть в новую атаку на зверя, но Вурхез перешагнул порог квартиры и принялся уверенно бить ножом — раз, два ... третий удар. Шатен блокировал его левую руку с мясорезом, но тут же три раза подряд получил его правой по корпусу и два раза по лицу — словно кузнечным молотом! Из глаз брызнули искры, а потом Шатену внезапно вспомнилось, как быстро происходит переход из жизни в смерть и что за тем происходит. Прапорщик всё рассказал о том свете, и о своих умерших женщинах ... «А сколько будет сорок четыре разделить на семь? - спрашивал он, ухмыляясь, - Я, вот, всю жизнь пытался это сделать в уме, а смог только после реанимации! 6.28571429 ... » А смерть это и правда не театр. Но это и не математика ... это Пустота в концентрированном виде, которую можно как-то выразить, но сложно оценить. Все мы живём возле этой быстрой реки, стремительно уносящей самых неосторожных.

Почему? А потому ... Вот опять не получилось дотянуться до разделочного стола. Нож для сыра остался лежать, где лежал. И опять не получилось оттолкнуть Вурхеза. Он здоров, как какое-то животное, и, судя по всему, у него лучшая в мире «дыхалка» и пищеварительная система, поскольку получив два десятка ударов в живот, он, в принципе, даже не охнул. Лишь два сильных хука в печень вывели его из строя.

И то не совсем.

Шатен уже начинал понимать, что он — абсолютно несостоятелен в сравнении с этой глыбой мяса, в сравнении с этим живым танком о двух ногах, с ножом и в жуткой маске ... Впрочем, такой маской можно напугать обывателя, но только не «мента». Есть в жизни три умения, учил Старший в группе, - «Умение услышать, умение понять, и умение вовремя отползти в сторону ... Вот этого умения настоящему сыщику, как правило, и не хватает». Да, не хватает и не должно хватать. Так гласит истина ... Когда-то раз присягнув телячьей шкуре на полковом барабане (так говорят немцы, которые в службе неплохо разбираются), ты всю жизнь служишь верным её солдатом. И неважно — тяжёлое MIB-оружие у тебя в руках или маленький «шумный сверчок» из первой части фильма «Люди в чёрном». Или, может, ты вооружён стареньким ПМом? Это тоже не важно. Тебе надо научиться стоять насмерть. В обратном случае в Ваш дом придёт какой-нибудь Вурхез и одним лёгким движением смахнёт весь этот призрачный мирок с Ваших очей. А жизнь штука такая крохотная и такая случайная, что потерять её куда проще, чем забыть дома табельное оружие, - кстати, такое тоже бывает, и не верьте, что это вымысел. Любой полицейский может рассказать сто историй, как он ходил на задержание без кобуры и с пустыми руками, и что из всего этого получилось.

Как говорил прапорщик, - «Всегда будет стружка!»

«Ох, лучше б я стал мусорщиком!» - подумал Шатен. И вдруг ...

Выстрелы прозвучали почти внезапно. Три хлопка с выбросом дыма и пламени ... Два прямо в голову и один в плечевую кость. Вурхез встал на колени, а потом завалился на бок, громко стукнувшись головой о крышку своего гроба. Интересно, а сможет ли он восстать из него, чтобы начать всё заново? Шатен вспомнил, что у «Пятницы-13» было много продолжений. Вплоть до воскрешения в результате удара электротоком ... Шатен с удовольствием ударил маньяка кулаком по башке и сорвал с него маску. На него уставилось некое абсолютно прозаическое провинциальное «рыло», притом гражданин не только смотрел удивлёнными глазами, но даже силился улыбаться ему.

Это была улыбка умирающего.   

- Похоже, я вовремя?

- Как в кино!

Кукла Барби включила свет и толкнула Вурхеза ногой  — очень осторожно ...

- Не боись, - ответил Шатен, - После такого не просыпаются.

Действительно, два выстрела в голову — это «зачёт». Это «пятёрка» с плюсом и почётное звание «боевой подруги настоящего оперативного работника МВД СССР». Однако теперь домик Барби становился местом преступления, и Шатен автоматически, тоном полицейского инспектора выводил приемлемую для суда версию событий, — сначала было так и так, а потом по-другому, а закончилось всё это тем-то и тем-то ... и только после этого до него внезапно дошло, что он даром теряет время. Какой суд?!? Господи помилуй! Мы почти на Луне! Мы грохнули какого-то лунатика в хоккейной маске — голливудского антигероя с правом на убийство. Теперь надо бы выяснить личность гражданина и придумать, и как бы убрать из прихожей такую громадную тушу.

Шатен подобрал мясорез, вытер его о новенькие брюки маньяка-убийцы и вслух подумал:

- Он вполне поместится в багажник «Мерседеса» ...

- Я его не понесу! - звонко вскликнула Барби. По случаю вмешательства в поединок она немного переоделась, и сейчас парадоксально напоминала подмосковную дачницу в самый разгар сезона — футболка, засученные штаны и домашние туфли. Не могла же она выскочить в прихожую — ну, как есть?!? Практически в одном пеньюаре ... Но человек — это не обязательно картинка и действие. Это чаще всего звук. Шатен услышал, как она положила пистолет на столик возле кровати.

Подвинула обогреватель. Потом села на кровать.

Кажется, плачет от испуга.

Шатен продолжал сидеть на полу в прихожей, прислонившись спиной к стене. Теперь они были как бы социально изолированы и находились в одном из тех миров, в котором всегда не всё в порядке. И ещё бы — в их доме произошло убийство, и соседи, скорее всего, всё слышали! Теперь можно написать об этом на своей визитной карточке, раз она у тебя есть. И ты виноват не абстрактно, а «summo jure» - то есть по всей строгости закона. Шатен с трудом закрыл дверь, затем на четвереньках добрался до Барби и, как собака, лёг у её ног. За окном жидко горели огни и звёзды, облепленный рекламой и морально опустошённый мир казался абсурдной декорацией к детективному происшествию, и не более того. В этом мире есть изверги и людоеды, есть угрюмые толпы телезрителей и ночные дураки-алкоголики, каждый день заливающие свой полный бак на какой-нибудь подпольной «алкозаправке»; есть гостиничные зомби и бодрые пожиратели телерекламы, есть модные геи и читатели журнальчиков об инопланетянах, а есть граждане, считающие себя Бэтменами и Вурхезами. О месте нахождения Бэтмена можно было только догадываться, зато Вурхез загромождал половину прихожей этого, в общем-то, небольшого и бюджетного жилища.

А всё-таки хорошей смертью умер киногерой.

- Ты знаешь, кто это?

- Его все знают — это местный бандит по кличке «Голливуд», - ответила Барби, - По-моему, у него должен быть специальный браслет на ноге ...      

- Значит, скоро здесь будут ваши полицейские ...

Заправочная в Зерокуле была почти единственная. Или единственная, которая, как ранее удостоверился Шатен, подаёт признаки жизни не только днём, но и ночью. Где-то часа в три возле неё остановился чёрный «Мерседес» со знаменитыми в городе номерами. Внутри сидели мужчина во всём тёмном и очень яркая блондинка в белом пальто — Шатен и кукла Барби. Других машин возле заправки не наблюдалось, а здоровенного мертвяка они оставили лежать в прихожей, - просто, перешагнули через него и вышли из квартиры ... Много хуже пришлось чёрному коту. Его грубо запихнули в спортивную сумку с надписью «Аэробус» и погрузили прямо в багажник. Ох, если б знали Шатен и Барби, что именно благодаря Борьке они были избавлены от новых проблем с гуманоидными муравьями, то наверняка повезли бы его в салоне, со всем комфортом и  удобствами ... да, и в самое неизмеримое будущее! Ведь это же он испортил видеокамеру, тайно установленную в квартире куклы какими-то агентами инопланетян ... он! А в результате пришлось бедняге буквально расплачиваться за всю свою усатую преданность. Однако, с другой-то стороны, чёрный котище знал о хозяйке нечто большее, чем ему, бедняге, полагалось, - он, существо наблюдательное, подозревал, что она тоже с другой планеты.

- Полный бак, пожалуйста ...

Шатен был изрядно побит, поэтому вместо него с заправщиком беседовала Барби. В этой роли — заказчика или покупателя! — она чувствовала себя почти как рыба в воде. Что ж, она и правда хорошо разбиралась в своём профессиональном занятии — в торговле. Расплатившись за горючее, кукла вернулась к машине и, склонившись над окошком, сказала, чуть улыбаясь:

- Выходи, подлый трус. Погуляем ...

Вот тоже провинциальная привычка — медленно прогуливаться туда-сюда, пока пожилой и не очень трезвый заправщик в грязном комбинезоне столь же медленно готовит заправочный пистолет. А потом он обязательно подождёт хозяев машины и даже спросит, как жизнь, как здоровье мамы ... Шатен видел это в своих командировках на юг, в небольшие городки, где все друг-друга знают, а на местных АСЗ никогда не бывает очереди. Итак, они разговаривали о своём будущем, - «the world is my oyster», как шутил Уильям наш Шекспир в «В виндзорских насмешницах»:

- На пару дней мы спрячемся у моей крёстной. Прошу не удивляться, Миша, но моя крёстная — это ведьма, о которой ты уже много слышал, Раиса Бунчикова. Она дальняя родственница Машиниста и, по существу, родная мать Росинки. Мы ведь в провинции, дорогой друг - объясняла очаровательная кукла, - Раиса — овечка божья, и она нам не навредит. Ну, а то, что она считает себя ведьмой и бабушкой Гарри Поттера, мы оставим на её совести, правильно? А большой плюс в том, что к ней никакой «Макаревич» не сунется. Они её боятся дальше больше, чем тебя. А ты — страшный, - шутя, упрекнула кукла и погрозила пальчиком.

Они прогуливались под руку по спящим дворам. У них всё было в полном порядке ...

- Как ты думаешь, откуда взялся этот леший с ножиком?

- Разумеется, его к нам подослали, - ответила Барби, - Он мертвяк, переживший аварию ещё в детстве, и с тех пор ходит, как зомби ...

- А кто подослал?

- Не знаю ... Но он пришёл ко мне, а не к тебе, - правильно подметила кукла, - Но это тоже очень странно. Раньше он промышлял, в основном, хулиганством и вымогательством. Что он, что этот его друг ... Панкатов, который одевается Бэтменом. Но у Панкратова есть свой бизнес, а у этого хулигана даже автомобиля никогда не было. Нищета подзаборная ...

Они вернулись к машине, уже заправленной.

- Твоя крёстная — это и есть Бунчикова? - довольно равнодушно поинтересовался бывший сыщик, - Знаешь, я почему-то догадывался ...

- Да, она моя восьмая фея. Помнишь французскую сказку о спящей красавице? Но Ольга мне не просто сестра, дорогой Миша. Ольга всегда была как бы старшей подругой. Есть у неё такой очень женский талант.

Барби звонко щёлкнула пальцами, вот кокетка!

- А почему ты так не любила этого Машиниста?

- А угадай с трёх раз ...

На стене «заправки» висела потрясающая реклама медицинских услуг - мужчина, похожий на актёра Михаила Боярского, пьёт из горлышка водку. Внизу два телефонных номера и стишок такого содержания:

                Пора-пора к наркологу.
                Ну, сколько ж можно пить?
                Небрежно смотрит жёнушка
                И тёщенька молчит ...

Шатен ухмыльнулся:

«Боже, как это талантливо!»

Барби расплатилась с заправщиком. Лично. Касса — не работала.

Принципиально. Как не проси.

- Ну, а теперь быстро погнали за горячим чаем, - подвела итог кукла Барби, истинное чудо женского пола. В этот момент Шатен поймал себя на том, что слушает всё, что она говорит, буквально с отвисшей челюстью. Да уж, всё, что касается отношений только договорных и предметных, - тут у Барби наблюдался талант стратега и партнёра. И, конечно, кулинара, поскольку только что - всю половину пути обратно к бензоколонке - она рассказывала, как можно приготовить курицу с ... вареньем, - очень элементарно, в общем-то! Ну, а, сев в машину, Барби-блондинка сразу же приспособила для своих нужд зеркальце заднего вида и устало произнесла, облизнув губы, - «Нет, я спать хочу!»

Действительно: выспаться им сегодня так и не удалось.

Она плавно тронула машину с места и минут через двадцать так же плавно остановила её возле дома, весь облик которого что-то сообщал о паровозах и вообще о технике времён Иосифа Сталина, - такое странное впечатление ... Дом был не только старый, как Лубянская площадь, - он казался каким-то невысоким и слишком удлинённым за счёт двух больших подъездов, пристроенных в другие, более счастливые времена, а в начале строения высилась напоминавшая трубу невысокая башенка, занимаемая наверняка одним нанимателем. Кто там живёт?

Оби Ван или Йода?

- Нет, там живёт женщина, у которой мы поживём, пока ты что-нибудь не придумаешь, - ответила Барби и тут же добавила с определённым упрёком: - А я хорошо высплюсь, дорогой Миша. А то у меня уже целую неделю никак не получается это сделать.

- Это плохо? - спросил Шатен и услышал:

- Да ладно. Я же сама напросилась ...      

Ночь была по-осеннему долгая и холодная, как только что начавшаяся зима, однако воздух — освежает, как некий высокотехнологический спрей ... На стоянке перед сталинским «паровозом» никого не наблюдалось — только мигали красные, синие и зелёные огоньки внутри припаркованных на ночь автомобилей. У Михаила Шатена была просто аллергия на этих «светлячков» - так же, как на сканы технических паспортов и всех прочих легко подделываемых документов! Он хотел сказать об этом Барби, однако подумал, что она вряд ли его поймёт.

«Вряд ли это необходимое отступление!»

- Ты как, Миша? Ещё не падаешь? - Судя по интонации, у куклы Барби наблюдалось качество, которое иногда очень ценится в наших «органах», - так называемая «агрессивность младшего коллеги». Это заметно добавляет ясности деловым отношениям.

- Мне нехорошо. Надо отлежаться ...

- Сейчас отлежишься, Миша. Потерпи и будешь дома.

Они подождали, пока наступит утро, потом оставили машину в соседнем дворе и, не забыв сумку с Борькой, поднялись на второй этаж «паровозного» строения. Там находилась всего одна квартира и только одна дверь, одна-единственная — как в царство божье. Шатен даже подумал: «Какой смысл карабкаться на Олимп? Правильно: чтоб сделать сэлфи!» - и в этот момент на пороге квартиры появилось существо, встретив которое как-нибудь поздно вечером, можно ведь и испугаться, да-да-да-да, - это была женщина лет шестидесяти, бледная, как смерть, с белым, сухим и довольно морщинистым лицом, белыми волосами до плеч и ростом примерно метр-восемьдесят ... стройная в свои золотые годы и довольно моложавая. Во всяком случае, такие женщины не ставят на себе крест, а часто и сами провоцируют мужчин лет на двадцать моложе. Было раннее утро, и существо готовилось заняться своими делами. На ней был балахон наподобие мужской монашеской рясы, почти целиком скрывавший фигуру, а в левой руке она держала резной магический посох, вся верхняя часть которого представляла собой нечто вроде раскрытого бутона — но какого растения? Впрочем, это не важно. Чёрный кот встретил её появление продолжительным приветствием, кукла тихо произнесла «мама» и заулыбалась со всем присущим ей обаянием, зато Шатену в этот момент припомнилась - нет, не восьмая фея, а всего лишь Баба-Яга, то добрая, то очень злая.

Он даже подумал:

«И зачем мы пришли?!?»

А ночь за окном, холодная и лабораторно чистая, внезапно подурнела и стала ярко-розовой, прекрасный сад ночных цветов почти скрылся в ярком солнечном свете, и вся огромная орава зерокульских обывателей дружно повылезала на главный городской променад имени Ленина. Шатен просто слышал шаги многочисленных людей и нелюдей — этих мертвяков и мёртвочек. Но это были такие любопытные представители человеческой флоры и фауны, что ни у кого средств не хватило бы, чтобы достоверно изобразить всю эту публику, дружно шагавшую по улицам Зерокуля. Каждый из них нёс в руках телевизор — иногда большой, как глобус! — и все дружно в него смотрели, как в зеркало, даже не моргая. А вокруг запоздало светилась длинная череда разноцветных витрин и рекламных вывесок дурацкого содержания, - просто пляска рекламных образов! У Шатена голова пошла кругом.

- Ему срочно нужен врач, - распорядилась ведьма, по такому случаю отложившая посох. Шатен отлично помнил, что она по профессии библиотекарь, поэтому начал волноваться: уж не придётся ли ему тоже всю оставшуюся жизнь ходить в обнимку с телевизором или с холодильником? - однако ведьма если и увлекалась народным целительством, то только не сегодня. Она кому-то позвонила, и вскоре явился пожилой мужик в новых белых кроссовках, оказавшийся на проверку доктором. «Тяпкин! - смешно представился он прямо с порога и чуть поклонился, - Это моя фамилия, но вас прошу не бояться, молодые люди, потому что это я за вас боюсь! Ой, серьёзное кровоизлеяние в глазницу! И где вас шарахнули, милейший?» - спросил он, раскрывая пластиковый индийский «дипломат» из 80-ых годов. В этот момент кукла попросила ведьму Бунчикову о некоем одолжении и женщины удалились на кухню. Кот побежал следом за ними, а Миша-Шатен лежал, как только что родившийся, и ничего не понимал.

Какие телезрители? Какой Вурхез из «Пятница-13»?!?

Я только что вылез на свет — я едва родившийся жеребёнок, которому хочется попрыгать, поскакать! А врач колдует над опасной опухолью, глубоко забравшейся внутрь глазницы, и одно только удовольствие, — «Барби, я ничего не чувствую!» - шептал случайный пациент доктора Тяпкина. «Сейчас она подойдёт», - обещал доктор, методично вскрывая нехорошую гематому. Вот странное же ощущение, думал Шатен, ничего не ощущая. Он видел перед собой маленького жеребёнка, стоящего в высокой траве ... какой он большой и сколько знает о нём, о маленьком. Но как из простого советского школьника Миши Кошечкина получился этот ... волкодав с его умением сканировать, но не смотреть, с рассудочностью, но не мышлением, с методикой вместо логики и с «пониманием» вместо сочувствия?!? И с сексом вместо любви ... К сожалению, никто не знает причину подобной социальной мутации, а людям видны только видимые её последствия. Однако в нём проснулась некая довольно художественная натура, которая не знала, как ей себя проявить. Вот она, стоит в высокой траве! А это ведь и правда не всегда понятно — как поступить и зачем? ... А впереди может быть невероятная известность, которая вознесёт его на уровень Колумба и автора шпионских историй Джона Ле Карре. Конечно, по абсурдности всё происходящее тянет, скорее, на творчество Йена Флеминга, но это тоже неплохо для довольно простого полицейского офицера из бывшего Советского Союза. А каким он был до службы в МВД? Когда-то он готов был совершать подобные открытия хоть каждый день, однако и склонность к насилию была для того парня вовсе не внове - отец это тоже чувствовал, хоть и обожал сына именно таким, какой он есть! Интересно, а что бы он сказал, если бы узнал, что его сын стал «контактёром», как это называется в научной фантастике, и познакомился с настоящими (а не рекламными) инопланетянами, а ещё попутно раскрыл одну из самых больших тайн современной России? «Познакомьтесь — это полицейский!» - сказал бы, и был бы, наверное, прав: раскрывать тайны и «контактировать» — это есть одна из профессий офицера полиции, каким бы тот ни был и где бы не служил.

Главное, выжить и не тронуться после этого рассудком.

У отца было много друзей среди функционеров МВД СССР.

А пока Шатен лежал на диване и вспоминал своего отца, над городом Зерокуль сгущались тучи, а в тучах прятались «тарелки». В голове болезненно вибрировала музыка - «Gained the world» группы «Морчиба», а НЛО космических муравьёв ощупывали город лазерными лучами. «Раиса, я понятия не имею! Но вам лучше одеться!» - слышал Шатен полурасстроенным слуховым аппаратом ... «В фильмах инопланетяне разводят людей, как мышей для опытов, - думал он сквозь полуобморок, - А я против, как та Баба-Яга из мультфильма!» ... он попробовал встать на ноги, но Барби вцепилась в него так, что он не стал спорить.

Тяпкин уложил его обратно на диван и продолжил работу.

Подошла Бунчикова, что-то поставила на стол:

- Когда он проснётся, накормите его этим, хорошо?

Тяпкин с интересом вытянул шею.

- Это — лёгкое, это дынька со льдом ...

- А-а-а! Тогда это обязательно, - заверил доктор и продолжил работу. Лёд сейчас пригодится не только пациенту ... А потом внезапно проснулся виртуальный жук Бигбаг. Вот уж «не ждали»! Шатен хотел сказать - «Не трогай!», но было поздно: кукла нажала на нужную клавишу смартфона, присела рядом и минут десять беззаботно болтала с «Зетом». Кстати, своего мобильного у неё не было. Не странно ли? Может, и странно.

- Ну, зачем ты это? Зачем?

- Тебе «приветик» от начальства, - передала Барби, ставя аппарат в зарядку, - Считай, что родился в футболке. А пока лежи и болей ...   

Однако Михаил просто всем нутром своим чувствовал, что ремонт глазницы долго не продлится ... В атмосферу планеты Земля с леденящим душу визгом входили всё новые, и новые летательные аппараты галактических муравьёв. «Сейчас они были почти незаметны, зато, когда стемнеет, горожане увидят светопредставление», - сказал доктор Тяпкин и нехорошо засмеялся. А вокруг охраняемого периметра один за другим появлялись полицейские седаны с дартами-вейдерами из магазина игрушек. Буквально — большой сбор «сил зла»! Да уж, у Михаила Николаевича было счастливое детство, но раньше это Он играл дартами-вейдерами и гуманоидами, а теперь вейдеры и гуманоиды хотели поиграть Им, притом почти в ту же игру. А после «той» игры многие из участников отправлялись прямо в мусоропровод. Дешёвый «ширпотреб», и не больше того. Однако тревожно квохчут бройлерные куры, бешено лают собаки на привязи. Возле общественной бани «Голубая лагуна» изумлённо застыли, словно в граните, два не очень трезвых обывателя. Чёрный кот Борька запрыгнул на подоконник и воинственно распушил толстый хвостище, а в соседней комнате заревел, как первобытное животное, огромный телевизор фирмы «JVS».

Не иначе как «Марс атакует!!!»

Барби спросила:

- Боже, что будет?!?

Ведьма ответила советом:

- Отойди от окна, пожалуйста ...

Рыжее от осенних листьев урочище НЛО обследовали с таким видом, будто Шатен был уже там и всего лишь где-то спрятался. Сначала они кого-то втянули в «тарелку», а потом презрительно выплюнули тех, кого втянули, прямо в ближайшее озеро, притом один из пострадавших так орал матом, что гуманоидные муравьи посчитали это за личное оскорбление ... Вечная проблема конфликта миров и цивилизаций была урегулирована с помощью прицельной стрельбы из бластера, а затем объёмным взрывом, угробившим почти всё живое, что плавало в этом водоёме, но только не сердитого гражданина ... гражданин ещё долго стоял на берегу, орал во всю глотку и грозил кулаками. А другая «летающая тарелка» обстреляла 1-ый горотдел Зерокульской полиции, - это они испугались обезьяноподобного старшего лейтенанта, который выбежал навстречу с чебуреком в зубах ... А что происходило на грузовой станции?!? Там царила серая холодная осень — вечная, как часто бывает на российской железной дороге - а ещё там дежурили чоповцы в доспехах и противогазах, но инопланетяне не учли факт их присутствия и начали обстреливать уходившие вагоны-химовозы. В результате один тепловоз ускакал без вагонов. Ну, а когда гуманоиды решили всё-таки приземлиться, то не поставленные на тормоза вагоны сначала крепко «бортонули» их «тарелку», а потом и вовсе умчались с весёлым постукиванием ... В результате НЛО так и остался стоять посреди осенней станции, в бессилии мигая посадочными огнями, и рядом с ним одна за другой высаживались партии боевых муравьёв.

Самым последним на грустящий железнодорожный гравий спрыгнул тот самый лейтенант с густо-чёрными рептилоидными глазами. Уж он-то хорошо знал, что мир - он круглый ... А он и правда круглый, и круглый всегда. Конечно, можно случайно задеть какой-нибудь рычажок на пульте управления и тогда Земля станет плоской, но на это понадобится санкция старого муравья с буквой «V» - их полковника.

А он не даст санкции.

Проверено. В космосе и без того весьма безлюдно.

- Занять гнездо двуногих! - прощебетал муравей-лейтенант и рванул в атаку на дарт-вейдеров. В конце концов — ну, то есть ближе к вечеру - зерокульские обыватели с некоторым удивлением обнаружили, что в районе железнодорожного терминала продолжается какая-то очень злая и ритмичная стрельба, - так это ж муравьи напали на дарт-вейдеров, а дарты-вейдеры в ответ напали на муравьёв, притом и те, и другие начали усердно колотить друг-друга по головам. Однако если сонное сознание обывателей и пробудилось в связи с этими событиями, то весьма ненадолго. Дело в том, что по ТВ начали показ 1959-ой серии «Семейной макаронной фабрики» - ну, это где летают на парашютах шимпанзе в красных «семейниках», видели? — поэтому граждане города Зерокуль немедленно уткнулись в «голубые экраны». Чувствуйте себя, как дома, товарищи-космонавты! Можете снести к чёрту весь этот город.

Вам простится.

Главное, серию не пропустить!

Тем временем, кондитерская «Уют» горела синим пламенем.

Это сделал Бэтмен, человек, увы, мелочный. Он не видел себя маленькой запятой в длинной истории родного города. Нет, дорогой товарищ Панкратов желал быть жирной точкой ... Вскоре к нему присоединился другой известный городской безумец — старший оперуполномоченный Алексей Макаров по прозванию «Макаревич». Личность Шатена незамедлительно вызвала у них чрезвычайно ожесточённую и очень продолжительную полемику. Притом одному из них он казался недочеловеком - неумным, незрелым и очень далёким от идеалов Голливуда и потребления - а другой с тихим ужасом находил, что у приезжего «мента» сильно не хватает «серого вещества». Ну, разве можно «просто так» пальнуть кому-то в башку из помпового ружья? Нет, так делают полные придурки! А поэтому его надо поймать и наказать!

Они орали дуэтом примерно полчаса.

Наконец, заткнулись.

- Пойдём, - махнул головой «Макаревич», - Чего ты ждёшь? Я знаю, где он ...

- А ОНИ где?

- Кто «ОНИ»? Да ты и не жди, понял?!? Поехали, блин ...

Какое разочарование, правда? Панкратов подпалил кондитерскую не только, чтобы посмотреть, как она горит, но и чтобы проверить реакцию бывших коллег по работе. Ведь Панкратов не всегда же был Бэтменом, правильно? А пожарные — ну, никак не приезжали ... Да хоть тресни, как арбуз! Они не спешат на пожар, и это почти умиляет:

- Когда в том году горел бар «Кукарача-холл», они тоже не ехали ...   

- Поехали, ты!!! - орёт «Макаревич», хватая его за руку, как ребёнка в магазине игрушек, - Быстрее!!! Быстрее!!! Быстрее!!! Эй, Панкратов!!! Мы ему покажем «Отче наш»!!!

Отважный «Макаревич» не хотел в случае всего брать на себя ответственность. А, если удастся спихнуть ответственность на кого другого, так это вообще «здорово живёшь»! Или неправда?

Правда!

Если ты идёшь в дикий лес, то обязательно бери с собой собаку. В крайнем случае её там и съедят. Вместо тебя ...

- Он про нас не знает ничего, а мы о нём знаем всё! - громко объяснил «Макаревич». Но на самом деле, он ничего не знал. А Шатен и кукла Барби сидели, тем временем, за столом и — спасибо доктору Тяпкину! — их день то ли заканчивался, то ли начинался заново. Они даже не сразу заметили, что кто-то подъехал и остановился под их окнами:

«Кто это там?»

Светлые брови Барби удивлённо поползли на лобик: это она услышала, как кто-то с радостным рёвом реквизирует их «Мерседес», и без того где-то угнанный. «Ты обязан съесть по крайней мере два бутерброда! Сейчас тебе всё пойдёт на пользу», - быстро сказала кукла Барби, которой нравилось быть чуть-чуть Мальвиной, и с интересом выглянула в окно. Ну, так и есть: по двору грозно шагали знаменитые городские страшилы - Бэтмен и «Макаревич»! Один напоминает известного артиста, а второй, как всегда, вырядился как мистер супермен из кинофильма. Кто бы знал, сколько он пьёт водки, этот мертвяк из 2003 года?!?

- Миша ... сиди спокойно. Я сейчас.

Половина лица Шатена было туго перебинтовано и он не очень понимал, что происходит. Ему казалось, что он распухает и превращается в воздушный шарик ... «Вот неужели из-за этих идиотов мне сегодня так и не выспаться!» - абсолютно внятно произнесла кукла и с раздражением отставила чашку чая. «Каждый имеет право на полный стакан!» - подумал Шатен и ... бессмысленно пожал плечами. А что сказать? Сказать почти нечего. «Как тебе?» - поинтересовалась кукла, кивнув на тарелки. Блюдо, которое он устало заедал бутербродами, было самым обычным пирогом из манки. Уж не сидит ли ведьма на весной женской диете? Кстати, а где она? «Сейчас мама встретит гостей и придёт», - сказала Барби и внезапно спросила, склонившись над столом:

- Куда бы ты их отправил?

- Кого?

- Например, того, у кого ты взял машину ...

- На Луну, - произнёс бывший сыщик. Ну да, это самое лучшее место ссылки. С Луны иногда падают, но редко возвращаются.

- На Луну не обещаю, - произнесла Барби и, наконец, одарила своего любовника самой очаровательной из женских улыбок. Что происходило за пределами кухни? Там происходило примерно следующее: перед Бэтменом и «Макаревичем» открылась дверь в самый завершённый из городских миров! Это была просто манна небесная, а не диетический пирог из неё! Итак, ведьма Раиса Михайловна Бунчикова скептически сложила руки на груди и облокотилась о стену. Сейчас — в свитере, штанах и белых кроссовках в стиле американских девочек-«чирлидерс» - она выглядела, как некая стареющая рок-эн-рольная дива, которая всю жизнь заботилась только об удовольствиях. И чтоб никаких стрессов!!! Шатен сразу понял, что Бунчикова - стихийная буддистка - «стакана на самом деле нет» и — баста тут, нет его ... Из гостиной с лукавым любопытством выглянул доктор Тяпкин: «Кто там, Рая?» - а Рая только недоверчиво покачивает головой из стороны в сторону и говорит ему:

- А никто ...

Визит оперуполномоченного показался ей не совсем своевременным, зато хамло и жулик Панкратов давно надоел ей и всем поведением своим требовал, чтобы его действительно взяли за ушко и отправили на Солнышко. Или лучше на Луну? ... Нет, туда - не надо! Во-первых, ведьма почитала Луну и молилась ей каждое полнолуние, а, во-вторых, на Луне и так мало места. В своё время астронавты США вынуждены были буквально ретироваться, когда увидели, как тесно на поверхности ночного светила ... Дело в том, что Бунчикова была в то время молода и неопытна - «сделать хотел козу, а получил грозу», как пелось в одной знаменитой песне — вот на Луне и не хватило места для прогулки под звёздно-полосатым флагом. Ну, что уж поделать, если в учебнике магии — 650 листов? А всякий ученик — это ведь и читатель, и переводчик.

И — как не хочется учиться, правда?

А ещё Бунчикова отлично знала на примере своего пропавшего без вести родственника: жизнь — это не тетрадка, в которой можно делать сколько угодно ошибок, а потом не помнить о них, считая, что они не нуждаются в исправлении ... Вон, Хранитель примерно так и думал, бросая своих деток то здесь, то там, то вообще где попало. А опытная женщина Рая Бунчикова потом их собирала и выращивала, как своих и любимых. Однако кто же виновен в его исчезновении и ... смерти, наверное?!? Ну, конечно, эти двое! Или ... кто-то один?!? Нет уж, не хватало ещё выяснять на досуге, что было раньше — яйцо или курица?!?

Фи-и!

К тому же, в Зерокуле им было тесновато.

- Закончили разговор, - решила, в конце концов, официальная городская ведьма. Доктор Тяпкин кивнул ей: - Заходите завтра и мы продолжим ...

Она, таинственно улыбаясь, прошла на кухню. Как просто всё решилось, не так ли? Успокойтесь, молодые люди! Она даже похлопала Шатена по плечу, - «Однако ещё не вечер!» Вечером Тяпкин взял у Барби ключи от квартиры и пообещал за пару дней отвезти мёртвого Вурхеза куда подальше, ну а Бэтмен и старший оперуполномоченный засели в гараже и начали пить водку - пить хорошо и большими стаканами имени художницы Веры Мухиной. Летающие над городом НЛО их не волновали, а вся видимость будущего была для знаменитых городских страшилищ пуста и почти неинтересна: ну, всё будет - как всегда, то есть практически никак. А до этого ... Шатена они ещё доберутся. Правда, «Макаревич»? Правда, Бэтмен! Если Ньютона не сожгли на костре, то только потому что спичек не было в продаже. Правильно, «Макаревич»? Правильно, Бэтмен! Этот Шатен у нас допросится, этот «мент», решивший изменить мир, и эта его ... красивая дурочка, как с обложки журнала — Барби Яковлевна Бунчикова! «Как-как ты её назвал? - с большущим удивлением спрашивал «Макаревич». Он знал о ней почти всё, что можно было узнать в городе и даже у инопланетян, поэтому обалдел от такого заявления, — Слышь? Какая она Яковлевна, брат? Ты что, совсем болен?!? Да у этой крали отродясь отчества не бывало!» - «А, что, у меня есть какое-то отчество? - сердито возражал Бэтмен, - Я как в 2003 году попал под газовую струю с «ЗероХима», так с тех пор себя почти не помню, как таракан отравленный!» - «Мы — это другая история!» - ответил «Макаревич» и оба они кивнули головами.

За окном медленно начинался новый день.

- Выпьем?

- Выпьем!

- Хорошо пошла?

- Хорошо пошла ...

- За «ментов»!

- Не, скачала за пожарных!

- За пожарных!!!

- Ура!!! Ещё по одной?

- Ещё по одной!

А утром их громко позвали:

- Макар и Бэтмен ... Идите жрать, пожалуйста!!!

Едва проснувшись, «Макаревич» сразу понял, что в мире что-то не так, - нет похмелья, и кругом какое-то очень чистое и светлое небо вместо тёмного гаража в Зерокуле, где на стенах висят костюмы пожарной охраны, а все углы затянуты паутиной. Старший оперуполномоченный находился на крыше пятиэтажного дома - прямо над красивой кленовой аллеей, в конце которой стояло что-то небольшое и высокое. Это ведь памятник, да? Но в Зерокуле только один памятник — «дедушке Ленину» - и тот больше напоминает Фредди Крюгера в кепке - а никакой кленовой аллеи в Зерокуле вообще нет и никогда не было. Что это такое?!? Внезапно перед «Макаревичем» протопали чьи-то белые резиновые сапоги, а перед носом появилась тарелка с шкуркой от курицы, вкусно пахнущей котлетой с луком и какими-то совершенно нищенскими обрезками от колбасных изделий ... Как хорошо, что о тебе заботятся! Но что такое случилось, что он стал маленьким, очень маленьким, меньше самого маленького ребёнка?!? А над ним возвышается мужик в белых сапогах из резины и спрашивает, нарушая все правила общения с сотрудником правоохранительной системы:

- Чё, Макар, не жрёшь???

«Макаревич» зашипел от возмущения и попробовал подняться на ноги, чтобы задать трёпку этому «коту в сапогах», но в итоге его самого потрепали, как кота, и чуть не сбросили вниз — туда, где кленовая аллея и памятник. И, вот, пришлось старшему оперуполномоченному немедленно ретироваться ... «Нет, сегодня точно не мой денёк», - подумал он, спускаясь с крыши на чердак. Там было светло и чисто. Однако всё вокруг стало невероятно большим, как в каком-то сюрреалистическом кинофильме, - большие стены, бетонные углы и пороги, и просто огромные граффити, нарисованные, по всей видимости, гигантами секса (тоже никак не меньше), и только один предмет из увиденных на чердаке был примерно одного с ним размерчика: к господину старшему оперуполномоченному быстро подошёл дымчатый кот, до смешного напоминающий Бэтмена из фильма Тима Бёртона 1989 года, — с белым «лого» под мордочкой и в ушастой полумаске.

- Привет!

Утро за пределами чердака оглашалось звуками проезжающих машин, лаем собак и беззаботным детским смехом.

- Узнаёшь? - спросил кот, похожий на Бэтмена, - Это я, Панкратов.

- А где мы?

- В Саратове ...   

- А что мы вчера такое пили, что оказались на крыше «хрущёвки» в Саратове? - ничего не понимал Макаров. Кот как бы усмехнулся в ответ:

- А то, что мы с тобой коты, тебя не смущает?

Тем временем, в Зерокуле раздавался ленивый крик петуха на ферме, когда-то принадлежавшей «Макаревичу». Петух как бы радовался, что он появился на свет в подходящий момент, и что он — настоящий, а не существо, образовавшееся во время космического беспорядка. А те двое - и Бэтмен, и «Макаревич» - принадлежали к совсем другой категории существ. Здесь они были чужаками, «ипсилонами», притом один был телезрителем, а другой инопланетянином, притом самым настоящим. Просто за многие годы, проведённые на Земле, его «крыша» изрядно прохудилась ... Теперь они медленно шагали, два бездомных кота, по прекрасной кленовой аллее в городе Саратове, до немоты удивляли собак и людей своим осмысленным и по-человечески безмятежным поведением. А ещё один из них говорил другому, что знает, как им снова стать «человеками».

Но зачем? Второй, в конце концов, так и сказал:

- Мы теперь говорящие коты ... Слышь? Цирковые телепаты!

- Ну?

- Мы ж феномены? - спросил второй кот с ударением на третьем слоге, - Я, вот, когда был пожарным, то всегда задумывался: а почему я простой пожарный?!? Это ж фигня какая-то ... Ведь это ж не по-человечески, правда? Вот именно. Слышь, Алексей? А, может, мы с тобой говорящими котами больше пригодимся, чем человеками, ась? - Какая-то здоровенная пуделиха с радостной собачьей улыбкой подошла к ним на пару шагов, но кот Бэтмен сказал ей: - Дзенькую, пани! - и псина грохнулась в обморок, - Знаешь, Макар, почему евреи не боятся поляков? Потому что среди них больше нет панов и графов! - высказав эту странную формулу, кот Бэтмен по-собачьи облаял толпу зевак: - Ав! Ав! ... О нас напишут в газетах и журналах ... Ав! Ав! Ав! ... нас покажут по «телеку» в программе Игоря Прокопенко ... Ав! Ав! ... Мы ж говорящие коты из Саратова!

Однако Макар — сумрачно молчал, низко опустив усатую морду. Был он плохим полицейским, а стал ... котом. А с говорящего кота шкуру спустят куда быстрее, чем с плохого полицейского. Даже спрашивать не станут и в суд не поведут, - «сознаю свою вину, меру, степень, глубину» и так далее. Или ты о людях ничего не знаешь, дружище? Да и собаки ... тоже ведь! Они людей уважают, а не котов. Нет, Бэтмен, теперь надо ждать, когда нас найдут космические муравьи, - «Но и с ними лучше не связываться! Они тоже тебе не мать Тереза, блин их всех!»

Хотел он махнуть лапой, да лапа занята.

А пока их «дежурство» на планете всё равно продолжалось.

7.

Шатен с некоторым юмором вспоминал, как носился наперегонки с «Фордами» частной охраны господина Туранчокса. Это весьма простое и нудное воспоминание так увлекало, что он даже чуть похохатывал: «Боже! Как интересно! Есть такие вещи, которых даже волки пугаются, а я всё это пережил и вспоминаю, как о ком-то другом!» ... Теперь понятно, чем отличается «мент» от простого обывателя? Обыватель может прожить всю жизнь, так ни разу не получив даже от хулиганов по морде, а «мент» получает каждый день и по шапке, и по шее, и только зубы скалит на парадном фото, где он в новенькой форме, при погонах и в омоновском берете красоты ради. Этакий полицейский трансформер, талантливое творение доктора Зета-Самоделкина. «Никому из моих пациентов выпивка, вообще-то, не полагается, но вам надо выпить», - говорил доктор Тяпкин и по чуть-чуть поил больного трансформера прекрасным домашним виски (или самогоном?), а ведьма настойчиво кормила приезжего человека тушёным мясом по-турецки. О некоторых особенностях доктора Тяпкина госпожа Бунчикова говорила очень сдержанно, и словно на большом расстоянии, - ну да, если тебе дай бог почти (или давно?) шестьдесят лет, и ты — женщина, то тебе придётся с терпением относиться к немолодым мужчинам с испорченной печенью. А ведьма, как заметил Шатен, продолжала считать себя женщиной, и на кладбище не спешила.

Ну, разве только за свежими косточками и черепочками? И то - одна нога — здесь, а другая ... И чем больше Миша сканировал ведьму, тем больше приходил к выводу, что всё-таки прав был похабный жук Генри Миллер:

«Нам в нашем мире не хватает — и мы даже не представляем, насколько не хватает — фантазёра, вдохновенного безумца!»

Впрочем, ведьма тоже, как и он, вполне почитала виски, «Джим Бим» или домашнее. Где-нибудь под самое утро и небольшими стаканчиками. И — пополам со старой благородной теософией.

Например, она читала «Тайную доктрину» и Гвидо фон Листа.

Неплохо под бурбон-кентукки, не так ли? Этакое житьё без забот и без прошлого, в вечной полутьме и практически в безмолвии. Генри Миллер мог бы ей позавидовать ... Глухая ночь и жирное свиное мясо, которое варится в чугунном котле с добавлением кабачков и жгучего перца, чеснока и серого кубинского сахара. На балконе стоит телескоп, направленный в ночное небо, а в телевизоре продолжается фильм с Робином Уильямсом, совершенным, как золото, - «Куда приводят мечты» 1998 года. Все мечты бредовы, пока они к чему-нибудь не приводят, не так ли? Но Шатен больше предпочитал другое кино - «Общество мёртвых поэтов» - 1989 года. «Там смерть буквально смотрит на людей! - объяснял он странные свои предпочтения, - А потому ... карпе дием! Ловите каждый миг, мальчики, и делайте жизнь необыкновенной!» Ведьма величаво кивала, соглашаясь с ним. Однако сильные эмоции не очень занимали её сознание. Она любила рутинный распорядок жизни:

- В моём мире всё прекрасно!

- Да-да, - слишком поспешно и со слишком большим облегчением соглашался Шатен. Все чувства — идеальны, сколько в них не запускай грязную лапу, и всё — постоянно, как серая мышь, нырнувшая в свой вечный дом. А ведь Шатен примерно так и жил, пока не превратился в глупого изгоя государственной службы. Можно мир завоевать и ничего не потерять, а можно потерять всё, просто собираясь утром на работу, - «На старт! Внимание!» и ... бегом марш по утренней Москве. За креслом, за погонами, за получкой, за срочным ремонтом для автомашины или за ещё чем-нибудь, что ценится в среде московских умников и снобов. Не смешно ли, что Робин Уильямс так достоверно сыграл русского беглеца-изгоя в фильме «Москве на Гудзоне»? Нет, не смешно ... Москва 21-ого века и правда переместилась куда-то в предместья Нью-Йорка, поэтому даже в Зерокуле теперь пили бурбон и читали Блаватскую.

Прям Генри Миллер - интеллектуальные дебри какие-то!

Однако такой ли уж сонный - этот Зерокуль? Он ведь и сам не знает, что спит. Может, и правда стоит запустить внезапно остановившуюся поп-скульптуру? Это ничего не обещает, но может помочь в качестве ... какого-то символа, что ли? Шатен ещё раз побывал возле дома, в котором жил Хранитель, и даже заглянул в окно его квартиры, ничего там не обнаружив. Он сделал это, переодевшись из гардероба доктора и напялив ужасно старомодную шляпу с большими полями. «Мне это напоминает рассказ «Живая шляпа», - незамедлительно ткнула пальчиком Барби, старину не уважавшая. «А особенно в с вашим разбитым лицом», - безжалостно добавила ведьма Бунчикова и тоже ткнула пальчиком, только в бровь, а не в глаз ... Зато старая шляпа буквально нейтрализовала своим гангстерским видом, и в местных обывателях при взгляде на неё что-то сильно не срабатывало.

Шатен был постарше Барби, но заметно моложе Бунчиковой, и поэтому никаких затруднений в связи со шляпой не испытывал.

На его счастье, наверное ...

Итак, Хранителя дома не было, и не было очень давно. Влезть в его квартиру никак не получилось, и Шатен к тому же сильно наследил, явившись прямо с дождя, но картинка у него получилась, увы, совсем не обнадёживающая, - ведьмин родственник объективно отсутствовал, притом продолжительное время. И что теперь делать? Где тот человек, который может всё объяснить? Соседи разве? Нет, с ними разговаривать ещё бесполезнее, чем с котом Борисом в телевизоре. Какие-то они ненормальные: один «чел» начал рассказывать о сто девяносто семи способах выиграть в телевизионную лотерею, а соседка слева — добрая женщина! - начала рассказывать о кастрации кроликов. Внимание бывшего сыщика на минуту привлёк мужчина, носившей кожаную шапку, напоминавшую кнопку компьютерной клавиатуры, но тот оказался пьян, а на ногах держался в основном благодаря старой привычке. Многие алкоголики довольно легко укрощают неприглядные физиологические реакции своих нетрезвых голов и задних проходов.

«Фу-у-у, блин!»- невольно произнёс бывший сыщик, когда тот дыхнул на него спиртягой:

- Ты это где так нажрался, тварь? Иди домой и спи!

Заморил червячка ... зелёного змия!!!

Он отпустил мужика, однако с очень большим сожалением. Почему-то ему представлялось, что пьяный гражданин шапке-кнопке может знать истину ... обязательно должен! Но ... какую? И нужна ли ему истина? А, может, он всё позабыл? Потом Шатен лихо подловил двух местных жительниц — лет примерно шестнадцати — но они просто поразили столичного жителя. Да, эти милые барышни неплохо знали Якова Ивановича (так звали Хранителя), поскольку жили в подъезде напротив, но он не интересовал их, поскольку не увлекался ... степом, скандинавским шагом и современной аэробикой. Оба-на! Бедные провинциальные девочки - два бройлера в кроссовках. Как их было жалко! Но Шатен отсканировал девушек и отпустил, притом молча, не критикуя. И чуть не перекрестился, иронически взирая на небо. В годы его прекрасной юности было много дворовых дурочек и пошлых проституток с белыми чёлками до самого носа, и встречалось немало смазливых воровок, но таких странных девушек он видел впервые — таких простых и ограниченных ... А как же мудрость и вечность?!? А как же прекрасное звёздное небо над головами? Или, к примеру, эта прекрасная рыжая осень в провинции и холодный дождик из серой тучки? Впрочем, если этим девушкам и приходится делать выбор между пошлостью и одиночеством, то они предпочитают пошлость. Вот интересно, а что написано в их гороскопах? Что они — «позитивные Овечки, которые делают правильный выбор»? Вон, Барби тоже Овниха, но как же она прекрасна, и как от них отличается ... Однако — нет же, нет! Она тоже довольно проста и меркантильна. Она умеет считать деньги. Но это как бы её секретное оружие. А этих девушек интенсивно облучают электронные СМИ, поэтому они не могут быть другими. Они не знают, что такое Пустота и почему некоторые девушки плачут в московском метро — нет, не знают! К тому же, они родились уже после химической аварии 2003 года и ничего не знают, кроме этого проклятого Зерокуля ... Но ведь Кукла Барби тоже никогда не выезжала из этого города, не так ли? И она утверждает, что это - отличный выбор, и что закон и порядок есть только здесь и больше нигде на свете. Ну, может, только в Париже? ... Ну, что ж, и на том правда, если сравнивать с Москвой. Вред, который приносит Москва, - чрезмерен (например, на десятый год службы Шатен представлял столицу как одну неодолимую гору покойников), однако, как говорят музыковеды, «многоплановость хита и есть его шлягер».

Старший в группе как-то раз с ухмылкой объяснял молодому оперуполномоченному:

- Представь: есть два парня. Один - в красном свитере, и он видит мир не так, как надо. Это непорядок, но терпимо. У другого, наоборот, взгляд именно такой, каким он и должен быть. А почему? А потому что он в зелёном свитере! А есть парень в чёрном свитере и у него инстинкты, как у скотины. Ты понял? Потому что он в чёрном свитере. Я, конечно, упрощаю, опошляю, и всё тому подобное, но это такая терапия!

Ну да, люди — несложные существа. Иногда всё решают свитеры.
 
Шатену, в конце концов, надоело опрашивать прохожих — всё равно никто ничего не знает! Тогда он снова взялся за творение Хранителя - за его поп-часы с боем. В наушниках звучал случайно скаченный ещё в Москве концерт джазиста Херби Хенкока, а Миша осматривал парадоксальное изобретение Машиниста. И надо же было применить столько старого железа! Вот они — непостижимость замысла и фонтаны фантазии. Одна труба уходит под асфальт, и другая тоже туда. Хоть бы одна торчала вверх, как цветочек, а то ... обе! И куда они идут? Ах, да! Тут должен быть привод от давления в городской тепловодосети, а давления почему-то нет. Однако прав был скульптор - весь мир сломался! Ему всё было видно с железной колокольни. Эх, руки бы поотрывать тому, кто поставил здесь это творение, однако поздно - тому типу уже оторвали голову!

Кстати, запах, почти как от тухлой рыбы.

Шатен снял шляпу и прочитал грустный монолог, состоявший из кусочков его же монологов, когда-то прочитанных перед генералом Козленко, - о том, о сём, о другом и о третьем. Наверное, Шатен был для него примерно тем же самым, чем был для Шатена Хранитель времени. Человек в колпачке и с моторчиком, смешной диссидент-изобретатель из провинции, рвущийся к неведомой цели на горизонте. Чем не популярный герой Владимира Высоцкого? Шатен именно таким и представлял себе его главного героя ... однако ж, как нет теперь Миши Кошечкина, сына состоятельных советских родителей, так нет и Якова Бунчикова, ведьминого кузена, скульптора по металлу. Бывают ли женщины-клоуны? Порно-императрицы, как он знал, - бывают, как и женщины-пауки и благородные дамы-богомолы (у одной такой он изъял аккуратно отрезанную голову мальчика по вызову и чуть не умер от ужаса), а ещё бывают злые бабы с наручниками, хлыстами и хлороформом и бывают замызганные учительницы в «очёчах», почему-то склонные к проституции, но ... женщины-клоуны?!? Шатен ещё раз задумался и медленно водрузил страшную гангстерскую шляпу обратно на темечко:

«Почему тебе, друг мой, подумалось о клоунах в юбке?»

Нет, он думал о ведьме ...

Однако всегда доверяй своим чувствам!    

«Наверное, это бывшая проститутка из категории «ресторанных» ... Все «ресторанные» - немножко клоунессы, как в фильме «Криминальный талант» - причёска, манера выпячивать детали, как это делают только актрисы, и все-все связанные с этим комические моменты. Да, какая-то демонически-сентиментальная шлюшка на пенсии, а её приёмная дочка Барби — это настоящая «френчиз», француженка из модной кулинарии. Совсем не знает культуру прошлых лет, даже 80-ых, носит в основном кроссовки и съедает каждый день по килограмму мороженого с кокосовой стружкой. Любит деньги и смотрит французское кино ... нет, она вряд ли родственница всей этой кампании. Она трагически не похожа ни на кого из них. Но Зерокуль ей нравится. А Ольга? Дочь покойного, - ухмыльнулся Шатен, - Ей бы пелеринку из перьев и собственную программу в прайм-тайме популярного канала, и тогда эта мулатка была бы королевой «глянца». А здесь, в дикой провинции она просто погибнет».

Сейчас он как бы делал выбор. Но почему «как бы»?

А потому что не было выбора.

Назад он возвращался, почти не прячась. Он не прижимался к мокрым стенам, и прямо смотрел людям в глаза. Пистолет лежал в кармане, не взведённый. Век живи, и век молчи. И - учись, а то и правда помрёшь, как этот Хранитель. И ещё запомни: что смешно в Москве, то не смешно в Зерокуле. Пускай смеются все, кроме тебя, понимаешь? Делай всё всерьёз. Разве ты раньше был смешным человеком? Нет, не был. Твои монологи сам Козленко, дурак такой, принимал абсолютно всерьёз, потому-то он с тобой и обошёлся не лучше, чем ты с Хранителем. Может, как раз поэтому ты и приехал в этот Зерокуль, где всё на гране фола? Впрочем, это воистину твоя аудитория, Шатен!

Внутренний монолог закончился безудержным смехом.

И тут же продолжился:

«Необходимо импровизировать, привносить в свою жизнь нечто новое. Ты, вот, так доверился этому Хранителю только потому что тебя научили верить диссидентам. А это ... это банально! И права была кукла, когда намекала тебе на неправильность решения. Жизнью правит диалектика. Это известно любому сыщику. А ты решил купить весь мир за несколько купонов? Дурак, любимец девушки-кондитера ... ты должен вернуться к тому, с чего начинал. В МВД, так ведь? Иди — проси и плачь! Угощай всех печеньками, как Нуланд на майдане ... не пройдёт и полгода, как тебе дадут должность в аппарате МВД. Или в территориальных подразделениях, что тоже неплохо для такого, как ты. Тебя же три года не было, не так ли? Или иди обратно в сыск и через год станешь полковником, а через пять-восемь лет генералом. А Барби станет генеральской женой. Не об этом ли мечтают все девушки-кондитеры?!? Как раз об этом: не за олигарха, так за генерала ... У бывшего шефа Бушмакина жена уже не первая, и она гораздо моложе, и Гоша Митин тоже женат повторно, да и жена Козленко - далеко не ровесница горячо любимого нашего генерал-майора Ивана Сергеевича. Зачем тебе этот Константин Борщёв со всей его юридической сволочью?»

Иногда зрители смеются, потому что надо смеяться.

Внезапно пробудился его любимый смартфон за 20000 рублей — замечательное приспособление для подсветки тёмных подъездов!

А как он хорош в подземных переходах! Медленно подходишь, и вежливенько этак светишь им наркоторговцу прямо в глаза — чуешь, мол, чем пахнет твоё увлечение, парень? 20 лет парашу таскать! А ещё он замечательно записывает умные разговоры.

Итак ...

- Эф, привет! Говорит «Зет», - Такое впечатление, будто «Карман» звонит от барной стойки.

- Да хоть «говорит Москва»! - в том же духе отвечает Шатен, не стесняясь весёлой грубости. Известно, что от шуток устают комики, но только не зрители, - Я ещё в городе, из которого дороги нет ...

- Чую, что тебя избаловали женщины, - пошутил работодатель. На заднем плане раздался тонкий голосок любимой жены «Кармана», очень миленькой миниатюрной блондиночки с голубыми глазами: «Мальчики, чмоки-чмоки!» - а потом несколько сдавленных смешков прямо над трубкой, - Как дела на нашей лесопилке? Ты раскрыл тайный потенциал территории?

Навстречу бывшему сыщику двигался пугающий силуэт водокачки.

- Гениальный эксперимент отменяется, Зет. Доходов от него я обещаю не больше, чем от игры на рулетке, - прямо пообещал бывший сыщик, - Сплошная зона риска. Просто свалка старых велосипедов, братан. Ты думаешь, что инопланетяне так глупы, что дадут интервью в прямом эфире? Как бы ни так. Они скорее взорвут весь мир, чем пожелают увидеть себя в самом центре такого стихийного бедствия, как наше популярное телевидение. 

- А мутанты?

- Ты хочешь снимать художественный фильм о мутантах?

Он чувствовал, что Борщёв улыбается — то ли его словам, то ли ситуации. Похоже, он пил коктейли и тискал жену у стойки любимого «Ляйсан-бара» на проспекте Мира.

- Я придумал, как нам согласовывать усилия, - говорил «Зет» улыбающимся голосом, - Пока не нужны ни армии, ни солдаты, ни художественные фильмы о солдатах. Сейчас наша проблема — связь. Ты наш человек на лесопилке, но пользоваться он-лайн мы не можем! Мы воспользуемся обычной почтой, Эф. Не электронной. Она у нас читается, притом почти у всех, включая тебя. Не спрашивай, откуда я это знаю. А обычная почта достаточно безопасна. Скинь по смс адрес, которым располагаешь ... на дополнительный мобильный Хазина. Этот номер мало кто знает, - предположил немного нетрезвый «Зет».

- Хорошо. Но не вижу в этом смысла.

- Но я вижу в этом смысл, - проворчал босс частной юстиции, - ... вижу ... и ещё! Конечно, это разговор не для телефона, однако я не вижу другого способа. Короче, Эф ... Время 18-45. Тебе надо в течение 12 часов найти этого Туранчокса и удостовериться, что он действительно жив. Возможно, что Ольга Бунчикова что-то скрывает ... - «Не дождёшься!» - мысленно ответил Шатен, - ... а поэтому предприми, пожалуйста, скорые меры. Давай-давай, у тебя всего 12 часов!

«Карман» предложил напоследок:

- Отдавай якоря, Михаил. Только осторожно. Ты нам нужен. Короче, в Москву пока не спеши. Поживи там подольше, поинтересуйся роднёй Ольги. Это может оказаться интересным.

- Как ты предлагаешь поддерживать связь?

- Мы будем пользоваться «шифром Кардано» ...

Сказал и отключился ... Только общий вздох города: ветер нежно прошёл по крышам и вершинам деревьев, стряхивая капли на землю. Михаил Шатен стоял под этим дождиком прямо у подножия старой водонапорной башни и думал о своём будущем успехе:   

Шифр Кардано? Шатен отлично знал, что этот метод идеален.

«Главное, не приглашать таким методом на свидание», - пошутил бывший сыщик. Что ж, теперь следовало вырезать специальную решетку-трафарет из толстого листа картона. Шатена с самого детства интересовало «как это работает», поэтому он любил усложнять себе задание. Пускай хоть в глазах двоится. Главное, найти выгоду ... Барби встретила его поцелуем. Обычно она очень заботилась о внешности, но только не сейчас, - похоже, кукла даже в зеркало не смотрелась ... Шатен с удовольствием поцеловал её в носик, затем нашёл в домашней библиотеке ведьмы несколько образцов творчества Леона Вишневского и с уважением сложил их в ряд на диване. Ему всегда нравилось, что этот автор напоминает физика-теоретика, - «Это один из тех, кто — по Станислову Лему! — не хочет умирать, не зная, как это происходит с точки зрения квантовой физики», - объяснил он хозяйке, Раисе Михайловне. Прекрасную книгу «Одиночество в сети» Миша-Шатен передал кукле и попросил держать её при себе во что бы то ни стало:

- Возможно, она тебе поможет понимать мои сообщения ...

В его московской библиотеке эта книга тоже была.

- Ты собираешься писать мне шифром?

- Да, дорогая Барби, - ответил бывший сыщик, - Я же не могу пользоваться шпионской микроточкой ...

- Ты умеешь пользоваться секретными средствами? - весело удивилась кукла, на что Шатен только пожал плечами — ему многое приходилось делать:

- Нас учили, что владеть специальными навыками — означает «убрать руки» от предмета своего расследования и, тем более, не касаться кобуры с пистолетом. Сейчас цифра бывает куда страшнее пули, понимаешь? Это дорогого стоит, дорогая моя, а инопланетяне теперь - самый главный секрет на планете. Это коммерческая тайна номер один, и нам необходимо сохранить её от моего начальства в Москве. Для этого нужно постоянно поддерживать связь. А я, - объяснил Шатен кукле, - выберусь из Зерокуля и попробую ввести Зета в заблуждение. Мне тоже давно надоело быть манекеном для офисного избиения. Я не собираюсь с ним переписываться, но за идейку ему «спасибо».

- Ты собираешься переписываться со мной?

- Да, милая, да ... Шифр Кардано действительно много круче электрокосы, а, если мы с тобой, Барби, сообщим миру, что инопланетяне уже здесь, и уже среди нас, то все эти Колумбы и Гагарины просто позеленеют рядом с нами.

- Сам не позеленей! - попросила Барби, однако книгу взяла. Она, как оказалось, никогда не читала Леона Вишневского. Шатен в ответ лишь улыбнулся - бывает! Он быстро накинул пальто, надел зловещую шляпу и пошёл в самый большой в городе магазин канцелярских товаров — в «Империю скрепок»!

А ночью он, выпросив ножницы, колдовал над листом ватмана.

Кукла Барби сидела в кресле и благосклонно смотрела на него.

Она как бы спрашивала:

«Что ты делаешь, дурачок?»

А Шатен отвечал - «Играю!» … Сейчас он словно вернулся в свою полицейскую молодость.

                *****

Ну, а пока он ходил за картоном, в гости неожиданно пришла ... Смерть. Да, «сама», в самом мрачном «прикиде» своём. Если раньше она и проживала на заботливо огороженной территории, то теперь выбралась наружу. Смерть стояла за порогом жилища и грустно-осуждающе покачивала головой. Есть такой блогерский совет - «Если не знаешь, как себя вести, тупи в любой ситуации!» Так вот, Смерть действительно «тупила», как обкуренная. Или как персонаж из французской кинокомедии. Сперва она робко постучалась в дверь, не решаясь воспользоваться звонком, а потом долго изучала ведьму, будто никогда её раньше не видела, - старательно пряча страшное лицо в глубине капюшона. Зато Рая Бунчикова взирала на Смерть с таким видом, будто это была не мумия с косой, а какой-то торговый агент, распространяющий средства от всех болезней — типа «Я уже знаю, где у Вас болит!» ...

Ведьма и Смерть не раз вступали в контакт, и знали одна другую, — буквально до шоково-стрессовых состояний.

Смерть приветствовала ведьму Бунчикову:

- Рада тебя видеть, сестра, - Она держала в костлявой лапе обрывок бумаги с адресом и фамилией, - Тут нераборчиво ... Шопен, да? Или не Шопен?

- Какой Шопен? - удивлённо переспросила ведьма.

- Вот я тоже подумала, - ответила Смерть, пытаясь прочесть фамилию на обрывке, - Какой-такой Шопен? Шопен давно у меня сидит под арестом, как и Сольери ...

- Что? Опять Моцарта побили?

- Нет, Бафомета ...

Свинтили демону рога, и — в бега! Едва догнали ...

- Может, вам к соседям? Тут один мужчина рекламной площадью торгует. Он много пьёт и считает себя Гарри Поттером. Алиментщик, и очень назойлив ... - объяснила ведьма, - жизнь этого человека такая приятная и столь обеспеченная, что у него, к сожалению, нет причин вешаться на ближайшем дереве.

Смерть задумалась:

- Не, это не он.

- А ещё он очень любит секс-игрушки. А игрушки у него в основном некачественные, дешёвые. Вы же знаете, милая, что у нас напряжение в сети не такое, как за границей ...

- И что? - не поняла Смерть. Ведьма объяснила:

- А вы представьте, что будет, если секс-игрушка сделает «козу» в его заднем проходе? Убирать улыбку с его лица будет уже «Скорая помощь» ...

Бунчикова не проявляла к ней вражды, но ей очень хотелось отправить старую по ложному следу. Действительно: почему бы ей не сходить в гости к кому-нибудь другому? Вон, есть, к примеру, «интимный парикмахер» Эдмунд Ухин-Брюхин, который «креативно» постигает лобки у гламурных женщин — может сердечко выстричь прекрасной даме или треугольничек, а может грибочек или поросёнка с дудочкой. А ещё он «открывает чакры» с помощью Библии, удава и молота - лишь бы платили! 

- Зато у меня всё бесплатно, - сурово прошамкала Смерть и снова взглянула на обрывок бумаги, - Тут адрес правильно написан, и это твой адрес, Раиса. Может, я опять опоздала?

- А вы вообще к кому пришли, любезная?!?

- Тут написано — Шопен! - снова повторила Смерть и пожала костлявыми плечами, - Хрен поймешь, что они пишут в нашей канцелярии ... Вот черти драповые! Но это должно здесь, у тебя в доме!

- Ах, да! - вспомнила ведьма Бунчикова, - Я же на той неделе травила крыс в гараже ...

Смерть шуток не понимала.

- Ты курить бросила, сестра?

- Ой, давно ...

- А пить виски и штурмовать шест для стриптиза?

Ведьма Бунчикова не выдержала:

- Ну, слушайте, милая! Я, по-вашему, напоминаю Гарри Поттера?

Смерть словно начинала с ней поединок:

- А протеины втираешь? Сексом занимаешься?

- О протеинах не скажу, - глуповатым тоном ответила ведьма и немедленно добавила, - а сексом я занимаюсь почти ежедневно.

- То-то и оно, - решила гражданка с косой, - Пора тебе до рая, дорогая Рая ...

Однако обречённая душа бывшей советской ведьмы почему-то не спешила возноситься, - вот так незадача! Вчера не спешила, и сегодня не хочет ... Однако в самом деле: ну, не искать же этого ... Шопена?!? Не-е, пора оставить молчание ягнятам. Если люди идут на всё ради денег, то Смерть руководствуется принципом - «Ты не бойся, у нас бесплатно» ... Смерть убрала бумажку в кармашек и быстро приготовила косу. Однако в этот неприятный момент ведьма Бунчикова словно подписала какое-то завещание. Такой у нее был взгляд ... Но своё ли? То есть «Последняя воля Раисы Михайловны Бунчиковой, любимой бабушки Гарри Поттера»? Ой, нет! Она слишком любила жизнь - буквально во всех её крайностях. Внезапно Бунчикова вынула из кармана домашней кофты совсем крохотный золотой шарик и как бы случайно уронила его на пол. Смерть подняла голову и ведьма на секунду увидела улыбку на её страшном лице с пустыми глазницами. Внезапно что-то щёлкнуло, весь этаж затянуло дымом, и на Смерть стремительно набросилось некое существо, более всего напоминавшее птеродактиля, - химера с длинным клювом и широкими кожистыми крыльями. В общем, если кто-то когда-то изгнал Раю из рая, то он поступил очень правильно.

- Прекрати, сестра! - прокричала Смерть, но ... стало как бы поздно. Окружающая реальность словно треснула на две части. Обычно визит Смерти заканчивается глубокой трагедией, однако здесь началось нечто обратное, - первобытная птероптица гнала Смерть вниз по лестнице, долбя её клювом с неистовой силой, а Смерть, как могла, отбивалась косой. В конце концов, все проходящие и проезжающие мимо «паровозного» дома граждане могли видеть такую, вот, прелюбопытную картину: дверь подъезда №2 настежь распахнулась и из дверного проёма медленно вылетел некий персонаж фильма «Парк Юрского периода». Причём он держал в лапах косу — ту самую, которой травку косят. А потом из подъезда появилось другое существо, более всего напоминающее монаха, но только скончавшегося лет сто назад, - в смысле, это был истлевший труп в рясе с капюшоном. Город остановился и замер. Многие граждане жили в «хорошем месте» и не смотрели ничего страшнее Гарри Поттера, а тут ... птеродактиль с визгом нападает на какую-то дохлятину, а та пытается отобрать у него сельхозинструмент (то есть косу «Литовка») и при этом матерится, как грузчик.

Ну, прям «фильм ужасов».

А, может, это преступный эксперимент генетиков?

Или невиданные плоды прогресса?!?

Раньше тишину города Зерокуля нарушал только нежный шёпот трав и тихий шум китайских электровеников (а также испуганное повизгивания запрыгнувших на люстру домашних собачек), а тут — матерная ругань Смерти и свист ящера! Потом многие граждане сели за колоды карт Таро и Книги толкования видений, но все карты врали, а книги обещали гражданам скорый апокалипсис и почти неизбежное Восстание самолётов. Боже, как это понимать?!? Восстание самолетов?!?

Ужас да и только!

Зерокульские метросексуалы никогда никуда не летали, поэтому они не знали, как на всё это реагировать. Но их тоже можно понять: человек проживает в четырёх стенах, как клоп в диване, поэтому забывает о небе, о звёздах, о стремительных полётах в тёмном осеннем небе ... забывает о радости, о грусти, даже о себе часто забывает. А ведьма вообще о нём не помнила, хоть и могла по своему щучьему велению превратиться практически во что угодно, кроме авиалайнера, - в орла, в ворона, страуса, и в птеродактиля тоже ... притом для этого вовсе не нужно скачивать мобильное приложение за 121 рубль или покупать, к примеру, магическую цепь с серебряной гирей, которую рекламируют в программе «Торговля на диване». Нет, как всё настоящее, талант ведьмы Бунчиковой перешёл к ней по наследству. Кажется, Фокс Маулдер из «Секретных материалов» сталкивался с похожими суперменами? ... Сталкивался, и почти в каждой серии! А потом метросексуалам стало казаться, что пора скушать шоколадку «Хрю», и весь город принялся чавкать, как жирная свинья редкостной породы. А ну их всех в болото ... Правильно? Главное — получать радость! Покупать радость! Или «толкать» радость! Не за дорого. За 999 рублей.

Прошло ещё немного времени и Смерть, наконец, получила назад свое орудие. Даже «спасибо» сказала. А ведьма Раиса почти блаженствовала, сидя высоко на ветке ... Потом Смерть залезла в рейсовый автобус 10-ый номер, конечная которого называлась очень лапидарно - Ритуальная. Пассажиров а тот день набралось немного, и все они отупело таращились на сидевшую в шестом ряду гражданку с почти упиравшемся в потолок опасным предметом. Однако вопросов никто не задавал. Ну, едет гражданка с косой на кладбище — ну, и чего тут удивительного? Только водитель разок-другой обернулся, чуя неладное. Когда же автобус начал медленно разворачиваться на конечной, старуха Смерть с зубастой ухмылкой спросила:

- Надеюсь, вы заплатили за проезд?

Пассажиры припухли. Контроля в тот день не было.

- Вот всегда так! - сказала Смерть в немалом расстройстве чувств. Она коротко махнула косой и ... старое зерокульское кладбище лишилось почти всех сотрудников, включая директора товарища Безлимитного.

- Надо платить за проезд! - сказала старая и погналась за водителем. Бедолага-водитель, он работал в основном с утра или вечером, и всегда боялся, что получит от этого запор в хронической форме. А получил нечто пострашнее. Кто сказал, что Смерти — нет?!? Так вот она, догоняет с дьявольским хохотом! Это Бога никогда нет, когда он нужен, и, наверное, нет Дьявола (хотя повсюду встречаются его поклонники), но Смерть найдется всегда. И для этого не надо убегать в свои грёзы. Нет, достаточно всего лишь выйти с утра на работу.

- А-а-а-а-а! - орал «водила» во всю глотку.

- Стой! Стой! Стой! Стой! - требовала смерть. А «водила» никак не останавливался. Вот так они и бегали три часа по всем окрестным микрорайонам. Эх, хорошо, что хоть ветер в тот день не очень буйствовал. А то могли бы и простудиться, не так ли? ... Что было дальше? А дальше Смерть увидела умильный пейзажик - ах, игра теней и случая! - а именно целый косяк наркоманов, распивавших крепкие напитки прямо на игровой площадке возле детского садика «Весёлые бегемотики». Какими-такими млечными путями они здесь оказались, Смерть, конечно же, не знала, но они ей понравились - этакие активисты движения «Наркоманы без границ» ... несчастные и неосторожные пешеходы на скоростной трассе нашего времени! Все пьяные и с засученными рукавами ... И как она их раньше-то не замечала?!? Смерть взяла на изготовку свой бритвенный прибор, и грубо потопала наводить общественный порядок.

Вжик — и всё готово!

Нет, Смерть вовсе не осуждала этих людей! На их месте она тоже стала бы наркоманкой. Ведь кругом — Каменный век ... Смерть вытерла нос рукавом, прикурила от зажигалки дымную сигаретину «Imperial tobacco», взвалила косу на плечо и бодро пошагала на городское кладбище — всё, пора спать!

                *****

Тем временем, в другой части расколотого мира бывший сыщик Михал-Николаевич Шатен шел неторопливым шагом по идеально мокрым дворам Зерокуля. Вот навсегда оставленная хозяином «Лавка краденного» с чьим-то старым телевизором в витрине, а вот школа чирлидинга. Ну, а куда без них в нашем мире?!? Интересное такое приобретение 21-ого века ... «Не знаю, как у них в США, а у нас это всего лишь девчонки-мишени для педофилов!» - Шатен отлично всё это знал, поскольку ему приходилось задерживать субъектов с некими определенными интересами. Почти все они фетишисты самых разных профессий, а кто не фетишист, тот бывший физрук или тренер молодёжной команды ... Вот старый двухэтажный детский садик с каким-то беременным бегемотом на вывеске, а вот мчится, как лошадь, какой-то мужик с разинутым ртом — опухший, как после пьянки, а в глазах — ужас. Он остановил Шатена и начал что-то ему объяснять, судорожно хватая воздух ртом и руками ... Такие люди превращаются в жестоких агрессоров, стоит только с ними заговорить и проявить некоторое участие, поэтому лучше с ними не беседовать. Шатен нехорошо ухмыльнулся и толкнул гражданина на капот ближайшего автомобиля. Взвыла противоугонная сигнализация и в окнах нескольких квартир моментально включился свет. «Бывай, мужик!» - Шатен спрятал лицо в воротник и быстро пошагал — раз-два, раз-два, раз-два! Стой!

Раз-два!

- Где вы ходите? - встретила его ведьма, как ни в чём не бывало. Она была в толстой зелёной кофте и американских джинсах, и производила какое-то очень странное впечатление.

Видимо, тут что-то случилось!

- Я купил нужную вещь. Картон ... Где Барби? - спросил он, снимая ботинки. После пробежки по холоду сильно болело лицо.

- Она спит, - сообщила ведьма. Ей, похоже, нравилось участвовать в судьбе интересной девушки-блондинки, - Барби трое суток не спала, пока вам было плохо, и теперь отдыхает.

- Да уж, - признал Шатен, - Меня крепко шарахнули ...

Они добрались до непостижимого шкафчика над холодильником, в котором — под изображением глаза, вписанного в треугольник – хранилось прекрасное домашнее виски с фермы доктора Тяпкина. Ведьма предложила Шатену поучаствовать в священнодействии:

- Выпьете со мной, мужчина? У меня, как говорится, нет врагов, но их плодит моя неосторожность ...

- Вы это о чём? - чуть насторожился бывший сыщик, но ведьма только махнула рукой:

- Проехали, сэр! Кайфануть не хочется?

- Вы о наркотиках?

- Нет ...

На стене - страшное зубастое чучело тигровой рыбы Голиаф из Африки, а на столе - маленькие котлетки, которые ведьма звала «минутками» (а они и правда быстро готовились) и много таких же небольших и очень вкусных салатиков, которые в годы молодости Мишиных родителей назывались «дипломатическими», - их подавали, как правило, на раутах в союзном МИДе. Другое называние - «Ракета «Томагавк». Дело в том, что отведав такого салатика, народ, как правило, долго не появлялся из туалетной комнаты, притом чаще других страдали граждане США.

- Что вы нашли?

- Я ничего не нашёл, Раиса Михайловна. Не судьба. Я поговорил с несколькими гражданами, включая соседей, но ничего путного не узнал.

- Как по-вашему — мой родственник жив? - прямо спросила ведьма. Шатену захотелось ответить: «А разве вы сами не знаете?» - но он только развел руками:

- Нет. Но могут быть варианты.

Да, все мы качаемся на веревочке. А когда-то парили на детских качельках ...

- Мне ничуть не жаль моего родственника ...

Шатен тут же представил себе, как складывались их отношения. Что-то вроде «Достала уже, сеструха!» - и всё в том же духе.

А ведьма продолжала:

- Я всегда смотрела на него и думала о том, что плачу его долги и трачу огромные деньги на содержания его жилья и творческой лаборатории. Нет, за деньги любовь не купишь, даже мою ... Тем не менее, мы с Яковом Ивановичем ходили в один детский сад и заканчивали одну школу. Только институты у нас неодинаковые — у него был строительный, а у меня типографский. Вас не удивляет? - спросила Раиса Михайловна.

«Ах, уж эти родственники», - подумал Шатен.

- Я тоже привык жить немножко вверх ногами, - ответил он, медленно помешивая кофе. Стаканчик с домашним виски ожидал своей очереди, - Я когда-то закончил Юридический институт.

- Дочь говорила, что вы из полиции ...

- Да, но с тех пор столько всего случилось, что у меня могло бы не хватить места для новых фотографий, - В квартире ведьмы Бунчиковой повсюду висели фотографии какой-то молодой и счастливой женщины с темнокожим ребёнком. Она одета в самый радикальный сценический костюм Джоанны Джетт, и волосы покрашены в густой и тёмный «сильвер», однако при ближайшем рассмотрении становится понятно, что на фото - хозяйка дома, только ... почти тридцать лет назад. Вот оно, настоящее святилище прошлого. У Миши Кошечкина никогда не было такого количества личных фотоснимков и он никогда не развешивал их по стенам. К тому же, он никогда не был «металлистом».

«Эх, видел я счастливых людей, только трезвых среди них не бывало».

Шатен отпил немного виски. Странное умиротворение приносили эти глотки.

- Я хотела бы вас поблагодарить, - произнесла стареющая ведьма, - Женщина — мать всего живого, но она же и самая беззащитная тварь на свете. Я имею в виду того негодяя, которого доктор скоро вывезет в карьер и бросит на корм покемонам. По всей видимости, его подослали к моей приёмной дочери, но там, слава богу, оказались вы с пистолетом ... 

- У Барби есть враги?

- По всей видимости, появились. Когда копишь по грошику состояние, сортируешь, приобретаешь, то, как правило, у тебя вскоре появляются недоброжелатели, - объяснила ведьма, - После нескольких беспокойных дней и ночей я пришла именно к такому выводу. Сперва - Яков Иванович, а потом кто-то пришёл за моей приёмной дочерью ... Ну, почему «кто-то»? - пожала плечами Раиса Михайловна. Сейчас Шатен увидел в ней нечто актёрское, даже мхатовское, - Мы знаем этого человека. Это была такая мразь, что после него придётся отмывать прихожую.

- А точнее?

Ведьма перевела взгляд на Шатена:

- Это бандит и убийца. Когда-то он успешно торговал микроволновками и японской посудомоечной техникой. Мы покупали у него оборудование для нашей кулинарии. Этого достаточно?

Шатен спросил, уже как полицейский:

- Вы кого-нибудь подозреваете?

- Я не удивлюсь, что это Туранчокс ... но только не сам, а через Панкратова или, допустим, «Макаревича», - ответила ведьма с какой-то невыразимой скорбью, - Он по-прежнему держит себя в резерве, посылая вперёд дураков и наёмников. И, разумеется, они очень испугались, когда вы приехали в наш город. Отсюда и необъяснимая агрессия по вашему адресу. Я знаю нашего сеньора Пипеткина, поскольку была директором по кадрам на «ЗероХиме», и не уверена, что он бросил все свои старые занятия и занялся решением шахматных заданий. Вы, наверное, спросите о моей приёмной дочери Ольге? - в упор спросила ведьма и сама же ответила на свой вопрос: - Я была против её решения выйти замуж за Туранчокса. Этот человек покрутился в нашей квартире всего полчаса, а девушка просто отбилась от рук. Я спросила её - «Ты хорошо подумала?» ... но Ольга меня не услышала. Она услышала зов больших денег.

- Она действительно дочь Машиниста времени?

Несколько растерявшись из-за довольно неудобного вопроса, ведьма пожала плечами и будто по секрету ответила ему:

- Мой родственник пребывал в вечной благодати, за что и поплатился. Когда-то, учась в аспирантуре, он познакомился с симпатичной молодой студенточкой с африканского континента, от которой у него родился ребёнок. Ничего плохого в этом не вижу, однако Яков оказался таким ничтожным отцом и мужем, что мне пришлось вмешаться. К тому же, его супруга тоже вела себя не лучшим образом, а потом и вовсе сбежала в США. В конце концов, мы встретилась в Нью-Йорке, и я убедила её отказаться от родительских прав. Да, я выглядела как русская сумасшедшая, однако Ольгу я вырастила как родную дочь ...

Кажется, ведьма была не только буддисткой, но также и стоицисткой под номером 8: стакан наполовину пуст, и так мне и надо, несчастной ... Такие даже умирают без оглядки. Нехороший генерал Иван Сергеевич Козленко мог бы гордиться этой героической женщиной. Интересно, а какого мнения придерживался диссидент Хранитель? И почему они не поладили? Не уж-то бездетная и безмужняя ведьма так страшно вмешивалась в его, быть может, безалаберную жизнь? Ведь есть такое заболевание одиноких женщин — интересоваться личной жизнью близких родственников ... однако все тяготы семейной жизни с появлением таких «помощников» только усугубляются. Или они вела психологическую войну с самого детства? А откуда, в таком случае, взялась Барби? Или эта старуха Шапокляк нашла ещё кого-то, в чью жизнь можно беспощадно вторгнуться, наведя там свои порядки? Ну, нет, нет. Она вовсе не старуха. Может, она когда-то отказалась от большой актёрской карьеры? Или от карьеры «звезды» российского рок-небосклона? Этакая рок-ведьма, читающая авангардную поэзию?

- Я знаю, зачем вы приехали в Зерокуль, - проворчала Раиса Бунчикова, - но, поскольку вы давно перешли все границы, то я вам всё объясню. Как бы познакомлю с гостями, которых здесь нет. Ведь вы приехали по делам Туранчокса и его бывшей жены? Эти люди жаждут денег и насилия, и им совсем нет дела до нас и нашей безопасности. Кроме того, у них очень много связей в Москве. Я называю их «трюкачами», вот только трюки у них всегда одни и те же. Вы знакомы с Никаноровой? Она похожа на Каркушу из «Спокойной ночи» ... Видите ли, с Наташей по прозванию «Матрёшка», которую вы здесь ищете, я хорошо знакома с самой молодости. Это и есть Никанорова — Вера Никанорова, первая и, по-моему, единственная жена Туранчокса, которая многое с ним прошла и вынесла. Из неё получилась бы замечательная генеральская жена. А «Наталья» и даже «Матрёшка» она только по своему турецкому паспорту, и то - по старому ... Понимаете, Вера так привыкла втирать очки деловым партнёрам, что уже не помнит, сколько у неё паспортов. Наверное, вас, сыщика, интересует род её занятий?

Шатен с готовностью ответил:

- Да! Честно признаюсь, да! Очень интересует ...

Однако всё оказалось предсказуемо. Он ничему не удивился:
   
- Она держит в Стамбуле несколько гостиниц и фирму эскорт-услуг — элитная проституция, проще говоря. Вы вздрогнули, Михаил? Это правда, а на правду не обижаются. Так вот, в прежние времена мы с Верой часто отдыхали на турецких курортах, вдвоём или втроём, и именно там, - уточнила ведьма, - Вера Фёдоровна предложила мне удочерить ещё одну девочку. Я в тот момент была в непростом положении: Ольга сильно подросла, моя непослушная африканская пантера, а я, извините, не специалистка по воспитанию подростков ... Если девочка взрослеет, то это меня не касается, - произнесла ведьма, которая не боялась Смерти.

- Знаете ли, Раиса Михайловна, мне иногда очень нравится странный выговор Барби, - иронически ухмыльнулся Шатен. Ах, Шатен и Барби! - Но ведь она же не всегда разговаривает с этим странным иностранным акцентом?

- Я тоже не могу это объяснить, - таинственно улыбнулась ведьма: - У моей дочери иногда пробивается какой-то акцент, но я думаю, что наша принцесса просто шутит ... Кстати, я хотела бы вас предупредить: Барби Яковлевна очень хорошо освоила управление бизнесом и стала неплохим кондитером, но она может вас разочаровать, дорогой Миша. Барби - особа с не очень сложными ценностями. Она любит французское искусство, но сама не «монпарно», если можно так сказать о женщине ... Кроме того, она не так чувствительна и не всегда склонна к лирике. Вы хотите знать, откуда она взялась, такая здоровая и очень красивая? Я тоже спрашивала об этом у Никаноровой, но ничего не узнала. Если рассуждать объективно, то получается, что её мать имела отношение к эскорт-услугам.

Слово «мать» прозвучало как ругательство. Значит, эскорт-услуги? Шатен допил виски и отставил стаканчик. Чего только не бывает в мире, и с чем только не сталкиваются полицейские из подразделения по преступлениям на почве секса! Сутенёры, педофилы, фетишисты, проститутки, страшные маньяки-костоломы, которые уродуют проституток просто из ненависти к их профессии ... Одни пошли на панель из-за своей расшатанной психики, а другие утверждают, что проституция может быть фамильным проклятием. Притом, если женщина не отдаст ему должное - проклятию своему - то это может породить чувство вины, притом Зигмунд Фрейд тут не помощник ... однако личность - это всегда совокупность сердечных травм и переживаний. Что уж поделать?!? У одной красавицы с таким «проклятием» Шатен изъял чулок, завязанный на три узелка, и долго не мог понять, зачем он ей нужен.

Шатен спросил:

- Вы думаете, что я испугаюсь, да?

- Запечатайте этого демона в себе, - предложила ведьма и произнесла одну из заповедей отечественных сыщиков:

- Нельзя слишком много знать о людях.

Алгоритмы, коды, сценарии ... Люди проживают не свою жизнь?

- Я не думаю что девочка как-то ответственна за эту Матрёшку из Стамбула, - смиренно проговорил бывший сыщик полиции, - Но вам ... большое спасибо, Раиса Михайловна. Конечно, я подозревал, что гражданка Никанорова нам мозги компостирует, заявляя о кончине бывшего мужа, но, что Вера Никанорова и Наташка-Матрёшка — одно лицо, я, извините, не предполагал. У меня, конечно, было такое подозрение, но я, признаюсь, сильно грешил на Росинку. Кстати, откуда у неё это прозвище?

Ответ прозвучал моментально:

- Моя Ольга хитра совсем по-другому. А прозвище дал отец, большой фантазёр. Надеюсь, вы понимаете, что мой кузен Яков Иванович числится официальным отцом Барби Яковлевны?

- А кто придумал имя?

- Мне это не известно, Миша. Это надо узнавать у Веры Фёдоровны ...

В прихожей надоедливо звонил телефон. Как будильник.

- Вы, Миша, любите моцарткюгели?

- Что?

Она предложила к виски большие и круглые конфеты-марцепаны, покрытые шоколадом, а потом внезапно нашёлся австрийский апфельштрудель — яблочный рулет, крайне неудобный из-за липкой сахарной пудры, но очень популярный у «продвинутых» московских домохозяек. Шатен и ведьма с удовольствием взялись за самое сладкое. Итак, отметил бывший сыщик, ведьма с удовольствием готовит немецкие блюда, а Барби - только турецкие, болгарские или венгерские. Странный вкус у этой семейки ... Сейчас прекрасная кукла крепко спала, словно окутанная прозрачным сказочным коконом, но Шатену казалось, что ей бы понравилась эта трапеза в стиле Зигмунда Фрейда.

- Я хотел бы посветить вас в свои планы, - произнёс он, движением головы попросив, чтобы ведьма наполнила его стаканчик, - Спасибо большое, Раиса Михайловна ... Итак, мои начальники в Москве хотели бы сделать новую тайну из уже существующей, а я решил ... сделать по-другому. Это будет выгодно и вам, и мне, и Барби. Люди ведут нереальную жизнь, состоящую из переводных картинок, но я хочу их оживить — в смысле,  и людей, и картинки. Я хочу изменить все коды, сценарии и алгоритмы развития нашей цивилизации. А ещё я хочу сделать так, чтобы изображения инопланетян перестали шаржировать массовое сознание, понимаете? И пусть они придут в нашу жизнь, эти «зелёные человечки», и пусть живут, как равные. Когда-то откровением было открытие Америки, а потом первый полёт в космос. Правильно? Теперь, как мне кажется, настало время ещё раз открыть Америку ... Вы ведь хорошо знакомы с инопланетянами и знаете, как к ним обратиться?

- Да вы с ума сошли, Миша? - с иронией спросила ведьма. Да уж, твой мятежный дух желает воспарить, как Икар, а там ... люстра, - Почему вы подумали, что это обрадует человечество? Когда мы видим новое, мы начинаем сравнивать, не так ли? Вот, вы видели инопланетян — так? И какое у вас осталось впечатление? - допрашивала она, - По-моему, у этих существ нет ни стыда, ни имени. Их следовало бы выплюнуть — не за столом сказано! — и более никогда не пускать в наш юный мир.

Мимо старого «паровозного» дома громко промчался рейсовый автобус. Звук его двигателя не менее узнаваем, чем облик «летающей тарелки», - таково волшебное влияние материальной культуры! Несуществующее не менее очевидно, как и то, что существует. Шатен видел: звёзды на небе кажутся столь же яркими, как обычные автомобильные фары, а где-то среди них и правда мигала разноцветными посадочными огнями транспортная «летающая тарелка» с «Чёрного принца», одинокая и вполне настоящая. За штурвалом НЛО сидел муравей-лейтенант с густо-чёрными рептилоидными глазами. Он старательно заводил аппарат на посадку ... Ведьма захлопнула балконную дверь и задёрнула прекрасные сиреневые шторы. Сев за стол, она выпила виски и драматическим актёрским голосом произнесла:

Нас утешает Смерть, и на беду она же
нас вынуждает жить. Она — всей жизни цель.
Надежда доблести с тяжёлою поклажей
и одобряющий, вперёд влекущий хмель!

- Из старых поэтов я люблю Ламартина, а из новых Бодлера, - сообщила Раиса Михайловна и наполнила стаканчики. Когда-то пределом цивилизованности было знание стихов, а теперь этого то ли слишком мало, то ли космически много ... А как Вы оцените? К примеру, Шатен слышал в детстве одно, а во взрослости узнал другое. Наверное, то же самое переживал Колумб, а потом Гагарин. Но Юрий Гагарин - это теперь нечто сродни Бодлеру, а не Колумбу. Это устарело! И устарело не потому что прошло много лет, не потому что ракеты стали другими. Вовсе не поэтому. А потому что успех ассоциируется с кредитом за 12% — вот почему! А вместо антибиотиков принимают БАДы и пробиотики из телерекламы. И все хотят «кэшбэк», хоть и не совсем знают, что это такое ... А в прайм-тайме показывают вовсе не Колумба, и даже не Гагарина, а гомосексуалистов и наркоманов ... и даже программа «Спокойной ночи, малыши» и та сослана на задворки массового сознания, - вот почему всё кругом устарело! А что пришло на смену? Реклама, реклама, реклама, реклама, реклама, реклама!

И ещё раз реклама.

Шатену показалось, что на балконе вспыхнул огонёк сигареты.

НЛО приземлилось ...

А Шатен сидел на кухне ведьминой квартиры и размышлял о будущем человечества. Для космических муравьёв Земля — дурдом, а то и клоака, которую надо уничтожить, а для землян ... ну, не обязательно. Немногие воспринимают наш мир как чужеродную среду. Однако многие сограждане убеждены, что без инопланетян на Земле пустовато. А какие можно на них сделать деньги? Просто огромные, как само космическое пространство. И они должны достаться если не ему одному, то немногим, - Шатену, Барби и Бунчиковой ... Ну, может, ещё доктору Тяпкину, раз он так близок к семье? Они вчетвером поделят миллиарды! А это - дома, роскошные квартиры, лимузины и память многих поколений ... И вряд ли они повторят ошибки Колумба, вернувшегося из Нового света в долгах и наручниках — вот это никогда! Нет, глаз и чутьё никого не обманут ... а уж, тем более, не обманут бывшего сыщика. «И не таких китов гарпунили», - упрямым тоном произнёс Михал-Николаевич, уже приготовившийся стать богачом и героем Википедии. В этот момент, в кухню с каким-то блуждающим видом вошла кукла Барби. Она молча обнялась с матерью и устало пожаловалась на беспокойный сон, хотя спала девушка, как говорится, «без задних ног». Кукла села на пол в позу Русалочки, и Раиса Бунчикова с удовольствием погладила её по прекрасным волосам, - даром, что ведьма ... Впрочем, это же современная ведьма. Да, она — современная. Как и все настоящие ведьмы, Бунчикова принадлежала эпохе Цирцеи или картин Фрагонара, но она признавала одинаково и чёрную розу, и белую вазу, - ну, чтобы оттеняла ... А потому неудивительно, что всю молодость она проходила в чёрной коже и серебряных кольцах, что читала Бодлера и Готфрида Бенна, а просыпалась под «Rainbowe» или «AС/DC». А под что Вы просыпались в 80-ые? Под «Ласковый май», как сейчас просыпаются под «Ленинград»? «Вот это и есть клоака», - могла бы сказать «металлистка» Бунчикова.

Но сколько можно жить во мраке? Всё делать во мраке?

Это хуже язвы на теле.

- Миров амплитуды,
эонов бег.
Всю тяжесть остуды
несёт человек:
лесу — молчанья,
полям — немоты!
До окончания.
Кто был ты?

- «Лобное место» Готфрида Бенна. 1922 год ...

С появлением Барби разговор стал простым и фактическим.
 
- Вы читаете стихи, которых я не знаю, - обратился сыщик к ведьме, - Но мне тоже одно время представлялось, что я занят не своим делом и что я ... какая-то художественная натура и всё тому подобное. Я и сейчас иногда так думаю. Но жизнь призывает вернуться в лес, на дерево. И поэтому люди смотрят рекламу, понимаете? Вот, Барби (девушка немножко удивилась, что о ней говорят так, будто её нет в помещении) мне вчера сказала, что ваша кондитерская сгорела неделю назад ясным пламенем и что поджигателями были ... этот Бэтмен с каким-то незнакомым типом. Почему вы не вызывали правоохранителей?

- Нет, не вызывали, - почти хором ответили женщины ...

- Не хотите иметь дело с «Макаревичем»?

- Забудьте о нём, Миша, совсем забудьте, - смеющимся голосом произнесла Барби и чуть не замурлыкала, когда ведьма снова погладила её по волосам, - Мы о них забыли, как о страшном сне.

- А где они?

- Сейчас они любуются памятником в Волгограде ... Они находятся внутри него. Что касается кондитерской «Уют», то нам, конечно, очень жаль, но не до такой степени, чтобы горько плакать.

Ведьма с улыбкой добавила:

- У нас всё застраховано.

Шатен невольно ухмыльнулся: всё застраховано? Это хорошо, но проблемно. И колдовство тут не поможет. Получить страховку за недвижимость — смертельный номер не только в провинции, но и в столице. К примеру, чины полиции иногда стремятся любой ценой добиться совершенства по службе, а страховщикам и банкирам это как бы ни к чему. Им лишь бы отвязаться, и торчать потом с видом полосатых хищников на арене цирка, - дескать, вы отгорожены от нас железными решётками! Не Мы, а Вы ... а потому Мы ничего Вам не должны. А платить по обязательствам — это такая же смелость, как выходить с ними на цирковую арену.

Работать с хищниками — это и есть занятие полицейских чинов.

Шатен неожиданно сказал - как признался:

- Знаете ли, мой отец говорил, что у полиции есть латинский лозунг. Если я правильно помню, это «In periculo securitas», что значит «Сохранит в опасности». У моего отца в юности был портсигар с такой весёлой надписью, доставшийся ему от деда, военного юриста ещё царских времён. А богом полиции всегда считался Бахус.

Улыбка. Но очень скромная.

- А каким был ваш отец?

Шатен рассказал:

- Его называли змеем-искусителем судебной системы СССР, а ещё самым большим на свете знатоком грибов-дикоросов. Был даже симпатичный шарж на моего отца: его изобразили в виде змея с галстуком на шее и с пакетом грибов. Грибы он собирал вместе с одним из величайших советских грибников - с Гарри Борисовичем Хазиным, автором очень интересной книги о «грибной охоте». Представьте: это тоже позволяло занимать хорошее положение в адвокатуре, - сказал он, чуть смущаясь.

Переспросили с удивлением:

- Грибы?

- В то время среди грибников было немало знаменитостей, - на полном серьезе ответил Шатен и вспомнил: - Как и среди любителей почтовых марок или, к примеру, кактусов. Вы, Раиса Михайловна, помните книжки Никонова о разных увлечениях? А в остальном он - Заслуженный юрист, и всё тому подобное. Разве ж только в КГБ не служил. Однажды он сказал: «Сын, тебе налили дешевого коньяку». Представьте: мой отец определил это просто по запаху. Я, к примеру, до сих пор так и не научился оценивать коньяк только по внешним качествам.

- Это важно, - отметила ведьма, - Ваш отец жив?

- К сожалению, уже нет. Все мы станем сперва развалюхами, которых с помпой провожают на кладбище, а потом кормом для кольчатых червей.

Он не был на похоронах отца. Мать не была тоже.

Это она ему запретила ...

- Иногда смерть родственника - это обязательное условие продвижения по службе.

Ведьма сухо заметила в ответ:

- Вы это сказали, как военный.

- Я носил погоны не только из прагматических соображений.

Шатен говорил правду. На вопрос: брали ли вы когда-нибудь взятки с задержанных? - он ответил, не не берёт только олух царя небесного, но надо знать, у кого брать и сколько ... Ведьма одобряюще кивала бывшему сыщику. Следующий вопрос: а приходилось ли вам сталкиваться с инопланетянами?

Ответ: 

- Конечно, нет!

Всё в этом городе впервой. И НЛО тоже.

- Но я слышал о закрытом докладе на коллегии министерства, зачитанном ... ну, почти Маулдером, но только из Канска или Красноярска, - объяснил Шатен, - и в котором говорилось о многочисленных необъяснимых и просто аномальных случаях из практики сотрудников МВД, особенно провинциальных. Тот полковник из Красноярского края, молодой пока ещё парень, скалькулировал подобные случаи и сделал выводы. Он сказал интересную вещь: оказывается, лучам Солнца нужно 8 минут, чтобы достичь Землю. 8 минут ... всего лишь. Однако нашей системе, чтобы что-то понять и освоить, понадобилось 10 лет.

- Трудно постичь всю правду о человеке, - ответила ведьма и задала третий вопрос — как бы не стесняясь присутствия куклы Барби:

- Вы хотите, чтобы девушка поехала с вами в Москву?

В этот момент Шатену показалось, что если и бывает на свете «история души», то у ведьмы и куклы эта история должна быть одна на двоих. Он уже заметил, что женщины поддерживают добрые отношения больше на расстоянии, чем вблизи, однако они представлялись ему всё-таки чем-то целым, не разделённым надвое ... Наверное, это от того, что ведьма действительно не очень любит взрослых девочек. Ей бы маленьких, которые пищат и держатся за юбку, — вот это действительно её стихия!

- Это я купила дочери кондитерскую, - сообщила ведьма, - Ей понятен этот бизнес, не правда ли? К тому же, девушка сама себя обеспечивает, - Шатен усмехнулся: увы, нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте. Девушка выросла, а ведьме остались только воспоминания, образы, незначительные чувства, - У вас, мужчина, серьёзные планы.

И тут же начался допрос:

- Вы женаты?

- Разумеется, я — был женат, но это, скорее, брак по расчёту. Даже эксперимент, если хотите ... Жена обо мне не вспоминает, а детей нас не было.

- А чем занималась ваша жена?

- Сотрудник бывшей Генпрокуратуры СССР.

- Грустная история, - подытожила ведьма, - Но любая семья — это чудовищная ложь дерзких девочек. Иногда это просто фейк.

Шатен задал встречный вопрос:

- А вы предпринимательница?

- У меня своя торговля. Здесь и в Москве. А почему вы спрашиваете? - очень сухо переспросила ведьма, - Предпринимательство — такое же занятие, как и чёрная магия ...

- И помогает?

- Предпринимательство? - не понимала она, - Разнообразит. Но не стоит ничего отвергать прямо с порога. Вы, наверное, представляли себе ведьму, как какую-то телетеррористку — седые патлы, новые зубы, бородавки, как грибы, и обязательная дружба с Усамой Бен-Ладеном? И она обязательно предсказывает погоду на три недели вперёд. Нет, это неправда ... Почему я стала ведьмой, вы всё равно не поймёте, ну а, как занялась бизнесом, вы и сами можете себе представить. В этом деле главное — постараться и всегда держать себя в руках. И надо верить в то, что творишь своими руками. Это формирует ореол денег и всеобщего уважения, понимаете меня?

Шатен прекрасно всё понимал. Ложь, противогаз и мимикрия — вот три главных божества эпохи умственного Усыхания. И не столь важно, кто ты есть, сколь важно, что о тебе говорят.

Михаил-Николаевич вспомнил шутку своего бывшего начальника, генерала Ивана Козленко:

- Белки — те же крысы, только у них пи-ар получше!

Видимо, Шатен оказался не столь красивым.

- Вы это о чём?

- Просто вспомнилось, - объяснил он. Плеснув немного кипятка в заварной китайский чайник (чтобы прогрелись фарфоровые стенки), кукла Барби спросила:

- Каково жить с прокуроршей? Нормально?

Она положила в чайник четыре полных ложки колдовских трав и замерла, немедленно ожидая ответа. Ведьма взглянула на неё с осуждением и произнесла, обращаясь к Михал-Николаевичу:

- Девочка ревнует? Как вы думаете?

- Ещё бы я не ревновала, если живём вместе, - ответила Барби и демонстративно повернулась попой. Она была в широких домашних штанах и белой футболке с надписью «Битва мангов».

Кто такие манги?

Чёрный кот Борька, видимо, отлично знал, кто это такие. Как только Барби пошла заваривать себе чай, он немедленно уселся рядом с ведьмой.

- Чем вы располагаете?

- В плане денег, да? Ну ... не очень, - отозвался Шатен и признался, что он не так толст и кругл, как воздушный шарик, - Ну, хорошая дача под Звенигородом, ещё 70-ых годов, и есть квартира на Ленинградском проспекте. Была машина, тоже недорогая, но боюсь, что я не не смогу вернуть её ... зато я всегда могу купить другую, - Он перевёл взгляд на куклу Барби и произнёс простое и волшебное слово: - «Мерседес» ...

Да, «Мерседес», символ гарантированного высокого достатка.

Новый. Только из салона.

Как необычно слышать свой голос, произносящий это волшебное слово:

- «Мерседес» ...

А лучше чтобы один «Мерседес» - для торжества, винтажный, коллекционный, цвета кофейной жевательной резинки, а другой — для повседневности, современный и прозаический, как водка «Русская» из холодильника. Чтобы управлять абсолютным злом, надо занять его сторону, не так ли? А как насчёт другого зла - алкоголя? Шатен сразу вспомнил сцену знакомства главных героев «Москва слезам не верит» - в пригородном поезде — и снова пошутил, что все полицейские немножко поклоняются Бахусу ... Однако женщины уже как бы снялись с места, словно птицы, и их было — нет, уже не остановить. Всё-таки волшебное это слово - «Мерседес» ... Телефон в прихожей снова зазвонил, зазвонил, словно возвещая об ужасной катастрофе, а Шатен смешно рассказывал о своей прежней жизни, о службе, о всём остальном, о чём следует рассказать. Люди, как дети, озорничают без оглядки, поэтому им не всё можно рассказывать ... Например, Шатен как-то раз на спор выпрыгнул на полном ходу из папиного «Линкольна» (подшофе, разумеется), но это было в те годы, когда графинчик холодной водки производил действие не хуже наркотика, а старый приятель Гоша Митин был кудрявым курсантом с вечно открытым от удивления ртом. Кто такой Митин? Это тот, кто мне поможет вернуться на службу, - он «в ладах» с бывшим начальством:

- Как видите, у меня интересные перспективы ...

- А в министерстве?

- Я вернусь туда генералом ...

- А для чего именно вы приехали в наш город? Ну, всё-таки ответьте! - с неожиданным лукавством настаивала Раиса Михайловна, - Вы ведь так ничего и не объяснили ...

- Вам не понятно, зачем я прорывался через кордоны вашей охранной фирмы? - Шатен даже пожал плечами, - Я не маркиз и не слесарь, дорогие женщины. Знаете, когда-то я хотел стать творческим человеком — правда, не знаю, каким! - но это как-то не случилось. А потом мне показалось, что я мог бы стать успешным госчиновником, как моя обожаемая мама, но и это осталась только в планах. Торговать водкой оптом или же заниматься, как все в 90-ые годы, спасением экономики нашей державы я, тем более, не захотел. Ведь, понимаете ли, домик у речки у меня уже был, как и красивая иномарка. В конечном итоге, я стал «ментом», карьерным сотрудником столичного главка МВД. Служил-служил и как-то дослужился до старшего офицера, сотрудника управления в своём гиблом министерстве.

Да уж, беседуя с ведьмой, Михал-Николаевич как бы поднялся на три воображаемые ступеньки вверх, и самое время было спуститься вниз, к яме, к реке, где уже темно и только мошкара пляшет над зарослями осоки  ... и где есть твой маленький домик прошлого, в котором можно видеть только твои фотографии. В кармане его сорочки лежала пуля от ОК-47, а во внутреннем кармане куртки хранилась пёстренькая косметичка. Пора разбудить усопших, и пусть они расскажут о себе чужими устами - о своём благополучии или о проклятиях вечности. Шатен положил индийскую косметичку перед ведьмой (у магического кота Борьки даже глаза заискрились) и кротко, самым мирным полицейским тоном спросил: правда ли, что эта красивая вещь принадлежала прежней жене Туранчокса — Ванде Симоновой? Он хотел удивить, но у него ничего не получилось.

Он даже подумал: «Сначала допрашиваешь ты, а потом — тебя».

- Откуда это у вас?

- Просто нашёл на улице.

- Верю ...

Увлекательное лето, буйно-зелёное, как бы закончилось и на ведьмину кухню пришла унылая осень. Барби Яковлевна встала к нему лицом, опершись попой о край кухонного стола, показала глазами удивление и выразительно сложила руки на груди, а в глазах Раисы Михайловны появился интерес к происходящему:

- Спрашивайте! Надеюсь, вы нас не подозреваете?

- Вас? Отчасти ...

- Вы всё знаете о химической аварии?

- Ольга рассказывала, да!

- Она вам понравилась?

- Ольга или авария? - юмористически поинтересовался бывший сыщик, - Конечно, речь идёт об Ольге! Да, когда я впервые её увидел, эту женщину из сериала, то был буквально очарован, если не больше ...

Барби недовольно проворчала:

- Сколько эмоций!

Ведьма немедленно добавила к этому:

- А её муж уже не столь очарователен ...

Конечно, Мише-Шатену нужен был именно муж, а не голливудская мулатка - о нём он и спрашивал! А, точнее, о возможной роли мулатки Ольги в исчезновении прежней жены хозяина «ЗероХима» - какова, интересно было бы узнать, цена вхождения в «святое семейство» зерокульского олигарха? И откуда, в конце концов, взялись четыре почти одинаковые дочери, которых он видел в его фантастическом доме? ... Кстати, а как их зовут, позвольте узнать? Ах, они - Ира, Лира, Лина и Марина! Вот как?!? Замечательно! Шатен предполагал, что маленькие гении являются чем-то большим, чем просто детьми, и, как оказалось, не ошибался. Ведьма всё рассказала, - однако постаравшись, впрочем, убрать из событий свою приёмную дочь.

«Или сразу обеих?»

Но какая красавица эта Росинка! Алчное растение ...

- Вот, кто соглашался на суицид вполне осознанно, так это была Ванда Симонова! - объяснила Раиса Михайловна, ведьма, - Я хорошо помню её. Красивая девочка ... Но она стала в итоге жертвой преступления. Мне об этом рассказывали: она пыталась покинуть наш город на машине, за рулём которой сидел какой-то неизвестный мужчина. Он был не из нашего города. Его тело было найдено недалеко от фермы моего друга доктора Тяпкина. Соседом моего друга является «Макаревич», вы понимаете? Но выяснить личность не удалось. А Ванда бесследно исчезла. Мне рассказывали, что кто-то стрелял из автоматического оружия.

- А Ольга вскоре стала женой этого Пипеткина?

Неудобный вопрос был той горькой пилюлей, которую надо было проглотить. Кукла Барби нахмурила светлые бровки, а ведьма постаралась не делать открытий. Она ответила бывшему сыщику:

- Да, Ванда Симонова исчезла, а Ольга Бунчикова заняла её место. Но у Туранчокса было много женщин ... Я тоже была с ним в определённых отношениях, - не скрывала ведьма, - Но давно и очень недолго, и ... по довольно странному стечению обстоятельств. Взрослая незамужняя женщина имеет право оставить две верхние пуговки немножко расстёгнутыми. Иногда это необходимо для обретения своей идентичности. Вы меня понимаете, мужчина, или только осуждаете?

Она немножко смеялась над ним.

- Ну, это ваше личное дело, - отказался бывший сыщик, - Меня больше интересует история этой косметички.

- Косметички? Мужчина, я могу рассказать вам много большее. Я имею в виду девочек. Их четыре, и на вид они почти одинаковы. У одной только глаза немножко разные, а самая младшенькая Марина чуть склонна к полноте — вот и вся разница! Но важно совсем другое - их поведение! Я никогда не видела столь умных, послушных и серьёзных детей. А я ведь по призванию своему педагог, и немножко в этом разбираюсь ... - предупредила Раиса Михайловна, ведьма в третьем поколении, - Если вас интересует Туранчокс, то вы должны в первую очередь поинтересоваться подробностями его личной жизни. Итак, от Веры Фёдоровны у него есть сын Фёдор, фашист и негодяй, каких ещё поискать надо. Он много раз оскорблял мою дочь Ольгу и ... так далее, тому подобное! Я не хочу всё это вспоминать ... Ещё от какой-то женщины у Туранчокса была дочь. Сейчас ей сорок лет и она ничего не значит. Она — торгует сигаретами оптом. И ещё четырёх дочерей ему родила Ванда, дочь Гены и Юли Симоновых, старых друзей нашей семьи.   

Похоже, одна из самых удивительных городских тайн - а именно тайна рождения четырёх маленьких гениев - никак не хотела быть раскрытой, однако простая зерокульская ведьма Бунчикова готова была, как говорят в полиции, «излить всю душу». В конце концов, лет восемь тому назад она усердно трудилась начальником отдела кадров на предприятии «ЗероХим», не так ли? Сейчас ведьма специально уводила сыщика от закономерных вопросов об Ольге, приёмной своей дочери, а её роль в этой истории могла бы оказаться не столь простой и безобидной:

- Ольга и Ванда - не дружили. Как две кошки. Понимается это с трудом, но, если б вы увидели это своими глазами, то сразу бы всё поняли. И между ними не было никакой конкуренции. Они до того неодинаковы, что не имели общих интересов. Больше удивляет другое. Дело в том, что я не видела Ванду беременной. Вы понимаете? Её дочери появились ... неоткуда.

- Это как? - не раздумывая, спросил Шатен и ... немножко отпил из стаканчика. Похоже, сенсаций становилось больше.

- Вы представляете себе Ванду Симонову? - с улыбкой спросила ведьма, - Это ещё то было зрелище, смею заметить. Понимаете, она каким-то образом родила четырёх дочерей-близнецов ... Ира - самая старшая, а Марина младшая. И, как вы понимаете, все они - единоутробные. Однако, если вам кажется, что Ванда была этакой здоровой взрослой бабой, способной выносить такой плод, то глубоко ошибаетесь. Такая беременность кому угодно доставила бы только проблемы, не говоря уж о Ванде. Дело в том, что Ванда - это была такая небольшая девочка с 41-ым размером обуви и телом подростка. Как вы думаете: способна ли подобная особа выносить и родить сразу четырёх малышей, да ещё такой комплекции? Вы же их видели, не так ли? И поэтому знаете, что малышки Ира, Лира, Лина и Марина — девочки здоровые и довольно-таки крупненькие. Моя Ольга была просто Дюймовочкой в их возрасте ... Зато, вот, Барби, - ведьма Бунчикова обернулась, изучая реакцию своей младшей дочери, белого «голубя мира» в своей семье, - была не такая и маленькая. Она в свои семь лет ...

Барби проворчала вредным девчоночьим тоном:

- Ма-а-ама ...

- Что — «мама»? - усмехнулась ведьма, - Ты подтвердишь мои слова?

- Что они оказались на свадьбе прямо в бассейне? - быстро подхватила кукла Барби, - Я там была и всё видела. А родить четырёх детёнышей сразу не смогла бы даже самка терминатора.

Шатен удивлённо поднял брови и попытался разговорить Барби, но она всё больше косилась на маму. Что это за тайна, позвольте узнать? «Получается, что никто их раньше не видел?» - подумалось Шатену. Странно. Но о кукле Барби тоже ведь говорили, что она пришла неоткуда. Кто говорил? Машинист времени, знаток городского абсурда ... Михаил Шатен смотрел на возлюбленную — яркие серые глаза, почему-то взволнованные, прекрасные волосы и красивый рот ... он подумал: «Как она прекрасна!» - а кукла почему-то думала, что страшное тоже может быть привлекательным, не только прекрасное. И Смерть привлекательна, если она приходит не как-то внезапно, почти от нечего делать, а не после долгого ожидания. В этом случае ты не подозреваешь, что она вообще существует.

- Когда произошла ужасная авария на «ЗероХиме», я была в городе, - объясняла Раиса Бунчикова, - Мы жили тогда прямо окнами на урочище, поэтому несколько недель подряд у нас были то невероятные лунные ночи, то звёздные дожди. А потом было такое странное впечатление, будто я попала не в своё время, и как будто изменились все запахи, и стал другим цвет ночного светила. Утром я искала привычное, но находила только лежавших на асфальте друзей и знакомых. Умерли также и дети многих из них. Я схватила свою Ольгу и спрятала её. С ней, слава богу, ничего не случилось. В город вошли военные. Потом всё стало немножко восстанавливаться, но уже как-то по-другому, по-неизвестному. Обезглавленные получили назад свои глупые головы, обездушенные стали обладателями душ, но уже мёртвых ... Если хотите знать, я не «мёртвочка», дорогой мужчина. Нет, я — вполне живой человек ... что с тех пор изменилось? Очень немногое. Я, как и прежде, свободно езжу в Москву и по стране, когда это требуется, тогда как все прочие горожане, кто уцелел в аварии, не имеют такого права.

- Кто вам дал пропуск?

- Ольга!

Хорошо, когда твоя дочь замужем за олигархом, не правда ли?

Шатен признался:

- Я должен был догадаться ...

- Но у меня тоже были некоторые проблемы с парнями в карбоне, - сухо сообщила ведьма, - Ещё в те времена, когда был жив-здоров Герман Валерьевич Лысик. Сейчас документами Лысика пользуется сам Туранчокс. Он такой же хамелеон, как и Вера Никанорова. Вы этого не знали, как я понимаю, поэтому звонили по предоставленному вам номеру. Я советую, дорогой Миша, выбросить жука Бигбага и никогда не пользоваться местными сетями. В обратном случае вы будете только мишенью.

Шатен задумался — выбросить? Он как бы специально допускал некую непредсказуемость в своей жизни, поэтому таскал с собой эту сим-карту ... Когда заходишь в тупик, объяснил Шатен, и не видишь выхода, это допущение немного уравнивает шансы, и даже дьявольское поле гравитации перестаёт быть для тебя столь уж дьявольским ... Сейчас он видел перед собой не пару птиц, а двух лисиц — ведьма и кукла становились всё хитрее, и хитрее. «Эй, вы, что, отравить меня собрались?» - так и хотелось спросить у женщин. И Шатен тихонько спросил:

- Вы ... подозреваете, что дети Туранчокса рождены какой-то другой женщиной?

Ему ответили вопросом:

- Тогда кем, по-вашему?

Действительно, понял бывший сыщик: в их небольшом городке все беременные женщины были или на виду, или «почти» на виду. На то он и мир небольших городов ... Это в Москве можно водить по улице слона в полосочку и его никто не заметит. А можно и динозавра в клеточку ... Зато в Зерокуле даже мышь, забежавшая из леса на кладбище, и та способна совершить глобальный переворот в мировоззрении. Вот, только редковато сюда мышки забегают!

- А кто может быть матерью девочек, если не Ванда Симонова?

- Похоже, дорогой мужчина, что вы приближаетесь к сущности той тайны, на которой желаете заработать огромные деньги, - с улыбкой произнесла ведьма, - Так или почти так ... Вы решили стать Христофором Колумбом? Или Гагариным? Но перед вами нечто большее, чем Новый свет. Что касается Гагарина, то он только заглянул туда, где всё тихо-тихо, а на самом деле громко-громко ... Вы знаете, что нашу планету открыли другие цивилизации Вселенной? Я думаю, что знаете. И имейте в виду, дорогой мужчина, что они проникают в наш мир разными способами, и не обязательно столь трафаретными, как НЛО или смешные телепортации. И как бы вам не выписать себе билет на тот свет, пытаясь узнать, как это происходит на самом деле.

Шатен почти незаметно кивнул. Нет, дела шли хорошо, даже - как нельзя лучше, - всё слегка смахивало на волшебство. Это как грубовато выражался Старший в опергруппе, «У настоящего бойца должны быть и яйца, и креветки» ... Дело в том, что всё, к чему ты привыкаешь, очень быстро перестаёт работать, поэтому заработать настоящие деньги можно только на том, чего раньше не было. Это только Машинист медленно катил в гору свою здоровенную каменюгу объективной реальности — только он! К примеру, для ведьмы Бунчиковой и её приёмных дочек это почти необязательно, а Шатен уже давно искал возможности от всего избавиться — от всего, что тяжело, и на что в будущем не станет хватать силёнок. Чтоб жить в дружбе с «зелёными человечками», зарабатывать на них большие деньги и до конца жизни пускать блинчики по воде на каком-нибудь закрытом для простых москвичей подмосковном водоёме с прекрасным золотым рассветом и потрясающим закатом из чистой платины. Правильно? И быть, само собой, не подполковником со скамейки запасных, а генерал-майором полиции. На что-то большее Шатен уже не был готов. Как говорят в таких случаях американцы, «What happens in Vegas stays in Vegas» - «Что было в Вегасе, то в Вегасе и останется». Он прекрасно это понимал ... Ведь не на всё на свете хватает этого первобытного нейромедиатора - норадреналина, и, разумеется, не всегда человека спасает его редкая группа крови. В один прекрасный момент человек должен взять всё, что может взять, и остановиться, заняв наиболее безопасное место в этом мире.

И не в одиночестве, а с любимой женщиной.

«Или мне построить новый дом рядом со старым, родительским?»

- Если вы ведьма, - произнёс Шатен, - то не могли бы мне помочь в одном очень важном деле?

- Меня не пугают ваши планы, дорогой Миша, и я желаю вам удачи, - всё с той же улыбкой проговорила ведьма, - Я редко помогаю людям, но для вас, амбициозный мужчина, - обратилась ведьма, - я хотела бы сделать большо-о-ое исключение. Однако не могу. У вас ведь конфисковали автомашину, не так ли? И вы о ней спрашиваете? Она стоит во дворе Первого городского отделения полиции. И ваши вещи и сумка с кошкой, к сожалению, тоже не находятся в моей власти. Я же не фея из кинофильма и у меня нет волшебной палочки. Зато противных Бэтмена и «Макаревича» вы можете больше не вспоминать. Они сейчас заняты одним очень важным делом - изучают скульптуру «Родина-Мать» в Волгограде. Притом изнутри. А потом я их отправлю ещё дальше — в Баку или в Персию ... Кто они теперь? Всего лишь беспородные коты-клошары, которым нужно помалкивать, чтобы их не убили поволжские обыватели. А то они уже пытались изобразить нечто вроде цирка на гастролях.

Шатен не спрашивал, что всё это значит. Он ей поверил. От выпитого во рту остался странный вкус карамели, а на языке назойливо вертелось слово «самозванец» ... Почему именно — самозванец?!? Он планировал бегство из города, которое стало бы большим сюрпризом для кого угодно, только не для близких ему людей, и ничего «самозванного» в этом не наблюдалось. И как жаль, что колдовства Раисы Михайловны не хватит, чтобы вернуть назад старую «Волгу» и сумку с прыгающей пумой. Шатен ещё раз посмотрел на «крёстную» куклы Барби: неужели эта немолодая женщина с вертикальными морщинами на лице и прямыми светлыми волосами — ведьма? Нельзя безнаказанно быть дочерью Сатаны — ведьмой! Нет, нельзя. Это, конечно, никак не запрещено, однако способно задать ещё и не такие задачки.   

- Вас, наверное, интересуют мои дальнейшие планы?

- Я всё знаю, - сказала ведьма, - Ваше начальство настаивает на том, чтобы вы нашли Туранчокса ... Но лично я не стала бы его искать!

Ну, не стала бы, значит не стала. Но он попробует.

                8.

Над Зерокулем неподвижно висела вкусная половинка свежей Луны и целая россыпь разноцветных планет-конфет - Венера, Меркурий, Уран, Плутон, красненький Марс в окружении синих огней ... а рядом с Юпитером поблёскивала бенгальскими огнями станция-стоянка «Чёрный принц» - почти спящая. Кукла Барби медленно убирала со стола. Просто, складывала всё в старую железную мойку. Алкоголь - неважно «Джим Бин» это или домашнее виски доктора Тяпкина - одиноко коротал своё время в деревянном ящике над холодильником. Шатен перед сном читал Жоржа Сименона, с детства любимого, — повесть называлась «Мегрэ и одинокий человек». «Но сегодня одиночество к месту, - нечаянно подумалось бывшему сыщику, - Хорошо, когда у тебя есть не только романтик Karunesh, но и благородный Дэвид Ковердэйл!» А утром (кто рано встает, тому господь дрель даёт, поэтому Тяпкин сверлит стену), Михаил Шатен, почему-то не чувствуя в себе ни капли похмелья, немедленно приступил к самым решительным действиям. Во-первых, он явился к мулатке Ольге по прозвищу Росинка. Входя в её дом с непрекращающимся тропическим закатом, Шатен чувствовал себя дивизионным комиссаром Мегрэ. Какое милое ощущение — быть героем книги!

Однако - увы! Он надеялся застать там сеньора Туранчокса, чтобы задать ему несколько неприятных вопросов, однако ... опять не застал. Этот хороший мальчик, как всегда, умчался на любимом «Форде-бронко» цвета яичного желтка. Внешностью винтажной машины Шатен почти не заинтересовался, зато отсутствие основного фигуранта вызвало у него острое раздражение: дорогая Ольга, а вы можете объяснить причину?

- Не могу. Но есть причина, - как ни в чём не бывало ответила Ольга, прихорашиваясь перед зеркалом. Визит к ней был воистину визитом к прекрасной даме, - И не ждите его. В крайнем случае, он сам вас найдёт ...
 
«Пока король в отъезде, растут его рога», - вспомнил Шатен любимую книжку Марка Твена - «Янки у двора короля Артура». Жаль, что её не оказалось в домашней библиотеке ведьмы Бунчиковой. Интересно, на чьи золотушные язвы накладывал, тем временем, персты свои король Зерокуля Теребей Пипеткин, он же городской олигарх по прозвищу Туранчокс?!? Шатен поинтересовался, чем занят этот человек, и узнал, что его рабочий день много длиннее, чем у рабочих «ЗероХима».

- Я хотел бы задать вам несколько вопросов ...

- Как в прошлый раз?

- В прошлый раз я интересовался следствием, а не причиной, - объяснил бывший сыщик, присаживаясь на белый табурет, - Вы в курсе, что пропал ваш отец? В курсе ... Это не криминальный боевик и не роман с красивым финалом. Здесь может не быть никакого финала. И нести искусственные цветы может оказаться просто некуда. Вы меня понимаете, Ольга? Кто-то из ваших знакомых совершил преступление, притом не вполне тривиальное. Я, - сказал Шатен, положив шляпу на белый стол, - очень хотел бы знать, кто мог бы это сделать. Понимаете?

- Ну, только не муж, - Росинка смотрела с явным недоверием, как совсем другой человек. И будто не было той голливудской мулатки в светлом платье, похожей на типичную героиню американского кино эпохи кооперативных видеозалов. Нет, он видел перед собой молодую и очень капризную дамы, муж которой считает себя «властелином колец». Для неё всякое цунами — это всего лишь небольшая тропическая депрессия, и что-то не очень похоже, что олигарх читает на ночь Сименона. Но был ли он «властелином» хотя бы здесь, в Зерокуле? Похоже, олигарх не поддерживал контактов ни с кем, кроме жены, и незаметно становился кем-то другим, почти незнакомым. Сперва была Ванда Симонова, потом пропал без вести Хранитель времени ... Уж не станет ли следующей ... Ольга, случайно подумалось Шатену?!? Он высказал свои опасения и увидел, как довольно тёмное лицо мулатки расцвело и даже порозовело от волнения. Похоже, женщина уже представила себя на первой странице местной газеты. Но в каком качестве? Да, сперва там будет нечто вроде «Подгузники - оптом», а также «Магазин «Ерунда» объявляет о распродаже размеров от 52-ого», а потом - «Найдено тело». Или наоборот «Тело не найдено»? А разве кто-нибудь находил тело Симоновой? И, конечно же, местные газетчики раздобудут фотоснимок экзотического особняка сеньора Туранчокса. Ведь ни у кого на свете нет такого логовища — без окон и дверей!

- Сколько сейчас времени?

- Двадцать минут одиннадцатого.

Она села на такой же белый табурет, стоявший точно напротив.

- Я хотел бы видеть вашего супруга, Ольга. В крайнем случае, я подожду до вечера и даже до ночи — столько, сколько надо.

- Это невозможно, - ответила голливудская мулатка. Но бывший сыщик готов был настаивать:

- Мне необходимо удостовериться, что он жив. И я намерен задать ему несколько вопросов. Вы не могли бы ему позвонить?

- У него нет мобильного телефона.

- Знаете  ли, я не журналист, поэтому не верю, - твёрдо произнёс Михал-Николаевич. За полупрозрачной перегородкой слышались детские голоса — это были маленькие гении, - Я ведь тоже задаю вопросы, зато имею право настаивать. Кстати, это вам от хитрости, - он бросил на стол горсть карамелек со стола ведьмы Бунчиковой, - Вы смотритесь просто волшебно, дорогая Ольга, но сейчас вам ничего не поможет. Даже фотошоп и белое утягивающее бельё.

- Да прекратите вы, пожалуйста! - зашипела женщина, будто у неё разошлась «молния» на спине, - Вы сами не знаете, чего хотите. Если вам случайно повезёт, то это будет исключением из правил.

- Из каких?

ПМ приятно помещался в кармане его докторского пальто, зато жука Бигбага он с собой не взял. Его универсальный мобильный телефон за 20000 рублей остался по такому случаю у куклы Барби. Шатену как-то не очень хотелось, чтобы сегодня за ним следили.

- Я думаю, что вам следовало бы уехать, - произнесла мулатка неуверенным тоном. Сейчас её красоте не удалось бы спасти мир, - Исчезновение моего отца никак не связано с тем, чем занимается мой муж. Да, он меняет личность, - объяснила Росинка, - и становится не тем, кем родился. Но ведь человек имеет право быть тем, кем он хочет, не так ли? Он ведь не собирается быть Че Геварой или, к примеру, женщиной с русалочьим хвостом, правильно? Вы же отлично знаете, что он почти стал Германом Лысиком. Он хочет переселиться в его информационное «тело» и ... покинуть Зерокуль уже в новом качестве - с новыми «кредитками» и электронными документами.

Шатен не выдержал и усмехнулся:

- Ну да! Меньше пробок и больше чаевых ... Как в том знаменитом французском фильме. А чем ему не понравилось быть Теребеем Пипеткиным?

Шатен как бы спросил, на сколько велики его «сбережения», но мулатка думала о чём-то другом:

- С другими документами он большего добьётся.

- ... официально превратившись в провинциального администратора со относительно скромным достатком, - радостно подхватил Шатен, - Да, к тому же, никому не известного в столице. Ну и правильно! А кто такой Герман Валерьевич Лысик? Чёрт его знает! Бывший мэр? Или вице-мэр? Короче, у вашего мужа не будет никакого прошлого — зато образуется сколько угодно будущего! Но ещё неизвестно, будете ли вы, Ольга, в этом раскладе, - он подмигнул мулатке. Она ответила улыбкой, - Ведь никто сейчас не ведёт бумажный учёт, не так ли? ... А финансами той, прежней личности будет управлять бывшая жена Никанорова, она же гражданка Турции Наташка-Матрёшка ... Так дело обстоит? - спросил бывший сыщик, - Короче, Ольга Яковлевна, если на клетке с бурым медведем написано «хомяк», то извольте верить написанному!

На кухне он видел стоявшие в ряд магазинные тележки с овощами и фруктами, неестественно яркими и крупными, словно из пластика, - это напоминало некие огромные мышеловки для феноменально невезучих грызунов. Увы, на дворе 21-ый век, время цифровых технологий — увидел, нажал, купил, и попался!

- Ольга! Вы понимаете, что я вам пытаюсь сообщить?

- Конечно!

- Вы можете оказаться лишней в игре ...

Мулатка легко махнула рукой:

- Нет, не будет. Я не так глупа, как Ванда. А Ванда оказалась лишней из-за инопланетян ...

- Где её останки?

- Я думаю, что её забрали на «тарелку».

- То есть, вы подозреваете их? - Шатен удоветворённо кивнул: да, это вполне похоже на правду! - А ваш муж знаком с космическими муравьями?

- Ещё как знаком. Мы все знакомы с ними ...

Шатен внезапно спросил, чисто наугад:

- А ваша сестра и мама имеют к этому отношение?

Шатен вложил в свой вопрос всё терпение и всю смелость, всё прошлое и настоящее, но не будущее. От будущего он пока не отказывался ... Шатен как бы случайно расплылся в виноватой улыбке:

- Вы можете не отвечать на этот вопрос. Я не настаиваю ... Но вы же знаете, что не так давно было нападение на вашу сводную сестру Барби? Видите, какое у меня теперь лицо? - Шатен сделал очень серьёзный вид, - Эти синяки, как вы понимаете, не скоро сойдут ...

Ольга, по-видимому, хотела сделать вид, что у неё нет ни сестры, ни матери, однако у женщины ничего не получилось.

Она произнесла в ответ:

- Наша семья в этом участвует ... 

И сконфуженно отвернулась. Нет, всё же симпатичная она дама, эта голливудская мулатка Ольга. Мерзко, как ни крути, но всё-таки ... Он чуть склонился в её сторону и как бы протянул ей руку помощи:

- Я всё понимаю, Ольга. Ведь вы — одна семья? Но исчезновение вашего отца и нападение на Барби Яковлевну может оказаться очень серьёзным предупреждением. Вы понимаете? Тихо ушла в небытие вся эта бережливость и расчётливость наших с вами родителей. Теперь деньги берут помногу, а потом меняют страны и даже национальности. И никому не хочется быть деятелем искусства или революционером, и поэтому спать лицом в салате ... зато все хотят припрятать своё прошлое. Но вы не боитесь ли оказаться лишними в борьбе сеньора Туранчокса за его светлое будущее? Ведь этот проходимец не пытается играть в эксперта с высшим химическим образованием, зато своего бандитского прошлого он не скрывает. Я читал досье этого Пипеткина!

Он почти соврал. Всё, что он знал о Пипеткине, содержалось в тонкой папочке с разноцветными завязками, которую держал в своём рабочем столе «Карман» по фамилии Борщёв. А у жука Борщёва, по-видимому, есть немало общего с этим субъектом, олигархом химической промышленности. «И что делать?» - немало озаботился бывший сыщик. Надо было в любом случае найти олигарха, и тщательно допросить его на предмет отношений с бывшей женой гражданкой Никаноровой.

Но о всём остальном — ни слова!

«Стоп! Но зачем тогда Вера Никанорова обратилась с заявлением, что её муж скончался, а кто-то припрятывает его деньги? - Бывший сыщик остановился в своих рассуждениях, - Ничего не понимаю. По-моему, мне надо было читать другую повесть - «Мегрэ колеблется», например. Помнишь, как там - «скоро должно произойти убийство ... быть может, его совершит человек, которого я знаю ... »? Да, а один из героев зовётся — Гюс, что значит «клоун». Клоун с кастетом. Однако убийцей оказалась женщина. Злая и хитрая женщина из благородного сословия».

В детстве он перечитал все повести Жоржа Сименона. Может, именно это сделало из него офицера полиции, а не художника?

Впрочем, он не знал, какой из него получился бы живописец.

- Красивый у вас дом, Ольга, очень красивый. Когда я первый раз сюда пришёл, на меня накатило состояние «баунти». Это когда хочется уехать далеко, к Тихому океану. Когда просто подойдешь к берегу, чувствуя как тонут ноги в песке, и умоешься солёной водой, смывая весь этот загар «навязанного маркетинга». Но теперь я вижу, что это такая же подделка, как и вся эта мишура большого города, в котором я живу вот уже сорок лет. Я ведь коренной москвич, знаете ли ... Давайте, Росинка, заключим с вами маленький договор, - предложил он мулатке, - вы мне поможете побеседовать с Туранчоксом, а я оставлю вас в покое ... Пойдёт? Иначе я продолжу задавать вопросы, для вас неудобные, и в результате дело может зайти слишком далеко. В конце концов, я слышал, что случилось с вашей предшественницей Вандой Симоновой, и у меня осталось нехорошее впечатление от этой истории ...

Он снова говорил почти неправду. Он не испытывал большого желания распутывать эту историю с пулей и косметичкой в индийском стиле, - «По-моему, там всё вполне предсказуемо».

- Откуда я вам его возьму? - отозвалась Ольга. В этот момент резкие порывы ветра качнули тонкие перегородки внутри романтического особняка Туранчокса и подняли к потолку все полупрозрачные занавески. Почему-то начал ритмично мигать свет. Шатен и Ольга в недоумении смотрели на потолок, а свет мигал, мигал, мигал ... Потом где-то хлопнула сорванная с крючка ставня, и туго загудели протянутые вдоль дома электрические провода. Неожиданно в доме стало совсем темно — только в одном из пределов засветилось нечто вроде галогенной лампы. Шатен хлопнул Ольгу по плечу - «Сиди!» - и, взяв пистолет на изготовку, медленно, почти боком направился по коридору туда, где ясно различался странный химический свет. «Нет, это уже не Жорж Сименон!» - прошептал Шатен, готовясь стать спецагентом Фоксом Маулдером. А где-то впереди и правда происходило нечто такое, что больше всего напоминало рассказы о похищении людей инопланетянами, - он видел вспышки света и какие-то вытянутые к потолку медленно двигающиеся фигуры ... Шатен проходил мимо настежь раскрытых очень просторных комнат и плавно развивающихся занавесок.

«Интересно, а как бы ты себя повёл, если б у тебя на глазах инопланетяне похищали людей?» - подумал бывший сыщик полиции и только крепче сжал рукоятку старенького пистолета. Таким образом, ответа почти не понадобилось. Действие — вот самый лучший ответ на вопрос. И, как бы страшно не было, ни за какие коврижки не отпускай рукоятку своего боевого ПМа.

Он вышибет мозги кому угодно ...

За спиной оглушительно разбилось какое-то стекло, но Шатен не отреагировал. 

Он прошёл по коридору почти до конца, до того места, откуда лился неестественный свет, когда внезапно увидел четырёх маленьких гениев - Иру, Лиру, Лину и Марину. Они, в одинаковых зелёных платьицах с открытыми плечами и в жёлтых туфельках, неподвижно сидели на полу в боковой комнате и что-то читали, держа на коленях старые толстые книги в благородных переплётах. Что это такое? «Квантовая физика»? «Не по возрасту предметы», - подумал Шатен и сразу вспомнил первую серию фильма «Люди в чёрном». Как там звали девочку в окружении угрожающих монстров? Бетси, кажется? В «жёлтых» изданиях таких детей называют «индиго», а здесь они — просто умные первоклашки, четыре маленькие блондинки, почти одинаковые ... В этот момент в нём сработала выучка профи-полицейского. Шатен намеревался узнать, что происходит в конце коридора, однако, увидев детей, - он тут же решительно зашёл в комнату и прижался спиной к перегородке.

Теперь он стал их защитником.

- Не двигайтесь ... Тсссс! Я вас выведу отсюда ...

Справа находился ещё один дверной проём, и там, прямо за ним он видел чью-то фигуру, которая странно покачивалась в ярких всполохах химического света. Девочки одновременно подняли взгляды и перевели их на Шатена. Вдруг раздался какой-то шум, вслед за этим с глухим стуком упали книги по квантовой физике.

В комнату вошло непонятное существо.

 ... Тот, кто цепляется за свою жизнь до последнего, в таких случаях или не выдерживает напряжения или просто бежит в ужасе, притом как можно дальше. К примеру, одного московского таксиста преследовал мужик в маске слона — чего тут, казалось бы, страшного? Ну, маска слоника ... Но дело было тёмной ночью, после 12 часов бодрствования, и маску эту сотворили в самом адском фотошопе, какой только можно себе представить, поэтому сделать вид, что «мне-до-лампочки», для таксиста оказалось как бы не очень просто. Мужик в маске с хоботом выглядел не хуже Вурхеса, которого упокоил доктор Тяпкин в коллекторе. В результате московским «ментам» пришлось с боем отбивать угнанное такси на самом излёте Хорошевского шоссе, почти в соседней области, после долгого преследования на трёх патрульных «Фордах» с орущими сиренами. Притом мужик в маске напугал не только трусоватого таксиста, но и пятерых полицейских, - так парадоксально он смотрелся в своём амплуа! Что было дальше? А дальше маску с него сняли, и с удовольствием швырнули задержанного мордой на асфальт. Лежи! Проверили по базе, - судимость за грабёж!

Ничего серьёзного.

Однако маска годилась воистину в музей столичной полиции!

Шатен крикнул:

- Кто идёт?

Никто, разумеется, не ответил. Неведомое существо медленно ковыляло в сторону маленьких гениев. Оно хочет получить пулю, наверное?

- Стоять, сказал! Я кому говорю?!?

Шатен никак не мог рассмотреть это чудище, но уже видел, что оно небольшого роста и на вид довольно толстое. Что за глупое наваждение? Шатен сделал два шага вперёд и оказался с ним лицом к лицу. Это был ... космический муравей, и, по-видимому, уже знакомый, но только в каком-то странном костюме. Шатен сразу вспомнил героя рекламных роликов фирмы «Мишлен», и только потом до него дошло, что это было нечто вроде компенсирующего комбинезона, что носят военные лётчики на Земле. Наверное, муравей готовился к тому, что его станут бить об стенку со скоростью 150 километров в час. Шатен был прекрасным полицейским, поэтому он с радостью исполнил пожелание муравья-космонавта ... А двое приятелей муравья попали под прицельный огонь из пистолета. У одного с треском лопнула голова, а другой сказал нечто вроде «ой-ой-ой», лёг в дверном проёме и добровольно умер. Был ещё третий житель Вселенной, но тот убежал. Всполохи света ещё некоторое время продолжались, однако вскоре раздался угрюмо-напряжённый гул прямоточных двигателей «летающей тарелки». В комнату через дверной проём хлынул жидкий розовый жар. Шатен закрыл лицо руками и присел. Если муравья-инопланетяне не казались ему чем-то очень ужасным, то их дисковидные летательные аппараты годились не только для тарана мусорных куч и контейнеров.

Яростное свечение очень медленно поднималось в воздух.

Складывалось впечатление, будто ты сидишь под стартовым столом на космодроме Байконур, и буквально в паре метров от тебя уходит в небо средних размеров ракета-носитель. Дом Туранчокса впитывал жар двигателей и мелко вздрагивал, словно живое существо. Однако прошло несколько минут и то, что видел Шатен, больше всего напоминало пылающий кончик сигареты. А спустя ещё минуту повисла тяжёлая тишина.

«Мой центральный процессор! - подумалось Шатену, - Он чуть перегрелся. На часах полдень, а вокруг темно, словно ночью!»

Другая его мысль была также в стиле Терминатора:

«Как бы не начался пожар!»

Шатен толкнул ногой муравья в проходе. Действительно мёртв?

Надо же! Какой невыносимо скучный и удобный пришелец! Больше не пьёт, не ест, и не ходит в туалет ...

- Как самочувствие? - спросил Шатен, повернувшись на 180 градусов. Стукнутый об стенку медленно выползал из своего «мишленовского» костюма. Теперь Шатен его узнал — это был муравей-лейтенант с густо-чёрными рептилоидными глазами, - Попался, да? Без тебя улетели?

Муравей икнул.

- Вы чуть всё тут не сожгли ...

- Мы имеем право всё выжечь огнемётами, - прощебетал муравей, - Вы находитесь не у кого-то дома, а в логове «ипсилонов». Это не люди, а роботы.

- Кто роботы?

Шатен мрачно проканал мимо оглушённого инопланетянина и с улыбкой склонился над маленькими гениями. Всё происходившее никак их не напугало ... «Ну и правильно!» - ответил бывший сыщик и направился к боевому муравью. Тот сидел, спиной прислонившись к стене, и медленно вращал глазами. Оружия у него не было. Более того, оказалось, что его инопланетный костюм застёгивался на обычную «молнию». Невероятно. Значит, земной изобретатель подсмотрел хитрую застёжку у инопланетного разума? Значит, было дело - подсмотрел. Как и многое другое. Сейчас Шатену почему-то вспомнилась эффектная композиция «World in my eyes» группы «Depeche Mode». Наверное, это была ещё одна устаревшая шутка в стиле «техно». Но до смеха ли?

Шатен сказал:

- Мы с тобой уже не первый раз встречаемся, поэтому должны понимать друг-друга с полуслова. Кого ты называешь роботами?

Он перевёл взгляд на маленьких гениев и ещё раз их отсканировал — Ира, Лира, Лина и Марина, четыре девочки-блондинки с одинаковыми причёсками, одна заметно потолще, но они все довольно крупноваты для своего юного возраста. Не болтливы и не вертлявы, но смотрят со скрытым, чуть испытывающим лукавством. Мозг каждой из них работает с очень высокой производительностью. Наверное, привыкли глубоко копать, и поэтому молчат в основном? А верят ли они в Деда Мороза и рождественских оленей в футболках с надписью «Спартак-чемпион»? Или в возможность выиграть свой миллиард в лотерею? Нет, они читают учебники по «Квантовой механике».

Действительно роботы ... В прошлый раз они складывали умные пазлы, а теперь заочно осваивают Вселенную. Интересно, а какой они марки и модели? В Москве такие девочки или сразу пропадут, став жертвами зловещего хайтинга и системной конкуренции в большой науке, или к 12-ти годам закончат экстерном курс математической спецшколы в Дубне, в Зеленограде или в Сколково. Михаил Шатен призадумался: нет, им сложно позавидовать! Родись они до революции или, что ещё лучше, в годы научно-технического роста 60-70-ых - да хоть бы даже в 80-ые! - то и цены бы четырём сёстрам не было. А в наше время они никогда не будут счастливы «как все». Им просто не позволят это сделать. Зато мир пару раз перевернётся вверх Антарктидой и обратно, когда эти маленькие умницы - Ира, Лира, Лина и Марина - научат краснеть общепризнанных авторитетов. Ведь в науке, как и в полиции, тоже есть свои фавориты и даже генералы. А фаворит или генерал не всегда умнее. Чаще — злее, подлее, взрослее в плане службы и дружбы. Или он быстрее нажимает на курок?

А, что же, разве подполковник Кошечкин когда-то опаздывал нажимать?

«Ох, бедные дети».

Интересно, какова их генетическая структура?

В комнату медленно вошла Ольга. В её внешности Михаил Шатен увидел что-то такое, от чего у него чуть мурашки не побежали по телу.

Она напоминала погасшую звезду.

- Когда мы нашли обитаемую планету, - внезапно заговорил муравей, подняв лапку в велеречивом жесте, - то первым делом прислали сюда свою исследовательскую партию. Мы считали, что новая планета никому во Вселенной не известна, но оказалось, что она уже является объектом изучения другой развитой цивилизации, и самое удивительное, что мы ничего о ней не знали. То есть мы открыли два новых космических разума, вместо одного, притом один оказался более развитым, чем другой. Тогда мы заинтересовались незнакомцами под номером один и обнаружили, что они направляют на вашу планету своих разведчиков, которых вы называете «ипсилонами». Мы встречали их почти на всех континентах, но всякий раз это заканчивалось скандалом. Нам, как вы понимаете, приходилось избегать встреч с представителями власти. В конце концов, мы обнаружили их в городе Зерокуле. Их космическая цивилизация активно работает в этом городе на протяжении пятнадцати лет.


-098654у567890-098765
=-09876567890-0987678
098765678909876789
098765456789098765

- Я хочу устроить праздник! - произнесла кукла Барби и Шатен понял, что праздник — будет, что празднику быть, и «быть» в любом случае. Ведь не обязательно ждать Деда Мороза, правильно? Во всяком случае им может стать доктор Тяпкин ... «Молодые, сегодня у нас Новый год!» - объявила ведьма Бунчикова, и поставила дочь к плите. Почти на весь день ... Да, и угораздило же Барби отважиться приготовить именно то, чего ещё ни разу не приходилось, — большой, во весь железный лист, пирог ... «Из чего он?» - поинтересовался Шатен. «Он будет украшением стола», - ответила Барби и принялась за дело. Вот уже и тесто подошло, и начинка готова. Пора или не пора? Раскатав на столе пласт теста, она начала тонкими слоями выкладывать начинку — горячее картофельное пюре, крупно нарезанный лук, грибы, морковь, и снова грибы, но уже «по-турецки», потом снова лук и горячий картофель. И всё под «Чайф» с «Би-2» - «Ещё год, ещё одна станция, там уже нет меня» звучало из смартфона ведьмы Бунчиковой ... Теперь дело за малым — перенести пирог на противень, залить взбитыми с молоком и сметаной яйцами и сверху засыпать тёртым сыром.

За сыром в магазин направился Михал-Николаевича.

Когда он вскоре вернулся, кукла Барби стояла, прислонившись спиной к закрытой балконной двери и уже мысленно представила всю эту красоту в центре праздничного стола. Но не тут-то было ... Горячая начинка расплавила тесто — а Шатен почему-то сразу подумал о Чернобыльской АЭС! - и по всему периметру прилипло к столу. И тщетны были все попытки хоть как-то разделить эти крепкие объятия стола и теста. В конце концов, ведьма соскребла несостоявшийся пирог специальной лопаткой, слепила из него некий кулинарный ком и начала фантазировать:

- Что можно сделать из этого, кроме хорошего настроения? Не надо мне подсказывать, молодые ... 

Шатен смотрел на поле кулинарной битвы и видел - сейчас ей хотелось как бы победить! Ведьма раскатала ком, посыпала огромный толстый блин стружкой из сливочного масла, сложила его вдвое, потом снова раскатала, свернула в большущий немецкий рулет, грубо нарезала кольцами и уложила в смазанную маслом форму для запекания. Барби тут же полила кольца заливкой и посыпала собственноручно натёртым сыром.

- Нормально?

- Ты не устала ли? Твой бледен лик, луна, - ответила ведьма строфой из Шелли. Томик Шелли лежал здесь же, на кухне, - Мы были заняты процессом, а теперь насладимся результатом, так?   

Что-то в итоге получилось, но победила всё-таки ведьма. Нет, не опыт, а возраст ... опыта и кукле Барби было не занимать.

Спустя некоторое время Шатен спросил:

— Как всё это называется?

— Умножение добра и зла,  —  смеясь, ответила ведьма строкой из песни Макаревича, но не «того», а настоящего. Потом они весело пили виски (снова вдвоём, поскольку кукла отказалась) и любовались этим горячим пирогом, стоившим столько труда и времени. «Как его назвать?» - спросил Шатен. «Белая лошадь», - сказала ведьма.

Сегодня был вечер русского рока:

«Лошадь моя белая, что же ты наделала?»

Закончилась знаменитая песня «Чайфа» ... Раиса Михайловна с явным наслаждением гладила дочь по волосам. Женщины всё время делали вид, будто о чём-то секретничают, и громко смеялись. Так и праздник прошёл, и растаял, словно туман на солнце ... «Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними» - гласит латинская истина, которую никто не знал на латинском.

Ни Барби, ни ведьма ... Шатен немного напился.

Чему был посвящён этот вечер, думал он? Какому богу? А можно ли повторить всё заново?

- Нет, время прошло и мы ничего не помним, - хором ответили женщины, Барби и Раиса ...

- Как жа-а-аль, что я то-оже не помню, как это на латинском, - в конце концов, протянул он, когда они с Барби Яковлевной оказались в тёмной комнате. Кукла выскользнула из его рук, и Шатен ловко увернулся от полетевшей в него подушки. «Вот я не понимаю: будешь ли ты меня помнить или не будешь? - спросила Барби, когда он всё-таки притянул её к себе, - Ты сам говорил - у тебя в Москве жена!» ... «Видала бы ты эту жену! - Себя он видел героем романа «для женщин», - Знаешь, как называется «выбор» на латинском? Дилектус! Мы сейчас вспоминали один латинизм, а я вспомнил совсем другой!» - «И так называется сборник латинских изречений», - продолжила Барби. Господи, откуда у неё эти знания, почти неожиданные, - у довольно простой девушки-кондитера?!? Но Шатен и раньше с этим сталкивался ... «Ты делаешь какой-то выбор?» - спросила Барби, но он не ответил. Скитаясь по жизни, он часто делал выбор между добром и злом, но как-то по-другому ему пока не приходилось, - «Я вернусь, когда у меня всё определится» ... «Эй, молодые, тук-тук-так! - услышал он почти у себя за спиной, - Не дразните меня своей молодостью. Я же не просто так поселила вас в разных комнатах!» - «Правда ... Отпусти», - шепнула Барби, затем чмокнула его в щёку и бесшумно, как летучая мышь, выскользнула из комнаты. 

98789864680

Скрежет мертвых тракторов с примесью пенопласта?

09655909743?+-=-098767890

Думает - С прошлым надо расставаться, не воротя нос. На это есть разные техники убийства времени.

=-0987654567890


388-78-

 он бежит вокзал, кафе, Рогатый мужик с бананами, книга «Зерокуль», читая которую главный герой узнаёт о дыре в заборе, через которой можно выбраться из аномальной зоны. Шатен изумлён и обескуражен:

«Я ничего в жизни не сделал, а обо мне написали целую книгу!»

Скопируй чью-то безумную жизнь, повтори чужой успех. Так ты станешь даже известнее оригинала, подумалось ему как бы не кстати ... Всякая литература — есть повторение того, что создано богом или природой. Отсюда и педагогический эффект литературного шедевра, не так ли? Да и в повседневной жизни легче повторить поведение чудака или ничтожного городского диссидента, чем поведение разумного человека — человека «как все», у которого всё «как у всех». Странно, но в этот момент Шатен, человек «как все», как бы оправдал дурака Машиниста.

«Не важно, что с ним случилось. Книгу о нём всё равно не напишут!»

-098765678909876567

он читает о жене:

Когдa обижаюсь на мужа, лежу во время секса «бревном». А он пыхтит, старается, поворaчивает меня как неваляшку в нужную ему позу, попутно интересуяcь хорошо ли мне. А я что? Холодно отвечаю, что нет ... На самом деле - тщeтно пытaюсь cкрыть удовольствие. По-женски иитирую фригидноcть.

98589779
97479966907680069

-098767890
998642578998743

Внезапно город как расступился перед Шатеном.

- Что это?!?

Он много раз ездил по городу, но ни разу этого не видел.

Огромная площадь.

Шатен спрятал волшебную книгу в карман.

Воздух нельзя потрогать, но он существует ... Он существует всегда. И даже крушение всех банков и бирж на свете ни на секунду не отменит это точное правило. Сейчас он видел центральную площадь, на которой было чрезвычайно много пространства, однако не было людей. Нет, они здесь были, и оставили много флажков, гирлянд, разноцветной мишуры и клоунских носов, много париков, даже башмаков и перчаток в горошек, в цветочек или в клеточку, но сейчас здесь никого не было. Возможно, людей сожрали инопланетные муравьи — кто знает? Ведь чего только не делают, чтобы не задохнуться. А оксигена здесь было и правда очень много. Шатен посмотрел на разбитую витрину большой кондитерской, которая называлась «Пищевая химия», а потом внезапно обнаружил детскую коляску, в которой лежала упаковка цветных баллончиков, какими рисуют граффити на стенах, а рядом — книжка «Дыхательные гимнастики». Когда-то людей доводили до сумасшествия такими гимнастиками ... Шатен сильно выдохнул и сделал первый шаг.

«Всегда доверяй своим чувствам!»

Но теперь он почти ничего не слышал. Да и не хотел, впрочем ... В воздухе отчётливо присутствовал только один звук — словно ветерок покачивал тонкую хрустальную люстру под потолком. Шатен преодолел примерно половину площади, словно спустившись на 15 лет вглубь  истории — своей и чужой — а потом в нерешительности остановился. Это ж не гонки, подумалось, и спешить некуда ... Здесь был городской праздник, но он закончился в 2003 году, и после него остались только большие синие слоны, прикованные цепями к асфальту. Да, это нечто мучительно-странное. Он ясно видел перед собой одного такого слона с задранным вверх толстым хоботом — весёлый мультяшный слон тёмно-синего цвета, заключённый во времени и расстоянии. А на другой стороне площади тихо покачивались ещё пять таких же слонов, построенных в тесный ряд, - они не погибли вместе со всеми жителями этого города, однако, туго надутые воздухом, остались здесь навсегда. И теперь только они и знали, как коротка эта жизнь и как зло и внезапно она заканчивается. И, возможно, они очень сожалели, что у них нет крыльев, а то бы они давно сорвались с цепей и полетели.

А так лишь ветер качает этих надувных исполинов.

Шатен снова вытащил книгу и, пролистнув на ветру несколько листов, вслух прочитал:

- Возле театра стоял киоск, торговавший газировкой ...

Он посмотрел: так и есть — киоск, старый и облезлый, как «Газель» конца 90-ых. А здание театра сложно было не заметить, поскольку оно, довольно высокое, квадратное и краснокирпичное, как тюрьма, занимало половину визуального пространства.

И снова:

- ...  но надо было спешить, поскольку воздух вливался в него густым потоком, а над головой быстро сгущались тучи ...         

Шатен закрыл книгу и быстро пошагал мимо заброшенных киосков с пластиковыми цветами и комиксами и лежавших на асфальте детских велосипедов, мимо стареньких деревянных лавочек с рыжими париками и улыбающихся кукол с грязными лицами. Человек, научившийся летать, быстро теряет способность ходить, и — наоборот. Сейчас Михаил Шатен держал в руке книгу о самом себе и чувствовал, что ему не следовало бы ею злоупотреблять. А, может, её следует выбросить? Ведь в ней можно найти всё своё будущее, не так ли? А какое оно, это будущее?!?

Может, оно — ничем не отличается от прошлого?

Кто он, в принципе-то? В принципе, он — офисный клерк, и ему не положено знать своё будущее. Шатену широко улыбался синий слон. Он тоже далеко не Сфинкс, поэтому не подозревал, что ему придётся стоять здесь целую вечность ... Шатен внезапно упал на одно колено, положил книжку рядом с собой и быстро разомкнул крепление, из-за которого слон не мог взлететь. В этот момент ветер дунул сильнее и случилось нечто такое, чего никто не ожидал, - ни слон, ни Шатен, ни кто-то третий, кто наблюдал за ними со стороны ... Передние ноги надувного исполина быстро поднялись над асфальтом, как у лошади, встающей на дыбы, железная цепь хлёстко ударила по тугому сжатому воздуху, и в этот момент Мише-Шатену пришлось быстро отбежать в сторону, поскольку синего слона неудержимо понесло куда-то вперёд и вверх. Оторваться от асфальта он не сумел, поскольку Шатен отомкнул только одно крепление, зато его душевный порыв не на шутку напугал бывшего сыщика московской полиции. Вопреки всему здравому смысли, слон прянул в небо, а потом так и остался висеть над площадью.

Этакий слоник-вундеркинд, не замеченный «жёлтой» прессой.

- ... скрип цепей, прерывистое дыхание ... - читал Шатен в замечательной книге, и правда слышал скрип и своё дыхание, - ... он старался подавить приступ паники и не понимал, что пребывает во и вне пространства ...

Право же! Эта книга придумана лучше, сем реальность.

Михаил замечал весь сюррализм этой площади и этого выстрелившего, как из катапульты, синего слона и не понимал: то ли это открылись сверхспособности у резинового чудовища, то ли слон оказался жертвой несвоевременного вмешательства высшего существа? Однако крушения на взлёте так и не последовало. Ведь жизнь далеко не обязательно - стремительно засасывающая грязевая воронка, как в сюрреалистическом мультфильме «Халиф-аист». Помните? Нет, жизнь есть импровизация.

Ветерок покачивал волосы на его голове.

Шатен закрыл книгу и положил её во внутренний карман куртки.

Слон парил над площадью, словно иллюзия.

Шатен молча смотрел на него.

«Интересно, - подумалось ему, - это смерть или рождение?»

Люди лучше всё понимают коллективно, в массе, продолжил он свои рассуждения, а лучше видят в примере, чем в абстракции. К примеру, на Новый год все украшают окна, а в любом универсаме или универмаге — вы только посмотрите! - люди берут всегда одни и те же товары. Все одинаково пьют пиво по пятницам или даже водку, или двигаются под музыку в гостях по одной и той же советской, усвоенной ещё нашими родителями методике. Назвать это танцем — нельзя, в лучшем случае этот танец называется «шизгара», однако для «культурного» отдыха вполне пойдёт. Но что бы сказали эти в массе правильные люди, если бы увидели то, что вижу сейчас я, - синего летающего слона?!? Жизнь роботизирует человека раз и уже навсегда, придавая ему размер, вес и функцию, и нас окружают изделия одного и того же вида и внешности.

А тут — синий летающий слон!

Кому скажи - никто не поверит.

Это невероятнее всякого НЛО.

-09876546789
98764348890
987536899753

Она говорит:

- Ты правильно мне не верил, Миша. Я не человек, я, так называемый, «ипсилон», я робот не хуже других в этом городе. Поэтому я не могу уйти вместе с тобой! Я роботизированная секс-кукла определённого антропологического типа. В данном случае — арийская девушка Барби, обаятельная и практичная сучка с серыми газами. Но я немножко с дефектиком и мои глаза иногда становятся неестественно синими. Ты это однажды заметил, да? ... А ещё я иногда говорю с очень странным акцентом, - Барби как-то слишком жеманно посмеялась в кулачок, - Но это тоже мелочи, в сущности ... Главное, что я не одна на планете. Кроме меня, есть ещё роскошная смуглая брюнетка Габриэль с прекрасной фигурой и ростищем почти под потолок, есть очень мелкая, рыжая и глуповатая кукла Шерри, сексуальная просто на пятёрочку, есть восточная девушка Жасмин и американская мулатка Дженнифер. А есть и самая настоящая кукла-негритяночка Оливия, на вид - как только что из Африки! Вы разве не понимаете меня, мужчина? ... Спросите, для чего мы, такие, созданы? Красивым девушкам проще найти общий язык с аборигенами, вот мы и находим, - объяснила кукла, - Мы все разные, и мы разведчики на этой планете. Как мы рождаемся? Мы появляемся из специальных таких коконов — уже готовыми маленькими красивыми девочками, а потом взрослеем, как все женщины, но не стареем, и остаёмся прежними до тех пор, пока нас не заберут отсюда и не утилизирут на другой планете. Хотя ... некоторых оставляют здесь надолго — увы! Космос безграничен, и многое от нас никак не зависит.

- А ты ... настоящая полноценная женщина?

- Во всём, кроме рождения детей, - запросто отчиталась кукла Барби, - Но это даже здорово, мой дорогой Миша. Вечно молода, очень красива, в постельке со мной не скучишься, и в добавок как бы стерильная ...

Шатен был «как бы» другого мнения, но промолчал.

- А ... тебе известны другие? - спросил он после паузы, - Ну, такие, как ты?

Он готов был поклясться, что из «таких» состоит вся вечерняя Москва - все эти снобические модели и телеведущие, богатые студентки на «Мерседесах» и эффектные молодые дамочки-юристы в золотых очках и вечерних платьях, элитные проститутки в норковых пальто, знаменитые «спортоняшки» и позитивные «светские львицы» всего на полставки, расфуфыренные подружки старых солнцевских гангстеров и долларовые миллионерши с офшорными паспортами и хорошим знанием русского языка. Однако кукла Барби подумала, что он спрашивает её только о Росинке, поэтому внятно произнесла:

- Нет.

Странно, однако, когда она это произнесла, серый и слякотно-осенний предвечерний свет стал менее серым. Или Шатену так показалось?
- Эти четыре девочки, которым ты помог выкрутиться из неприятной ситуации, тоже инопланетянки, а дом Туранчокса — это, на самом деле, инкубатор для таких, как я или они. Тебе ничего в том доме не удивило, нет? - спрашивала кукла Барби, и сама же отвечала: - Ведь ты должен был бы удивиться, попав во владения моей сводной сестры.

- Так это ... не совсем дом? А мне показалось, что Туранчокс сошёл с ума, как тот карлик в странном советском кинофильме.

Барби ухмыльнулась, чуть презрительно:

- Ты его видел, Миша?

- Карлика? Нет, не видел. Он бегает от меня, как «заяц» от контролёра. А ты тоже, наверное, зародилась в этом городе? - грубовато-весёлым тоном поинтересовался Шатен и услышал в ответ:

- В Стамбуле, нет ...

- А вас много на планете?

- Думаю, что много. Но лично я никого не знаю, кроме этих девочек. В принципе, я куда больше, чем Ольга, ответственна за их будущее ... Увы!

- А твоя мама?

- Она всё знает, но не вмешивается. Мудрая земная женщина ...

97457096336897&6++&&+$8/

86479070

Он понял: это была песенка из фильма "Охотники за привидениями", но в звучании всего из двух нот, - в восьмибитовом кавере. Конечно, это была всего лишь шутка, но ... восьмибитная музыка? Это же была она! Как в старинном компьютере. Вот оно, присутствие Нового мира, на котором Шатен желал заработать огромные деньги. Много ли тут заработаешь?!? Скорее, своё отдашь, подумал бывший сыщик. Но сейчас Шатену казалось, будто в окружающем пространстве звучит ... нет, не персональная погремушка одного из первых поколений - «Атари-800» или «Би-Би-Си-микро», какой был у него в детстве, а какой-то огромный и неповторимый синтезатор-АНС - наверное, из фильма «Солярис» 1972 года? Нет, это была настоящая атмосферная электроника из самого конца 80-ых, из того прекрасного времени, когда всё только начиналось.

085480

«Stayin' Alive» (рус. Оставаться в живых) — песня британской поп- группы Bee Gees используется американскими реаниматологами для тренировок.

09876545678909   

Тромплёй - художественный обман зрения, искусство прошлого, почти лишённое социальной ангажированности. Не кубизм, не абстракционизм, а всего лишь фотореализм 20-ого века, почти проклятый рекламщиками. Тромплёем хорошо владел пожилой фотограф из полиции.

98546985679680               


                эпилог

Ночной аэропорт больше всего напоминал торговый центр с ярко светящимися стеклянными витринами.

Шатен сразу так подумал.

Только что прошёл дождь и капли его продолжали медленно стекать по плавным изгибам букв синего цвета, которыми было масштабно выведено название города - Классиков. Хорошо, что не Пнёв ... Однако ни о любви, ни о добре оно не говорило — как, впрочем, и о ценах на авиабилеты! Шатен даже не запомнил, как сюда попал. Он только понял, что это ещё один адрес в его биографии. Когда ему предложили улечься на носилки, он лёгким движением руки отказался и поднял лицо вверх, к тёмно-синему небу. Сейчас он казался гигантом, «маэстро смерти», как его назвал один из встречавших сотрудников губернской «уголовки». Однако сотрудник всё никак не мог понять, что же такое удивительное произошло с этим бывшим офицером полиции, а нынче частным адвокатом, раз за ним присылали целую роту коммандос МВД, да ещё с врачами и спасателями?!? Что за птичка этот Шатен?!? Есть, к примеру, люди, которые что-нибудь покорили — так? Гору Эверест, например. А этот ничего не покорил, зато откуда-то спустился ... Вот так потом и напишут журналисты — если вообще напишут. За Шатеном бежал «Карман» и, крайне экспрессивно размахивая руками, кричал:

- Если будут спрашивать, никаких интервью! Слышал? Никаких! А иначе ...

Шатен твёрдо прижимал к груди книгу со словом «Зерокуль» на обложке и быстро шагал к вертолёту - в сопровождении двух молодцев в форме ведомства организации массовых катастроф. Вертолёт «Скорой помощи» был, в общем-то, не нужен (Шатен предпочёл бы свою непобедимую «Волгу», так и оставшуюся в этом абсурдном Зерокуле, а лучше — мощный «Мерседес» зерокульского Бэтмена!), но, с другой стороны, тесно расставленная по всему полю охрана из чёрных существ с респираторами вместо физиономий тоже не являлась столь уж необходимой с точки зрения безопасности. Но их прислал Борщёв.

- Меня в чём-то обвиняют? - спросил Шатен, на что босс юридической фирмы ответил примерно так:

- Мы тебя едва вытащили ... - ответил Зет, - почти с того света!

Шатен, конечно же, промолчал. Если кто-то его и «вытаскивал» из этого проклятого города Зерокуля, то это была девушка по имени Барби. Не он — её, а она — его. Теперь он всё понимал. И неважно, кто она, - человек или робот.

- Кто ими руководил? Кто?!? - орал ему Константин Борщёв.

А кто?!?

Сотрудники ведомства остановили Шатена прежде, чем посадить его в старый тускло-оранжевый вертолёт Бо-105 немецкого производства. Вы спрашиваете, кто ими руководил?!? Никто. Или все подряд! Вам какой из ответов больше понравится? Или вам кажется, что у зла есть лицо и подробные биометрические данные?!? У него даже маски не было, поскольку оно не видело в ней никакой необходимости. «Это было повседневное зло в самом глупом облике», - пространно ответил ему Михаил Шатен. Он почему-то подумал, что его поймут и оценят, но «Зет»-Борщёв внезапно отошёл на пару метров, продолжая при этом цепко смотреть на него ... Очень странный взгляд. А потом был стремительный полёт в почти полной тьме, в ходе которого врачи усердно лечили боевые раны пассажира. Побывавших в аду они уже видели, да и сами бывали в нём по долгу службы, но им пока не приходилось видеть людей, чуть не ставших в аду королевскими особами. Об этих людях снимают «русские фильмы» и пишут в «жёлтых изданиях». Но лицо Шатена было одутловатым, как после продолжительной пьянки, и бесстрастным, как маска, - короче, совсем не героическим, а, скорее, усталым. Он что-то получил, подержал в руках, а потом утратил, притом столь же легко, как и обрёл. А ровно через неделю, бросив синее пальто на стул, он снова включил свой рабочий компьютер, немного поиграл в старый любимый «тетрис» и проверил электронную почту: а там что?!? Нет ли сообщений из прошлого? ... Скоро должно было исполниться сколько-то лет со дня его рождения, поэтому среди сообщений обнаружилось «солнышко» от бывшей жены, давно проживавшей в Испании. Она писала: «Мне так хорошо здесь!» Эх, видела бы она городок Зерокуль, и тогда ей даже Испания показалась бы недостаточно надёжным местом для проживания ... На фотографии она позировала с двумя рослыми псами породы доберман-пинчер и с каким-то собакоподобным мужчиной в красных шортах — бывшая жена «мента», ничего не попишешь!

Но вряд ли ей смогли бы помочь этот мужик и эти доберманы.

Бывают такие ситуации, когда человеку нельзя надеяться на пустые эффекты — например, на угрожающий вид, на большую машину в сплошной «листве» и тёмной бронировке, или на уйму бойцовых мужиков и атакующих собак «хватательной» породы. В этом случае ты должен превратиться в такого же «маэстро смерти», как и все твои противники, и только тогда все твои проблемы хоть как-то решатся.

Однако решатся ли? Кто знает!

Может, это только удвоит проблемы?

Михал-Николаевич набрал с мобильного свой домашний номер и, только удостоверившись, что никто не отвечает, с облегчением вздохнул — нет, всё в порядке! В этот момент мобильный телефон легонько завибрировал, высвечивая чей-то длинный номер, но Шатен поспешил сбросить вызов, - отбой, на сегодня хватит! Обычный клиентский звонок из-за границы ... «От тебя и так хотели слишком многого, мой дорогой!»

А за окном внезапно начался первый снег.

Почти зима.

В образовавшейся тишине Михаил Шатен невольно подумал, что в активном движении человек согревается, а в покое он становится холодным, как лёд, и почти не думающим полуживым существом с повышенными материальными амбициями. Но что из этого лучше — постоянно двигаться, как существо, которое потребляет стимуляторы, или находиться в самой полной физической неподвижности, как делает абсолютное большинство людей, и как им каждый день рекомендует нахальная реклама?!? В первом случае ты как бы ищешь себе проблемы, а во втором случае проблемы как бы ищут тебя — вот и вся разница! И не вздумай изучать этикетки на тех напитках, которые пьёшь. А то там может оказаться текст твоего смертного приговора.

«Не смешно как-то», - грустно подумал Шатен и на всякий случай ещё раз позвонил на свой домашний номер: а вдруг кто-нибудь в пустой квартире возьмёт трубку и ответит типично женским вопросом «Да-а-а?» ... И тогда можно считать, что чудеса - бывают! По всей видимости, кое-кто на нашей планете способен даже не на такие чудеса, не так ли? Но Она вряд ли это сделает. Это была бы сенсация.

Ведь Она тоже чудовище.

Внезапно тишину конторы нарушил шум автомобильного двигателя — это подъехал на «Мерседесе» Сергей Сергачёв, ещё один любитель спецэффектов и всякого «вспышкопускательства». С его появлением в офисе стало словно бы темнее, - есть у него «талант» сгущать тени, очень хороший талант для «силовика» и юриста! Сергачёв вёл себя так, будто в офисе никого нет. От его шагов буквально трясся весь пол, однако Шатен не стал высовываться из кабинета. Он и сам не знал, есть ли кто в офисе или никого нет. Когда он шёл по коридору, ему показалось, что некоторые кабинеты в столь поздний час всё-таки не пустовали. Вполне может быть. Уже не раз бывало, что кто-то оставался на ночь в своём кабинете. А Сергачёв носился, тем временем, как лошадь, по спящей и почти обесточенной конторе и быстро проверял работу сигнализации. «Ну, так он меня совсем не заметит!» - со смущением подумал Шатен и встал с кресла. Вечернее небо медленно затягивалось толстыми облаками. Он потянулся к жалюзи, но внезапно ему показалось, что он в кабинете — не один, что есть ещё кто-то, кто похож на него внешне и примерно так же одет. Михаил Шатен от неожиданности так и замер — с нелепо вытянутой рукой! Кто здесь? Его рекламный двойник, наверное?!? Но это было всего лишь его отражение в зеркале. Это был — он же, только «новый» после поездки в Зерокуль, - его лицо, его взгляд и тот же серый костюм служебного покроя, но совсем не прежний. «Я - настоящий, - с усмешкой подумал о он себе и ещё раз потянулся к телефону, - Сегодня я заеду к проститутке по имени Любовь, а завтра заставлю себя поискать новую работу! Верно?»

конец      
         
                Сергей Гарсия.


Рецензии