Спаси и сохрани

Рассказ – номинант национального литературного конкурса
«Георгиевская лента», Всероссийского литературного конкурса Министерства обороны РФ, Министерства просвещения РФ, Министерства культуры РФ «Герои Великой Победы».
Опубликован в альманахе Российского союза писателей за 2019 год.

          Северо-Западный фронт.
          Новгородская область. Старая Русса-Демянск-Рамушево.
          Зима 1942 года.

          Фронтовая жизнь текла будничной чередой. Перед решающим штурмом Рамушевского коридора минометную батарею отвели на доукомплектование. Подошло необстрелянное пополнение. Это были рабочие из блокадного Ленинграда, моряки с Балтики, призывники с Урала. Пешим маршем прибыла группа деревенских парней из Удмуртии. В нашу миномётную роту определили целое отделение. Других направили в лыжный батальон. Если без обиняков, назначили смертниками. Однако комбат Наумов потирал руки: повоюем, дадим жару фрицам.
          Мобилизованные пацаны были крепкими, ладными. Трудная жизнь перед войной привила им завидные волевые качества: выдержку, безграничное упорство, выносливость. Характер тот ещё, не мандражировали типа пан или пропал. Вся Российская глубинка отличалась упрямством в достижении цели.

          Временами немцы ожесточённо, с упорной обречённостью огрызались. Их неожиданные контр-вылазки было крайне сложно предугадать. В результате, на направлениях главных ударов оказывались слабо подготовленные части. Здесь как повезёт. Обычно фортуна отворачивалась, и весь гарнизон, оборонявший рубеж, истреблялся в полном составе. Когда резервы подоспеют и помощь придёт, не дождёшься. Приходилось рассчитывать только на собственные силы. А их явно не хватало.

          – К бою!
          Лыжбат капитана Наумова, подошедший на подмогу, в спешном порядке занимал испоганенное кровью место грядущей схватки. Бойцы зарылись в сугробные отвалы. Так было меньше видно противнику. Зимний морозный воздух, как натянутая тетива, звенел от человеческого перенапряжения. По венам туда-сюда перекачивались тонны адреналина. Сердце готово выпрыгнуть в холодный зазимник, чтобы остудиться. Кипящая кровь не могла разогреть на кистях побелевшие костяшки, сжимающие цевьё трёхлинейки. Пик противостояния близился к драматическому финалу. Место побоища опахнуло ледяным маревом.
          Восемь секунд миновало... Тридцать семь... Четыре минуты... Одиннадцать минут пять секунд...
          – Изготовиться к атаке! Пехоту отсекать от танков! Соединить штыки! Приготовить гранаты!
          – Не обессудьте, родненькие мои, не гневайтесь. Как мог, надрывался, воевал.
          – Ы-ы-ы… Свят, свят, свят… Ы-ы-ы… Ы-ы-ы…
          – Гады! Ублюдки! Выше крыши отмаз получите. Отстрелим бОшки, нашинкарим говённые кусочки, потроха из утробы на перегной спрессуем. Падлы.
          – Тоска-а-а... В письме из дому сказывали, что сынок народился. Похож ли на батьку, сорванец? До погибели глянуть хочу на мальчонку.
          – Товарищи! Не отдадим врагу ни пяди земли. За коммунистический интернационал, товарищи. Ура!
          – Заткнись, комиссарская рожа. Не к месту головы морочишь. Ахинею гундосишь. Лучше прикрой, я подползу справа, из засады расстреляю гансов.
  – У младшенького, Николашки, рахит. Перед войной на последние гроши корову купили. Излечить думали.
          – Эх-х-х… Мамочка моя рОдная. Жить-то как хоц-ца. Спаси и сохрани.
          – Детки мои, счастливо оставаться, не взыщите строго. Буду жив – свидимся.
          – Молю Тебя, Господи Преблагий и Всесильный, прими православных воинов, помяни в Царстве Твоем, дерущихся за Отечество наше земное. Аминь.
          – Урою, нехристей. Штыком мошонку секану. Парашу жрать на цугундере заставлю. Твари.
          – Ой-ёй-ёй, людей убивать иду. Прости меня господи. Выживу – грех на алтаре у боженьки вымолю.
          – Ядрёна мать, не хочу погибать раньше времени. Жить буду. Возьму в плен унтерштурмфюрера СС, медаль дадут.
          – Ну что, защитники родины. Чего скисли? Пшли, прикокошим немца. Кто если не мы убьёт супостата? Умоется кровью изверг.
          – В ата-а-а-ку-у-у! Впер-р-р-ё-ё-ёд, милаи-и-и!
          – Ур-р-ра-а-а!
          – Васька, сукин сын! Ты чего затаилси за кустами. Подлец. Застрелю мразь! Вперёд, оторва!
          – Сарынь на кичку-у-у! Аа-а-а-а!
          – Прощевайте, братцы! Не поминайте лихом.
          – Во блин, в грудь рубануло наотмашь. Больно-то как. Душу всю в кулак скукожило. Помираю. Эх. Отомстите, пацаны.
          – А я невесту дома нецелованной оставил. Жениться хотел. Неужто не получится вертаться?
          – Письмо… В тряпице… У сердца… По… Поликарпыч… Домой… Лю… Любимой… Отпра…
          – Ур-р-ра-а-а!

          В окружении силуэтов в набыченных касках, чёрных шинелях с молниями в петлицах, на изготовку со «шмайссерами» из-за снеженного пригорка неспешно выдвигался немецкий бронетанковый авангард панцердивизии СС «Мёртвая голова»…

          Февраль 2019 года
          © Александр Щербаков-Ижевский   

          Все права защищены. Рассказ или любая его часть не могут быть скопированы, воспроизведены в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким - либо иным способом, а так же использованы в любой информационной системе без получения разрешения от автора. Копирование, воспроизведение и иное использование рассказа или его части без согласия автора является незаконным и влечёт уголовную, административную и гражданскую ответственность.


Рецензии