Перерожденный

• Я бежал за мальчиком. Вернее, его душой. Призрак бегал по старому городу, будто и не осознавая, что он уже не принадлежит миру живых. Люди проходили сквозь малыша, а он не замечал этого. Кажется, будто он бежал от меня - ну конечно, я ведь не человек. Которог. Кот, размером со льва, и рогом известного мифического животного. Тут любой испугается.

И почему души так быстро бегают? Этого так даже мне не догнать. Уже отчаявшись его догнать, я крикнул:

- Мальчик! Остановись же!

Тот обернулся и, увидев меня, отскочил в испуге. "Котороги не страшные, а милые!" - ну-ну.

- Тихо. Я не есть тебя пришел!

Слезы, похожие на бриллианты, потекли из его глаз.

- Где... Где мама?

- Мама дома, - и как ему сказать, что тот больше с ней не увидится?

Это самое трудное в моей работе. Видеть детские слезы, детский плач и говорить ребятам, что они умерли. Некоторые, правда, относятся к этому или спокойно, или так, будто смерть - это облегчение.

- Я хочу... Хочу к маме...

- Тебе нельзя к маме... По крайней мере в ближайшее время. Сейчас мы с тобой полетим на небо. Ты выберешь, кем ты хочешь быть в следующей жизни. Пройдет несколько лет, и ты родишься у тех, у кого хотел.

Мальчик задумался. Наступил самый трудный момент - он, кажется, понял, что умер. Хорошо, я лучше помолчу. Слова иногда бывают лишними. Тем временем малыш заревел ещё сильнее. Это не было детской истерикой, которую они закатывают, допустим, в магазинах, когда родители им не покупают желаемую сладость или игрушку. Он плакал по-взрослому, не крича, а давясь слезами. Я приблизился к мальчику и потеря об него щекой.

- Ты увидишь маму, просто надо будет подождать, хорошо?

- Х-хорошо... Ты к-кто такой?

- Которог. Я отвожу души детей на небо. А тебя как зовут?

- Джейк...

Я согнул лапу, чтоб мальчику было проще забраться на меня. Тот мгновенно все понял и, опираясь на мою лапу, забрался на спину, обхватил мою шею. Я разогнался и уже через несколько секунд парил в воздухе. Джейк не боялся, а получал наслаждение от полета. Он все ещё плакал, но слезы стекали по его щекам реже и реже.

- А что будет на небе? - спросил он.

- Ты просто выберешь то, кем хочешь быть в следующей жизни.

- А там будет Бог? А ангелы? А я могу попасть в Ад?

Религиозный мальчик попался. Честно, уж лучше атеисты.

- Бога не будет. Ангелы - не то, что люди понимают под этим словом. А ад опустел.

Мы пролетали над центром города. Всё-таки, красиво здесь. А ещё красивее, когда ты видишь существ из тонкого мира. Интересно, а если обычный человек увидит нас? Испугается? Сочтет галлюцинацией? Я заметил лавку волшебника, выдающую себя за магазин антиквариата. Надо бы поздороваться с хозяином и его дочерью как-нибудь, но пока я занят.

- Как так – нет Бога?! – удивился Джейк.

- Ну нет его. И все тут. Люди придумали его, чтоб было, на кого надеяться.

- А кто тогда ангелы?

- Те, кто занимается тем, чтоб дать душе другую жизнь. Не обязательно хорошую. То есть, сама судьба зависит от человека, но ангел может решить, где и у кого ему родиться, с каким здоровьем и способностями.

- Понятно...

Мальчик затих, но плакать уже не собирался. Он, наверно, тоже городом заинтересовался. Надо бы ему ещё что-то рассказать, а то лететь ещё долго. Но лучше оставить истории на то время, когда мы будем полетать над пустырям, морем или полями, потому что виды эти скучны, и рассматривать там нечего. Я решил снизиться, чтоб парень мог попрощаться с родным городом. Он вцепился в шесть, прижался ко мне. Но он не дрожал. Я полетел быстрее.

– Я люблю играть там... - прошептал он.

– "Там" - это где?

– В том парке, ну ты видишь.

– Красиво там, – сказал я и повернул туда.

С минуту мы кружили над аллеями, тропинками, скамьями и спортивными площадками парку пока Джейк не попросил прекратить, сказав, что ещё чуть-чуть – и он опять заплачет. Ну хорошо. Я опять набрал высоту, но уже так сильно, что невозможно было разглядеть что-либо в подробностях: город теперь напоминал макет. Температура воздуха была градусов эдак минус тридцать, мы

ведь почти на высоте самолёта, однако, холодно нам не было: у меня очень густая шерсть, а души не чувствуют ни холода, ни боли.

– А сколько у нас жизней? - интересуется он.

– Бесконечно, – ответил я, пролетев сквозь облако.

– А почему люди начали перерождаться?

- Долгая история.

- Расскажи!

- Хорошо. Раньше, когда ещё не было стран, люди жили вечно. Ничто не могло их убить, ни враг, ни болезнь, ни время. Но люди старались. Мир оказался перенаселен уставшими от жизни стариками.

- Как? Как можно устать от жизни? – удивился он.

- Ты жил всего шесть или семь лет, для тебя мир не потерял красок. Ну, вот представь: у тебя всю жизнь была одна и та же игрушка. Прямо с рождения. К твоему возрасту она бы тебе надоела, тебе захотелось бы новой. Так ведь?

- Ну да...

- То же самое с жизнью. Ну и начали они жаловаться, мол, надоело. И "ангелы" забрали у них бессмертие. Появилась система, где души умерших превращались в энергию, из которых создавали будущих людей. Но жизнь была всего одна. Каждый жил столько, сколько мог.

- А почему мы теперь перерождаемся?

- Слушай, я и без твоих вопросов все объяснил, - я посмотрел на облака. На них мне привычнее смотреть сверху вниз, а не наоборот. - Жил мальчик. И он умер, когда ему было лет семь или шесть, я уже не помню. И вот, я прилетел за его душой, отвёз ее на небо. Он по пути все кричал, что к маме хочет... Когда мы прилетели, я попытался довести его до места, где все души смешивались воедино, очищались от скверны и превращались в энергию. Но он вырвался. Он бежал, сам не зная куда, и говорил, что хочет ещё раз увидеть маму. Я гнался за ним, но останавливаться он и не думал. Души имеют свойство быстро бегать и не уставать.

- А почему? - опять сбил меня он.

- Потому что душа не привязана к телесной оболочке. Во время бега устает не душа, а именно тело. Ну, так вот, о чем я говорил... Тот мальчик добежал до места, где новые души сходят на землю. Он все бежал, прорываясь сквозь ряды нерожденных детей, и случайно упал на землю вместе с какой-то другой душой. Остальные умершие, которые увязались за то нами, увидели это, и решили вернуться на землю тем же путем. Некоторые вообще вернулись к остальным и сказали, что можно вернуться на землю. Поднялся бунт. Ни ангелы, ни котороги, вообще никто не смог сдержать натиск умерших, у которых появилась возможность вернуться, сделать то, что ее удалось при жизни. Собрался совет, на котором решили дать людям много жизней, но делать между ними паузу лет в сто. Зато каждый мог выбрать судьбу.

- Но ты говорил, что ангелы решают, где ты родишься...

- А ты уже выбираешь, кем станешь. Тебе выдадут варианты того, кем ты станешь, сам выберешь, и уже на земле будешь самостоятельно воплощать выбранное в жизнь.

- Что-то я не понял...

- Не надо понимать. Просто делай, как я сказал.

Я опять засмотрелся на облака. Они напоминали океан из сладкой ваты.

- А я могу вернуться на землю только за тем, чтоб увидеть маму?

- Можешь, но есть ли смысл? Ее ты в любом случае увидишь, но так ты можешь лишиться шанса стать известным учёным, художником, спортсменом, ну и далее по списку.

Он поерзал на моей спине, прижался ко мне крепче. Лететь осталось совсем чуть-чуть, и я уже видел смутные очертания Небесного Энергетического Центра, которые у меня ассоциировались с фата-морганой. Он похож на огромный дворец в восточном стиле. Опирается он на облака. Вокруг него летают котороги и Перевозчики. Да, взрослых и подростков отправляют на тот свет существа, похожие на людей внешне. Их еще Харонами называют. Они очень молчаливы, но бывают и редкостные болтуны.

Мы опустились на мраморный пол дворца, и Джейк спешился.

- А теперь куда?

- Вверх по винтовой лестнице. До конца. Тебя проводить?

- Нет, не стоит… Я сам…

- Как знаешь. Удачи в следующей жизни!

Я разбежался и полетел вниз. И все-таки как же красива легенда, которую я рассказал ему. Вот только я не учел одной детали – мне кажется, что Джейк и есть тот самый мальчик, который положил начало реинкарнации. То же желание увидеть маму, те же глаза и голос. Надеюсь, я больше не буду его перевозить.

Грустно стало. И мальчика жаль. Я редко привязываюсь к этим душам, но Джейк… Нет, я должен с кем-то поговорить!

Я долетел до почвы и принялся искать того, кто поймет меня – духа без имени. Он забирает «ключи» к душам людей, и без них человек не может чувствовать эмоции. Притом, забирает, только если так человеку будет легче. Ему не лучше – умрет тело, или душа лишиться способности воспринимать все краски чувств?


Рецензии
Восхитительный рассказ с долей философии. Как нежно и чувственно описаны события!Я не могу подобрать слов, чтобы выразить благодарность за этот шедевр.

Валентин Костров   04.04.2019 18:56     Заявить о нарушении