Сбрасывая кожу. Глава седьмая

Эдвард и Джейн вышли из самолета, и пошли к зданию аэропорта. Полет прошел отлично. На Эдварда снизошло спокойствие и умиротворение. Ричард Перри покинул его сознание, оставил в покое. Эдвард осознал это только сейчас. Он не думал о Перри все время полета. Стараясь не поддаваться мыслям о судьбе Перри, он взял Джейн за руку. Она сдержанно улыбнулась ему.

Шум вертолета сразу привлек его внимание. В этом шуме было что-то знакомое, как и в самом вертолете, что приземлился в двухстах метрах от них. Эдвард остановился. Джейн потянула его за руку.

– Подожди, – прошептал он, глядя на вертолет. Джейн бросила на мужа обеспокоенный взгляд.

– Просто вертолет, – сказала она.

Эдвард отрицательно покачал головой, даже не взглянув на Джейн.

– Это военный вертолет. Сикорский. «Черный ястреб».

– Правда? – удивилась Джейн, чувствуя, что от волнения во рту стало сухо, и еще минута и по спине потечет пот. Только этого не хватало!

Эдвард ничего не ответил. Он даже не понимал, что думает и чувствует. Вертолет был смутно знакомым. Будто бы он летал на таком, когда-то давно. В прошлой жизни.

– Эдди! – резко дернула его за руку жена.

– Да? – он взглянул на нее, будто очнувшись.

– Наконец-то! – нервно бросила она. – Пошли. Мы так никуда не успеем. Нам нужно получить багаж, доехать до отеля, одеться! Я хочу немного отдохнуть.

Джейн говорила быстро и нервно.

– Пошли, – ответил он. И они быстрым шагом пошли к зданию. Хотя шаг Джейн можно было бы назвать бегом. Она почти бежала, и крепко держала Эдварда за руку.

– Неужели ты так волнуешься из-за свадьбы Пе? – спросил он.

– Да, – ответила она, еще крепче сжав его руку.

– Джейн, я не убегу, – усмехнулся он. – Ну, нужно так сжимать мою руку.

Джейн не улыбнулась, но хватку ослабила.

Эдвард украдкой обернулся и еще раз взглянул на вертолет. И снова в его мозг вернулся Ричард Перри. Перед глазами призраком встал Ричард и вертолет, тяжелой неуклюжей птицей, поднимающийся в небо.



***

Такси остановилось у кованых ворот, Джейн и Эдвард вышли из машины, и пошли к белому особняку. Свадьбу Пенелопа праздновала в доме, который ранее принадлежал покойной баронессе Николь фон Штросс, для многих она осталась загадкой, а для Пенелопы она была подругой и покровителем. Такую информацию о доме и баронессе выдала мать Пенелопы – Эвита ван Стратен.

Гости приглашены были сразу в особняк, и стекались в дом, словно звезды на церемонию «Оскар». Все ждали появления жениха и невесты.

Навстречу Джейн и Эдварду вышла Эвита. Она радушно улыбнулась Эдварду, обняла Джейн. Эдвард взглядом риэлтора оценивал особняк. Приобретение такой недвижимости влетит в копеечку. Даже аренда. Пенелопе с Николь фон Штросс определенно повезло.

Эдвард не знал, что пару лет особняк пребывал в запустении, по желанию Пенелопы, и что за месяц до торжества его приводили в порядок.

– Джейн, ты прекрасно выглядишь! – услышал он голос Эвиты. – Я так рада за вас, Калифорния пошла тебе на пользу.

– Мы уже давно там живем, – улыбнулась Джейн. Эдвард наблюдал за ней краем глаза. Джейн разговаривала с Эвитой мягко и даже немного застенчиво.

– Как Пенелопа? – осторожно спросила Джейн.

Эдвард сам не понимал, почему разглядывая дом, напряженно прислушивается к беседе женщин.

– В порядке. У нее есть Кларк и он ее любит. Она болезненно переживала гибель брата, вела себя странно. Сейчас же все хорошо. А как вы? – поинтересовалась она.

– Прекрасно. Патрик и Кейт сейчас с бабушкой, а мы прилетели на праздник. Здесь, среди гостей, есть друзья Пенелопы?

– Да, есть. Их не так уж и много.

– Родственников я узнаю, – засмеялась Джейн.

– Ты с нами все связи оборвала. Я так и не поняла, что случилось. Была удивлена, что Пе вас пригласила.

– Да, извини, с моей стороны это было не правильно.

– У нас тоже было не все гладко.

– Да, я знаю. Мне жаль.

– Так, давай не будем о грустном, – улыбнулась миссис ван Стратен. – Тем более что Рич…, – запнулась Эвита, – Эдвард восстановился.

Эвита на секунду задумалась, ее лоб прорезала глубокая морщина. Она взглянула на Джейн с подозрением. Эдвард заметил, что жена напряглась, сложила руки на груди.

– Эдвард? – спросила она у Джейн. Сам Эдвард отошел от них на несколько шагов, и краем уха слушая разговор, рассматривал гостей.

– Да.

– Мне помнится, что твоего мужа звали Ричард, – медленно произнесла она.

Эдвард резко повернулся к ним. Он среагировал на это имя с тем же рефлексом, с каким собака реагирует на собственную кличку.

– Вы что-то путаете, Эвита. Моего мужа всегда звали Эдвард, – Джейн постаралась непринужденно улыбнуться, но у нее вышла гримаса.

– Должно быть, так и есть, – согласилась Эвита, но на ее лице снова мелькнуло подозрение.

– Все хорошо? – обратился он к побледневшей жене.

– Да, все хорошо, – ответила она.

К ним подошла одна из родственниц ван Стратенов и женщины снова стали обмениваться комплиментами.

Эдвард отошел от них, он ходил по просторному холлу, по которому сновали официанты с напитками, и думал о словах Эвиты ван Стратен.

Почему ей помнится, что его звали Ричард? Хотя она не сказала его. Она сказала – «твоего мужа».

Если бы Эвита в забытье назвала имя Бен или Алекс, то все было бы проще, но она сказала «Ричард». Ричард, жизнь которого он наблюдает во снах.

Неужели Джейн солгала и все же была замужем за Ричардом Перри? Как же жаль, что все документы сгорели в их квартире. Он даже стал подозревать, что тот пожар не случайность, а Джейн тщательно заметала следы. Но чего? Прошлой жизни? Многие женщины разводятся и выходят замуж повторно. В этом нет ничего постыдного. Так что… Кейт! Тот сон. «Если не думаешь обо мне, подумай о Кейт!» Эти слова Джейн были адресованы Ричарду. Все-таки, она была замужем за Ричардом Перри. Но почему она это всячески скрывает? Хочет, чтобы Эдвард считал Кейт своей дочерью?

Эдвард подошел к лестнице и облокотился на перила. Он наблюдал за Джейн. Она смеялась и улыбалась, казалось, что пару минут назад там, рядом с Эвитой, стояла другая Джейн, очень сдержанная и, пожалуй, напуганная. И вот она снова смеется, и светиться от счастья.

– Ты был солдатом! – Эдвард повернул голову. В паре метров от него стояли девушка и парень. Девушка с черными волосами и в красном платье, это она сказала слова про солдата, но сказала она их не ему, а парню, с которым пришла.

– Не начинай, – ответил парень.

– Ты был солдатом баронессы фон Штросс, и не отрицай, – повторила девушка. Она обращалась к своему спутнику, а не к Эдварду.

– Я не понимаю, зачем Пенелопа нас позвала, – бесцветным тоном произнес он.

– В память о Николь, – ответила девушка. Они стояли к нему спиной. Эдвард слышал их разговор, а они его не замечали.

Друзья и загадки фон Штросс мало интересовали Эдварда. Но слова «Ричард» и «ты был солдатом» – прочно засели в мозгу.

Ты был солдатом.

Ричард.

Ричард был солдатом.

Ты был солдатом, Ричард.

Ты Ричард.

Он тряхнул головой, избавляясь от цепочки словосочетаний. Ричард и он разные люди, у него, всего-навсего, разыгралось воображение.

– Они едут! – громко объявила Эвита.

– Почему Пе и Кларк решили пожениться в суде, а не в церкви? – спросила девушка в красном.

– Пенелопу не пускают туда, к тому же она может вспыхнуть, – с сарказмом произнес парень.

Эдвард подошел к Джейн и взял ее за руку. Она легонько сжала его руку. Он улыбнулся ей.

Это свадьба Пенелопы ван Стратен. Они с Джейн приехали в Нью-Йорк на праздник, чтобы отвлечься от своих забот и рутины. Снова почувствовать себя юными и беспечными. И здесь не место Ричарду Перри, кем бы он ни был для Джейн. Бывшим мужем, отцом Кейт или же просто плодом воспаленного воображения Эдварда. Ведь, ему могло и послышаться, что сказал Эвита. Ведь так? Думать о том, что это лишь попытки успокоиться он не хотел. Это праздник Пенелопы, участниками которого они, по прихоти самой невесты, стали.

В дом вошли Кларк и Пенелопа. Классический черный костюм у Кларка, а Пенелопа в платье, точь-в-точь повторяющем свадебное платье Грейс Келли. В меру пышная юбка: не внушительный колокол, но и не свисающая к полу материя. Кринолин был создан в разумных пределах, не превращая невесту в отдельный ото всех островок, окруженный шуршащей материей, а подчеркивая её женственность. Переход от юбки к лифу был выполнен из широкого шелкового пояса, который складками обрамлял узкую талию. Лиф платья, в отличие от многих современных моделей, был закрытый и не имел декольте. Кружевная ткань подходила к горлу, оставляя небольшой воротник. Закрытыми были и рукава, доходящие до самих кистей. Под кружевом находился корсет, скрывающий наготу невесты и тем самым подчеркивая её непорочность. Хотя, понятие «непорочность» и Пенелопа никак не вязались в мозгу Эдварда, но сегодня невеста выглядела шикарно. То ли диснеевская принцесса, то ли знатная леди викторианской эпохи.

– Ох! – восторженно вздохнула Джейн. Эдвард знал, что от Пе ожидают какой-то странной и дикой выходки, а она выглядела как принцесса.



* * *

В разгар праздника, Пенелопа подбежала к столику Джейн и Эдварда, с ними сидели Мейси, двоюродная сестра Пенелопы и тот парень с девушкой. Чем руководствовалась Пенелопа, распределяя посадку гостей никто не знал. Парень и девушка, оказались братом и сестрой Мэлом и Памелой Бейли. Мэл работал на Николь фон Штросс.

– Я очень рада, что вы все смогли прийти, – улыбалась Пенелопа, а ее фиолетовые глаза блестели от счастья.

– Я даже забыла, как ты выглядишь! – сказала Джейн.

– Я тоже забыла, как я выгляжу. Люблю менять свой облик. Сегодня я блондинка и у меня фиолетовые глаза, а завтра я могу стать брюнеткой. А ты вот, по-моему, не изменилась. Знаешь, Джейн! И вы все тоже! Я счастлива вас всех видеть здесь.

– Будь счастлива и дальше! – Мэл поднял бокал шампанского и осушил его. Это вышло демонстративно и с налетом пафоса.

Пе улыбнулась ему и подмигнула.

– А почему вы без детей? – спросила она у Эдварда.

– Мы от них отдыхаем.

– Я очень любила семейные праздники. И прочие сборища, куда приходило много гостей. А еще я помню твой дом в Техасе, – трещала Пенелопа. Очевидно, она выпила много шампанского, а также решила предаться воспоминаниям о прошлом. – И помню, как ты парня в армию провожала. Я хотела с тобой пойти, но ты меня не взяла. Мне было обидно и грустно. Сказала, что детям там не место!

– И ты решила мне об этом напомнить? – засмеялась Джейн. – Точнее припомнить?

– Да, что ты! Просто я рада, что ты меня не проигнорировала как в тот раз.

– Это было очень давно.

– Да не сильно давно.

Пенелопа снова улыбнулась и ушла от них.

– Она все-таки не сильно изменилась, все такая же странная, – произнесла Джейн, отпивая шампанское.

Эдвард не смотрел на жену, он смотрел на танец Пенелопы и Кларка. В нем была нежность, любовь и доверие. У Пенелопы было кое-что более ценное – воспоминания о юной Джейн. О той Джейн, которую он не помнил. И о том, что она кого-то провожала в армию. Пенелопа не назвала имен. Она пришла припомнить Джейн про обиду. Возможно, речь шла о Ричарде Перри, а возможно, у Джейн были и другие парни. Ведь она сама призналась, что не была пай девочкой. Эдвард решил не акцентировать на этом внимание. Он приехал сюда отдыхать. Но дурные мысли и странное чувство не оставляло его.

– Пойдем танцевать? – предложила Джейн.

– Пойдем, – без энтузиазма ответил он.

Ему не было весело. Он не улавливал музыку. Здесь в Нью-Йорке, в особняке баронессы, на свадьбе Пенелопы он ощутил странное чувство. Дежавю. Но не в той степени, когда чувствуешь, что был в этом месте и с этими людьми. Он понимал, что имя Ричард его не просто преследует, оно часть его прошлого, того, что он не может вспомнить. И Ричард был солдатом.

Джейн положила голову ему на плечо. Он провел рукой по ее волосам.

– Я устала, – произнесла она. – И хочу спать. Свадьба меня утомила.

– Правда?

Джейн кивнула. Она на самом деле устала, и еще хотела уйти отсюда прежде, чем семья ван Стратен еще что-то вспомнит из ее прошлого или задаст неподходящий вопрос. Они родственники, но дальние и их общение зачастую похоже на сломанный телефон. Мама рассказывает своей сестре о Джейн и Эдварде, та передает дальше и вот новости долетают в Нью-Йорк к ван Стратенам. И от них так же идут сведения в Калифорнию, через несколько родственников и штатов.

Джейн закрыла глаза, мечтая оказаться сейчас с Эдвардом в номере отеля. Она искренне радовалась за Пенелопу и Кларка, и ей нравилось, что свадьба проходит весело и беззаботно, в стиле богатых и знаменитых. Дань уважения Пенелопы своей семье и Грейс Келли. Джейн помнила, что Пе с детства хотела быть такой, как Грейс. Но видимо, свернула не туда.

– Давай, уйдем отсюда? – предложила она, лениво открыв глаза.

Эдвард улыбнулся кривой насмешливой улыбкой.

– Давай, – шепнул он.

Джейн улыбнулась. Все в порядке. С ним все в порядке.

Подхватив пиджак и сумочку Джейн, Эдвард взял ее за руку, и они пошли к выходу. Они не стали официально прощаться с Пенелопой и гостями. С ван Стратенами и молодоженами Уолдерн они встретятся завтра за ланчем, а потом у них самолет в Лос-Анджелес.

Они спускались по лестнице, едва сдерживая смех, будто они были молодой парой, тайком покидающие шумную вечеринку.

– Джейн, Эдвард! – окликнула их Пенелопа.

Они остановились.

– Вы потрясающие! – сказала она. И Джейн снова напряглась. От Пе можно что угодно ожидать. – Еще раз спасибо, что пришли. Увидимся завтра за ланчем.

– Мы тоже рады, что ты нас пригласила! – ответила Джейн. – Свадьба чудесная, и ты тоже, просто принцесса.

– Мне нужно кое-что узнать, – шепнул Эдвард Джейн. Он поднялся наверх к Пенелопе. Завтра будет поздно что-либо спрашивать.

– Как звали парня, которого провожала Джейн в армию, тогда в Техасе?

– Я не помню, – ответила Пе. Она ответила легко и с ноткой удивления в голосе. Эдвард посмотрел на Джейн, она снова стала зажатой и напуганной. И, несомненно, спросит, о чем он спрашивал у Пенелопы.

Пенелопа улыбнулась.

– Вот не надо тут глазки строить, – сказала Пенелопа. – Не скажу я кто шил платье. А может это настоящее платье Грейс, кто знает? – насмешливо сверкнула глазами Пе.

Эдвард сбежал по лестнице к Джейн.

– Спокойной ночи! – крикнула Пенелопа.

Эдвард взял Джейн за руку, она улыбалась.

– Зачем ты спросил про платье?

– Оно тебе понравилось.

Джейн рассмеялась.



* * *

Джейн тихо спала на своей половине кровати. Эдвард же не мог уснуть, мысли заполнили его. Джейн провожала своего парня в армию. Был ли это Ричард Перри? Пенелопа не помнит. И не удивительно, ей тогда лет десять было, понятно, почему Джейн не взяла её с собой. Может это все чушь? Выдумка взбалмошной невесты, которую Джейн поддержала ради общего веселья? Снова вопросы. И та фраза, засевшая в мозгу: «Если не думаешь обо мне, подумай о Кейт!»

– Подумай о Кейт, – тихо произнес он. Джейн даже не заметила слов мужа, так крепко она уснула.

Почему Ричард Перри должен думать о Кейт? Кто она ему? Родная дочь? Вопросы, вопросы, вопросы. И ни одного ответа. Это самое обидное, когда вопросы множатся, а ответов на них нет. Как будто кто-то препятствует этому. Может, Кейт права, и Джейн просто не хочет, чтобы к Эдварду вернулись воспоминания? Эдвард посмотрел на спину своей жены. Джейн, как всегда, спала на левом боку, повернувшись к нему спиной.

Мужчина поднялся и прошел в ванную. Здесь, в гостиничном номере, это была просто соседняя комната. Тихо закрыв дверь, он открыл воду и умылся. Чушь! Джейн не может препятствовать возвращению его памяти! Чего ей скрывать? Бывшего мужа и дочь от него?

– Хорошо, – глядя на свое отражение, тихо начал Эдвард, – допустим, что Джейн была замужем за Ричардом Перри. Что в этом такого? Многие женщины разводятся и выходят замуж повторно. Быть может, она не хотела объяснять мне, что Кейт не моя дочь? Нет! – помотал он головой, садясь на край ванной.

Слишком сложно. Уничтожение фотографий, документов, сокрытие его прошлого. Все это попахивает вселенским заговором. А это уже сумасшествие. Да и организовать все это Джейн вряд ли бы смогла. Ей не дали это сделать его родители. Итан сразу сказал, что он не его родной отец. «Ты не помнишь меня, так? – спросил он при их «первой» встрече – а я тебя помню. Правда, не с рождения, а лет так с десяти. Прости, парень, но я твой отчим, а не отец. Я просто хочу, чтобы ты это знал». После этих слов он никак не мог поддержать инициативу Джейн лгать Эдварду. Поэтому, Джейн не лжет. У неё был парень до Эдварда, его она провожала в армию. Возможно, его и звали Ричард Перри. Возможно, он погиб на войне. Возможно, Джейн его оплакивала. Возможно… теперь «возможно» вместо знака вопроса.

«Как же я устал от этого!» – подумал Эдвард. Поездка на свадьбу Пенелопы не принесла ожидаемого облегчения. Да, они прекрасно провели время, но поводов для волнения было не мало. Кто знает, что это, психоз или попытка воспаленного мозга вернуть воспоминания. Мысли путались, надо отдохнуть. Просто поспать, дать мозгу расслабиться. Правда, Эдвард не был уверен, что это получится. Кто знает, чем обернется для него погружение в сон. Ждет ли его там Ричард Перри? Если да, то, что он ему принесет? Очередную порцию войны или же приступ колкой ревности? Опять вопросы…

Выключив воду, Эдвард вернулся в кровать и обнял Джейн.


Рецензии