Росток под клёном

1. Роща и месяц.

Суть несчастья в том, чтобы хотеть и не мочь.
Б. Паскаль.
      
      Что я могу вам всем сказать, виновата я была сама и только сама. Свист ветра в ветвях тополей отвлекать от опасности умеет идеально. Вот, не отнять у него этого. Но и я ничем не лучше: по роще ходить в наушниках! Стресс, видите ли, так снять захотелось после сегодняшнего! И через рощу домой, благо живу около неё прямо и сдуру подумала, что "своих" тут не тронут. Ага, разбег только возьмите всем коллективом, да?
      В общем, прихожу я в себя на подстилке из травы и листьев с ужасной головной болью, в драном платье и без сумочки. Хорошо, паспорт с собой не взяла, как будто беду предчувствовала. Слабое утешение, блин. Лучше бы предчувствие меня о тех грабителях предупредило. А ещё лучше было подумать головой и смотреть по сторонам без "бананов" в ушах, когда по полной отребья роще идёшь. Оценка состояния мало чем смогла утешить. Дали мне по голове чем-то тяжёлым и не жёстким. Мешком с песком или бутылкой с водой, наполненной наполовину. Знаем, знаем мы эти методы, живём мы тут лет немало. В отключке лежала не меньше получаса. Хорошо, не зима на дворе, а ранняя осень! На небе месяц слабый, облака красные. Ой, не от шока ли меня на поэзию потянуло? Не люблю стихи.
      Как же ожидаемо, что меня не только ограбили. Да, ну и денёк, хоть латекс-средства применили, и то хлеб. Одной, вернее, аж двумя бедами меньше, только вот хрен теперь найдёшь виновных. В этой роще в ночь и долгими вечерами ходит такое, что Земля неведомо, как носит. Сюда не всегда правопорядок даже любит захаживать! То и все дома, все квартиры тут такие дешевые, иначе бы до сих пор жила в старой коммуналке с горе-родными. Выругавшись по этому обстоятельству, я не без ругани и скрипения зубами встала на ноги. Головокружение и тошнота привела к тому, что я удобрила землю недавним обедом. Всё равно, это был суп с клецками, который я ненавижу и съела чисто с голодухи, так что его не жалко. Столовая-то работает явно с целью отравить сотрудников!
      Пожалев себя и уняв головокружение, я пошла домой. По пути, поняв бесполезность визита в известные места, я съела хот-дог с кофе и выкинула разодранное нижнее бельё с Темерника прямо в урну под вопросительный взгляд продавца и добрела-таки до дома. Таблетки от головной боли и лёд на затылке немного помогли, но моральная травма не прошла и вызывала желание ругаться. Что я и делала.
      Рыдая от одиночества и сегодняшних "приключений", я пошла мыться и часом позже спала без задних ног, оглашая храпом всю родную "однушку".

2. Роща и неприятности.

Несчастные имеют более верное и точное представление о счастье.
А. Вампилов
      
      Утро встретило меня выходным и ясной погодой. А ещё голодом, чудовищной мигренью и осознанием беспросветного одиночества. Ведь я порвала с молодым человеком, из-за чего и влипла по маковку во всё выше описанное. Поруганную честь я не сильно хоронила, было бы что. Жалко было кошелёк, часы и сумку. Где у меня были ключи от дома,не спрашивайте. Правда, не надо, а то расскажу и многих разочарую. Надо же девушке лет тридцати с гаком сохранять загадочность!
      Приготовив омлет с сыром и овощами, я позавтракала и стала думать, что делать. Отомстить парням этим, но как? Найти надо, а во время отключки им уйти прочь легче лёгкого. Короче, пошла я писать заявление о... гхм, неправомочных действиях. Шок, но виновных повязали за совсем другое ещё вчера и спихнули "висяков". Да, эти идиоты ещё и грибками с "дурью" торговали. Да, и сумочка у них оказалась реально моей, ещё и с моими именными часами! В общем, статья за "лохматый сейф", вернее, выбритый им троим поможет в недолгой дальнейшей жизни. Как-то так!
       Довольная до крайности, я даже отметила это установление справедливости бутылью винца и поиском нового парня. Парня не нашла приличного, не соцсети же посещать дебильные! Злая, я пошла домой утешаться известным видео, но невезение меня преследовало особенно настойчиво. Ветка дерева под порывом дождя упала и огрела меня по руке. Поцарапала руку до крови и разбила именные часы! Мать моя в кедах, е***те меня семеро! Ой, накликаю ещё на свою голову.
      Оказалось, что я сказала всё это вслух, так как дура-бабушка с внучком истерично посоветовала не материться на всю улицу. Кто бы говорил, думала я, по лбу бы её при случае стукнуть, чтоб не умничала. Не успела я рот открыть, как мне кто-то сердобольный предложил промыть рану водой и перевязать. Сказав "спасибо", я быстро зашла домой и с воем прочистила рану, выкинула часы и кое-как перевязала запястье. Над трупиком безвременно почившего прибора для измерения времени я выла минуток двадцать и потом старательно била отложенную для таких целей старую посуду. Пластиковую, конечно же.
      После акта бытового вандализма я опять заплакала, но уже от боли в запястье, которую не глушило даже вино. Боль одиночества была тут ни при чём, я не плакса. В любовь и прочее я нисколечки не верю.
      И вообще, звать меня Катя, а работаю на часовом заводе. Деньги бывают, но не сильно много. Радует, что платят и даже иногда вовремя.
      День был весёлым, что тут скажешь! Но скучными у меня дни не бывают никогда. Вот парень бросил ради сисястой потаскухи, в роще зажигала в бессознательном состоянии с незнакомой троицей. Короче, ваша покорная рассказчица - профи, мастер делать жизнь интересной. Находить приключения на свою бабу Женю, проще говоря, да. Жизнь прямо бьёт ключом, причём разводным и строго по голове. Приходите веселиться, скучно не будет, называется! Хата всегда для вечеринок, и так далее.
      Перевязав себя снова, я таки расслабилась под известное видео и с трудом уснула. Сны мне снились по большей части отвратительные, не скрою. Но в конце сна я посадила дубовый росток под нашим клёном.

3. Роща и осень.

Кофе – напиток очень личный. Его, как и коньяк, нельзя пить кружками!
Уинстон Черчилль.
      
      Сегодняшний октябрьский день радовал хорошим кофе "латте" у новой баристы, мимо ларька которой я проходила ранее и не замечала. Девушка грустная и явно одинокая. Не понаслышке зная об ужасах этого района и видя, что у неё совсем никого нет, я решила стать ей компанией. Такое, как я увидела, не дай бог никому! Я стала помогать людям немного и даже кормить кошечек у подъезда. Так что в помощи "новенькой" я не видела чего-то такого. Пару раз я даже "случайно" провожала её до дома, не давая проходить по той роще и любоваться звёздами. Ага, потом в глазах будут они, как у меня недавно. Потом аборт побежишь делать и мучиться всю жизнь от этого, если что, а можешь там и остаться под деревцем! Нет уж. Ребёнок она, хоть и лет четвертак. Личной жизни нет, пай-девочка стеснительная дальше некуда. По мне такой собеседник лучше, чем никакого. Благо живу одна и от нехватки нормальной компании осатанела.
      Девочку звали Ирой, и она жила на квартире умершего от цирроза печени - год назад - дедули. Как и я, по нищете не смогла сменить место жительства. В ужасе от того, что жизнь с невинным "ребёнком" сделала, я решила приучить её к себе и взять под покровительство. Вскоре напросилась к ней в гости на чашечку кофе. Она покраснела, когда я только спросила про её парня. Пришлось мигом извиняться и переводить разговор на другую тему. Не пьёт, не курит, матом не ругается. Лапочка просто, вот и как её одну вечером тут отпускать? Увлекалась, как вы думаете, чем? Сбором сложных моделей техники для вундеркиндов! Причем, танков и броневиков с самолётами и авто. Смеялась я долго, но собрать самую простую из них с её скоростью не могла. Тут она отомстила, тихо смеясь "табуном лошадей".
      - Ирка, вредина, надеру мягкое место! - забурчала я, готовя чёрный кофе как проигравшая спор. И начала петь всякое-разное,
      Минуту спустя я обеспокоилась, услышав плач. Оставив наш кофе завариваться, я подошла к дивану. Ириша заливалась неподдельными слезами. Странно. Мне стало неловко.
      - Ты чего, кто тебя обидел? - спросила я. Та не реагировала. Я села рядом и повторила. Ира чуть отстранилась.
      - И ты тоже, Катя. За что? - всхлипывала бариста, слёзы лились в три ручья. Мне всё стало ясно. Неужели она такая ранимая, или я ей невольно нож в сердце вонзила?
      - Ириш, прости, я не хотела, я же не знала... Правда, Ириш, я не знала... - утешала я девочку, держа её руки своими. Та успокоилась и посмотрела заплаканными глазами так, что от стыда сквозь землю провалиться была охота. - Бедненькая, кто ж тебя так?
      Поняв, что "гляделки" не помогут, я просто обняла её. Обняла и не стала как-то скрывать симпатию к ней. Она прижала меня к себе не менее порывисто и перестала плакать. Потом отстранилась и густо покраснела. Я улыбнулась и обняла её снова. Она не возражала, благо шок мешал ей говорить и делать глупости.
      - Спасибо, Ириш, спасибо, - тихо шептала я ей почти на ушко, - Мне с тобой приятно, ты нормальная, не то, что местные.
      - Мне тоже с тобой приятно, Катя. Ты не такая, как они все, хоть и скрываешь это за наглостью. Я давно вижу твою рану. Расскажи мне всё, если хочешь. А я тебе. Если против, не буду настаивать. - ответила Ира. Обнимать меня она не переставала ни на миг.
      Я не стала рассказывать всё, но выговорилась знатно. Та была в прострации, но в большем шоке была я, услышав иркину биографию. И она была правдива, соврать-то мне трудно. Оказалось, она прошла из-за местной заводилы в частной школе полный цикл "дедовщины", так что травма осталась на всю жизнь. Да уж, я подумала, что мне досталось меньше. Один раз изнасиловали - это одно, а, когда тебя ломают почти всё детство, - куда хуже. Хуже, чем убийство ножом по горлу!
      Утешив её, я согласилась быть её подругой и дальше. Она к моему удивлению меня отблагодарила, постелив мне на диване и пустив в душ искупаться. Пожелав Иришке спокойной ночи, я мирно уснула.


Рецензии